Книга: Аналитика как интеллектуальное оружие

2.10. Принцип вертолёта при моделировании реальных ситуаций

2.10. Принцип вертолёта при моделировании реальных ситуаций

Для наглядности преподавания я ввёл приём, названный мною как принцип вертолёта. Суть его в том, что при исследовании какой-либо предметной области, явлений и процессов, происходящих в реальной жизни, крайне важно получить в самом начале общее целостное представление об объекте, и лишь потом можно переходить к детализации. Этим приёмом многие десятилетия активно пользовался выдающийся педагог В.Ф. Шаталов из Донецка при разработке опорных конспектов для школ. В книге [Кара-Мурза 09] хорошо показано, чем отличается школьное образование у нас в стране и на Западе, где как раз учащимся специально не дают полноценной картины мира, фрагментатизируя её и делая упор на подачу узкоспециализированного знания. Как тут не вспомнить древнеиндийскую мудрость, цитируемую в рёриховской Агни-йоге: «Можно давать целую чашу, можно её не давать, осколки же – ранят» [Рёрих 92].

Наглядно принцип вертолёта можно сформулировать, как от простого сложного к простому составляющему, и изобразить, как показано на рис. 10. Этот подход, по моему мнению, более эффективен, чем устоявшийся и применяемый повсеместно в отечественной педагогике подход от простого к сложному.


Рис. 10. Графическое изображение «принципа вертолета». Предметная область аналитического исследования (факты, явления, процессы…)

Принцип вертолёта удобно использовать при составлении аналитической карты проблемного поля, при ситуационном и синергетическом анализе, в практической работе ситуационных центров.

Разобраться в разноплановом содержании информационного поля, где может «скрываться» любая проблема, непросто. Информация «растёт» снизу вверх, разрастаясь и ветвясь как дерево, причём её смысловые конструкты могут «маскироваться» в листве этого дерева – в обилии описательных характеристик его деталей и иного, несущностного «информационного шума», почти не имеющего практического значения. В большинстве даже блистательно соструктурированных информационных сообщений, ярко выражающих фактографическую сторону и реминисценции на фактаж по поводу какого либо события или явления, как правило, превалируют описательные характеристики, тогда как зависимости сущностно-смысловые и причинно-следственные в анализе проблем авторы этих сообщений показывают редко.

В настоящее время существует немало замшелых ретронаучных школ, что пережили советское академическое время, но сейчас малопродуктивны, почти архаичны, их методики работы не меняются годами, не отражают требований сегодняшнего дня. Люди в них «работают», надувают щёки и семинарят, хотя ценности для будущего почти не представляют. Многие появившиеся за последнее десятилетие частные вузы взяли под свою опеку значительную часть последователей этих школ. Нередко это весьма неглупые люди с неплохим социальным статусом, хотя и чересчур политизированные в ущерб науке. Иногда они создают весьма изощрённые тенденциозные псевдонаучные конструкции, что вовсе не делает их от этого более актуальными, ибо им не соответствует никакая реальность в современной России. [Назаров 99], [Носовский 12], [Жеребчиков 05], [Мегре 07]. Конечно, они по-своему интересны и у них всегда будет немало сторонников.

Современные геополитика, общая и военная история, теория управления пополняются всё более любопытными исследованиями, методологией, фактажем, опровержениями сложившихся стереотипов, их интересно просматривать для общего ознакомления, однако ключевыми для интеллектуального прогресса всё же являются яркие личности, научные школы с большой степенью осведомлённости о закрытых внутренних процессах, методологически адекватные современности, обладающие большой интегрирующей емкостью. В их числе И.В. Бестужев-Лада, О.И. Генисаретский, Ю.В. Громыко, В.Я. Дубровский, И. Панарин, В.М. Розин, Р.А. Силантьев, П.Г. Щедровицкий, отчасти О.А. Платонов [Силантьев 07], [Платонов О 12]. Их метафизическая (концептуально-историософская) составляющая, взятая вне их частных инициатив и высказываний по отдельным поводам, весьма продуктивна, инструментальна в отдельных системных вопросах, востребована и широко представлена в публикациях.

Наряду с этим, существует ряд идеологических продуктов, созданных в стиле Project management. Под этим термином можно понимать достаточно успешные коллективные интеллектуальные игры (работы уже упоминавшегося тандема Фоменко-Носовского), достаточно настойчиво и последовательно продвигающие внешне убедительную парадигму. Например, книгоиздательские программы издательств «Вече» («Причины гибели СССР», серия книг о Сталине); «Алгоритм», Фонда Сороса, где вовсе не всё деструктивно, есть и вполне добротные издания, написанные на современном научном уровне и на русском материале (многие исследования часто проведены на иностранные гранты российскими авторами). Примером такой доступной квинтиссенции достаточно объективного уровня анализа является постоянно пополняющаяся американская свободная интернет-энциклопедия на английском (Wikipedia.org) и русском (Wikipedia.ru) языках. Сюда же можно добавить почти все сугубо инструментальные отечественные и западные профессиональные издания по вопросам бизнеса, менеджмента, которые как правило ни под кого не заточены специально и достаточно универсальны. Подобные работы позволяют аналитику лучше понимать обусловленность корпоративного строительства. Хотя они бывают и самодостаточными, системообразующими, подменяющими иное, более слабое целеполагание, например, такова «Дианетика» [Хаббард 93].

Научные гранты, однозначно идеологически нацеленные программы типа «Золотой Лев», «Левада-Центр», «Центр Карнеги» и т. д. являются примерами многогранной деятельности различных команд, идеологически сопровождающих продвижение и борьбу политических кланов, и корпоративное строительство. По форме такие команды часто совпадают с редколлегией (сайта, журнала, издательского холдинга), руководством партии, но этим не исчерпываются. Обычно эти объединения если и не выходит на уровень реальной политики, то всегда имеют свою многообразную историю (становления, вовлечённости, периферии и заимствований, механизмы социального заказа) и выходят на первоклассного политического лидера, являясь его референтным окружением. И.Б. Чубайс (брат А.Б. Чубайса) с его семинарами, Щедровицкие (отец и сын), «Театр на досках» С.Е. Кургиняна, Игорь Яковенко, В.В. Жириновский, А.Г. Дугин, породившие целые сонмы текстов, комментариев, команд, заимствований, подражаний, альянсов и имитаций. Здесь нередко разобраться сложно – кто с кем и против кого «дружит», но типология просматривается.

Информационное поле в России постоянно покрыто малоструктурированной информацией, называемой белым шумом. Есть несколько десятков псевдонаучных политологических сайтов, где вся информация такого рода связывается в некие псевдорационалистические симфонии. Всё во всём, трактовки, объективки, перекрёстные ссылки. Трудно сказать, кто и как, и для чего их финансирует, кто нуждается в этой «информации» и пользуется ею, однако некоторые соображения можно высказать.

Белый шум может часто совпадать с научной информацией, но лишь по форме. Его истинный характер, рациональный или псевдорациональный, из него самого не следует – в отрыве от целеполагания, поставленных или решаемых задач (всегда закрытых). Принципиально важно, что любой грамотный аналитик на основе этого материала, имеющегося в открытом доступе в Интернете, может сам вывести, найти, уточнить, понять существующее положение дел, хотя эта «информация» порой сильно варьирует от размытой до просто абсурдной. Типичные особенности этих развёрнутых сайтов: избыточная «информация», «информационный» хаос, подмена понятий. Когда многие разнокачественные, разнонаправленные и разнозначимые явления в этой «информации» рядоположены, предлагаемая тут же их рубрикация (структуризация) становится бессмысленной, имитирующей. И хотя прямая дезинформация не столь часта, в прессе нередко используются приёмы бухштабирования, когда большое преуменьшают до малого, а из мухи раздувают слона.

Бухштабирование – (рассыпные буквы), получивший распространение в России, как и во всём мире, приём, когда при электронном письме (SMS, e-mail) слова или краткие выражения заменяют английскими аббревиатурами, иногда ребусными: IMHO (in my humble opinion по моему скромному мнению), ASAP (as soon as possible – как можно скорее), w8, так как 8 читается эйт, всё слово на слух будет уэйт, то есть англ. wait – подождите, 10Х, то есть 10 читается тэн, а всё вместе тэн_кс, что на слух почти совпадает с англ. т(ф)энкс – thanks спасибо и т. п.

Случайная оговорка в ином контексте, публикуемая в качестве заглавия, меняет все акценты. Таким образом создаётся «информационный продукт», по сути «неусвояемый» и абсурдный, хотя ему и соответствуют иногда некоторые социальные реалии, конкретные факты.

Усвоение информации может быть затруднено также из-за ставшей обыкновением подмены понятий. Например, часто СМИ подают информацию через прямое цитирование высказываний с очень слабыми и необязательными логическими мостиками. Например, информация о мэре Москвы содержит его прямые высказывания и высказывания автора публикации о нём. Понятно, что подобное курабье (печенье на сливочном масле с начинкой из повидла) можно «срежиссировать» в какую-угодно сторону: мало-ли что человек говорил в разной обстановке и по разным поводам, но такой информацией практически невозможно пользоваться для целей более тонкого анализа, типологического сопоставления.

Оглавление книги


Генерация: 0.720. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз