Книга: Аналитика как интеллектуальное оружие

3.10. Разработка организационной структуры аналитического подразделения

3.10. Разработка организационной структуры аналитического подразделения

Когда кто-то говорит о высокой эффективности рыночной экономики, следует понимать, что он под эффективностью имеет в виду эффективность функционирования системы управления, а не стоимостную эффективность, не эффективность расходования ресурсов и не какие-либо иные виды эффективности. Целью такой системы является не обеспечение оптимального режима функционирования каждого элемента системы, а оптимальность в среднем, так как именно наличие временных диспропорций является движущей силой ускоренного развития системы. Более того, предполагается, что благодаря росту функционального динамизма элементов и, как следствие, структурного динамизма системы, будет достигнут прирост эффективности работы отдельных элементов, улучшение адаптивных свойств системы в целом и ускорение эволюционного развития системы. Однако при этом забывают, что несбалансированные и неуправляемые структурные и функциональные изменения, разрывы в контурах управления, запаздывание с принятием управленческих решений нередко предшествуют кризису или вытекают из него. Это ярко продемонстрировала непродуманная конверсия оборонной промышленности в нашей стране. Опишу этот негативный пример несколько подробнее.

В конце 1991 года демонтировали отраслевую структуру управления Оборонно-промышленным комплексом (ОПК): ликвидировали Государственную комиссию СМ СССР по военно-техническим вопросам (она играла важную роль в старой отраслевой структуре управления промышленностью). Управление разработками и производством вооружения и военной техники полностью перешло к Минобороны России. Логика событий требовала реорганизации Министерства, а также сложившейся системы закупок вооружения и военной техники.

ОПК представлял собой организованную, управляемую структуру, объединяющую множество предприятий и организаций, его деятельность основывалась на государственном заказе, на централизованно распределяемых финансовых, трудовых и материально-технических ресурсах, а после ликвидации планово-распределительной системы и либерализации цен он стал зависеть только от объёмов прямого бюджетного финансирования. Утратив командные посты в Правительстве РФ (далее Правительство) и возможность влиять на распределение бюджетных ассигнований, ОПК имел лишь последнюю возможность бороться за своё существование в прежнем качестве – сохранить целостность комплекса и все подчиняющиеся ему предприятия и организации под единой организационной структурой управления. Однако в планах правительства по преобразованию оборонного комплекса важное место занимала программа приватизации, где планировалось провести демилитаризацию производственного сектора оборонной промышленности и её организаций, занимавшихся НИОКР, на основе развития негосударственных форм собственности и предпринимательства, сокращения госдотаций при свёртывании неэффективных производств (вплоть до закрытия предприятий), постепенного снятия ограничений на иностранную конкуренцию.

Цели и задачи ставились благородные – при реализации этой программы главными задачами в области конверсии на этом этапе должны были стать сохранение наиболее важных элементов производственного и научно-технического потенциала предприятий оборонного комплекса России, их максимальное использование для реконструкции экономики, развития социальной сферы, для создания импортозамещающих производств, расширения экспортных возможностей страны.

Предполагалось, что государство будет использовать широкий арсенал средств господдержки конверсии оборонных предприятий, таких как бюджетное финансирование конверсии, льготное государственное кредитование, использование внебюджетных госфондов конверсии, предоставление конверсируемым предприятиям налоговых льгот, разрешение предприятиям использовать для финансирования программ конверсии части валютной выручки от экспорта вооружений, а также от продажи лицензий и технической документации на их производство, содействие в получении иностранных инвестиций и безвозмездной помощи, приоритетное включение конверсионных проектов в иностранные кредитные линии, помощь предприятиям оборонного комплекса: методическая, юридическая, иная.

Одним из основных условий предоставления конверсируемым предприятиям и организациям материально-финансовой и технической помощи государства или содействия в предоставлении такой помощи со стороны отечественных и зарубежных инвесторов становилось изменение организационно-правовой формы собственности предприятий, их акционирование и коммерциализация в интересах эффективного функционирования в рыночных условиях. Вывод мощностей, относящихся к оборонному комплексу, за рамки сложившейся системы управления планировалось осуществлять через формирование хозяйственно независимых корпораций и концернов. Глубоко специализированные на производстве вооружений и военной техники предприятия, где конверсия крайне затруднена, а также крупные НИИ и КБ со сложнейшим и дорогостоящим оборудованием, пригодным только в разработках и испытаниях образцов вооружения и военной техники, планировалось преобразовать в казённые предприятия и базовые государственные научно-технические центры.

Предполагалось также, что создание и производство вооружения и военной техники для российских Вооружённых сил будет проводиться немногими узкопрофильными и глубоко специализированными оборонными предприятиями и организациями, принадлежащими государству и действующими на основе Положений о специализированных государственных предприятиях и о государственных научно-технических центрах. Кроме того, эти же работы могли, при необходимости, проводиться крупными диверсифицированными и независимыми от государства корпорациями, созданными путём преобразования многих предприятий и организаций оборонного комплекса в ходе их разгосударствления. Предусматривалось привлечение таких структур к выполнению военных заказов по контрактам, преимущественно на конкурсной основе, согласно Положению о контрактации по оборонным заказам (его ещё предстояло разработать). К тому времени предстояло реформировать Минобороны РФ и систему военных заказов. Большая часть предприятий ОПК подлежала переориентированию на функционирование в условиях свободной экономики, на развитие гражданских и «двойных» технологий с целью достижения высокого качества продукции российского машиностроения, завоевания и удержания мирового лидерства в отдельных областях научно-технического прогресса, закрепления позиций России на мировом рынке.

Для реализации этой модели на государственные органы управления возлагались задачи создания макроэкономических условий выполнения военных заказов, определения условий контрактации, выработки и реализации мобилизационной политики, обеспечения предприятий различными видами государственной помощи в условиях их загруженности оборонными заказами, решения проблем государственных инвестиций в предприятия, связанных с выполнением военных заказов, и т. д. Такова была концепция конверсии.

Что же получилось на практике? В условиях форсированного превращения экономики в открытую и одномоментного сокращения ассигнований на вооружения и военную технику (что составило к 1992 году более 60 %), реализация подобной концепции, альтернативной прежней, требовала государственного регулирования системы закупок вооружения и военной техники, формулирования чёткой промышленной, технологической и военно-технологической политики.

Однако вместо хорошо продуманной системы реализации этого замысла были в срочном порядке использованы заготовки конверсионных программ 1990 года, ориентированных на «физическую» конверсию и нереализуемых в условиях новой экономической политики и безуспешных попыток предложений западным инвесторам отечественных проектов. В программах Правительства периода 1993–1997 годов соответствующие разделы о приоритетах структурной политики были выдержаны в худших традициях чисто декларативных положений и не содержали ничего конструктивного. Отсутствие продуманной промышленной и технологической политики у правительства хорошо демонстрируют такие декларативно-декоративные моменты разделов о структурной политике как, например, ориентация на селективную политику, «точки роста», эффективные инвестиции, развитие экспортоориентированных производств и т. п., что Правительство впоследствии за многие годы так и не смогло реализовать.

Отсутствие новой военно-технической политики, отказ Правительства от государственного регулирования системы закупок вооружения и военной техники, возложенного на Минобороны России, резкое сокращение ассигнований привели к резкому ослаблению всего ОПК, последствия чего сказываются и сегодня.

Ход событий лихих 90-х показал: Правительство по ряду причин не смогло и не захотело последовательно выдержать задуманную концепцию конверсии, и фактически ситуация вышла из-под контроля исполнительной власти: всё выглядело, как будто шла реализация простейшей концепции демилитаризации экономики – любой ценой избавиться от неэффективных производств, предоставив предприятиям и организациям право самим искать место под солнцем (или луной?) в новой экономической ситуации. Основным и единственным механизмом реализации такой «концепции» являлась бюджетная политика в сочетании с программой приватизации – в основном, для естественной санации неэффективных предприятий. При такой самоустранённости Правительства РФ от всех других имеющихся в распоряжении государства методов регулирования реализовывалось по инерции только то, что потенциально было заложено в дореформенной экономике и не требовало никакой аналитики, ни напряжения ума, ни профессиональных знаний. Фактически шло дальнейшее сползание к сырьевой экспортной экономике, что в полной мере негативно сказывалось на ОПК.

В России поставили на себе решительный эксперимент: переход к рыночной модели регулирования экономики был начат прежде создания информационного и законодательного обеспечения процессов управления, до обеспечения идеологической функция государства, создания экономических предпосылок сохранения его целостности. Иными словами, рыночная модель не всегда и не для всех в равной степени пригодна и полезна: государство должно располагать большим запасом прочности, позволяющим преодолеть центробежные тенденции, рыночные цены должны корректироваться с целью соблюдения оптимальных пропорций в распределении ресурсов и запасов между государством, его подсистемами и элементами во избежание перекосов. Как только соотношение складывается не в пользу государства, оно оказывается не в состоянии мобилизовать ресурсы на погашение конфликта целей у его подсистем: когда теряют действенность даже моральные и идеологические стимулы, тогда государство резко ослабевает и вообще может прекратить своё существование.

Естественно, вследствие роста конфликтности системы её компоненты обретают повышенный динамизм, стремятся к наращиванию эффективности собственного функционирования и демонстрируют ряд положительных моментов, несвойственных им при плановой системе управления. Однако для наращивания динамизма системы требуется изменить систему управления ресурсами, произвести их перераспределение, закрепив необходимое за малыми, но чрезвычайно важными более мелкими компонентами системы. Рост эффективности всегда происходит за счёт некоторого снижения устойчивости, вызванного стремлением к сокращению рассматриваемых как балласт резервных мощностей, ресурсов и компонентов, непосредственно не участвующих в выполнении целевой функции. Тем самым получаемый благодаря указанным мерам прирост эффективности системы в целом приводит к общему снижению устойчивости системы, её способности функционировать в режиме эффективного расходования ресурсов.

В России переход к новой экономике происходил на фоне интенсивного разграбления ресурсов, что не могло не сказаться на состоянии государственных резервов. В одночасье утратив основные источники доходов, государство вынуждено было пойти на расходование государственных резервов, что отрицательно сказалось на его устойчивости как системы. Более того, резкая смена социальных приоритетов в сочетании с интенсивным и плохо управляемым расходованием резервов привела к криминализации общества. Надо сказать, что эти процессы происходили не без одобрения и содействия «международной общественности»: «чуткое руководство» со стороны различных фондов, транснациональных корпораций, финансово-промышленных групп, всевозможных советников (как правило, кадровых сотрудников иностранных спецслужб) вело не к перепрофилированию, а к дестабилизации и разрушению ряда государственных и общественных институтов.

Деструктивные процессы затронули и научно-образовательную сферу. После того как слово «академия» перестало быть «монополией» государства, а его использование стало возможным для именования общественных организаций, началась массированная атака на основы научного мировоззрения граждан. Появились академики оккультных наук, «народные» академики и т. п., что не могло не подорвать доверия к настоящим академикам и к РАН в целом, а заодно – и к самой науке, как инструменту управления обществом. Всплеск оккультизма и мистицизма никогда не был индикатором благополучия в обществе. Оккультно-мистические учения всегда взывали к жизни феномен фатализма, более свойственный именно азиатской культуре (по крайней мере, именно такой её изображает европейская литература). Россию стали подталкивать к мысли о том, что у неё есть особая «миссия» – миссия «великого третейского судьи», этакого демпферного государства-спасителя европейского мира от наступления «азиатской опасности».

Увы, под эти комплименты руководство страны нагружало нашу экономику тем, что можно было бы назвать словами бремя величия – и страшно, и жалко было отказываться от всего того, что наследовала Россия от СССР. Играя на сладких ожиданиях и державных амбициях, Россию заманивали в узкий коридор «обязательств перед мировым сообществом». Страна по инерции волокла посуху сани с камнями, от чего трудно было отказаться. Колоссальную роль в разрушительных процессах играли СМИ. Скажем об этом несколько подробнее.

Самой интересной для аналитика является зона объективной информации. Например, в последние годы по ТВ в программе Euronews европейцам и россиянам широко, подробно и аргументированно рассказывают о ситуации в Европе. При этом речь вовсе не идёт о сугубо провидческой и сакральной информации, подаётся та, что отражает мировую ситуацию по различным аспектам, соответствует тенденциям объективного развития, реальности в широком смысле. Объективны также прямые репортажи с мест событий по принципу No comments. Изменение климата, мировой финансово-экономический кризис, дефолт, новые технологии. Для их анализа нужны не догадки, мнения, идеологемы и аппелляции к 1913 году, а объективное и непротиворечивое системное Знание.

Объективная информация не зависит от доминирующих школ, подходов и научных мафий. В силу корпоративной организации отечественной науки я всегда с большой осторожностью смотрю на коллективные монографии: в них утрамбовываются противоречивые точки зрения отдельных авторов в нечто непротиворечиво-целостное. Научные школы – это реальная социальная сила, но иногда она может быть и деструктивной – вспомним Т. Заславскую с её концепцией неперспективных деревень, поспособствовавшей обезлюдить огромные просторы России. В западной классической социологии эти вопросы решены как-то продуктивнее с учётом того, что аналитики и «внедренцы» идей в практику крайне редко совпадают, это разные специализации.

Важную роль в аналитической обработке информации играет удачный контекст. Иногда даже весьма слабые по результативности научные работы весьма полезны и продуктивны благодаря изначальной высокой культуре поиска, последовательной строгой рубрикации. То же, наверное, можно сказать и о сайтах – иногда неполные, ограниченные, но строго следующие своему заявленному контуру подачи информации (например, первый блок – предметная область, объективная реальность, предметика; второй – мнения и подходы в её оценке, доминирующие точки зрения на ситуацию; третий – потребитель, востребованность информации, обратная связь) – весьма активны, интересны, конструктивны.

По моему мнению, любые комплексные исследовательские проекты имеет смысл начинать только при условии получения информации с уровней выше уровня Белого шума. Первокирпичиками могут быть только непротиворечивые конкретные исследования в конкретных сферах, например социологические.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 1.446. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз