Книга: Яндекс Воложа. История создания компании мечты

Глава 9 Подсудный индекс

Глава 9

Подсудный индекс

История судебных процессов «Яндекса» началась летом 2002 г., когда компания отобрала по суду у недобросовестного владельца домен http://yandex.com (зарегистрированный адвокатским бюро МГКА «Арбитражсудправо»), что и послужило началом борьбы «Яндекса» с киберсквоттингом. Знаковая история. В процессе судебного процесса ответчик ссылался на то, что «яндекс» — слово общеупотребительное и потому авторским правом не защищается.

Ноябрь 2009 г. оказался урожайным месяцем на судебные процессы. Поначалу «Яндекс» выиграл иск у компании «Джи Ти Сэвэн» и частного лица, которые требовали удалить из поисковой базы публикацию «GT7 — кидалы, заказали, приняли и опубликовали статью, не заплатили гонорар» и взыскать с него 1 млн рублей. «Джи Ти Сэвэн» опиралась на статью 152 Гражданского кодекса о распространении порочащей и недостоверной информации. В июне 2009 г. эта компания проиграла дело в суде первой инстанции, который указал, что «Яндекс» не распространяет информацию, а оказывает пользователям Интернета услугу по ее поиску. А 12 ноября того же года «Джи Ти Сэвэн» проиграла в кассационной инстанции в Федеральном арбитражном суде Московского округа.

А 27 ноября 2009 г. в московском Лефортовском суде «Яндекс» выиграл аналогичный иск у Жанно Андре Оаро, которому суд отказал в иске.

По словам директора «Яндекса» по правовым вопросам Екатерины Фадеевой, у компании было несколько аналогичных дел в регионах, но обычно истцам отказывали по формальным основаниям. А в ситуации с исками «Джи Ти Сэвэн» и Оаро важно, что суд впервые рассмотрел дело по существу и квалифицировал действия поисковой системы вне зависимости от того, порочит или нет достоинство размещенная в Сети информация. Статья 152 ГК для привлечения к ответственности требует доказать три вещи: факт распространения ответчиком информации, порочащий характер этих сведений, и несоответствие их действительности: «В нашем случае и арбитраж, и общий суд пришли к выводу, что факт распространения отсутствует; таким образом, суды впервые определили суть поисковой системы как технического инструмента для поиска размещенной в Сети информации».

То есть вывод простой: если обиженный хочет, чтобы информация о нем не появлялась в поисковой выдаче, ему следует договориться с владельцами сайтов, чтобы они удалили эту информацию у себя.

В 2010 г. в «Яндексе» окончательно привыкли к статусу объекта судебного преследования.

В марте арбитражный суд Москвы отклонил третий иск производителя газоемкостного и полимерного оборудования «Джи Ти Сэвэн» (GT7), ныне ЗАО «Дельта», к компании «Яндекс» о защите деловой репутации. Истец требовал от поисковика опровергнуть порочащую информацию о компании, которая выдается в результатах поиска. Собственно, речь идет о публикации, в которой рассказывается о негативном опыте сотрудничества с истцом. Еще в 2009 г. Федеральный арбитражный суд Московской области установил, что «поисковый сервис “Яндекса” не осуществляет распространение информации, а предоставляет пользователям услуги поиска информации, размещенной третьими лицами в сети Интернет». По словам юриста юридического отдела «Яндекса» Андрея Середы, «российский суд фактически признал, что поисковая система выполняет техническую роль инструмента в процессе поиска информации в Сети, что она является “зеркалом Сети”, а не ее редактором». Поисковик, по мнению г-на Середы, не может и не должен брать на себя роль суда или цензора в отношении информации, создаваемой и распространяемой третьими лицами.

Еще в начале октября 2010 г. стало известно, что издательство ООО «АСТ-Пресс Книга» обвинило поисковик в нарушении исключительных прав на один из словарей, выпущенный издательством. В иске, поданном в арбитражный суд Москвы, истец потребовал от «Яндекса» в качестве компенсации 5 млн рублей.

14 октября «Яндекс», Google, Mail.Ru, «ВКонтакте» и «Рамблер» опубликовали открытое письмо к российским правообладателям и законодателям, в котором настаивали на том, что они не имеют ни правовых оснований, ни технических возможностей отслеживать каждое действие пользователя и оценивать его законность. И предложили на уровне закона разграничить ответственность за нарушения прав на интеллектуальную собственность.

Текст этого обращения стоит привести полностью.

Обращение интернет-компаний об ответственности за пользовательский контент

Интернет в России и в мире активно развивается, а удобства и возможности информационно-коммуникационных технологий стали уже привычными для государства, общества и бизнеса. Растущее количество пользователей Сети все чаще пользуется интернет-сервисами, которые позволяют передавать, хранить и распространять информацию и знания. В том числе — сервисами, с помощью которых пользователи самостоятельно размещают самый разнообразный контент в Интернете.

Интернет-сервисы, как и любые другие технические инструменты, могут использоваться не только во благо, но и во вред. Контент, который пользователи сами размещают в Интернете, может оказаться не соответствующим требованиям законодательства. С ростом размеров и значимости Интернета эта проблема привлекает все больше и больше внимания. При этом понятно, что в ее решении невозможны крайности — ни когда все разрешено и царит безответственность, ни когда действует общий запрет и главенствует цензура.

В последнее время наибольшее напряжение эта проблема вызывает у правообладателей. Современное российское законодательство не содержит системного описания, кто и при каких условиях должен нести ответственность за нарушение прав правообладателей при размещении контрафактных объектов интеллектуальной собственности с использованием сервисов интернет-компаний. В Европе, США и других странах вопрос об ограничении ответственности информационных посредников в таких ситуациях был законодательно решен еще более десяти лет назад.

К сожалению, в России в последнее время правообладатели все чаще предпочитают привлекать к ответственности не тех, кто размещает или распространяет незаконный контент, а интернет-компании. При этом игнорируется очевидный факт: компании, которые предоставляют свои сервисы миллионам пользователей, не имеют ни правовых оснований, ни технических возможностей, чтобы отслеживать каждое действие каждого пользователя и оценивать его законность или незаконность.

Мы предоставляем пользователям техническую возможность обмениваться информацией, хранить и искать ее. Чтобы получить возможность размещать и хранить свой контент на наших серверах, пользователи принимают условия пользовательских соглашений, в соответствии с которыми обязуются не создавать и не размещать незаконный контент.

Мы понимаем, что недобросовестные пользователи нарушают как наши правила, так и закон. Мы принимаем все зависящие от нас меры для прекращения правонарушений, о которых нам становится известно. В наших компаниях приняты стандартные схемы реагирования на жалобы и заявления о нарушениях прав третьих лиц, которые совершают пользователи с использованием наших сервисов.

При этом мы уважаем права и интересы и третьих лиц, и пользователей наших сервисов. Поэтому жалобы должны быть обоснованными и содержать необходимую информацию для принятия решения о мерах реагирования.

При получении обоснованного уведомления, содержащего точный адрес спорного материала, который размещен на наших сервисах, мы в течение разумного срока приостанавливаем доступ к спорному объекту. По своему усмотрению мы можем информировать пользователя о факте обращения по поводу нарушения им авторских и смежных прав. Если пользователь не согласен с претензиями в свой адрес, он может прислать встречное уведомление, перестать быть анонимным и сообщить контактную информацию. Эту информацию мы сообщаем правообладателю. Таким образом, правообладатель получает информацию о надлежащем ответчике и может обратиться в суд. Если мы приняли решение не уведомлять пользователя или если встречное уведомление от пользователя отсутствует, спорный контент остается заблокированным или удаляется.

Мы считаем, что при условии соблюдения описанной выше процедуры владельцы интернет-сервисов не должны нести ответственность за контент, размещенный пользователями.

Мы обращаемся к правообладателям с предложением пользоваться существующими механизмами прекращения нарушения авторских и смежных прав — теми, которые уже давно приняты в наших компаниях. По своему социальному и технологическому уровню эти механизмы соответствуют тем решениям, которые используются в мировом информационном пространстве. Они доказали свою эффективность в своевременном прекращении нарушения прав и обнаружении правонарушителя. Мы готовы к конструктивному диалогу по усовершенствованию этих механизмов.

Мы обращаемся к российским законодательным органам с предложением как можно скорее на уровне закона разграничить ответственность за нарушения прав интеллектуальной собственности в Интернете, в частности закрепив сложившуюся практику по применению вышеописанной процедуры реагирования на жалобы как критерий применения ответственности. При принятии законодательных мер и в правоприменительной практике мы заявляем о необходимости соблюдения баланса прав всех заинтересованных лиц: пользователей, правообладателей и операторов интернет-услуг.

Мы считаем, что только совместные усилия всех заинтересованных лиц помогут сформировать решения, которые были бы выгодны всем, обеспечивали эффективное и свободное развитие Интернета, служили интересам законности и соблюдения прав на интеллектуальную собственность.

Участники рынка интернет-услуг становятся все более значимым элементом экономики и движутся в сторону самоорганизации и саморегулирования. Мы стремимся к установлению общих понятных и простых правил работы и эффективного взаимодействия с другими участниками отношений, связанных с деятельностью с использованием Интернета.

Мы также призываем другие компании и организации, разделяющие нашу точку зрения, присоединиться к данному обращению.

Владимир Долгов, генеральный директор, Google Россия

Дмитрий Гришин, генеральный директор, Mail.Ru

Павел Дуров, генеральный директор, «ВКонтакте»

Николай Молибог, генеральный директор, объединенная компания «Афиши» и «Рамблер»

Аркадий Волож, генеральный директор, «Яндекс»

14 октября 2010 г.

Вначале ожидаемо возмутились видеопорталы (ООО «ТиВиЗавр» — http://www.tvzavr.ru; WebMediaGroup — http://www.zoomby.ru; и Tvigle Media — http://www.tvigle.ru), опубликовавшие 22 октября 2010 г. письмо, в котором заявили, что поисковики, социальные сети и т. п. должны не только устранять нелегальные аудио— и видеофайлы по требованию правообладателей, но и нести ответственность за весь пиратский контент, размещенный на сайтах. По мнению авторов обращения, стремление крупнейших интернет-компаний переложить ответственность за использование нелицензионного контента на своих пользователей мешает формированию рынка легального контента.

Спустя месяц в дискуссию вступили правообладатели — в лице директоров ряда компаний. Алексей Угринович (НП НФПФ — «Национальная федерация производителей фонограмм»), Антон Пронин («Студия Монолит»), Александр Блинов («СБА/Гала Рекордз»), Ян Хендерсон («Сони Мьюзик Энтертейнмент») и Дмитрий Коннов («Юниверсал Мьюзик»). Они категорически не согласились с предложением поисковиков переложить ответственность за нелегальный контент на своих пользователей. В письме было заявлено, что «нарушение авторских прав возникает в результате совокупности действий пользователя и интернет-компании». Правообладатели приводили в пример мировые интернет-площадки, которые блокируют загрузку контента без дополнительного соглашения с правообладателем (Facebook), а также модерируют и удаляют контент, нарушающий авторские права (YouTube). В письме также говорилось, что «некоторые интернет-компании (например, “ВКонтакте”) зачастую игнорируют требования правообладателей по удалению незаконного контента, что вынуждает правообладателей обращаться в суд за защитой своих прав». В итоге, по мнению подписантов, все упирается в деньги, поскольку интернет-компании не хотят делиться доходами с правообладателями и поэтому не внедряют механизмы выплаты правообладателям вознаграждения за весь контент, размещенный на интернет-ресурсах.

Обмен письмами на тот момент был лишь эмоциональным выхлопом. Представители правообладателей ничего не знали (а узнав, скорее всего, не захотели бы принять во внимание) про упомянутое прецедентное судебное решение, в котором арбитражный суд Москвы отклонил очередной иск производителя газоемкостного и полимерного оборудования «Джи Ти Сэвэн» к компании «Яндекс» о защите деловой репутации. Потому что «Яндекс» не информацию распространяет, а предоставляет услугу по поиску информации в Интернете.

Как и предыдущий, 2011 г. не обошелся без судебных разбирательств. В конце ноября издательство «Эксмо» через арбитражный суд Москвы потребовало от «Яндекса» удалить из результатов поиска ссылки на нелегально размещенные книги, права на которые принадлежат издательству. А также выплаты 50 000 рублей в качестве компенсации.

Началось с того, что генеральный директор издательства «Эксмо» Олег Новиков весной 2011 г. направил генеральному директору «Яндекса» Аркадию Воложу письмо с предложением о блокировании сайтов с пиратскими книгами авторов «Эксмо». Не получив ответа и выждав паузу, Новиков решил использовать судебный инструмент борьбы с книжным пиратством.

По некоторым данным, претензии издательства были связаны со ссылками на сайт http://www.algoritm-kniga.ru, на котором были обнаружены пиратские копии книг, права на которые принадлежат «Эксмо». Несмотря на то, что с сайта-нарушителя эти материалы были удалены, пользователь какое-то время по-прежнему мог найти их через «Яндекс», поскольку система сохраняет копии страниц.

Новиков мне говорил, что он искренне не хотел судебного разбирательства с «Яндексом», намереваясь договориться мирным путем. Примерно так же, как с российским Google, который весной 2011 г. в рамках закона США о защите авторских прав в цифровую эпоху (US Digital Millennium Copyright Act) согласился удалить из результатов поиска ссылки на 106 сайтов с пиратскими копиями книг, права на которые принадлежат «Эксмо».

Весной 2011 г. «Яндекс» отреагировал отказом: во-первых, ссылаясь на размытое законодательство, во-вторых, называя подобную практику цензурой и нарушением конституционного права граждан на свободный поиск информации.

Позицию Воложа не изменило даже направленное ему в июле открытое письмо от издаваемых в «Эксмо» деятелей культуры, в котором среди прочего говорилось: «К сожалению, в настоящее время большинство российских поисковых систем помогают недобросовестным пользователям в поиске ресурсов, где размещены украденные объекты авторского права… Одной из успешно применяемых на сегодняшний день мировых практик по борьбе с распространением пиратскими ресурсами нелицензионного контента является удаление из поисковой выдачи страниц пиратских сайтов на основе заявления правообладателя. Именно этот механизм использует сегодня Google. Мы уверены, что, объединив усилия правообладателей и интернет-сервисов в борьбе с пиратским контентом, можно достичь реальных результатов и не допустить дальнейшего распространения сетевого пиратства в России. Призываем компанию “Яндекс” как участника цивилизованного рынка присоединиться к кампании по защите авторских прав в Интернете и запустить процесс удаления из поисковой выдачи ссылок на ворованный контент при поступлении заявления от правообладателя».

Проигнорировать коллективное послание просто. Труднее было не ответить на личное письмо генерального директора крупнейшего в стране издательства. Неприлично. Волож не ответил на письмо Новикова. Обидел. Новиков обиды не забыл. Такое впечатление я вынес из разговора с Новиковым, состоявшегося спустя два года после этого случая. Новиков все еще пытался восстановить справедливость, наняв, например, уже американских адвокатов, поскольку, мол, акции «Яндекса» котируются на американской бирже.

Но это вряд ли даст какой-то внятный результат. Русский «Яндекс» стопроцентно принадлежит голландскому холдингу Yandex N.V., акции которого, собственно, и были выставлены на торги в мае 2011 г. на NASDAQ. Поисковые проблемы «Яндекса» в Рунете никак не связаны с США (где, как мы помним, у «Яндекса» есть дочерняя компания в Калифорнии), то есть американскую дочку «Яндекса» бессмысленно засуживать, она отвечает только за англоязычный поиск, а «Эксмо» издает книги на русском. Американские адвокаты не помогут спору «Эксмо» с «Яндексом», хотя и с удовольствием возьмутся, чтобы нагреть русских издателей на солидную сумму.

И, кстати, «Яндекс» безо всяких законодательных костылей легко и непринужденно время от времени блокирует, например, копипастные медийные сайты или сайты, злоупотребляющие поисковой оптимизацией, да и самих оптимизаторов.

Например, в марте 2008 г. «Яндекс» прекратил индексирование, то есть забанил, новостной ресурс http://www.newsland.ru, который, по версии «Яндекса», занимался даже не плагиатом, а копипастом, размещая новости, полностью скопированные из других источников.

Получается, когда «Яндексу» нужно, он легко и непринужденно задействует инструмент цензуры, перекрывая любые сайты и каналы, не особенно задумываясь о свободном доступе потребителей к информации или российском законодательстве.

И значит, ссылки «Яндекса» в отношении пиратства на размытое законодательство и свободу слова — это лукавство. Другое дело, что у «Яндекса» есть основания в принципе занимать позицию ежа по отношению к компаниям, обиженным критическими заметками, которые, разумеется, индексируются вместе с сайтами, на которых такие заметки размещаются. Но «Эксмо» не тот случай.

Мне не очень понятно упорство «Яндекса» в нежелании вступить в переговоры с «Эксмо». Может быть, есть какие-то технические или психологические причины? Или виной тому просто гордыня?

Кстати, такая театральная защита со стороны «Яндекса» (читай: Воложа) свободы совести в отношении защиты книжных пиратов есть изощренная издевка, поскольку известно ведь, что все поисковики, вместе взятые, по факту способны проиндексировать лишь 25–50 % мировой Сети.

А в издательстве «АСТ-Пресс Книга» изначально отказались от мирных переговоров и, обратившись в арбитражный суд Москвы, добились в июле 2011 г. судебного решения в свою пользу. И, во-первых, запретили «Яндексу» использовать словарь антонимов русского языка Михаила Львова, права на который были приобретены издательством в 2006 г. А во-вторых, взыскали с «Яндекса» 500 000 рублей. Просто и доходчиво: ни деловых писем Воложу, ни пафосных посланий от деятелей культуры. Иск — суд — решение — деньги.

18 июля 2011 г. «Яндекс» проиндексировал и показал в результатах выдачи около 300 °CМС-сообщений, отправленных абонентам «МегаФона» с сайта этого оператора. Первоначально это обнаружил один из пользователей Facebook, за считаные минуты информация распространилась по всему Рунету. СМС-сообщения были анонимными и исчезли из поиска в течение нескольких часов.

«Яндекс» обвинил «МегаФон», не защитивший данные абонентов специальным файлом robots.txt. В этом файле обычно указываются ссылки на страницы, которые запрещено индексировать поисковым системам. «Яндекс» даже выпустил специальную инструкцию для веб-мастеров, как лучше защитить сайт от поискового робота. А Google вдобавок рекомендовал пользователям и владельцам сайтов не спешить размещать в Сети конфиденциальную информацию. Основная причина таких утечек — халатность людей, отвечающих за работу сайта компании жертвы, потому что робот-паук не отличает конфиденциальную информацию от общедоступной, он лишь индексирует все, что находится в открытом доступе, все, что не запрещено.

Откликнулся на ситуацию и тот самый Владимир Иванов, отвечающий за информационную безопасность в «Яндексе»: «Вокруг этой темы возникла даже легкая паника. Чтобы в дальнейшем не происходило подобных вещей, хочу рассказать владельцам сайтов и веб-мастерам, что нужно сделать и на что обратить внимание». Рекомендаций было всего две. Первая — защищать личную информацию посетителей сайта, например, закрыть паролем. И вторая — запретить поисковым роботам индексировать страницы сайтов с информацией, которая не должна стать публичной.

Наученный горьким опытом «МегаФон» установил несколько дополнительных уровней защиты сервиса от поисковых систем. Но арбитражный суд Москвы в начале сентября все же оштрафовал «МегаФон» на 30 000 рублей, решив, что компания, не обеспечив тайну связи, нарушила клиентское лицензионное соглашение.

Хроника утечек 2011 г.: 18 июля в Рунет попали несколько тысяч СМС клиентов «Билайна», «МТС», «МегаФона», пермского оператора U-tel; 25 июля вновь «Яндекс» и Google проиндексировали более 50 000 страниц с информацией о покупателях онлайн-магазинов, включая секс-шопы; 26 июля в «Яндексе» и Google оказались электронные железнодорожные билеты с датами, номерами рейсов, именами пассажиров; 27 июля в поисковую выдачу Google попали документы российских государственных ведомств — ФАС, Счетной палаты, Федеральной миграционной службы, Минэкономразвития, Главного управления специальных программ президента, Высшей аттестационной комиссии Минобрнауки России.

Высказался на тему масштабных утечек и Волож: «Со своей стороны можно сделать, чтобы заранее уведомлять веб-мастеров: мы, кажется, нашли у тебя нечто похожее на персональную информацию, проверь. Если мы научимся это делать, то веб-мастеров будем оповещать сами. Рассматриваем также возможность удаления оперативно такой информации, как персональные данные, из индекса».

В августе 2011 г. стало известно об иске австрийской инвесткомпании EAA Asset Management-Consulting в отношении «Яндекса». Австрийцы хотели получить 100 млн рублей в качестве компенсации и зачистку ресурсов «Яндекса» от всех упоминаний о себе в связи с обанкротившимся в 2009 г. ретейлером Sunrise. С мая по июль 2011 г. компания подала 11 аналогичных исков, ответчиками по которым выступали, в частности, Google, «Газета. Ru», Lenta.Ru, «Новая газета». Истец, похоже, не в курсе, что из проиндексированной базы «Яндекса» информация исчезает через некоторое время после того, как ее удаляют с первоначально опубликовавшего ее сайта, поэтому судиться с поисковиком в подобных случаях бесполезно. Впервые подобный иск о защите репутации к «Яндексу» подан два года назад. Группа компаний GT7 проиграла «Яндексу» во всех судебных инстанциях, создав прецедент.

22 февраля 2012 г. Высший арбитражный суд РФ отказался пересматривать постановление суда об отказе в иске компании ЕАА Asset Management-Consulting (Британские Виргинские острова) с требованием обязать ООО «Яндекс» удалить контент из поисковой системы. Истец ранее проиграл несколько судов низшей инстанции, пытаясь доказать, что поисковая система не должна была индексировать ряд материалов на сайте http://www.compromat.ru, которые касались основателя австрийской финансово-промышленной группы EAA Asset Management-Consulting Михаила Дворникова.

Все же Сегалович и Волож — это совершенно удивительные люди. Столько лет вместе проработали, оставаясь на гребне успеха. Уникальный пример человеческой синергии, благодаря чему они добились выдающихся результатов. А кроме восхищения и удивления это вызывало, разумеется, желание что-нибудь у них отобрать.

30 июля 2012 г. американский интернет-журнал эротического содержания Perfect 10 обратился в суд Калифорнии с просьбой о вызове и допросе в суде Воложа и Сегаловича. В первоначальном варианте иска, поданного Perfect 10 в калифорнийский суд еще в марте 2012 г., было сказано, что «“Яндекс” копировал, воспроизводил, осуществлял дистрибуцию, адаптировал и/или обнародовал для широкой общественности материалы, защищенные авторским правом Perfect 10, без разрешения компании». Американцы потребовали от Yandex N.V. компенсации $5 млн. Perfect 10 управляет одноименным веб-сайтом, месячная подписка на который стоит $25,5. Perfect 10 на протяжении десяти лет участвовал в патентных спорах с различными компаниями: порнографический журнал подал 30 претензий к 40 компаниям, обвиняя их в нанесении серьезного ущерба его бизнесу. Perfect 10 подавал иски и против Google, Amazon, Microsoft, но проигрывал.

Так что вызов в американский суд со стороны патентных троллей, сквоттеров, — это еще одно, пусть и дурацкое, подтверждение глобального характера бизнеса «Яндекса».

Оглавление книги


Генерация: 0.028. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
поделиться
Вверх Вниз