Книга: Яндекс Воложа. История создания компании мечты

Нокдаун

Нокдаун

В 2004 г. Google, проведя IPO на бирже NASDAQ в Нью-Йорке, привлек $1,5 млрд.

Но вряд ли даже прозорливый Волож мог в 2004 г. предположить, что через семь лет «Яндекс» проведет свое IPO, которое поставит его компанию в ряд с мировыми лидерами ИТ-отрасли.

Потому что в 2004 г., несмотря длительные переговоры, было окончательно отвергнуто предложение Google о вхождении «Яндекса» в состав американского поисковика (это был период, когда Google только-только начал активно скупать продвинутые команды поисковиков, на базе которых строилась филиальная сеть будущего мирового монополиста). По свидетельству Сегаловича, поначалу у них с американцами «почти случилась любовь». Но довольно скоро тандему Волож — Сегалович стала ясна цель американцев — переформатирование «Яндекса» в русский отдел Google. То есть со стороны американцев речь шла о поглощении и уничтожении «Яндекса».

Весной 2006 г., практически вслед за открытием своего московского представительства, Google презентовал создание центра разработок и исследований (R&D). Центр был назначен заниматься разработкой нового и адаптацией существующего программного обеспечения под местную аудиторию. Скрытная и явная цели Google в России были таковы: оттеснение «Яндекса» от аудитории и рекламных потоков. Но это стало понятно лишь по прошествии некоторого времени, поскольку яндексоиды, и прежде всего Волож, в 2006 г. еще продолжали почивать на лаврах.

Волож так комментировал тогда новые угрозы: «Я против разговоров о том, что Google придет в Россию. Черная рука идет по улице, черная рука стучится в ваш подъезд… Google приходит в Россию? Да он в 2001 г. сюда пришел, как только открыл http://www.google.ru! И посмотрите статистику — что-то принципиально изменилось? Они в прошлом году потрясающе выросли, кстати. С 5 до 6 %. Без шуток — это 20 %-ный рост». Как мы видим, Волож говорил об этом довольно легкомысленно.

И это была отнюдь не только личная позиция Воложа. Примерно в таком же ерническом ключе тогда высказывался Илья Сегалович: «Точно так же, как “Яндекс” пугают приходом Google, Google пугали Microsoft. Мол, придет страшный черный ящик на семи колесиках и всех раздавит как клопов. MSN в прошлом году сделал свой поиск. И что? Пять лет кричали о том, что Microsoft сделает лучший в мире поиск, Microsoft перетащил себе большую команду из Китая, разработал, выпустил — и в результате доля MSN в поиске упала с 15 до 7 %… Считается, что успех Google базируется на PageRank (PageRank — это показатель авторитетности сайта в поисковой системе Google. — В.Д.), новаторском алгоритме, который придумали два студента в гараже. Однако ничто из этого не является правдой. Первое: опубликованный вариант PageRank не имеет почти никакого отношения к тому, что на самом деле работает в Google. Новизна его тоже под вопросом. По большому счету, все это уже было опубликовано, но в параллельных областях. И самое главное, PageRank не предоставлял никакого конкурентного преимущества, потому что то же самое практически сразу было реализовано во всех остальных поисковых системах. А что сработало в Google? Например, с 1999 по 2003 г. — как минимум четыре года — Google был единственной мировой искалкой, которая выдавала сниппеты, что повышает информативность выдачи на 30 %. Мы это тоже делали, но в России. Такая, казалось бы, мелочь. Технологически — совсем не сложная задача. У меня в 2000 г. это было тестовым заданием при приеме на работу».

Причем, как это часто происходит в области высоких технологий или передовых идей, никто ни у кого ничего не крал. Параллельно разные люди, в разных странах — в России и США — придумали и реализовали технологию, известную как сниппеты. И опять же, как это и случается, незаслуженное первенство приписали Google в силу его большего присутствия в мире и, соответственно, большей аудитории. Магия больших чисел сработала.

Но здесь мы не обращаем на магию чисел внимания. Потому что у «Яндекса» в поиске эта технология работала с 2000 г., а разработана, разумеется, еще раньше.

Несмотря на то, что и в 2006 г. компания продолжала расти, такого безмятежного роста, как в предыдущие годы, у «Яндекса» уже не будет.

В 2007 г. проекту «Яндекс» исполнилось десять лет. Технопарк поисковика к началу 2007 г. состоял уже из тысячи серверов. А к концу года в компанию «Яндекс» был нанят тысячный сотрудник. В среднем служба персонала ежедневно подписывала в юбилейном году контракт с новым сотрудником. При такой динамике набора текучка в компании небольшая. Спустя десять лет люди, которые начинали проект в сентябре 1997 г., до сих пор оставались в штате. Ежегодно компания практически удваивалась.

Ежедневная аудитория «Яндекса» превысила 5 млн человек. Но этого уже оказалось недостаточно, чтобы сохранить неоспоримую лидерскую динамику. 2007-й был самым драматичным годом с момента рождения проекта. И это еще очень мягко сказано. Юбилейный год «Яндекс» отметил первым с момента работы в Интернете снижением поисковой доли в Рунете — там, где он не знал достойного соперника вот уже несколько лет. Все предыдущие десять лет «Яндекс» только рос. Весь 2007 г. поисковик терял потребителей, а Google приобретал. И несмотря на сильнейшее напряжение, падение доли на поисковом рынке Рунета яндексоидам остановить не удалось.

Уже на старте Google взял свое.

В 2007 г. «Яндекс» снизил свою поисковую долю в Рунете с 60 до 51,99 %. И это на фоне феерического роста поисковой доли Google в Рунете с 5–7 % до 18–26,14 %.

За год американский поисковик увеличил свою долю на рынке поиска в Рунете более чем в четыре раза.

Самоуверенные руководители «Яндекса», еще весной 2006 г. ернически шутившие насчет возможностей «черной руки» Google в Рунете, были посрамлены. Бит был и «Рамблер», который, потеряв около 15–20 %, впервые с 1996 г. откатился на третью позицию.

Началось многолетнее противостояние «Яндекса» и Google в России.

Почему Google сумел так сравнительно легко вырваться вперед? Одной причины нет, тут сыграла роль сумма нескольких факторов.

Предыдущие девять лет «Яндекс» конкурировал только с отечественными поисковиками, а доля Google оставалась неизменной: около 5–6 % на протяжении четырех лет и лишь к концу 2005 г. чуть подросла (к осени 2006 г.: «Рамблер» — 21,5 %, Google — 6,7 % и Mail.Ru — 6,5 %). Поэтому «Яндекс» так и не успел по-настоящему испугаться. Это первое.

В 2001 г., когда Google ввел русскоязычный интерфейс, он не сделал двух вещей: не локализовал свои продукты под Рунет, а алгоритм поиска не учитывал русской морфологии. Поэтому Google по сравнению с «Яндексом» и другими тогдашними русскими поисковиками был плох. Как только Google изменил алгоритм поиска с учетом русской морфологии и всерьез занялся локализацией своих сервисов для Рунета, его доля скакнула.

Открыв в 2006 г. свое представительство в России, Google к тому же расширил свое визуальное присутствие: посредством активного маркетинга в Сети, рекламных широкомасштабных кампаний по телевидению и в других СМИ, в наружной рекламе.

А ресурсы к тому времени у Google были неисчерпаемы.

Но и эти причины не объясняют взрывного роста Google в Рунете. Да и по масштабу личности Аркадий Волож не уступает Сергею Брину. Бизнес-модель «Яндекса» совершеннее, чем у Google, — разумеется, в относительных показателях. «Яндекс» успешнее монетизирует свою поляну, извлекая из поиска больше, отрабатывая своих пользователей интенсивнее, чем Google. «Яндекс» первым в мире научился извлекать деньги из поисковой (контекстной) рекламы столь методично и последовательно. Просто обстоятельства и условия у двух команд и двух компаний были изначально разные. Отсюда и разные возможности.

Яндексоиды не прочувствовали вовремя момента, когда в середине первого десятилетия XXI в. на планете началась интернет-эпидемия, наступила эпоха социальных сетей. В Интернет пришел простой народ. Интернет стал по-настоящему массовым явлением, именно Сетью, опутавшей планету и добравшейся до каждого дома (и, разумеется, до Рунета, хотя и с небольшой временной задержкой). В силу своей глобальности Google эти изменения прочувствовал раньше и отчетливее, зафиксировав и сделав практические выводы из опыта работы с новым Интернетом: массовым, изрядно поглупевшим, менее взыскательным, менее продвинутым, лучше поддающимся манипуляциям, но и более капризным.

Яндексоиды несколько задержались в эпохе продвинутости аудитории, состоящей из гиков (от англ. geek — человек, которого не интересует ничего, кроме компьютеров), а потому чуть упустили момент перерождения Рунета. Чем и воспользовался Google, сосредоточившись на массовой аудитории.

В 2005–2006 гг. «Яндекс» стал испытывать нешуточную нехватку квалифицированных математиков, способных разрабатывать перспективные продукты. Это не означает ухудшение поиска, но это означает отсутствие развития. Стояние на месте.

И, конечно, в «Яндексе» еще в 2006 г. недооценивали перспективы Google. Простая психология: Волож и его команда расслабились, засиделись в лидерах. Возможно, они были слишком уверены в интеллектуальной самобытности России в целом и своей команды в частности.

Волож: «В 2002 г. многие говорили: “Google пришел в Россию, теперь все. Мы же понимаем — никаких рамблеров или яндексов не будет”. И ничего не произошло. Второй такой приступ был в 2005 г.: “Мы же понимаем, если подняться над сиюминутной ситуацией, то осталось немного”. Тогда тенденцию роста аудитории Google продлевали на пять — десять лет и говорили: здесь доли поиска “Яндекса” и Google сравняются. Но, как выяснилось, тенденции меняются. Потому что в России есть критическая масса инженеров. Своя культура программирования и анализа данных. Многих, кто сейчас работает программистами в Google и Microsoft, учили бывшие советские ученые. И названия многих теорем в этой области тоже с нашими фамилиями. Google и “Яндекс” конкурируют мозгами. Так что будущее далеко не так очевидно, как вам кажется. Есть области, где нам повезло быть первыми. Например, космос — общепризнано, что лучше, чем Россия (дешевле, надежнее), ракетные двигатели никто в мире не делает. Вот и в технологиях обработки информации мы тоже вполне на мировом уровне».

Может быть, потому-то в 2006 г. Волож в отношении Google совершил самую большую свою управленческую ошибку за всю историю «Яндекса». Не разглядел новую угрозу. Зевнул. И пропустил удар.

На мой взгляд, вся сумма описанных факторов свидетельствует о том, что в первом раунде столкновения с американским конкурентом скорее «Яндекс» проиграл, нежели Google неоспоримо выиграл.

Просто потому, что поиск Google никогда не был лучше поиска «Яндекса». Ни по каким критериям: ни по внешним, ни по математике или внутренней кухне, ни по уровню экспертизы.

Прекрасно понимал это и Волож, объявивший срочную мобилизацию. Надо было отбиваться от прыткого конкурента. И даже не в смысле борьбы за лидерство, а в смысле удержания психологической 50 %-ной доли поиска в Рунете. Надо было создавать новый инструментарий развития. Отвечать на удар. И переходить в наступление.

Кстати, несмотря на потери на своем рынке, по абсолютным показателям к концу 2007 г. «Яндекс» впервые вошел в топ-10 поисковиков планеты, став девятым в мире по количеству обработанных запросов. На конец года топ-10 крупнейших поисковиков планеты (весь Интернет — 66 221 млн запросов) выглядел так: Google — 41 345 млн запросов (62,4 % рынка), Yahoo! — 8505 млн (12,8 %), Baidu — 3428 млн (5,2 %), поисковики Microsoft (Bing и другие) — 1940 млн (2,9 %), NHN Corporation — 1572 млн (2,4 %), eBay — 1428 млн (2,2 %), Time Warner Network — 1062 млн (1,6 %), Ask Network — 728 млн (1,1 %), «Яндекс» — 566 млн (0,9 %), Alibaba.com — 531 млн (0,8 %). В этом рейтинге только китайский Baidu и российский «Яндекс» представляют национальные поисковые системы.

Оглавление книги


Генерация: 1.572. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз