Книга: Аналитика как интеллектуальное оружие

3.11. Особенности теоретико-методологической подготовки аналитиков

3.11. Особенности теоретико-методологической подготовки аналитиков

Большие проблемы государственной значимости имеются в системе подготовки специалистов в области ИАР. Фактически в настоящее время, несмотря на возросшую потребность органов управления самых различных уровней в кадрах аналитиков, система их подготовки в общегосударственном масштабе развита крайне слабо. В большинстве своём программы обучения либо устарели и не соответствуют современным требованиям, либо оторваны от реалий ведения ИАР. Всё больше руководителей в России одну из важнейших причин распада СССР видят в слабости отечественной аналитической школы (традиции). Как следствие, происходит активное вытеснение её самобытной конструктивной составляющей, замещаемой методологической системой, заимствованной у зарубежных аналитических школ (чаще всего американской), что не всегда оправданно. Чаще всего это приводит к нарушению соотношения между коллективной и индивидуальной формами ИАР.

Актуальность изучения основ аналитической работы проистекает из необходимости более глубокого освоения современных интеллектуальных технологий как важного условия профессионального совершенствования специалистов, работающих в сфере государственного и муниципального управления, бизнесе, СМИ, научной сфере и т. д. Много лет я ратую за необходимость преподавания учебной дисциплины «Основы аналитической работы в сфере государственного и муниципального управления» (примерный тематический план и квалификационные требования к подготовке аналитиков приведены в Приложении 4). Эта дисциплина, по моему мнению, должна быть важной составной частью всего комплекса дисциплин, обучающих различным аспектам управленческой деятельности. Но, к сожалению, в абсолютном большинстве вузов страны, готовящих управленческие кадры, такая дисциплина остаётся невостребованной. Верю и знаю: когда-нибудь ситуация изменится к лучшему. Остаётся лишь работать в данном направлении, готовить почву и сеять зёрна, из которых вырастут поколения будущих аналитиков.

С 1995 года в России принимались меры по созданию чётких механизмов кадрового обеспечения государственной службы, но пока их явно недостаточно. Попытки воспроизвести нечто подобное «Табели о рангах», введённой Указом Петра I в 1722 году, были, скорее, имиджевыми, имитационными. Пытались создать «Реестр государственных должностей гослужбы РФ» (на него ссылается Федеральный Закон РФ «Об основах госслужбы РФ» от 31.07.95, № 119-ФЗ, однако всё было безрезультатно, и через пять лет, в 2000 году Указ Президента РФ от 11.01.95 № 33 «О Реестре государственных должностей федеральных государственных служащих» утратил силу. Эти меры по упорядочению кадрового обеспечения госслужбы, указывают на архаичность мышления, отсутствие научно обоснованных подходов к решению проблемы, склонность к заимствованию опыта петровской эпохи. При этом копирование атрибутов зачастую замещает сущностную составляющую комплекса идей, заложенных в законе 1722 года. Такой подход можно рассматривать, скорее, как попытку создания базы для масштабной манипуляции общественным сознанием, нежели меры для реального улучшения ситуации.

Одним из примеров конструктивного подхода к решению проблемы подготовки руководящих кадров является система мер по реализации Указа Президента РФ от 23.07.97 № 774 «О подготовке управленческих кадров для организаций народного хозяйства РФ», однако и здесь прослеживается всё та же тяга к методам петровской эпохи. Безусловно, положительный эффект от прохождения обучающимся зарубежной стажировки трудно переоценить, однако этот подход имеет ряд досадных недостатков. Мы опять тиражируем ошибки прошлых лет. Вместо того чтобы выделить наиболее общее и применимое в современных условиях, мы закапываемся в мелочах. Так, по завершении Второй мировой войны в ходе специальной операции Paper Clips в 1946 году США вывезли из капитулировавших Германии и Японии документацию свыше миллиона изобретений и патентов [Шнейдер 57], в то время как СССР основной упор сделал на вывоз станков, технологического оборудования (частное вместо общего). Об ошибочности такого решения руководства СССР свидетельствуют восторженные отклики американских бизнесменов, ознакомившихся с вывезенными документами. Однако вскоре ущербность принятого решения (именно этого решения) была осознана руководством, были предприняты шаги к исправлению сложившейся ситуации.

В соответствии с Лондонским соглашением между государствами-членами антигитлеровской коалиции от 27.07.46 г. раскрытию путём опубликования подлежало 364 тыс. германских патентов, зарегистрированных до 01.08.46 г. Во исполнение этого соглашения по распоряжению президента Г. Трумена Библиотека Конгресса США (крупнейшая в мире) стала издавать библиографический еженедельник с рефератами захваченных патентов и документов, эти еженедельники рассылались по 125 библиотекам США. Тогда же, в 1946 году, представители Минвнешторга СССР сделали крупнейший заказ на копии документов (2 тыс. копий) на сумму 5594 долларов – ныне смехотворная сумма, особенно если учесть, что после всего лишь трёх часов работы в бюро Управления технической службы руководитель одного из американских коммерческих исследовательских учреждений сказал, что, благодаря небольшому преимуществу перед конкурентами во времени, те записи и зарисовки, которые он успел сделать с ряда только готовящихся к опубликованию документов, принесут его фирме, по меньшей мере, полмиллиона долларов прибыли [Шнейдер 57].

Нынешняя практика во многом повторяет ошибки прошлого, поскольку не создаёт предпосылок для тиражирования полезного опыта. В условиях, когда канула в прошлое практика обмена опытом в СССР, когда производились кадровые перестановки в масштабах целых отраслей народного хозяйства, теперь опыт, полученный специалистом в ходе стажировки, закрепляется только на конкретном предприятии, частично оплатившем его обучение (опять частное вместо общего).

Заметим, что при Петре I обученный за границей специалист, становясь руководителем, был настолько близок к подчинённым, что, по сути, являлся для них и преподавателем. В большинстве же современных организационных структур круг лиц, находящихся в непосредственном контакте с прошедшим подготовку специалистом, весьма ограничен, а значит, функция передачи опыта не реализуется. Государство может позволить себе такую роскошь только в двух случаях: либо экономика строится с нуля при полном отсутствии образовательной инфраструктуры, либо это государство достаточно богато для того, чтобы обеспечить передачу опыта без его тиражирования. Похоже, 300 лет тому назад в России люди были умнее… Если попытаться представить себе Петра I в современных условиях, то, скорее всего, он избрал бы стратегию проведения зарубежных стажировок в первую очередь для преподавательского и административного состава высших и средних учебных заведений (!), а также для сотрудников научных подразделений. С одной стороны, это позволило бы реализовать функцию тиражирования опыта, а с другой – обеспечило бы приток новых идей, способствовало бы дальнейшему совершенствованию методологии, организационных принципов и технологии выработки управленческих решений.

Странно, но до сих пор остались непонятыми те идеи, которые были заложены в петровских законах. Почему так притягательны основные идеи «Табели о рангах», чем был хорош этот закон? Попытаемся ответить кратко:

– в законе 1722 года были закреплены принципы формирования иерархии государственного управления, более того – гетерархии (иерархии с многими вершинами, для которых была установлена единая метрика – ранг), поскольку были описаны параллельные пирамиды управления – гражданская, военная и прочие, к ним приравненные;

– там был дан перечень критериев, определявших процедуру перехода с одного уровня иерархии на другой;

– была введена система экзаменов на получение чина;

– были чётко определены процедуры получения и наследования привилегий (что очень важно для русского менталитета); привилегии непосредственно сказывались и на качестве образования, которое мог получить отпрыск, были регламентированы даже процедуры передачи дворянского титула детям, рождённым до момента получения дворянства родителями.

Увы, эти идеи XVII века (не XVIII, так как Петр I позаимствовал их из европейской практики, а его заслуга – в их адаптации к условиям России) без творческого осмысления и развития перекочевали в нынешние российские законодательные акты, тогда как сегодняшние условия требуют гораздо большего. А именно:

– регламентирования порядка и правил горизонтального взаимодействия между разными пирамидами управления, перехода к реальному функционированию гетерархических систем, что особенно важно в условиях рыночного (да и не только) хозяйствования;

– разработки и внедрения механизмов учёта уровня аналитического мышления конкретного лица, принимающего решение (ЛПР);

– разработки системы отбора, обучения и планирования карьеры конкретных ЛПР.

Без творческого развития старых, но конструктивных идей прогресс невозможен. В противном случае негативные тенденции, порождённые «Табелью о рангах» в ту эпоху, будут неминуемо воспроизведены в условиях современных. Некоторые ответы, а вернее общие контуры ответов на вопрос «как этого избежать?», содержатся в данной книге, однако для их возможного применения в конкретных отраслях управления требуются дальнейшие исследования.

Существует противоречие между требованиями к подготовке руководителей информационно-аналитических подразделений и спецификой программ переподготовки и повышения квалификации руководящего состава, предлагаемых системой дополнительного образования. Система переподготовки специалистов утратила комплексность подхода, раскололась на школы узкой специализации. Это способствует утверждению в информационно-аналитическом подразделении, подчинённом руководителю, прошедшему такую подготовку, диктата узкоспециальной методологической системы, что снижает качество информационной работы.

В современных аналитических структурах функции аналитика определены двойственно: с одной стороны, он должен осуществлять эффективное сжатие, концентрирование значимой информации, а с другой стороны – апробацию модели проблемной ситуации, созданной им в результате аналитической работы (в англоязычной литературе для обозначения этого понятия часто используют термин картина мира, а при наличии набора альтернативных моделей, особенно прогностических, говорят об «альтернативных мирах»), либо предложить способы её проверки в будущем. Выполняя первую функцию, он должен отбросить лишнюю информацию, выделить только главные факторы, тенденции, риски, угрозы, закономерности, проявляющиеся на интересующих заказчика уровнях иерархии, и тем самым, повысив уровень абстрагирования описаний, выйти на уровень обобщений в иерархии описаний рассматриваемой им системы. При реализации же второй функции он должен быть в состоянии критически оценить результаты своей работы, выполненной на первом этапе, для чего перейти от высших уровней абстракции к более конкретным описаниям, то есть «спуститься» по иерархии способов описания рассматриваемой системы на предметный уровень.

Таким образом, эксперт-аналитик должен уметь работать как в направлении ВВЕРХ по лестнице иерархических уровней смыслового содержания материала, так и в направлении ВНИЗ, в сторону конкретизации смысла данной работы и определения её значения для заказчика. В некотором смысле, это два антисимбатных направления осуществляемой им информационно-аналитической работы.

Есть и ещё одна сторона работы аналитика. Отслеживая процессы, он восстанавливает информацию о предыдущих состояниях рассматриваемого объекта, так как синтезировать прогноз можно лишь на основе полных знаний о состоянии объекта в прошлом. Использование научного подхода в прогнозировании требует от аналитика знания начального состояния объекта и законов его изменения. Следовательно, для разработки прогноза аналитик должен составить гипотезу о временной развёртке событий в будущем: выдвинуть предположения, теоретически обоснованные по данным о настоящем состоянии интересующего объекта. В то же время для других классов задач существеннее способность эксперта-аналитика определить будущее или предшествующее состояние объекта по динамике состояний. Это говорит о том, что типы деятельности этих аналитиков должны различаться, поскольку один «программируется» состояниями, а другой процессами.

А.А. Шиян разработал теорию социальных технологий (СТ), позволяющую в работе с информационными потоками решать два класса задач, а именно описывать присущие самому эксперту-аналитику способы:

– восприятия информации, прежде всего, комплекса параметров и характеристик, останавливающих его внимание и используемых им в ходе анализа;

– представления результатов своей работы; сюда относятся итоговые характеристики, параметры, формат и вид представления результата и т. п. [Шиян 02].

Эти знания имеют реальную практическую значимость, поскольку позволяют составить представление об аналитике и возможных результатах его работы ещё до его ознакомления с некими данными. Задачи такого класса имеют чрезвычайно высокий приоритет при необходимости обеспечения конфиденциальности.

С другой стороны, СТ – это мощный инструмент составления горизонтальных структур из имеющихся экспертов-аналитиков, чтобы их совместная деятельность в рамках таких горизонтальных образований обеспечила наиболее эффективную информационно-аналитическую работу всего коллектива экспертов-аналитиков.

В одном и том же коллективе можно выделить группы аналитиков, способных в соответствии со своими индивидуальными стилями выполнять ИАР одновременно или последовательно. В СТ выделяют отношения между стилями как симметричные, допускающими совместную деятельность, так и асимметричные, когда информация между типами (между реальными экспертами-аналитиками) передаётся только в одном направлении, а её движение в противоположную сторону заблокировано. Это позволяет целенаправленно формировать состав аналитических групп для обеспечения требуемого качества ИАР, например, для гарантии необходимого уровня изоляции информационных контуров в ходе ИАР без дополнительных организационно-технических мероприятий, что важно при разработке одним коллективом аналитиков альтернативных проектных решений или при необходимости соблюдать заданный уровень конфиденциальности, когда одновременно идёт работа над различными проблемами или с несколькими группами заказчиков.

Аналитическая работа всегда фокусировалась на фигуре эксперта-аналитика. Именно он является главным, а зачастую и решающим звеном ИАР. В то же время эксперт-аналитик – это и наиболее «несовершенное» звено в технологиях информационно-аналитической работы, с трудом поддающееся «автоматизации», а значит, и «моделированию». Непредсказуемость поведения эксперта-аналитика в контексте конкретной ситуации является фактором, снижающим степень надёжности и прогнозируемости функционирования информационно-аналитических подразделений (ИАП). Таким образом, сегодня проблема построения моделей для описания личностной специфики аналитика, сказывающейся на всей информационно-аналитической деятельности коллектива, чрезвычайно актуальна. Решение этой проблемы и последующее внедрение соответствующих моделей в практику ИАР способно перевести информационно-аналитические технологии на качественно новый уровень результативности и надёжности.

В последние годы в этом направлении важные результаты получены рядом исследователей [Шиян 02], [Бахтияров 97], [Переслегин б/г].

Шиян А.А. – родоначальник научного направления «социальные технологии». Проживает в Украине. Кандидат физ-мат. наук, широко известен в научных кругах (академик Нью-Йоркской академии наук, биография приведена в американских справочниках Who’s Who in the World, 1999, 2001.

Бахтияров О.Г. – автор концепции психонетики, разработчик методологии деконцентрации, корпуса техник активизации сознания и прямой работы с сознанием. Создал психонетическую сеть, действующую с 2006 года с целью подготовки интересующихся по психонетической программе с возможным участием в разработке новых методов работы с сознанием и их практических приложений. На текущий момент сеть включает Университет эффективного развития (Киев), Институт психотехнологий (Санкт-Петербург), Институт психонетики (Москва), Мастерскую психонетики (Ростов-на-Дону), ряд самостоятельных групп в других городах России и Украины. Переслегин С.Б. – эксперт Центра стратегических разработок Северо-Запад. Социолог-системолог, писатель, футуролог, педагог. Участник и ведущий многих организационно-деятельностных игр, преподаватель методологической школы кадрового резерва, создатель кадрового проекта Вращающие двери, один из руководителей межрегионального проекта подготовки кадров Санкт-Петербургская школа сценирования. Работает в области социального проектирования. Проводил разработки по транспортной и социальной связности. Принимал участие в исследованиях по ситуационному (контекстному) управлению и общей теории административных систем. Автор более 30 работ по вопросам теории систем и теории стратегии. Проводит интересные курсы, например: «Социальное управление и социальные двигатели» – курс стратегического менеджмента для управления в кризисных ситуациях; «Форсайтные исследования» – изучение современных методов прогнозирования (http://www.psychotechnology.ru/teachers/item15.html).

А.А. Шиян разработал и апробировал на практике методики априорного установления типов информационно-аналитической и управленческой деятельности людей вне зависимости от её условий. Они позволяют решить ряд задач повышения эффективности функционирования информационных подразделений и индивидуальной информационной работы экспертов-аналитиков посредством оптимизации информационного взаимодействия в группе и рационального распределения разнородной информации между аналитиками. Благодаря таким подходам достигается максимальная результативность информационной работы каждого отдельного эксперта. Более того, внедрение социальных технологий в практику информационно-аналитической работы способно оптимизировать параметры информационного взаимодействия не только в рамках произвольного уровня иерархической информационно-аналитической или управленческой системы (по горизонтали), но и решить задачу оптимизации информационного взаимодействия между уровнями (по вертикали). Социальные технологии вооружают управленца инструментами для организации бесконфликтного управления в коллективе, а также методами информационного управления (значение последнего утверждения будет раскрыто несколько позже). Методы и результаты, полученные исследователем в рамках социальных технологий с акцентом на прикладных аспектах предлагаемых методик, очень важны, интересны и необходимы аналитикам-профессионалам.

Благодаря разработке концепции абстрактного информационного автомата был сформирован базис для унифицированного описания информационных процессов, протекающих в некоей иерархической системе. Подобные автоматы способны работать с восьмью различными типами базисных составляющих информации (оригинальную их классификацию предложил А.А. Шиян). Имеется много экспериментально установленных фактов, свидетельствующих в пользу выводов автора и подтверждённых как результатами его собственных экспериментов, так и другими учёными. Современная наука даёт много конкретных примеров и подтверждений, закреплённых на разных уровнях описания – от общей теории систем до реальных объектов, таких как природные и социальные системы.

Например, в рамках социальных технологий получено первое теоретическое доказательство известной в инженерной психологии эмпирической закономерности, указывающей: по истечении 20 часов с момента восприятия информации от неё в памяти индивида сохраняется лишь 25 % [Ломов 82].

А.А. Шиян разработал также теоретический аппарат описания способов построения иерархических систем различной конфигурации, применимый для описания как иерархий социальных систем, так и информационно-аналитических задач, когда происходят сжатие информации и конкретизация её смысла. Эти результаты впервые позволили достаточно строго описать весьма широкий класс задач, ранее допускавших описание только посредством нечётких вербальных переменных.

Есть и специфический класс задач, весьма важных для повышения эффективности ИАР, это задачи моделирования целей потребителя продукта ИАР. Этот класс задач был практически не разработан и достаточно слабо освещён в существующих концепциях ИАР, хотя хорошо известен тот факт, что смена руководителя информационно-аналитической службы практически всегда приводит к изменению стиля и способа осуществления ею ИАР, а иногда весьма негативно сказывается на её эффективности. Социальные технологии А.А. Шияна позволяют описать «самые важные» конкретному человеку классы информации, необходимые для принятия эффективных решений. Прогнозирование (ранее заменявшееся простым предугадыванием) требований будущего руководителя к сотрудникам и к способам проведения ИАР вообще, заблаговременное получение представления о стилистике его отчётов и выборе аргументации, – всё это позволяет выбрать оптимальную из возможных кандидатур на пост руководителя информационно-аналитической службы, то есть кандидатуру, определённо подходящую для решения поставленных перед этой службой задач.

Переходя от внутренних проблем потребления/оценивания деятельности отдельных аналитиков в какой-либо организационной системе (включая систему ИАО) к проблемам взаимодействия с потребителем, можно указать: применение СТ позволяет описать параметры информации, необходимой конкретному потребителю продукта ИАР для принятия им эффективных решений: социальные технологии описывают, прежде всего, стиль управления, присущий потребителю такой информации. По сути, поэтому информационно-аналитические службы перекодируют информацию в смысловые структуры всё более высокого уровня иерархии. Они также осуществляют «перевод» информации на язык, доступный потребителю, трансформируя описание поступающей на вход такой структуры картины мира в картину мира, доступную потребителю для восприятия, что необходимо при выработке им решений.

Подводя итог, можно сказать: социальные технологии – это аппарат, достаточно мощный как для моделирования, так и для управления в масштабах от отдельного человека и до общественной системы в целом. Это даёт возможность использовать их в качестве перспективной модели мира при осуществлении информационно-аналитической деятельности, что позволяет выделять главные и перспективные явления, ситуации, тенденции и направления, применять в развитии широкого круга социальных и экономических явлений. На уровне же общественно-политическом социальные технологии уже сегодня предоставляют достаточно широкие возможности для управления внутренними социальными и экономическими состояниями и процессами, а также для влияния на другие страны, что переводит СТ в ранг перспективных технологий, использование которых способно воздействовать и на геополитическую обстановку.

Современный аналитик должен профессионально оперировать широким спектром разнообразных знаний, обладать хорошей методологической вооружённостью и многими другими интеллектуальными качествами. Он должен стремиться к энциклопедическим знаниям, это поможет ему лучше понять суть происходящих в обществе процессов. Но необходимо сказать и о нравственной составляющей в деятельности аналитика. Аналитический, рациональный склад мышления способен привести к установлению чрезмерно технологичного подхода к вопросам бытия, в том числе – недооценке морали. Мораль – социальная производная, форма общественного сознания. Есть классовая мораль, у нацистов тоже была своя мораль – расовая, и т. д. и т. п. Понятно, что нельзя рассматривать объективные динамические процессы любой природы с точки зрения морали. Аналитику часто всё равно, что он прогнозирует – экспорт зерна из страны или демографическую ситуацию – ему нужны только абсолютные показатели интересующего процесса за равные временные промежутки и соотношения величин аргументов влияния за контрольное время. Если он спрогнозирует увеличение преступности, или падение рождаемости или увеличение смертности, его не должны обвинять в аморальности и содействии этим процессам, тем паче вообще в «непатриотизме»! В противном случае прогнозы и аналитические разработки станут делаться под заказ, по принципу чего изволите. У меня лично большой (20 лет!) опыт борьбы с подобного рода «аналитикой».

Но существует и опасность отказа от одного из главных достижений человечества – системы этических норм, нравственных устоев, объявления её «неэффективной». При несовершенной системе подготовки аналитиков и недооценке нравственной стороны возможен эффект синтеза этакого лишённого всяческих комплексов гомункулуса, стремящегося использовать полученные знания для достижения односторонних личных преимуществ и даже преступной деятельности. Подобный эффект наблюдался в фашистской Германии, когда истинные арийцы, полагая, что они превыше сострадания и культуры, совершали беспрецедентные по масштабам и изощрённости преступления, собственно, и подготовившие крах фашистской системы, ибо против неё выступил весь цивилизованный мир. При подготовке аналитика необходимо не только как можно быстрее развивать в нём профессиональные способности, но и всемерно укреплять нравственную и эстетическую составляющие человеческой личности.

В самом деле, нужно разделять технологии и цели. Именно целями и определяются этические нормы, а они в масштабах истории всегда относительны: это как раз доказывает, что даже благая цель не должна достигаться любыми средствами.

В эпоху расцвета испанской инквизиции (конец XV – середина XVI в.) беспринципность была возведена ею в принцип: Finis sanctificat media (лат. цель оправдывает средства). Иногда авторство её приписывают Никколо Макиавелли, отцу политологии, и, хотя в его сочинениях [Макиавелли 82] точно такого высказывания нет, тем не менее, они, прежде всего трактат Государь, выражают этот принцип всем своим содержанием.

Оценка деятельности и стимулирование труда аналитиков. В настоящее время налицо серьёзное противоречие между существующей схемой оценки деятельности аналитиков и изменившимися общественными приоритетами, из-за чего существующие механизмы мотивации и стимулирования этой деятельности утрачивают свою действенность. Это вызвано отсутствием объективных критериев оценки, технологий учёта личного вклада каждого аналитика в коллективное создание информационного продукта. Как правило, система стимулирования труда не идёт дальше схем типа «оклад независимо от результата» или «оклад плюс премия», реже «оклад плюс процент от прибыли». Последние два варианта оказывают, пожалуй, самое пагубное воздействие, поскольку ведут к выделению из общего перечня направлений ИАР группы невыгодных заказов – на них аналитики стараются сэкономить усилия. В то же время игнорируется практика применения рейтингов, одновременно действующих как в материальной, так и в моральной сфере.

Сейчас аналитиков стимулируют преимущественно морально, при этом даже их карьерный рост рассматривается скорее как возможность более эффективного распоряжения личным интеллектуальным ресурсом в интересах достижения общей цели – то есть, опять же, это можно рассматривать как разновидность морального стимулирования, хотя, естественно, карьерный рост сопровождается ростом заработной платы. Однако следует отметить и позитивные тенденции. Руководители многих крупных государственных структур и частных компаний стали понимать, что за светлую голову надо хорошо платить. При этом как только ни называют такую светлую голову: с одной стороны, вроде бы уважительно – участник группы интеллектуального прорыва или топ-менеджер, но с другой, с явной или маскируемой насмешкой – яйцеголовый, головастик, мозговой штурмовик, мистер Супермозг (персонаж популярного мульфильма).

В деле отучения среднего человека от мыслительной деятельности преуспели все виды общественного устройства: тоталитарные режимы и демократии разного толка, монархии в широком спектре версий (от самодержавной до конституционной), и вожди папуасов. Доступ к настоящему серьёзному Знанию закрыт и сейчас, прежде всего, из-за обилия ненужной информации, прячущей в своей громадной рыхлой куче становящуюся малодоступной сущностную информацию, несущую настоящее Знание. В этом смысле каменный век и век информационных войн вполне совместимы, ибо информация всегда была инструментом установления господства. Информационно-психологические технологии манипулирования сознанием масс продолжают совершенствоваться. Старая формула divide et impera (лат. разделяй и властвуй) – это, прежде всего, девиз информационной войны, в которой действуют методы информационного геноцида, информационной блокады, информационного уничтожения противника. Об этом стоило бы поговорить отдельно.

Мне импонируют в этом смысле подходы П.Ю. Конотопова, моего соавтора по Аналитике, книге, предваряющей эту. В настоящее время он возглавляет одну из аналитических структур в Москве – «Коллегию аналитиков», готовящую специалистов для информационно-аналитических подразделений. Он ввёл понятие картина мира (реального мира и модельного) для характеристики личности исследователя, руководителя, аналитика. Считаю данный подход весьма интересным, продуктивным и достойным творческого развития. Сформировать у каждого члена общества правильную картину мира, мотивацию к постоянному интеллектуальному росту, привить навыки эффективного использования информации – это значит предоставить ему реальную возможность результативной учёбы, овладения знаниями, построения жизни и карьеры, управления своей судьбой, судьбой государства.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 1.161. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз