Книга: Аналитика как интеллектуальное оружие

2.9. Выявление латентного содержания информации

2.9. Выявление латентного содержания информации

Уважаемый читатель, если Вам удалось дочитать книгу до этого момента – поздравляю Вас, ибо сейчас будет изложена главная суть аналитики, которую до конца не понимают очень многие, даже те, кто должен был бы по своему служебному статусу это знать и использовать на практике. Попробую описать это доступно и наглядно.

Итак, представим следующую картину. За столом сидит руководитель. Стол завален кипами бумаг с различными данными и информацией по профилю деятельности организации. Тут информационные сводки, материалы СМИ, докладные и служебные записки, бухгалтерские документы, квартальные, полугодовые и годовые отчёты о деятельности структурных подразделений, планы работы и результаты проверок.

Естественно, в этом массиве данных попадается разноплановая информация – от крайне важной до малозначительной, «пустой», попавшей случайно. Чем выше по рангу руководитель (лицо, принимающее решение – ЛПР), тем строже «сито» (фильтр), пропускающий нужную информацию к нему на рассмотрение.

ЛПР из всего этого информационного богатства, всесторонне характеризующего те или иные аспекты деятельности организации, прежде всего и главным образом, нуждается в выводном сущностном знании, но оно, до того как будет изложено на бумаге и реализовано в управленческом решении, пока ещё остаётся «скрытым», непроявленным, латентным! ВЫЯВЛЕНИЕ ЭТОГО ЛАТЕНТНОГО СОДЕРЖАНИЯ – смыслов, идей, факторов, тенденций, закономерностей, центров сил, угроз, рисков, противоречий, проблем в хаосе разноплановой информации И ЕСТЬ ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА АНАЛИТИКА.

Именно эти латентные элементы, нуждающиеся для своего извлечения в специальных аналитических процедурах, составляют глубинную суть аналитической работы. На их основе принимаются управленческие решения, распределяются силы и средства, запускаются новые позитивные процессы и останавливаются тормозящие развитие (как негативные, так и ставшие ненужными). Эта работа осуществляется в креативном ключе, и многие её стороны почти не поддаются формализации.

Говоря попросту, именно здесь собака зарыта.

В хаосе сырой информации могут скрываться:

– идеи;

– смыслы;

– самое существенное и необходимое для решения проблемы;

– внешние и внутренние факторы, воздействующие на ситуацию;

– тенденции развития ситуации;

– закономерности;

– причинно-следственные зависимости;

– цели действий субъектов;

– риски;

– признаки угроз;

– сами проблемы;

– связи (прямые и обратные), взаимозависимости;

– паттерны (характерные конфигурации);

– точки роста, а также точки запуска новых процессов;

– центры сил», сферы их интересов и целеполагание; и т. д. и т. п.

Вся предварительная работа по отбору, систематизации, классификации поступающих данных переходит, наконец, из информационной стадии в собственно аналитическую.

Аналитик, владеющий навыками системного подхода, всегда будет стремиться на основе полученной информации понять общий контекст ситуации (её сегмента), внутреннюю структуру системы и соотношения всех скрытых в ней моментов. Основательнее всего нужно относиться к ситуациям, когда наблюдается повторяемость характера событий. Именно этот воспроизводящийся рисунок, ключевой образ в синергетике называют паттерном событий. Понятно, что всегда будут особенности, особые обстоятельства для каждого случая, однако главным будет именно паттерн – ключ к пониманию всей скрытой от нас смысловой конструкции и структуры. Системное мышление аналитика нацелено на вскрытие сущности явления, его закономерностей, глубинных факторов, определяющих тенденции, последовательность и особенности проявления событий, развития их во времени и пространстве. Всё это в совокупности как раз и отображает паттерн.

Удобным инструментом для изучения, анализа и оценки проблемных ситуаций служит аналитическая карта проблемного поля.

Термин «аналитическая карта проблемного поля», а также использование этой карты в качестве методического приёма я ввёл в аналитику в 2002 году во время моей работы в Информационно-аналитическом управлении ФСБ России. С помощью аналитической карты совместно с другими сотрудниками Управления удавалось решать прикладные задачи анализа путей урегулирования ситуации в Чеченской Республике, повышения эффективности деятельности органов безопасности в период проведения контртеррористической операции.

Чрезвычайно важно увидеть место проблемы в существующем половодье общественно-политической, экономической, научно-технической и управленческой информации. Аналитическая карта общего проблемного поля значительно облегчает типологизацию и выявление степени достоверности имеющейся по изучаемой проблеме информации. Будучи методологическим инструментом проведения некоторой подготовительной работы для последующего решения проблемы, аналитическая карта позволяет аналитику, заказчику (ЛПР) и другим участникам систематизировать данные и понять, какая информация нужна дополнительно.

Типология означает не только наименование, перечисление и описание всех подходов к решению аналогичных проблем в прошлом, всех их составляющих и объединений в группы, но и определяет иерархичность подпроблем. Мы принимаем ту или иную иерархичность, рассматриваем блок целеполагания, определяем их актуальность и своевременность, выстраиваем цепочку объективных взаимосвязей, по возможности вне зависимости от субъективных целей авторов (владельцев, создателей, дистрибьюторов) информации. При этом начало отсчёта должно находиться, образно говоря, в самой высокой точке, откуда видно всю проблемную ситуацию.

Аналитическая карта проблемного поля может содержать следующие элементы:

• главные детали обстановки (в зависимости от поставленной аналитической задачи);

• «центры сил» и объёмы ресурсов, которыми они располагают;

• сферы интересов «центров сил» и сферы, где они пересекаются (противоречат) друг другу;

• параметры конкурентной среды (конкуренты, союзники, партнёры);

• кризисные точки и сформулированные ключевые пробемы;

• векторы развития;

• базовые тренды, тенденции, факторы, оказывающие влияние на проблемную ситуацию;

другую информацию.

Аналитическая карта формата А3 размножается на цветном принтере (при необходимости – в формате А1 на плоттере) в нужном количестве и служит средством объединения мыслительных усилий группы аналитиков, участвующих в поиске решения проблемы. При необходимости она может быть представлена (через ноутбук и проектор) и на экране для удобства коллективного обсуждения. Эффективность общих усилий при этом повышается в разы! Особенно это заметно на фоне продолжающейся десятилетиями устаревшей практики проведения конференций, чтений по какой-либо проблеме, где есть основной докладчик и выступающие. Вопросов докладчику при этом, как правило, не успевают задавать из-за нехватки времени, а сама суть проблемы и пути решения отодвигаются на задний план из-за формального отношения к обсуждению.

Использование же аналитической карты сразу же вводит всех участников в суть дела, избавляет от лишней говорильни, переводит обсуждение в предметную плоскость, позволяет реализовать полный набор методологического инструментария, а не лишь его куцые субъективные обрывки.

При составлении такой карты аналитик, используя в качестве контента различную «фактуру», в том числе цифровую, (нередко из-за своей объёмности она выглядит хаотической), должен найти сходную структуру связи событий, элементов, т. е. выявить адекватный паттерн. В книгах по синергетике часто приводится пример очертания побережья, который в различных системах наблюдения будет оставаться схожим: береговая линия, различаемая с высоты, очень похожа на видимую с земли, и тот же рисунок будет при более близком рассмотрении. Структура береговой линии может отличаться в деталях, однако её характер остаётся неизменным, один и тот же паттерн возникает в изображениях, не только разномасштабных, но и полученных под разными углами. Такие структуры – паттерны, одинаково воспроизводящиеся на всех масштабных уровнях, называют фракталами [Мандельброт 02], [Кроновер 06].

На рис. 9 представлен общий вид структурно-логической модели рассматриваемой сущностной аналитической работы.

Первый блок в этой модели означает саму жизнь (Ж) во всём многообразии её процессов – социальных, экономических, политических, информационных, духовных, религиозных и т. д., со всеми их переплетениями и взаимозависимостями, полную живых проблемных ситуаций.

Второй блок – это информация (И), отражающая с помощью различных инструментальных средств различные аспекты этой жизни, как информационно-виртуальный слепок ситуации или объекта. При этом отражение не всегда бывает адекватным, так как носит оттенок субъективности, и часть информации может передаваться в чувственно-образном виде. Информация представима в различных формах, это:

• докладные, служебные, аналитические записки;

• сводки;

• таблицы;

• графики;

• доклады;

• конспекты;

• проекты решений;

• приказы;

• передачи и публикации СМИ;

• факты, их вербальные и графические интерпретации;


Рис. 9. Базовая модель сущности аналитической работы

• рассказы очевидцев;

• базы данных;

• фото– и видеоматериалы;

• карты местности;

• литературные произведения; и т. д.

Иначе говоря, все эти формы выступают как информационная интерпретация, теоретическая или предметно-практическая рефлексия реальных жизненных процессов, протекающих в объекте анализа.

Третий блок – это латентная часть информации, выделяемая с помощью аналитических процедур. Поясню феномен «скрытости» на примере выявления, формулирования, структурирования и разрешения проблем. Идею о том, что проблема не лежит на поверхности, а нуждается в специальных аналитических процедурах для своего выявления, фиксации и разрешения, я услышал впервые в период работы в НИЦ ФСБ России от начальника своего отдела Вадима Васильевича Макушина (позже он стал первым заместителем начальника Центра). Для меня это стало маленьким интеллектуальным открытием. Постепенно приходило понимание, что в аналитике много таких вроде бы небольших «изюминок», крупиц опыта, теоретически описать которые сложно, но ими с успехом пользуются практики.

Проблема – это выявленная с помощью специальных процедур, сформулированная совокупность тех противоречий, которые принципиально можно решить с помощью соответствующих управленческих решений в рамках имеющихся в распоряжении ресурсов. То есть, это как бы сформулированное условие задачи (сколько будет дважды два?), ждущее своего решения. Каждая проблема имеет свою структуру, куда входят иерархически расположенные кризисные точки (ключевые противоречия) с разными весовыми коэффициентами приоритетности и значимости. При этом важно понимать, что проблема и проблемная ситуация – это не одно и то же.

Проблемная ситуация – более широкое понятие, означающее совокупность огромного количества объективно существующих в реальности, но латентных, непроявленных, не структурированных и не готовящихся к решению проблем.

Соотношение проблемной ситуации и проблемы по объёму содержания соответствует соотношению объекта и предмета исследования при решении научных задач.

Пояснить данное различие между проблемной ситуацией и проблемой также можно на примере животрепещущей темы автомобильных пробок. То, что мы наблюдаем на магистралях Москвы и других крупных городов в часы пик, – это проблемная ситуация из десятков, а то и сотен противоречий, кризисных точек, латентно сущест-вующих трудностей и проблем. Пока мы смотрим по телевизору репортажи или читаем сообщения в прессе об очередном дне Х, когда вся Москва (или иной крупный российский город) парализуется из-за автомобильных пробок – это уровень общей проблемной ситуации, той, что существует объективно и лишь может предполагать какое-либо решение. Это просто уровень фиксации негативного положения дел в автодорожном движении.

Переход же на уровень проблемы предполагает сознательное вычленение последней из общего контекста (проблемного поля, проблемной ситуации) с целью конструктивного решения на практике. Для этого проблема нуждается в выявлении, формулировании, структурировании, детализации, то есть в представлении в виде ряда конкретных «решабельных» задач. Следовательно, из структуры проблемы необходимо вычленить её составные части – «кризисные точки», подпроблемы, каждая из которых нуждаются в отдельном разрешении. Их совокупное разрешение и будет решением проблемы в целом. Так, например, «проблема пробок» распадается на следующие кризисные точки:

• протяжённость (общая площадь) магистралей в городах не соответствует растущему количеству автомашин;

• низкое качество полотна магистралей и проезжей части улиц;

• недостаточное количество и плохое качество развязок на перекрёстках;

• отсутствие боковых съездов на перекрёстках;

• неудовлетворительная работа ГИБДД;

• низкая поведенческая культура водителей и пешеходов (из-за особенностей национального менталитета);

• не отлаженное функционирование светофоров и т. д.

В России боковые съезды на перерестках дорог широко начали строить примерно с 2000 года. Для сравнения – когда в фашистской Германии в 30-х годах начала реализовываться программа строительства автобанов, везде на пересечениях с иными дорогами делались боковые съезды.

Поэтому, чтобы решить проблему пробок, сначала надо её увидеть, понять, сформулировать, структурировать, представить в теоретическом виде именно как проблему и затем перевести на язык решаемых управленцами конкретных задач!

Далее, в ходе декомпозиции, детализации проблемы выделяют её содержательные стороны, разрабатывают ТЭО необходимых управленческих решений с конкретизацией исполнителей, сроков, соответствующего финансирования. Иначе всё превращается в пустопорожнюю болтовню, и действительно существующие в нашей жизни актуальные проблемы не решаются годами. Пример с автомобильными пробками настолько ярок и очевиден, что в нём, как в фокусе, сразу видны недостатки деятельности большого числа ведомств, вносящих свою лепту в пояление общей неразберихи на улицах и магистралях города. Но развязка не за горами. В статье Когда Москва встанет С.Г. Кара-Мурзы, АиФ, июнь 2007, расчёт автора прост. Каждая автомашина занимает в среднем 6 кв. метров площади города. Поделите сами общую площадь всего асфальтового покрытия в столице на общую площадь, занимаемую машинами. На асфальтированном покрытии остаётся очень немного свободного места. Уже сейчас, если даже только половина автомашин выезжает из дворов и гаражей – Москва встаёт намертво на многие часы. Если по-прежнему ничего не делать, не строить дорог и ежедневно настойчиво, предметно не заниматься проблемой пробок или делать дороги такими темпами, как сейчас, полный коллапс наступит очень скоро.

Естественно, поскольку данная проблема складывалась годами и даже десятилетиями, решение её затянется надолго. И оно по определению должно быть системным по всем обозначенным выше ключевым параметрам сразу. Частные, узкоаспектные решения успеха не принесут.

Неужели неясно, что в качестве первоочередной меры нужно срочно развивать капилляры, коллатерали (медицинский термин, означающий боковые или обходные пути кровотока, ветви кровеносных сосудов, которые обеспечивают приток или отток крови помимо основного сосуда при его тромбозе), то есть обходные пути там, где постоянно возникают заторы.

Иногда предлагают убрать все столбики и заборчики, ограничивающие въезд машин во дворы, мол, тогда при необходимости спецмашины (скорая помощь, пожарная) смогут туда проехать. Но это проблему не решает: представить, что теперь и дворы будут забиты потоками машин, можно разве что в кошмарном сне.

Но есть положительный опыт других стран, ведь пробки бывают и там. Я своими глазами видел в Лондоне, как в потоке машин пробирается мотоцикл, и на нём молодой волонтёр доставляет к месту происшествия медсестру для оказания первой медицинской помощи. Оказывается, у них существует такая практика. Ведь в таких ситуациях счёт времени может идти на минуты.

Аналогичная практика есть и в Израиле. Для этого введено даже специальное понятие «ангелы рая». Разбив районы городов на сектора, волонтёры (их работа принципиально бесплатная и добровольная) после получения сигнала вызова быстро добираются до места происшествия и успевают оказать требуемую помощь. Число спасённых ими людей идёт на сотни.

В результате налаживания такой «народной службы спасения» там добились, что средняя скорость прибытия к месту происшествия (а это как раз главное в запруженных городах) составляет около 90 секунд. Естественно, выезжает на место ближайший «ангел». После этого уже иначе смотришь на толпы наших мотоциклистов, часами мающихся от безделья на своих тусовках. Эх, эту бы социальную энергию да на благие дела!

Оглавление книги


Генерация: 1.534. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз