Книга: Аналитика как интеллектуальное оружие

3.3. Корпорация РЭНД и ДАРПА – интеллектуальные локомотивы США

3.3. Корпорация РЭНД и ДАРПА – интеллектуальные локомотивы США

Среди гражданских экспертно-аналитических структур, в первую очередь следует выделить корпорацию РЭНД (RAND Corporation, от англ. Research and Development, символьное обозначение R&D, – «исследование и разработка») – важнейший аналитический центр США, фактически их интеллектуальный локомотив. По сути дела, именно эта корпорация является родоначальницей других, специализированных научно-исследовательских центров. Она резко выделяется интеллектуальным и методологическим уровнем своих работников, степенью влияния на разработку принимаемых решений. Кроме того, РЭНД – одна из самых знаменитых среди элитных организаций, известных как мозговые центры. Подобные учреждения существовали и в прошлом, но их развитие в этом направлении стало реальным только с появлением корпорации РЭНД в послевоенный период. Эта некоммерческая, независимая гражданская организация была учреждена в 1948 году и стала главным образцом для десятков других подобных организаций, занимающихся разработкой современной политики и созданием новых политтехнологий. Как указывалось в свидетельстве о её регистрации, РЭНД создавалась «для того, чтобы содействовать достижению целей в области науки, образования и благотворительности, в интересах общественного благополучия и безопасности Соединенных Штатов Америки».

Попечительский Совет корпорации РЭНД избирается по принципу: одна треть от промышленности, одна треть от академических кругов, одна треть от общественности. РЭНД имеет довольно разветвлённую структуру. Руководство состоит из Директора, Академического Совета из 10 профессоров, специалистов в самых разных областях знаний (Совет дважды в год на своих заседаниях обсуждает тематику предстоящих научных исследований), и Попечительского Совета, куда входят президенты крупных корпораций и банков, учёные престижных университетов. Срок пребывания в членах в составе Попечительского Совета – 10 лет. Кроме того, имеется Консультативный Совет, ведающий преимущественно организационными вопросами – учебными планами, приёмом аспирантов и экзаменами, бюджетом корпорации.

Штаты корпорации РЭНД распределены по отделам следующих направлений:

• внутренних проблем;

• проблем национальной безопасности;

• Военно-Воздушных Сил;

• проблем управления;

• анализа ресурсов;

• инженерных наук;

• изучения систем;

• экономики;

• прикладной техники;

• информатики;

• физики;

• общественных наук;

• международных исследований;

• наук об окружающей среде;

• изучения проблем материально-технического снабжения;

• анализа себестоимости.

Институт аспирантуры при корпорации РЭНД создан в 1969 году. Если в других центрах, функционирующих вне университетов, лишь подготавливаются исследования для защиты учёной степени доктора философии (phD), примерно соответствующей нашей учёной степени кандидата каких-либо наук), то РЭНД вправе присваивать эту степень. В аспирантуру принимаются по конкурсу лица, окончившие преимущественно престижные университеты. Аспиранты не только учатся, но и участвуют в проводимых корпорацией научно-исследовательских и поисковых работах, в работе научных конференций и симпозиумов. Темы диссертаций – по профилю исследований корпорации. Обучение платное. После успешной защиты диссертаций доктора наук частью поступают на службу в федеральные учреждения, а часть из них остаётся работать в R&D.

Кроме того, имеются трёхлетние курсы по эконометрике, математической теории игр, статистике. Совместно с Калифорнийским университетом (штаб-квартира РЭНД находится в Санта-Монике, шт. Калифорния) осуществляется программа подготовки специалистов по российской внешней политике на уровне учёной степени phD.

Библиотека корпорации насчитывает около 70 000 книг и 225 000 докладов. Естественно, имеются и вспомогательные службы, развёрнута обширная издательская деятельность.

Корпорация РЭНД имеет ряд филиалов. Среди них крупнейшими являются Нью-Йоркский РЭНД-институт (New York City RAND Institute, с 1969) и Вашингтонское отделение корпорации РЭНД (R&D Washington office) в Арлингтоне, пригороде Вашингтона, столицы США. В каждом филиале около 40 научных и 40 научно-технических сотрудников. Имеются по 4 сектора: внутренних проблем; гражданского судопроизводства; национальной безопасности (реализуют планы Госдепартамента); национальной безопасности (работы по собственным планам РЭНД).

Проводятся, например, исследования по проблемам: тыловое обеспечение действий ВВС США; прикладная наука и технология; стратегическая оборона и Вооружённые силы; людские ресурсы; информационные системы и др. Ежегодно отделения направляют несколько сотен секретных и несекретных аналитических докладов, памятных записок в военные ведомства, корпорации, а также в 300 библиотек.

Кроме этих филиалов, имеется также отделение в Дайтоне, шт. Огайо, близ базы ВВС Райт-Паттерсон.

Численный состав корпорации менялся в зависимости от решаемых задач. Вначале (1946) весь кадровый состав корпорации РЭНД насчитывал несколько человек; в 1949 – уже до 200 чел.; в 1957 – 2605 чел.; в период 1965–1970 – 1100 чел. (половину составляли технические специалисты); в 1986 – 840 чел.; в настоящее время там около 1200 человек.

Корпорация РЭНД обладает уникальными возможностями. По мере роста R&D её создателям стало ясно: эксперимент удался. Дело было не только в том, что частично удалось сохранить талантливый научный коллектив, сложившийся во время войны. Военное ведомство получило в своё распоряжение творческий аппарат столь крупного масштаба и таких возможностей, что иным путём было бы невозможно. РЭНД поставляла наверх рассчитанные на длительную перспективу теоретические изыскания в самых разнообразных областях, причём эти рекомендации нельзя было разработать в кабинетах правительственных учреждений, где сотрудники приспособили своё мышление к повседневным потребностям и решению узких задач. Стало также очевидным, что организация, подобная РЭНД, более манёвренна и управляема по сравнению с любым университетским центром, где возникает слишком много проблем в связи с преодолением корпоративных границ между факультетами при комплектовании крупных научных коллективов для изучения междисциплинарных проблем.

В корпорации царит атмосфера живой мысли, несколько неожиданная для учреждения, поставленного на службу военному делу. Коллективная аналитическая работа (своеобразный «бригадный метод», зарекомендовавший себя в сталинско-бериевских шарашках), применяемая РЭНД при решении разнообразных проблем, и лёгкость установления межличностных контактов между представителями различных дисциплин, обеспечивали динамичность, недостижимую в обычном научном заведении, где, как правило, царит суровый академический формализм.

Корпорация РЭНД процветала, создав для своих сотрудников атмосферу сугубо интеллектуальную, стимулирующую мысль лишь потому, что всё, на что наклеен лейбл «национальная безопасность», американцы считают бесспорным, первоочередным как при распределении государственных бюджетных средств, так и непосредственно в ходе разработки задания.

Авиация и космос – первая и постоянная область внимания для РЭНД (её первым серьёзным заказчиком выступила авиастроительная компания Макдоннел-Дуглас). И в дальнейшем, даже в самые худшие годы заказы ВВС и НАСА покрывали треть бюджета РЭНД.

Одной из главных проблем в предстоящей войне с СССР как вероятным противником, была геополитическая неуязвимость некоторых отдалённых районов русских. Эта задача была решена с помощью разработок РЭНД по развёртыванию вокруг СССР авиационных баз. Однако для того, чтобы часть самолётов была в постоянной готовности к нанесению удара по территории СССР, требовалась ещё и технология беспосадочных перелётов на небывало большие расстояния. С использованием мозговых штурмов корпорация РЭНД разработала идею создании авиатанкера для дозаправок бомбардировщиков. Впоследствии эту идею реализовали, и уже в начале марта 1949 года был совершён первый беспосадочный кругосветный полёт стратегического бомбардировщика американских ВВС с неоднократной дозаправкой в воздухе. Это было демонстрацией как технической новинки, так и грозным вызовом Кремлю, которому дали понять: теперь зон вне досягаемости атомной бомбы просто нет. Конец этому был положен только в октябре 1957 года, когда СССР продемонстрировал ракету-носитель, способную запускать космические спутники.

Корпорация РЭНД осуществила ряд секретных программ по разработке технических средств для военных нужд, таких как вращающаяся сканирующая фотокамера для авиафотосъёмки в интересах воздушной разведки, бесшумный ночной самолет-разведчик, новые методы бомбометания и т. д. Примером постоянно ведущейся секретной работы РЭНД является составление, проверка и обновление перечня объектов для ядерной бомбардировки на территории России и других стран. Столь же агрессивной по своему смыслу является и значительная часть секретных работ для ВВС по изучению возможности использования радиоактивных осадков в качестве «смертоносного оружия». При этом всякий раз делаются попытки решить некоторые замысловатые проблемы, например, каким путём можно добиться, чтобы при бомбардировке Китая максимум радиоактивных осадков выпал на его территории, но так, чтобы риск выпадения этих осадков на Тайвань и Японию был исключён.

Важной категорией изысканий, проводимых корпорацией РЭНД, является создание принципиально новых подходов к политическим исследованиям, разработка новых методов анализа. Многие из подобных методов были разработаны в стенах РЭНД, а затем усовершенствованы другими организациями и получили широкое распространение в научно-аналитической деятельности других стран.

РЭНД занимается не только собственными работами, ей доверено быть и главным научным экспертом сторонних программ. Комплексный подход к оценке каждого исследовательского проекта отражён, прежде всего, в организационной структуре R&D. Поскольку для оценки проектов требуются специалисты многих профилей, экспертные коллективы формируются из представителей различных отделов, и в результате происходит миграция учёных из одних отделов в другие. Это способствует образованию гибкой организационной структуры, позволяет быстро и основательно проверять проектную документацию, сокращать сроки и стоимость выполняемых работ. В 1962 году министр обороны Р. Макнамара издал приказ, обязывающий всех руководителей других военных ведомств, то есть министров армии, ВМС и ВВС, представлять на проверку все исследовательские проекты независимому главному эксперту. Статус независимости экспертизы включает в себя анонимность и отсутствие административного давления. То, что такой независимый эксперт это R&D, было для всех секретом Полишинеля.

Связи с НАСА привели РЭНД к участию в измерении эффективности выполнения космических программ. В 1968 году вышел Исчерпывающий каталог научных целей в космосе, содержащий 1033 наименования по пяти основным направлениям исследований: Земля и ее среда; жизнь на других планетах; Солнечная система; Вселенная; космос как научная лаборатория. Также РЭНД проводила анализ эффективности программы «Спейс Шаттл».

О состоянии американской доктрины использования космоса в военных целях на 2001 и на перспективу до 2020 см. в [Дорофеев 01]. Нет никаких сомнений, что она разработана и реализуется при самом непосредственном участии R&D.

За 25 лет с момента преобразования РЭНД в корпорацию было подготовлено более 11 тыс. книг и аналитических отчётов, а также бесчисленное количество памятных записок, инструктивных материалов и сообщений. Эта колоссальная интеллектуальная продукция содержит огромное многообразие исследований и мнений, которое, взятое в целом и по любым здравым стандартам, оказывает значительное воздействие на образ жизни и поведение нации.

Именно РЭНД как всеохватная система отбора, подготовки и воспитания кадров аналитиков стала первой «фабрикой мысли», сделавшей методологию системного анализа мощным интеллектуальным оружием.

РЭНД была вовлечена в процесс перестройки работы органов государственного управления. Именно она консультирует правительство в вопросе о том, какова должна быть структура государственных органов США. Для неё не представляло никакого особого труда организовать «перестройку» и в любой ином государстве. Для этого практически не пришлось разрабатывать новых методов ведения политики, внедрения в чужие структуры – всё было уже проработано и апробировано заранее. Эта задача была для R&D не труднее и не легче остальных. Лично я не сомневаюсь в наличии американского следа во внутренних делах СССР в период 80-х годов. Существует много публикаций разной степени убедительности доказательств, в том числе добытых и оперативным путём. Есть и материалы с наложенным на них грифом секретности. Весь парадокс в том, что в неразглашении некрасивой истины заинтересованы обе причастные к развалу СССР стороны – и американская, и бывшая советская.

Сама проработка этой задачи – разрушения СССР как системы – осуществлялась как сложный управленческий замысел, недостижимый традиционными военно-политическими средствами, и требовалось применить более совершенный и тонкий механизм проведения тайных операций с использованием всего арсенала аналитических технологий, во многом универсальных и применимых в самых различных сферах.

Но достаточно ли у нас фактуры и нет ли слабых мест в нашей доказательной базе, ведь слишком много факторов сплелись в одном бесформенном клубке дела об убийстве СССР. Говоря языком вестернов, хотя вроде бы и нет дымящегося кольта, но факт убийства налицо. В этом грязном деле замешаны многие, начиная от ЦРУ до советников-советологов, предпочитавших копать в одиночку. Все из этой камарильи, включая и наших внутренних предателей из числа элитной верхушки, убивали СССР каждый в меру своих сил. Но в целом науку холодной войны создавали именно в корпорации РЭНД. Именно поэтому методологии и технологии западной аналитики мы уделяем здесь особое внимание.

Особенно обидно, что многие теоретико-методологические аспекты работы по развалу СССР как системы, были предложены американцам именно советскими исследователями наподобие В.А. Лефевра, это они предоставили аналитическим центрам Запада своеобразные лекала для вычерчивания контуров создаваемых многозвенных механизмов разрушительной работы. Надо отдать должное противнику – работа была проделана настолько виртуозно, что можно только позавидовать. Сами же мы ничего подобного в отношении Запада не делали, хотя тоже могли бы довольно просто запустить десятки негативных процессов в других странах для их ослабления и развала.

В годы холодной войны РЭНД выступила в роли супермена-киллера такой сложной системы, как СССР, задействуя самые передовые по тем временам технологии стратегических оборонных инициатив, управляемых конфликтов [Лефевр 67], блокирования точек ростаи т. п. для перевода развивающейся советской системы сначала в просто стагнирующую, затем в «саморазрушающуюся», а на самом деле погибающую словно под невидимым воздействием на ключевые точки смерти, как в боевом каратэ.

Был разыгран хорошо срежиссированный спектакль. Были актёры, были режиссёры, были зрители. Но был и автор сценариев в буквальном смысле (один из методов прогнозирования так и называется). Его имя – корпорация РЭНД. Мы ещё вернёмся к этой больной теме, а здесь лишь подчёркиваем главенствующую интеллектуальную роль корпорации в развале Советского Союза.

Многие исследовательские материалы РЭНД вполне добротны и высокоинтеллектуальны, отличаются совершенно особой, неповторимой системной логикой мышления, способностью осветить проблему со всех сторон. Следствием того, что в учреждении работали и работают учёные, аналитики и эксперты разных специальностей, готовые помочь друг другу математически точными, проверенными данными, многие выходные документы синтетичны, содержательны в смысловом отношении. Сами РЭНДовцы в шутку говорили, мол, метод перекрёстного опыления идеями оказался плодотворным и называли такой уровень и направление мысли РЭНДомизацией (англ. RANDomization, это игра слов, так как в науке широко распространён термин randomization из одних строчных букв, рус. «рандомизация», диаметрально противоположный по смыслу – «хаотизация, исключение всего неслучайного»).

Первая публикация РЭНД имела дату «1 июня 1946 г.» и пророческое название «Предварительный проект экспериментального космического корабля, вращающегося вокруг Земли». Несмотря на то, что искусственные спутники в то время считались преимущественно достоянием научной фантастики, в этом документе давалась детальная оценка перспектив использования научных спутников в деле изучения космоса. В подготовке документа участвовало около 50 учёных. Поскольку данное исследование оказалось удивительно продуктивным, впоследствии оно в огромной мере способствовало укреплению престижа фирмы.

12 мая 1946 года фон Браун, немец, отец гитлеровской «Фау-2» (боевой ракеты V-2) и родоначальник всей американской ракетно-космической программы, от имени группы исследователей представил Министерству обороны США доклад «Предварительная конструкция экспериментального космического корабля, вращающегося вокруг Земли» (вот оно, детище РЭНД!), где говорилось: ракету для запуска ИСЗ весом 227 кг на круговую орбиту высотой 480 км можно создать за 5 лет, к 1951 году. Ответом был отказ выделить необходимые ассигнования.

М.К. Тихонравов, сотрудник НИИ-1 Минавиапрома, предложил проект высотной ракеты ВР-190 с герметичной кабиной и двумя пилотами на борту для полёта по баллистической траектории с подъёмом на высоту 200 км. Проект был доложен сначала в АН СССР, затем на коллегии МАП и… получил положительную оценку (!). 21 мая 1946 года он обратился с письмом к И.В. Сталину. Ответа не последовало. Как видим, мы опоздали с приоритетом на 9 суток, да и ТТД (тактико-технические данные) советской разработки уступали американским, но если учесть, что наша бюрократическая машина крутилась медленнее американской, а наш разработчик всё равно успел пройти две инстанции, можно предположить, что наш проект был бы готов раньше РЭНДовского.

Кроме того, как известно, К.Э. Циолковский с 1903 года и до самой кончины (1935) работал над проблемой освоения человеком космоса при помощи околоземных станций, а также ракет, способных преодолевать земное притяжение. Многие его идеи были реализованы в ракетно-космических достижениях СССР. Как писатель-фантаст К.Э. Циолковский опубликовал книгу о космических путешествиях «Грёзы о Земле и небе» в 1895 году, тогда как А. Кларк свою «Космическую одиссею» написал лишь в 1968 году.

Космические исследования РЭНД оказались пророческими не только в этом случае. Так, когда в середине 1957 года была названа предполагаемая дата запуска первого спутника, то, как выяснилось впоследствии, погрешность составила всего две недели.

В любой момент корпорация может одновременно заниматься разработкой около двухсот различных тем. В течение года выпускается около семи тысяч различных публикаций, включая 2700 технических работ и около 70 книг. Однако, известно, что наибольшее значение среди исследований, которые когда-либо осуществляла корпорация, имеют её работы в области анализа систем и анализа стоимости.

Невзирая на то, что временами внутри РЭНД может проявляться инакомыслие, существуют некоторые постоянные факторы, которые налагают свой отпечаток на обычную академическую манеру выступать и печататься. Большинство работ имеет секретный (Secret) или хотя бы ограничительный (Unpublisher) режим доступа к информации, поэтому по вполне понятным причинам мы вынуждены пользоваться только хорошо известными и рассекреченными (declassified) работами. Незасекреченные работы корпорации имеют широкое распространение в сотне американских и 50 зарубежных библиотеках.

Библиографический список открытых работ РЭНД имеет наибольший индекс цитируемости и довольно обширен, его можно получить из Интернета. Как уже обращалось внимание, многие исследования междисциплинарны.

В многочисленных ежегодных отчётах (Annual Reports), исследовательских проектах (Research Projects), памятных записках (Rand Memorandi), печатных материалах (Papers), докладах (Reports), отчётах о проведённых конференциях или «мозговых штурмах» (Conference Reports or Brain Storms) содержатся совокупные результаты труда работников РЭНД. Здесь можно встретить материалы: по вопросам авиации, астронавтики, воздушной войны; о Советских Вооружённых Силах; о различных аспектах советской политики, и в том числе и о конфликтах в СССР; по советской экономике; о Китае и по советско-китайским взаимоотношениям в частности; об американской политике; по проблемам ядерной войны, по военному планированию, по исследованию операций и теории игр, по анализу стоимости, по научной политике, по системным исследованиям и разработкам, прогнозированию, по компьютерам, по психологии, бихевиористике и физиологии. В СССР было издано лишь несколько переводных работ РЭНДовцев, в основном узкоспециальных и понятных только математикам.

Для нас, конечно же, особый интерес представляют книги, изданные по советской и российской проблематике.

В период 1950–1980 годов советологи пропагандистского плана работали на текущий момент, а советологи-исследователи – на перспективу. Говоря о вторых, следует отметить, что профильный сотрудник мог вести исследования только в рамках отдельных акций, направленных на разрушение Советского Союза. Так, например, экономист был способен дать совет только в плане «финансово-экономической войны» против СССР. Разгром же в стратегическом плане был под силу только аналитикам, владеющим системными технологиями. В этом ракурсе главный успех в разрушении СССР принадлежит не столько агентуре влияния на нашей территории, но в значительно большей степени системным аналитикам из заокеанских штабов перестройки.

Как уже отмечалось, особую роль сыграли выходцы из Советского Союза, особенно свежие кадры, только что оттуда прибывшие и согласные добросовестно (если здесь уместно понятие «совесть») помогать Штатам. Но даже без этих идеологических перебежчиков среди советологов было много прежних русских, потомков выходцев из России, и не только потому, что они лучше знали фактуру, но и потому, что престиж русских среди исследователей вообще всегда был очень высок. Кто-то из них оказался за границей по стечению самых различных обстоятельств, а кто-то, особенно из третьей волны эмиграции», – в итоге спланированной игры спецслужб по выдавливанию их из СССР, или, согласно модному термину, в результате утечки мозгов. Среди них были А.Г. Авторханов, И.Я. Бирман, М.С. Восленский, И.Г. Земцов, А.А. Зиновьев, который все доказательства своего прямого использования при разгроме СССР приводит сам (личность и труды этого неоднозначного человека, выдающегося писателя, учёного, советского диссидента и русского патриота ещё ожидает своего исследователя, а пока будем придерживаться принципа «если не всё, то ничего»), И.Б. Калмыков (псевдоним – Г.П. Климов, автор знаменитых книг «Князь мира сего» и «Красная каббала», см. на интернет-ресурсах http://lib.ru/PROZA/KLIMOV_GP/knes.txt (или /kabbala.text), В.А. Лефевр, А.С. Шевченко, В.Э. Шляпентох и другие.

Понятно, что не только бывшие граждане СССР интересовали заокеанскую сторону, но также и учёные из стран Восточной Европы. Ситуация ещё больше усугублялась тем, что созданные ими труды автоматически попадали в закрытые спецхраны, и советские учёные уже не могли ими пользоваться.

Специалисты в области системного анализа, работающие в корпорации РЭНД, подвергаются проверке со стороны органов безопасности США при получении допуска к совершенно секретным документам, а выполняемая ими на протяжении года работа обычно процентов на пятьдесят секретна, хотя за последние годы эта квота секретности снизилась. Подобная ситуация вызывает интересные последствия в тех случаях, когда кто-либо, не имеющий допуска, беседует с теоретиками корпорации об их работе. В ходе многих бесед, идёт ли речь о теории информации или внешней политике, наступает момент, когда РЭНДовец умолкает, заявляя, что он, по существу, не может ничего больше сказать, поскольку разговор начинает касаться секретной тематики.

Имеется несколько получивших известность характерных примеров, проливающих некоторый свет на закрытые исследования РЭНД. Например, была проведена значительная работа по изучению проблем распространения ядерного оружия, когда проводили анализ экономических, политических и технических аспектов создания ядерного потенциала в различных странах. Понятно, что большинство исследований в этой области было отнесено к категории секретных. Не все секретные разработки РЭНД выполняются непосредственно для ВВС. Так, она провела большую работу для Комиссии по атомной энергии в области проектирования ядерного оружия и изучения его действия. По крайней мере одна из новых ядерных бомб, обладающая повышенной мощностью, из тех, что в арсенале США, была создана благодаря идеям, возникшим в головах исследователей-РЭНДовцев.

Примером одного из видов секретной работы, выполняемой корпорацией РЭНД, по-видимому, постоянно, может служить проведение для того или иного Президента США и СНБ ряда исследований по различным аспектам внешней политики (официально РЭНД этого не признаёт).

Чтобы лучше проиллюстрировать воздействие корпорации РЭНД на США в военной области, а также выполняемые ею функции, рассмотрим некоторые аспекты деятельности R&D в области государственной стратегии и тактики, создании новых подходов, методологии и технологии в сфере аналитики.

Пожалуй, самая важная работа, когда-либо выполнявшаяся корпорацией РЭНД (или какой-либо другой фабрикой мысли) по этой тематике в области стратегических разработок, началась с обычной просьбы ВВС о консультациях, а привела к принятию Соединёнными Штатами новой оборонной концепции. Исследование, послужившее основой для её создания, стало упоминаться как «новое евангелие сдерживания».

Итак, в 1951 году руководство ВВС обратилось к РЭНД с просьбой помочь при выборе мест расположения авиабаз, намеченных к созданию за рубежом в период 1956–1961 годов. Запрос передали А. Уолстеттеру, специалисту по применению экономико-математических методов, впоследствии одному из главных авторитетов РЭНД в области стратегического анализа. Тот сначала не выразил желания проводить «заурядное техническое исследование», но затем передумал. Он решил провести его не столько с тем, чтобы разработать требующуюся рекомендацию, а скорее исходя из предположений, связанных с самой постановкой вопроса. На протяжении полутора лет он и его сотрудники анализировали имеющиеся варианты размещения стратегических сил и пришли к выводу, что создание дополнительных авиабаз не только крайне рискованно (по их мнению, самолёты наземного базирования вблизи границ Советского Союза слишком уязвимы для внезапной ядерной атаки), но и связано с огромными дополнительными расходами. Новые базы окажутся не столько сдерживающим средством, сколько причиной возникновения для США ряда проблем по части международных отношений. Любой другой план мог оказаться более приемлемым. Альтернатива, выработанная группой Уолстеттера, предусматривала сооружение большего числа баз в самих США с дополнением небольшими комплексами дозаправки, расположенными в других странах.

Итоговый доклад фигурировал под индексом R-244, он был представлен командованию ВВС и несколько дополнен на инструктивных совещаниях и обсуждениях. Последствия доклада были потрясающими. Дело не только в том, что были приняты рекомендации РЭНД относительно размещения баз (данное решение, согласно подсчёту штаба ВВС, сэкономило более миллиарда долларов только за счёт сметы на строительство), но и в том, что эти взгляды в значительной мере изменили американскую стратегическую концепцию. До проведения этого исследования политика США была направлена на создание потенциала первого удара или же обеспечение способности сдержать возможных агрессоров, внушая им страх перед первым ударом, наносимым Америкой. В исследовании, однако, выдвигалась концепция готовности выдержать первый удар противника, сохранив достаточно сил, чтобы разгромить его. Короче говоря, благодаря этому исследованию американская ядерная оборонительная политика претерпевала изменения, и её задачей стало обеспечение способности США выиграть во втором раунде, даже если бы почти вся страна погибла после первого удара агрессора. Концепция ответного удара, выдвинутая в докладе, была принята и до сих пор является главным догматом американской политики сдерживания.

