Книга: Интернет: Заметки научного сотрудника

60. Как закалялась сталь. Действие третье. Об академиках Нью-Йоркской академии наук и других титулах в США

60. Как закалялась сталь. Действие третье. Об академиках Нью-Йоркской академии наук и других титулах в США

Наконец, еще один вопрос, не относящийся к технической стороне дела, но очень относящийся к моральной. Каким образом профессиональный (хоть и в прошлом) врач, зная принцип «не навреди», пошел на сознательную дезинформацию своей аудитории? Если дезинформация была от незнания, тогда проще – ну не знал человек, некомпетентен, доверился журналу «Здоровье», или «по диагонали» прочитал статью, и сразу – в эфир. Но в любом случае ведь знал же, что нет у него данных (или знаний), достаточных для вынесения столь резкого заключения по канцерогенным и аллергенным показателям нержавеющей стали на примере посуды фирмы Цептер. Можно только представить, какое количество людей он тем самым вверг в ничем не обоснованный стресс.

Наконец – что в данном случае не имеет принципиального значения, но дополняет общую картину (а может быть, и косвенно отвечает на поставленные выше вопросы) – И.Е. Сосонкин определенно должен знать, что не может он в США называть себя Professor, PhD, Doctor of Medical Sciences, Doctor of Philosophy in Medicine (последних двух титулов вообще нет в здешней табели о рангах), и Academic of the New York Academy of Sciences (нет здесь термина «академик» в данном контексте). И вообще, Нью-Йоркская академия наук – это отдельный разговор. Она – отдаленный аналог общества «Знание» в бывшем СССР. Академией в «советском» понимании этого слова она не является. В информационном листке Нью-Йоркской академии, рассылаемом практически всем, кто попал в поле зрения академии и в соответствующий список рассылки, значится: «Членом академии может стать любой, кто интересуется наукой». Там же указано, что в Нью-Йоркскую академию входят 40 тысяч членов. «Академиками» они не именуются, это – в применении к данному обществу – сугубо «советское» изобретение. Красиво звучит, магическое слово «академия», можно легко «забить Мике баки».

Для тех, кто интересуется: «академиком» может стать любой, кто хотя бы раз уплатит 95 долларов в виде годичного членского взноса (115 долларов – любой, проживающий за пределами США). Это даст возможность пробыть «академиком» год, до того как придет счет на следующие 95 долларов. Их можно не платить, «выбыть по факту», но диплом останется, равно как и пожизненное звание «академика» (в личной интерпретации). Правда, Нью-Йоркская академия будет забрасывать вас письмами в течение года-двух с просьбой вернуться в члены и продолжать платить, но немногие из новоиспеченных русских «академиков» этому призыву следуют. Дело-то ведь уже сделано, академик, понимаешь. Можно и на визитную карточку проставить, и в личный бланк письма вынести. Как, например, в бланк письма И.Е. Сосонкина на странице «Нового русского слова», факсимиле которого газета привела.

А если по существу – быть членом Нью-Йоркской академии благородно, если, конечно, ежегодно платить взносы. Называя вещи своими именами – эта академия является благотворительной организацией. Как и всем известная «Армия спасения». Только здесь благотворительность направлена в основном на научных сотрудников и на технических организаторов проведения научных конференций в США. Платя взносы, вы финансово поддерживаете тех и других. Но в плане «научного звания» – ноль.

С этим разобрались. Теперь о других «титулах» И.Е. Сосонкина. Professor в США – не звание, а должность. В должности Professor И.А. Сосонкин не работает. Так что и это фикция. Далее, PhD – это степень, принятая в системе образования США. И.Е. Сосонкину эту степень не присуждали. Это примерно как майор советской армии по прибытии в США будет себя именовать майором армии американской. В принципе, официальные органы США могут рассмотреть данный вопрос и вынести официальное решение об эквивалентности советской научной степени американской. Эта процедура называется «эвалюэйшн», т. е. буквально «оценка» или «переоценка». И.Е. Сосонкин эту процедуру, судя по опубликованным в НРС данным, не проходил.

Так что с PhD – еще одна фикция. К этому же – правила здесь таковы, что диплом И.Е. Сосонкина об окончании Карагандинского института при «эвалюэйшн», скорее всего, не приравняют даже к местному колледжу (при всем уважении к Карагандинскому институту), а уж про научную степень, да еще медицинскую, и говорить не приходится. Про это может рассказать любой из бывших советских (или российских) медиков, которые после переезда в США годами – и великими трудами – завоевывают право пересдать соответствующие экзамены и получить заветную степень MD – Doctor of Medicine. Искренняя честь им и хвала. И.Е. Сосонкин же «решил» этот вопрос значительно быстрее и проще. Без экзаменов. Комментарии, опять же, излишни.

Похоже, вся история в целом, включая и выступления И.Е. Сосонкина в отношении фирмы Цептер, и его демонстрацию недействительных в этой стране дипломов, и несуществующее звание «академика», и потрясающую безответственность при фактическом введении в заблуждение аудитории, и, похоже, незнание законов этой страны, относящихся к его выступлениям перед широкой аудиторией, – все это указывает на синдром неудовлетворенного научного (и прочего) признания, к тому же при отсутствии научной культуры. Научную сторону этого вопроса можно считать закрытой, юридическая же получила дальнейшее развитие. Вся эта история достаточно подробно освещалась на страницах газеты «Новое русское слово», и я, имеющий к ней (к истории) некоторое отношение, здесь кратко ее перескажу.

Но перед этим – ответ из Управления по контролю за качеством продуктов питания и медикаментов (Вашингтон), чаще известного под именем FDA (Food and Drug Administration), на запрос фирмы Цептер о позиции FDA по поводу стали, которую фирма использует для изготовления посуды.

«В ответ на запрос от 3 мая 1999 года в отношении использования нержавеющей хромо-никелевой стали марки 18/10 и AISI 304 в посуде для приготовления пищи и для столовых приборов сообщаем следующее:

Списка металлов, разрешенных для использования в работе с пищевыми продуктами, не существует. Мы рассматриваем взаимодействие металлов с пищевыми продуктами в каждом конкретном случае. В прошлом наше агентство сделало заключение, что стандартная нержавеющая сталь марки 304 признана безопасной для использования с продуктами питания, и у нас нет оснований менять это мнение. Таким образом, нержавеющая сталь годна для кухонной посуды и других столовых изделий».

Ну и цитата из журнала «Наш дом», приложения к журналу «Здоровье», в котором и появилось первое негативное сообщение о посуде «Цептер», немедленно озвученное И.С. Сосонкиным. Журнал, возвращаясь к этому вопросу, пишет: «Действительно, в упомянутой публикации была дана непроверенная информация о посуде «Цептер», за что приносим искренние извинения фирме. (…) посуда фирмы «Цептер» отвечает самым высоким гигиеническим требованиям и надежно защищает наше здоровье».

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.717. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз