Книга: Яндекс Воложа. История создания компании мечты

С голландским акцентом

С голландским акцентом

«Переломный момент наступил в 2004 г. Мы поняли, что народу много, все вроде бы заняты делом, а ничего стоящего на свет не появляется…» По словам Воложа, это был момент истины, потому что исчерпан был ресурс развития компании как большой дружной компании, семьи: «Мы поняли, что в таком режиме, делая все по-старому, мы уже не можем расти дальше и при этом сохранять управляемость. И тогда началась большая перестройка».

И Волож вовремя прочувствовал необходимость изменения структуры компании. Важное обстоятельство: создание новой «более четкой корпоративной структуры происходило не по учебникам, а на уровне здравого смысла», как говорит сам Волож.

Старт этому процессу был дан во время одного разговора Аркадия Воложа и набирающего силу управленца Дмитрия Иванова (ныне директор «Яндекса» по проектам), пришедшего в компанию в 2003 г. из Фонда эффективной политики (ФЭП).

«Митя меня спросил, со сколькими людьми мне удобно работать напрямую. Я ответил: ну, где-то с семью. Отлично, говорит он, значит, сделаем семь департаментов. А они уже будут работать с остальными», — рассказывает Волож.

Забавно, что Волож сказал — семь. Число 7 — символ гармонии и уравновешенности природного мира, код природы. Впрочем, может быть, Аркадию в тот момент вспомнились семь гномов из гриммовской сказки про Белоснежку или семь богатырей из пушкинской сказки про мертвую царевну. Из собственного детства или детства его детей.

В результате коренной реструктуризации «Яндекса» было создано семь департаментов: разработки, управления проектами, эксплуатации, коммерции, маркетинга, бухгалтерии и поддержки (секретари, водители и уборщицы). За основу организации работ был взят матричный принцип: каждый сотрудник мог по мере необходимости принимать участие в работе над проектом соседнего департамента.

По оценкам Воложа, такая система могла составлять до полутысячи сотрудников.

К этому году в компании был уже перманентный и катастрофический дефицит ИТ-кадров.

Волож даже вынужден был в одном из выступлений объявить набор программистов: «Аудитория “Яндекса” перевалила за 11 млн в месяц. Такого же порядка цифры у Mail.Ru и “Рамблера”… Нам приятно, что плодами нашего труда ежедневно пользуются миллионы граждан. По сути, мы оказываем массовые бытовые услуги населению. Мы востребованы. Но нам катастрофически стало не хватать хороших программистов. Население Рунета прибывает, спрос на хорошие продукты растет, рекламодатели активно раскупают аудиторию. А писать программы некому. В “Яндексе” сейчас полторы сотни человек, треть из которых — разработчики. Но этого недостаточно, чтобы развивать два десятка продуктов. Куда же делись программисты, которых, как считалось, у нас пруд пруди? Почему так мало хороших анкет заполняется на рекрутинговой странице “Яндекса”? Где монстры программирования? Все уехали? Вузы стали их меньше выпускать? А может, они заняты офшорным программированием и скучно кодируют чужие базы данных? Для тех, кто еще остался “в лавке”, у интернет-компаний есть добрая весть. Зарплаты программистам в Интернете сегодня платят высокие ($1300–3000), интересные задачи гарантированы. Так что “в хорошую компанию на творческую работу требуются…”»

За год прибыль «Яндекса» составила $7 млн, доходы — $17 млн (75 % — контекстная реклама). Поисковая реклама доказала свою эффективность как способ монетизации Интернета.

Годовой объем рекламного рынка в Рунете составил $40 млн (контекстная реклама — около $15 млн), причем этот сегмент с прошлого года вырос в три раза, тогда как традиционная реклама — на 55 %.

А в 2004 г. реструктурированная компания «Яндекс» стала голландской, потому что в июне 2004 г. в Гааге была зарегистрирована холдинговая компания «Акционерное общество Yandex N.V.», которая получила в собственность 100 % акций российского ООО «Яндекс».

Волож объяснил решение о создании зарубежной материнской компании несовершенным российским законодательством в части акционерных обществ, а также требованием инвесторов и акционеров. Можно принять и такое объяснение. Хотя по сравнению с 2003 г. ничего в этом плане не изменилось.

Есть и растиражированный вариант Ильи Сегаловича на этот счет, очеловечивающий ответ Воложа: «Мы — российская компания. А “Газпром-Медиа” — кипрская? А Google — делавэрская компания, раз они там зарегистрированы? Давайте я поясню эту аналогию. Есть компания, созданная русскими людьми на русские деньги, которая работает в Москве, в которой 2500 работникам (по состоянию на 2004 г. — В.Д.) платят зарплату, платят налоги с этой зарплаты; работающая в России и создающая продукт для России. Эта компания называется российской. При этом она инкорпорирована за границей. Иностранные акционеры вследствие отсутствия правильного закона об акционерных компаниях в России боятся создавать тут юридическое лицо». Хитрый ответ. Когда хочешь скрыть правду, а врать не хочется, отвечай вопросом на вопрос, что позволяет уйти от ответа.

Лукавое объяснение скрывало бизнес-оппозиционное решение. Поскольку трудно себе представить, чтобы вывели активы из юрисдикции своих стран китайский Baidu, южнокорейский Naver, чешский Seznam, успешно противостоящие Google (так же, как и «Яндекс») на своих рынках. Потому что перечисленные компании являются национальной гордостью.

Тем более что «Яндекс» и в 2004-м, и в 2013 г. как зарабатывал, так и зарабатывает около 90 % своих доходов именно в Рунете, то есть на своем национальном рынке. А Google, кстати, уже нет, поэтому место его регистрации мало что меняет для глобальной компании.

В 2004–2005 гг. в «Яндексе» случился первый системный технический кризис, который был связан с бурным ростом базы, пользовательской аудитории, доли рынка. Одним из самых неприятных проявлений этого кризиса, по словам Андрея Себранта, директора по маркетингу, «были мертвые ссылки в первой десятке выдачи; люди переходили по ссылке, а ничего не открывалось; и это было страшно раздражающим фактором».

Также увеличилось число случаев пропадания сайтов из базы «Яндекса» после очередного сеанса индексации. Вот как объяснял ту коллизию Сегалович: «Дело в том, что у нас база обновляется очень часто, трижды в неделю. И если какой-то сайт почему-то не ответил, мы его сразу же убираем. А у того же Google месячный период обхода плюс быстрый робот, который обслуживает далеко не всех. И если уж я попал в Google со своей страничкой, то так в нем и живу. А “Яндекс” может меня выкинуть, потому что сайт в тот момент, когда ткнулся робот, лежал. И все. На три дня меня в базе нет. То есть сама наша живость — это, безусловно, плюс, но у нее есть и неприятный побочный эффект».

Ему вторит Андрей Себрант: «Потому что когда перестает приходить трафик с “Яндекса” — это заметно, а если, допустим, с Google — то не очень». Тогда, в середине 2000-х гг., еще можно было язвить в отношении Google с его 5–6 %-ной долей поиска в Рунете. Однако моментально справиться с технологическим внутренним кризисом не удалось.

Оценивая ту ситуацию в «Яндексе», можно сделать вывод, что компания обогнала саму себя. Она не соответствовала продекларированным намерениям. Интеллектуально компания отстала не только от задач, но даже от реализованных ранее проектов. Возможности отстали от желаний.

«Яндекс. Директ» расширил охват аудитории. 22 декабря 2005 г. стартовала рекламная сеть «Яндекса». Рекламодатели с этого момента могут показывать свои объявления не только на «Яндексе», но и на других сайтах Рунета, которые войдут в рекламную сеть. Выручка партнеров будет делиться пятьдесят на пятьдесят. «Яндекс» запустил этот сервис позже своих основных конкурентов.

На конец года в поисковой системе «Яндекса» одновременно фиксировалось 15 000 рекламных кампаний на базе более чем 230 000 ключевых слов.

Доходы и прибыль в 2005 г. по сравнению с 2004 г. увеличились практически вдвое: годовой доход составил $35,6 млн (80 % принесла контекстная реклама, в основном это средний и малый бизнес; крупный бизнес представлен Hewlett-Paсkard, Samsung, LG и другими ИТ-компаниями), прибыль — $13,6 млн.

При этом оборот рекламы в 2005 г. в Рунете (по версии АКАР) оценивался в $60 млн (на 71 % больше 2004 г.).

20 сентября 2005 г. в Одессе было открыто украинское представительство «Яндекса». Это означает, что компания впервые физически вышла за пределы России. Еженедельная аудитория «Яндекса» на Украине составила к этому моменту 0,5 млн пользователей. «Яндексу» принадлежат домены http://www.yandex.ua и http://www.yandex.com.ua. Задача украинского офиса состояла в том, чтобы создавать сервисы специально для украинской аудитории и продавать рекламу.

2006 г. начинался славно. 16 января поисковая машина «Яндекса» заработала на портале http://www.mail.ru (отказавшегося от поискового механизма Google), который также вошел в рекламную сеть «Яндекса» (прекратив с этой целью рекламное партнерство с компанией «Бегун» из группы «Рамблер»), чтобы продавать на своей площадке контекстную рекламу через систему «Яндекс. Директ». Предположительно «Бегун» за текущий год мог бы заработать на размещении контекстной рекламы на http://www.mail.ru до $1 млн. И поскольку в контрактах по размещению контекстной рекламы на площадях партнеров принято доходы делить пополам, это означает, что Mail.Ru, тотально сменив партнера (до расторжения договоренностей в 2009 г., после того как Аркадий Волож в 2008 г. откажет Юрию Мильнеру в приобретении доли «Яндекса»), рассчитывает на увеличение доходов. Вот как оптимистично выскажется по этому случаю Волож: «Они сами к нам пришли. И это был большой подарок судьбы. А почему? Видимо, им понравилось, сколько денег мы собираем».

В этом рубежном году нужно отметить еще одно, как, казалось тогда, проходное событие. Волож придумал сервис «Яндекс. Пробки», который станет не просто визитной карточкой «Яндекса», а и войдет в обиходную речь как устойчивое сочетание. Загруженность дорог в городе будет оцениваться по десятибалльной шкале: один балл — на дорогах свободно, десять — лучше спуститься в метро. Выяснится также, что легче ездить по городу летом (летние пробки менее продолжительны по времени), сложнее — осенью (хотя осенние пробки короче). Еще через несколько лет, в сентябре 2012 г., сервис «Яндекс. Пробки» научится прогнозировать загруженность дорог, то есть показывать возможный уровень пробок на ближайшие 15, 30, 45 и 60 минут, и локализуется на всех региональных и национальных площадках, где будет представлен «Яндекс». На момент запуска проект выйдет весьма дорогим: 120 млн рублей и 112 000 голосующих акций придется заплатить за ИА «СМИлинк», ставшее основой «Яндекс-Пробки». Пришлось раскошелиться, чтобы буквально в последний момент опередить Google.

До сих пор Волож показывает гостям в одной из переговорных диван, на котором и был дан старт, может быть, самому востребованному проекту «Яндекса».

В 2006 г. впервые за всю историю контекстная реклама в Рунете обогнала медийную — и по темпам роста, и по объемам продаж. Контекстная реклама — самый быстрорастущий и доходный сегмент рекламного рынка в Рунете (ежегодно растет в 2–2,5 раза).

В среднем в тот год «Яндекс» отдавал своим рекламным партнерам по рекламной сети в качестве комиссии более 63 млн рублей ежемесячно. В качестве примера: на размещении контекстной рекламы, поставляемой «Яндексом», только почтовая служба Mail.Ru заработала в 2006 г. около $3 млн.

С апреля агентство IMHO VI, входящее в группу «Видео Интернешнл», после подписания агентского контракта с «Яндексом» приступило к продаже рекламы для размещения на двух страницах «Яндекса» — стартовой и почтовой. Основная задача — привлечение рекламных бюджетов крупнейших мировых компаний (Procter & Gamble, Unilever, Nestl?, Mars и прочих).

Накануне саммита G8 в Санкт-Петербурге «Яндекс» совместно с BBC впервые принял участие в организации интернет-конференции Владимира Путина, состоявшейся 6 июля 2006 г. и собравшей более полутора сотен тысяч вопросов и более миллиона откликов. Результатом оказались довольны и в Кремле, и в «Яндексе». По словам Воложа, он проверил на таком масштабном мероприятии работоспособность команды, а в Кремле получили охват аудитории, которой нет ни у одного другого ресурса Рунета. «Яндекс» — компания путинского призыва. Они продолжали идти параллельными курсами — Волож и Путин.

В 2006 г. немногие понимали, что этот год — рубежный для мировой Сети. Интернет окончательно вошел в жизнь людей, из средства коммуникации превратившись в образ жизни. Этот рубеж пролег через все национальные сектора мировой Сети, через все страны. Интернет буквально за год-полтора стал массовым и всеохватным. И это было самое начало освоения новой части вселенной, которая находится на расстоянии одного клика.

В 2006 г. в Санкт-Петербурге «Яндексом» был открыт первый удаленный офис разработки программного обеспечения.

Штат компании насчитывает уже более 400 сотрудников. По словам Воложа, за последние два-три года выросли в два раза зарплаты, на которые уходит треть расходов компании. И все же: «Основная проблема связана с ростом штата. Чем больше людей, тем больше идей. Недавно у нас был по-настоящему кризисный момент, когда мы не могли переехать в новый офис — ждали, когда он будет готов, а тем временем на растущий штат уже не хватало места».

Летом 2006 г. «Яндекс» переехал в новый офис на Самокатной улице, под который было переоборудовано старое здание бывшей ткацкой фабрики, построенное еще в XIX в. Высокие потолки, большие сводчатые окна, стены из красного кирпича и открытые площади. При общей площади в 3600 кв. м и рабочей в 2500 кв. м офис был рассчитан на 350 рабочих мест. Основная часть пространства была спланирована по принципу open space: сотрудники сидят по рабочим группам и руководители подразделений находятся там же. На тот момент в стране еще не боролись активно с курением, поэтому в офисе в изобилии имелись курительные комнаты. Офиса на Самокатной надолго не хватило. Уже к сентябрю «Яндекс» нацелился на расширение.

Годовой оборот контекстной рекламы в Рунете в тот год оценивался в $110 млн (по версии MindShare — $102 млн), и «Яндекс» заработал более половины. А весь рынок интернет-рекламы составил, по оценкам «Яндекса», $210 млн.

Доход в 2006 г. составил $72,6 млн (около 80 % принесла контекстная реклама, которую разместили примерно 30 000 клиентов), прибыль — $29,9 млн.

По оценке журнала «Эксперт», сделанной в сентябре 2006 г., с учетом нормы прибыли и дохода стоимость «Яндекса» тогда составляла около $1,5 млрд.

В 2006 г. ежемесячная аудитория «Яндекса» достигла 25 млн человек; 80 % из них — жители России, остальные — пользователи из стран бывшего СССР, США, Израиля, Германии и других стран.

Руководители «Яндекса» за несколько лет привыкли к своему лидерству, почувствовали себя победителями, к которым не подступиться, и снисходительно оценивали шансы своих конкурентов, реальных и потенциальных. Очевидно, яндексоиды расслабились. Потому что незаметно подступал другой кризис, гораздо более тяжелый по последствиям, нежели технологический, который все же был преодолен с помощью интеллекта и труда.

Запустив «Яндекс. Пробки» летом 2006 г., Аркадий со спокойной совестью уехал с семьей отдыхать в Хорватию на море. Семья была и остается смыслом его жизни и оправданием деятельности. Совместных отпусков Аркадий всегда ждал, погружение в семью для него было и остается и счастьем, и главной страстью, и отдыхом. Но это был последний безмятежный летний отдых. Начинался качественно новый период в развитии «Яндекса» и жизни одного из самых талантливых антрепренеров современного Интернета. Начиналась новая эпоха.

2006 г. стал последним годом периода безраздельного лидерства «Яндекса» в Рунете. Давление извне на компанию усилилось, но это и неплохо, потому что в результате уточнились векторы и задачи развития, которые Волож сформулировал следующим образом: «…более глубокое понимание запроса, более полное понимание страницы, более полное понимание структуры Сети». Взят курс на интенсивное развитие. Чуть бы раньше, конечно, потому что Волож прозевал момент наступления противника, можно сказать, у себя в тылу. В родном Рунете.

Яндексоиды просмотрели действия конкурента, который долгое время был в замороженном состоянии в Рунете. Google исподволь готовил атаку на Россию.

Оглавление книги


Генерация: 0.030. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
поделиться
Вверх Вниз