Однако в приведённом примере есть момент, который заставляет задуматься, а, может быть, и посмеяться. То, что стратегическую бомбардировочную авиацию дальнего действия (БАДД) надо размещать таким образом, чтобы исключить внезапный превентивный удар со стороны противника, есть истина, не требующая доказательств. Естественно, необходимо рассредоточить и замаскировать это размещением в глубине собственной территории с одновременным проведением кампании дезинформации потенциального противника. Никакой новизны, оригинальности тут нет и в помине: подобную азбучную истину понимали даже сталинские генералы образца 1940–1941 годов. Очень похоже, что ребята-аналитики из РЭНД просто развели американского налогоплательщика и погрели руки.

Тем не менее, в данном случае корпорация РЭНД, отвечая на обычный запрос, осуществила фундаментальный анализ и пересмотр стратегической политики. Это исследование не только привело к перестройке военно-воздушных сил, но и оказало значительное влияние на саму корпорацию. Выступая с сообщением об этом исследовании на заседании Международного совета по научному управлению, Р. Левин, руководитель программы РЭНД по системным наукам, перечислил четыре вывода, полученных или подтверждённых результатами исследования, проводившегося в связи с изучением вопроса о размещении баз, и, в известной степени, других исследований этого периода, и включённых в выработанный РЭНД комплексный подход к решению проблем.

Во-первых, подчёркивалась необходимость разработки новой формулировки поставленного вопроса, с тем, чтобы выяснить, не основан ли этот вопрос на неправомерных или устаревших предположениях.

Во-вторых, было доказано, что отрешённость от повседневных бюрократических задач полезна для подобного рода исследований (Уолстеттер и его группа работали фактически без помех на протяжении полутора лет).

В-третьих, прогнозируемые будущие события должны стать существенным фактором исследования в области политики.

При проведении исследования о базах аналитики приняли во внимание все наиболее существенные, по их мнению, технические, стратегические и экономические соображения, касающиеся того периода в будущем, когда базы вступят в строй, а также и более отдалённого будущего.

В-четвёртых, при первом же появлении заказчика необходим тесный контакт с ним в ходе разработки мероприятий по его запросу.

Результаты исследования ничего бы не дали, если бы РЭНД не поддерживала постоянной тесной связи с ВВС. Поскольку выводы исследования шли вразрез с существующей доктриной, для РЭНД имел решающее значение тесный контакт с ВВС, позволивший убедить авиационное командование в ценности данного исследования, сохранив в то же время независимость от военных руководителей.

Эти принципиальные выводы сохраняют своё методологическое значение и в настоящее время. При сопоставлении их с российскими реалиями сегодняшнего дня становятся очевидными широкие возможности совершенствования информационно-аналитической деятельности в нашей стране.

Но это ещё не всё: последующие исследования с участием группы Уолстеттера и других сотрудников привели к новым изменениям в политике. В одной из работ рекомендовалась гарантийная процедура для ядерных бомбардировщиков, принятая стратегическим авиационным командованием. Согласно этой процедуре американские бомбардировщики получают преимущество перед противником, так как вылетают в направлении вражеских объектов при получении даже сомнительной информации. Однако они должны автоматически вернуться на базы, достигнув заранее намеченного гарантийного пункта, если только от Президента-Главнокомандующего не поступит недвусмысленный приказ-подтверждение лететь дальше и атаковать. Уолстеттер также отстаивал ещё одну концепцию (и она была принята) о необходимости упроченияракетной обороны посредством размещения ракет в подземных шахтах – эта идея подкрепляла концепцию ответного удара, поскольку предполагалось, что ракеты, вероятно, уцелеют после первой атаки противника.

Помимо этого, «новое евангелие сдерживания» (в значительной степени детище РЭНД), вызвало к жизни и ряд других программ: она стимулировала создание военных самолётов, способных держаться в воздухе длительное время, и ядерных подлодок, с ракетами Поларис (Polaris) на борту, ибо в докладе утверждалось, что подобные системы оружия суть идеальное сдерживающее средство, поскольку это подвижные ракетные базы с трудно определяемым вероятным противником местонахождением.

Ещё одним следствием теоретических изысканий корпорации РЭНД было возрождение интереса к гражданской обороне. Выдвигался тезис, что в случае конфликта между двумя великими державами, когда ядерные арсеналы будут израсходованы, победителем станет тот, у кого окажется больше уцелевшего населения. Тем самым, стремление обеспечить защиту большего числа гражданских лиц также играло в известной мере сдерживающую роль. Именно по этой причине некоторые исследователи из корпорации РЭНД выступали за проведение широкой программы гражданской обороны.

Изучение проблемы военных баз и те исследования, которые были для этого проведены, послужили мощным стимулом к расширению деятельности всех «фабрик мысли» и в гораздо большей мере, чем любые другие факторы, способствовали усилению влияния корпорации РЭНД. Результаты этого исследования широко известны, о них детально сообщалось в ряде журналов от Business Week до Harpers magazine, а в книге [Смит 69] этому вопросу посвящён значительный раздел. Открытые издания R&D при желании можно приобрести по заказу через книжные интернет-магазины обычным порядком.

Прежде чем начать говорить об аналитических методах, которые Госдепартамент и другие внешнеполитические структуры госаппарата США, а также американские аналитические центры использовали против СССР во второй половине 80-х, нужно обратить внимание на то, что сами русский менталитет и русское образование существенно отличаются от американских. Русская школа (во многом перекликаясь с германской аналитикой), как в прошлом, так и в настоящем, стремится к раскрытию фактического материала, выявлению его причинно-следственных связей, позитива и негатива, структурности, то есть она онтологична. Это относится ко всей гуманитарной сфере образования.

В Англии и Америке менталитет иной. Они сильнее в рефлексии, анализе, особенно многостороннем, а также в синтезе. Если в России мышление настроено на целостное изучение всей системы, то в США акцент делается на более детальном рассмотрении отдельных явлений, фактов, случаев, но делается столь тщательно, что добавить что-либо будет трудно – скорее это будет уже повтор. Поэтому когда советская пресса писала, например, что взрослые и школьники в Америке не знают о II Мировой войне наипростейших вещей (когда? где? кто против кого? и т. д.), то это неудивительно. Удивительно то, что, когда дело касается какой-нибудь практической жизненной ситуации, их школьные или университетские знания позволяют быстро находить экономичное нестандартное решение, а порой, даже без привлечения фактуры и расклада тех или иных событий демонстрировать совершенно парадоксальный вывод.

Как указывалось, и в основе методологии корпорации РЭНД, и даже в её названии лежит понятие research and development – «исследование и разработка» (ИиР), куда входит совокупность методов по получению, перепроверке, обработке, изменению состояния, доведению до готовности к потреблению информационного продукта [Шевякин 05]. Типы ИиР различаются по инструментарию исследователя, но чаще всего это методологические, общенаучные исследования и разработки. Они начинаются со сбора информации. Далее следует перепроверка полученных сведений, как правило, сверка с уже имеющейся информацией, обобщённой и систематизированной по каким-либо признакам или же проверенной экспериментально. Затем создаются модели целенаправленных систем, их удачное построение подтверждает безошибочность предыдущих шагов.

Следующий этап – это анализ полученной информации. Информационное сырьё сортируют по конечному числу параметров, получая элементарные данные, распределяемые по клеткам электронных таблиц мощных современных систем управления базами данных – СУБД [Коннолли 03]. Таким образом клетки, первоначально пустые, постепенно заполняются. Этот этап иногда называют анализом.

На конечном этапе между данными устанавливают перекрёстные, иерархические и иные связи и отношения, вводят в систему нулевые параметры, ограничивающие условия и критерии оценки, осуществляя тем самым синтез модели проектируемой информационной системы, отражающей динамическое состояние объекта исследования в контексте внешней среды. Если все предыдущие операции выполнены верно, появляется возможность сделать прогноз на перспективу. Для этого вся лишняя информация отбрасывается и остаётся лишь удовлетворяющая трём требованиям:

«ограниченность – точность – локальность».

Из всего полученного и переработанного массива информации выбирается, как правило, востребованная. Именно она, соответствующим образом обработанная, то есть разбитая на рубрики, с учётом психологии человеческого восприятия, соответственно подтверждённая, стилистически оформленная, дополненная соответствующим наглядным материалом, предлагается для потребления следующему пользователю достаточно оперативно – по мере возникновения у него необходимости в этом [Плэтт 97].

Технология ИиР – это, прежде всего, системное, развитое и тренированное мышление аналитика, поэтому даже при самых лучших его возможностях оно естественным образом ограничено, и эту ограниченность преодолевают двумя путями: применяя компьютерную технику и пользуясь преимуществами коллективного творчества. Тем самым облегчается работа, обеспечивается достаточное её качество, расширяются возможности каждого отдельно взятого специалиста, легко совершается переход на уровень следующего, более компетентного звена в работе с информацией.

В работе временного творческого коллектива (ВТК), специально созданного для подготовки аналитических документов, активно используются методы системного анализа (System Analysis). Часто употребляют также выражение-синоним системный подход (System Approach).

Показательна история активности РЭНД в современной России. Ещё при Президенте Б.Н. Ельцине, в 1992 году РЭНД подписала соглашение с российским правительством о проведении исследований по управлению водными ресурсами. Позже корпорация разрабатывала систему управления водными ресурсами верхневолжского бассейна, программу миграции на постсоветском пространстве и другие проекты.

С 1997 года РЭНД проводит регулярные (два раза в год) двусторонние американо-российские встречи представителей бизнеса и политики. Создателем и главой форума РЭНД в Москве выступил в 2002 году Дж. Азраэл. Характерно, что РЭНД предпочитает сотрудничать с олигархическими кругами, и на встречи с ними приглашает для консультаций представителей российской политической элиты, однозначно ориентированной на Запад. Главным условием продолжения контактов с российской стороной представители РЭНД поставили сохранение конфиденциальности.

Под опекой РЭНД то и дело Москву посещают, без особой огласки, главы крупнейших американских компаний. В гостинице «Балчуг» (с видом на Кремль) они встречаются с российскими олигархами на Форуме деловой элиты РЭНД, организуемом РЭНД по принципу без галстуков и прессы. Организаторы форума традиционно избегают общения с прессой, чтобы добиться максимальной откровенности на своих форумах. Членство в этом клубе стоит олигархам немалых денег, но в обмен они получают возможность напрямую и неформально разговаривать с «капитанами» американского бизнеса. На собраниях присутствовали первые лица корпораций Chevron Техасо, Citigroup, Boeing, JPMorganChase, представители других флагманов американского бизнеса. Некоторые из них стали позже высокопоставленными членами администрации Дж. Буша: вице-президент США Чейни, министр обороны Рамсфельд, министр финансов США Пол О’Нил, Роберт Зелик, будущий представитель Дж. Буша в ВТО. Российские олигархи присутствовали почти в полном составе. Вот лишь некоторые фамилии: А.Б. Чубайс, В.О. Потанин, В.С. Лисин, М.М. Фридман, М.Б. Ходорковский, О.В. Дерипаска, П.О Авен. На ранних форумах также были В.А. Гусинский, В. Виноградов и А.П. Смоленский, которые ныне исчезли с финансово-политической арены.

Несколько лет назад одним из самых ярких событий форума стал спор между бывшим главой РАО «ЕЭС России» А.Б. Чубайсом и бывшим советником Президента России А.Н. Илларионовым. Чубайс представил собравшимся свой проект энергетической реформы. Затем слово предоставили Илларионову, и тот разнёс реформу Чубайса в пух и прах. По словам одного из организаторов форума, «было видно, что они просто ненавидят друг друга». Американцы были удивлены столь откровенным противостоянием и даже не нашли, что сказать.

Форумы «РЭНД» в Москве, по мнению многих, стали толчком к объединению российских олигархов и к созданию Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) в его нынешнем виде (см. материал на интернет-ресурсе http://www.opec.ru/992649.html). «Форум способствует консолидации российского делового сообщества. Пока форума не было, наши бизнесмены очень ограниченно общались друг с другом. «РЭНД» способствовал объединению целого ряда бизнесменов и в конечном счёте привёл к формированию нового РСПП». На форумах обсуждались десятки актуальных тем. В первую очередь – реформы в России: энергетическая, банковская, налоговая, реформа валютного регулирования. Отдельная сессия была посвящена вопросам деловой этики, противодействия терроризму.

Лишь примерно с 2002 года в российском истеблишменте наконец возобладало мнение, что РЭНД своей активностью и своей аналитической продукцией стремится обеспечить американские геополитические интересы в ущерб российским. До этого времени многие российские политические деятели и предприниматели предпочитали этого «не замечать».

Агентство ДАРПА (Defense Advanced Research Project Agency, DARPA, то есть Агентство перспективных исследовательских проектов для обороны; иногда его называют просто Advanced Research Project Agency, ARPA – Агентство перспективных исследовательских проектов) по объёмам финансирования является крупнейшим среди других «фабрик мысли» США после корпорации РЭНД. Впечатляют некоторые характеристики этого агентства. Прежде всего, крайне интересна сама идея организации – собрать вместе под одну крышу «сто гениев», и отлаженные механизмы их отбора. В реальности их несколько больше: в ДАРПА работают 240 человек, из них 140 специалистов с техническим образованием. Помимо этого, на договорной основе привлекаются тысячи аналитиков и экспертов со стороны. Поэтому бюджет организации довольно велик: 3, 2 млрд долларов. ДАРПА – весьма мобильная организация, в ней предусмотрена ротация как сотрудников, так и руководства (с 2009 агентством руководит Регина Дюган). В рабочем коллективе ярко выражено отсутствие иерархии. Сотрудники – своего рода операторы средств, они сами подбирают себе заказы на проекты, причём не только технические и не только связанные с обороной в обыденном понимании. Наряду с созданием сложных технических систем, вполне уместными оказываются исследования систем управления или даже методологий эффективного воздействия на социум, передовых средств конкурентной борьбы в сфере бизнеса и т. д. В перечне проектов, исполненных агентством DARPA в прошлом, встречаются такие темы, как «Оценка книги Сумма технологии польского писателя-фантаста С. Лема», «Историософия Америки» или даже «Историософия России». Эти и другие вопросы, связанные с формированием общественного сознания и влиянием на него, расцениваются как важные темы, требующие надлежащего финансирования.

Станислав Лем, польский писатель-фантаст в 1963 году написал философско-футурологическую книгу Summa Technologiae (лат. Сумма технологии). Название отсылает к двум выдающимся мыслителям XIII в.: Альберту Великому и его ученику Фоме Аквинскому, среди прочих трудов, каждый по-своему написал обширное сочинение о том, как человек мыслит, и оба дали этим книгам одно и то же название: Summa Theologiae (лат. Свод о Божественном). Акад. В.В. Парин в предисловии так характеризует замысел автора: «[Он один из] мыслителей, которые по нынешнему развитию науки и техники, по тенденциям, прослеживаемым в современности, стремятся предугадать развитие цивилизации, точнее, [всех] цивилизаций [возможных во Вселенной], на сотни и тысячи лет вперёд».

Основное содержание книги разбито на восемь глав: 1) Дилеммы – введение в проблематику предсказаний будущего; 2) Две эволюции – техноэволюция и социоэволюция; 3) Космические цивилизации – технологические цивилизации и разумная жизнь на Земле; 4) Интеллектроника – информационные технологии, кибернетическое управление обществом, религиозно-метафизическая информация, значение значения;

5) Пролегомены к всемогуществу – конструирование: возможность и осуществимость;

6) Фантомология – виртуализированная цивилизация, виртуализированное общество; цереброматика, телетаксия, фантоматика и фантопликация, размножение личности;

7) Сотворение миров – развитие науки и прирост знания; выращивание информации: возможность и осуществимость; конструирование языка; конструирование того света и Универсума; 8) Пасквиль на эволюцию – принципиальное несовершенство природы; перспективы реконструкции человека.

За истекшие полстолетия некоторые из этих идей реализованы. Книга есть в свободном доступе [Лем 02], прочесть её полезно для развития творческого воображения.

Руководство DARPA отлично понимает, что в XXI веке мир вступил в отчаянную схватку за ресурсы, за концептуальное лидерство, за смысл и образ нового мира. При этом крайне востребованными становятся технологии сборки и разрушения социальных субъектов, технологии управления историей, технологии управления будущим, создания новых городов – плацдармов новизны – это важнейшие технологии в будущем мире.

В ДАРПА всё начиналось с оборонных исследований, но потом там породили много востребованных на глобальном рынке вещей. В их числе мобильная телефония и глобальная телекоммуникационная сеть Интернет, активная броня для танков, новейшие РЛС и многое другое. Причём проект Интернета был запущен задолго до памятного 1969 года, когда произошла демонстрация ARPA-NET. Тема в разработке называлась NLS (сокращение от on-Line System). Также в недрах ДАРПА родилась теперь широко известная система глобального позиционирования GPS.

Главная цель агентства состоит в предотвращении ситуаций качественного технологического опережения США другими странами. Основная миссия агентства сформулирована так: поддерживать технологическое превосходство Вооружённых сил США, а также выявлять технологические прорывы других стран с целью обеспечения национальной безопасности путём способствования развитию революционных, высокоэффективных исследований и применения фундаментальных научных открытий в военной сфере. В настоящее время агентству также поставлены задачи, касающиеся борьбы с международным и, возможно, внутренним терроризмом.

В структуре агентства ДАРПА имется 7 основных программных отделов, отвечающих за приоритетные направления развития науки (см. табл. 2).

Таблица 2. Структура DARPA


В момент основания в 1958 году агентство именовалось чуть короче: ARPA и создавалось как реакция на запуск советского спутника 4 октября 1957 года. Хотя сам по себе такой технологический прорыв социалистической страны не угрожал безопасности США напрямую, однако потенциальная опасность отставания США в космической отрасли заставила пересмотреть организацию и управление передовой науки страны. В отличие от обычных научно-конструкторских центров США, занимавшихся разработками новых научных направлений, ДАРПА создавалась с целью практического применения уже существующих подходов и получения конкретных результатов. В связи с этим агентство получило независимость от военных научных и конструкторских бюро, войдя в прямое подчинение Министерству обороны США. Изначально у агентства было три основных приоритета: космос, зенитно-ракетная оборона и ядерный щит. В рамках данных целей были созданы революционный радар «OverTheHorizon» и спутниковая система отслеживания баллистических ракет «VELA». Однако в том же 1958 году для обеспечения превосходства в космической сфере было создано аэрокосмическое управление (НАСА) в связи с плановыми, масштабными и долговременными разработками и исследованиями в этой области. Тогда же началась специализирование ДАРПА на краткосрочных (2–4 года) разработках с высоким риском неудачи, но с большой степенью перспективности. Зачастую агентство занимается разработками проектов, которым пока ещё не найдено применения в Вооружённых силах. К числу таких революционных разработок, опередивших своё время, помимо системы GPS, Интернета, можно добавить беспилотные летательные аппараты и прочие автономные машины, управляемые искусственным интеллектом. К примерам проектных достижений для конкретных целей следует отнести создание винтовки M16, системы ночного видения, самолётов-невидимок и кораблей-невидимок на основе технологии Stealth.

Также для формирования представления о текущих целях и приоритетах агентства DARPA ниже представлен список реализуемых проектов агентства (табл. 3).

Таблица 3. Современные приоритеты исследований ДАРПА


В целом, ДАРПА представляет собой мощную научную организацию с гибкой структурой, огромным научно-техническим потенциалом. Руководствуясь актуальными антитеррористическими целями, агентство развивает технологии слежения и распознавания (лиц, речи, объектов), создания беспилотных боевых машин на базе искусственного интеллекта, а также новых систем связи и шифрования информации.

Как уже указывалось, аналогов РЭНД в России не существует, хотя «первые ласточки» в этом направлении промелькнули. Так, по итогам заседания Комиссии при Президенте по модернизации и технологическому развитию экономики России, прошедшем 22 сентября 2010 года на Раменском приборостроительном заводе, Президентом РФ было дано поручение «представить предложения о создании обособленной структуры в области заказа и сопровождения прорывных, высокорискованных исследований и разработок в интересах обороны и безопасности государства, модернизации Вооружённых Сил Российской Федерации, а также создания технологий и продукции двойного назначения, в том числе с учётом зарубежного опыта». Совершенно очевидно, что речь идёт о создании российского аналога американского DARPA как структуры, неоднократно доказавшей свою высокую эффективность.

Поскольку ДАРПА подчинено Минобороны США, постольку и российский лидер «с учётом зарубежного опыта» дал поручение Минобороны России. Срок исполнения, обозначенный в документе – 1 декабря 2010 года, давно истёк, но никаких конкретных шагов предпринято не было, только в прессу лишь изредка просачивается информация о том, что работа над новой структурой в ведомстве ведётся, и, возможно, поручение Президента всё же будет исполнено. Пожалуй, это один из немногих случаев, когда не следует критиковать Минобороны за неисполнительность, учитывая принципиальные различия в России и США систем финансирования исследований и разработок, закупок вооружений, уровень прозрачности оборонного бюджета, принципы и уровень конкуренции и т. д. Чтобы попытка пересадить американский опыт на российскую почву не была обречена на провал, необходимо понимание того, что сила ДАРПА в мозгах, мощной коллективной аналитике, опирающейся на достаточное финансирование. Поэтому для решения поставленной задачи, прежде всего, нужны опытные кадры.

В деятельности западных фабрик мысли стала обычной практика заключать контракты с политологами и экспертами разных стран, что сделало научные и политические кадры этих центров подлинно космополитическими. Постепенно в международном политическом сознании легализуется сам принцип глобального правления, (англ. global governance), тихой сапой проникающий в аксиоматику теории международных отношений. С 1995 года именно в Бостоне, США, бывший директор ТАПРИ (Tampere Peace Research Institute – Центр изучения проблем мира и конфликтов в г. Тампере, Финляндия) Р. Вэйринен руководит выпуском солидного ежеквартального журнала в точности под таким же названием – Global Governance: A Review of Multilateralism and International Organizations – Глобальное правление: обзор [по проблемам] многополярности и международных организаций, пропагандируя идею о том, что глобальное правление требует открытости всех обществ мира, а также определения круга избранных, обладающих правом управлять, и обоснования этого права. Из этой аксиомы следует задача подтолкнуть «закрытые общества» к преобразованию в нужном направлении, а также подготовить мир к замене основополагающих принципов международного общения, таких как суверенитет государства-нации и невмешательство во внутренние дела, созданием нового абстрактного субъекта международных отношений – мирового сообщества с правами вмешательства в дела суверенных государств. Де-факто такие подходы США и другие западные страны уже активно реализуют. Особенно активным в данном отношении был 2011 год.

З. Бжезинский, бывший советник по национальной безопасности Президента США, отмечал в мемуарах, что согласно новой стратегии клише защиты прав человека отпечатывалось на всех программах, речах, заявлениях, повестках дня, условиях. Идеология приоритета прав человека, вброшенная Дж. Картером и свернувшая США с пути разрядки, стала новой тактикой внешней политики, агрессивной по отношению к России.

Идеи глобализма созрели в СССР ещё при Н.С. Хрущёве, несмотря на его показные демагогические поношения капитализма и перенос принципа «обострения классовой борьбы» на взаимоотношения двух мировых экономико-политических систем. Во время его правления внешне реанимируются универсалистские мотивации политики, идея мировой революции, желание, не имея ни сил, ни средств, бежать наперегонки с капитализмом и бороться с ним за влияние на третий мир, что лишь истощало золотой запас страны. В то же самое время через систему тайных операций Запад умело усугубляет зависимость СССР от западной экономики и внешней политики, способствует переводу советской экономики на экстенсивный путь с резким увеличением экспорта сырья, а также исподволь готовит моральную капитуляцию перед Западом третьего поколения советской партийной и административно-научной номенклатуры через её втягивание в капиталистическую систему ценностей.

Этому служила деятельность открытых форумов, подобных Римскому клубу, призывавшему страны мыслить глобально и осознать мировую проблематику, якобы не зависящую от противостояния двух общественно-политических систем. Его призывы были обращены к международным интеллектуальным силам, глобалистские подходы пропагандировались как веление времени. В нашумевших первых двух докладах Римскому клубу в 1972-м [Медоуз 07] и 1974 году [Месарович 74], изданных на десятках языков многомиллионным тиражом, их авторы намеренно убеждали общественность всего мира в неизбежной гибели человеческой цивилизации вне механизма мирового контроля над ростом и развитием и предупреждали о невозможности всех следовать примеру развитых стран. В семидесятые годы в международном лексиконе был легализован термин «мировой порядок» и идея его пересмотра под эгидой мировой элиты (проект РИО: Reshaping the International Order, RIO, Реконфигурация мирового порядка – третий доклад Римскому клубу [Тимберген 76]).

Идея пересмотра мирового порядка, в первую очередь, направляла общественное сознание и мысль к глобализации, к поиску новых универсальных механизмов гармонизации доступа к мировым ресурсам, к использованию новых непрямых рычагов управления мировым развитием. Западу пришлось столкнуться с напором развивающихся стран, понимавших новый мировой порядок прямо противоположным образом и возмечтавших о справедливости, но принятые по их инициативе документы ООН «Декларация и Программа действий по установлению нового мирового экономического порядка» так и остались антиимпериалистическими иллюзиями. Именно в период эйфории «равенства и пересмотра несправедливого экономического порядка» строились механизмы и испытывались технологии глобального правления, формировались идеология и кадры – прослойка международных чиновников, насчитывающая десятки тысяч человек, переходящая из одной организации в другую и кочующая от Бангкока до Женевы. Запад выдержал все неизбежные издержки идеалистических надежд на подлинно «универсальный» глобализм и одновременно утвердил право именоваться мировым сообществом лишь для самого себя. Сразу же после краха СССР этот новый субъект международных отношений дал понять, что принцип равенства и универсализма не распространяется на прогресс и развитие. Организация Международный Зелёный Крест, созданная в 1993 году М.С. Горбачёвым после конференции Саммит Земли в Рио-де-Жанейро (1992), сразу же жёстко предупредила страны, что мир не может выдержать повторения бедными государствами опыта развитых, а в Киотской декларации (1993) было указано, что препятствием к решению глобальных проблем являются наши представления о национальном суверенитете. Адепты глобализации с удовлетворением отмечают возрастание юридического статуса последующих протоколов в качестве «шага к распространяемой справедливости».

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.606. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз