Книга: Яндекс Воложа. История создания компании мечты

За чашкой горячего шоколада

За чашкой горячего шоколада

Летом 1999 г. в популярной тогда кондитерской «Делифранс» в углу фойе Концертного зала им. П.И. Чайковского на Триумфальной площади Москвы состоялась первая неформальная ярмарка стартапов русского Интернета. В кондитерской собрались основатели главных сайтов того времени: портала InfoArt, почты Mail.Ru, магазина «Озон», поисковика «Апорт». «Все со всеми разговаривают, переходят от столика к столику, “обнюхиваются”», — в интервью Forbes вспоминал Аркадий Волож.

Важно здесь то, что от всех сделанных ему тогда предложений инвестирования Волож отказался: деньги ему готовы были дать только в обмен на контроль над компанией.

За чашкой горячего шоколада в «Делифрансе» Волож познакомился с Еленой Ивашенцевой (миниатюрной женщиной с острым взглядом и неистребимой привычкой тщательно подбирать слова), старшим партнером фонда Baring Vostok Capital Partners (BVCP), участником фонда ru-Net Holdings, который и станет первым серьезным инвестором «Яндекса». Но не сразу.

Будет еще недолгий период доверительных отношений с Юрием Мильнером — нынешним председателем совета директоров Mail.Ru Group. «Юра был самый активный из всех, он просто давил, давил и давил, говорил: “Надо быстро все делать, время уходит, кто первым успеет, тот и будет первым!”» — вспоминал Волож.

Поначалу Мильнер предложил Воложу создание совместных проектов по скопированным в Сети лекалам. В качестве ориентиров были использованы идеи электронного аукциона eBay и бесплатного веб-хостинга GeoCities, по образцу которых программисты «Яндекса» за шесть недель создали «Молоток. Ру» и «Народ. Ру». По мнению Воложа, продукты получились сырыми и требовали серьезной доработки, но Мильнеру важнее была скорость.

15 декабря 1999 г. «Яндекс» и netBridge (проект Юрия Мильнера) открыли интернет-аукцион «Молоток. Ру» (спустя некоторое время проект перешел под контроль netBridge).

«Мы думали, так продукты не делают, но возразить, вставить слово было невозможно, и мне уже тогда было понятно, что главную скрипку (в сотрудничестве с Мильнером) будем играть не мы», — говорит Волож. Поэтому когда в феврале 2000 г. Мильнер сделал предложение о покупке контрольного пакета «Яндекса», обещая привлечь средства через американский фонд NCH, Волож отказал. Расставаясь, несостоявшиеся антагонисты поделили проекты: «Молоток. Ру» отошел Мильнеру, «Народ. Ру» — Воложу.

«Где-то полгода, с октября 1999 до февраля 2000 г., у нас был период, если можно так сказать, жениховства. Разные инвесторы покупали разные команды, работавшие в Интернете: кто-то покупал “Рамблер”, кто-то Mail.Ru, — вспоминает Волож. — Нас буквально атаковали зарубежные инвесторы. Фирму посетили более десятка делегаций… К нам стали приходить люди из другого для нас мира, финансисты, люди, которые для нас казались полными иностранцами, хотя и казалось, что они говорят по-русски, но слова были абсолютно непонятные. И говорили, что “ребята, это все очень серьезно, Интернет — это дело будущего, и давайте делать из вас бизнес”. CompTek была компания большая — человек 50–70, с приличным бизнесом — десятки миллионов долларов оборота, и ей, конечно, хватило бы денег профинансировать любой такой бизнес, но как-то нам казалось это все несерьезно. Мы себя чувствовали софтверной компанией, технологичной компанией, и для нас картина Интернета как медийного бизнеса, как работа с большой аудиторией — это было очень для нас непривычно. Мы привыкли работать, так сказать, на В2В-рынке, когда одна компания поставляет что-то другой компании. Дистрибуция, партнеры — это вот понятное дело… В общем, рисковать мы не хотели. Это было очень непривычно для нас, технарей… К началу 2000 г. стало ясно — надо что-то делать: либо брать деньги и развивать новый для нас бизнес, либо оставаться в стороне, заниматься своей поисковой системой и ждать, пока тебя все обгонят. После недолгих размышлений мы приняли предложение инвестиционной компании ru-Net Holdings».

Надо отметить принципиальную деталь, которая объясняет непреклонность позиции Воложа в выборе инвестора. Аркадий Волож к тому времени уже был состоятельным человеком, поэтому-то ему важна была не только сохранность изначальной идеи, чистота бизнес-идеологии, но и последовательность, аутентичность ее реализации.

Впрочем, есть и другая точка зрения на период жениховства «Яндекса». Несколько корректирующая романтизм, декларируемый Воложем.

Вот что говорит бывший партнер Бориса Березовского по «ЛогоВАЗу», председатель совета директоров фонда ru-Net Holdings Леонид Богуславский: «В 1999 г., создав ru-Net Holdings (объемом $10 млн. — В.Д.), я стал искать перспективные объекты для инвестиций в сфере высоких технологий. И тут Волож (с которым я познакомился еще до этого, занимаясь, как и он, компьютерным бизнесом) предложил мне идею вложить в “Яндекс”. И я поверил ему, его команде и его бизнес-модели, о чем… и не жалею».

Не то чтобы такая ремарка меняет многое или умаляет достоинства Воложа, но акценты расставляет иначе. Романтизма убавляется. Получается, что это именно Волож активно искал инвестиционного жениха, чтобы уйти из поднадоевшего ему своей рутинной предсказуемостью CompTek. А «Яндекс» открывал ему новые горизонты, новые финансовые, управленческие, общественные, личные перспективы. И чутье, унаследованное от отца, его не обмануло.

Леонид Богуславский — сын жены поэта Андрея Вознесенского, писательницы Зои Богуславской. Это тот самый человек, который эффективно занимался (в качестве заместителя директора «ЛогоВАЗа») сбытом автомобилей «АвтоВАЗа». Это тот самый человек, который отметился поставками компьютеров по завышенным ценам ЦБ РФ, Внешэкономбанку, МЧС, МВД, Госкомстату, ГТК и другим госструктурам. Контракты были организованы благодаря лоббистским возможностям Бориса Березовского. Кстати, партнером Богуславского по этим многомиллионным сделкам был ставленник Березовского Кэйси Пауэлл, создатель компании Sequent Computer Systems. Незадачливый должник, по некоторым данным, не смог вернуть кредиты и убежал из США. Это не помешало ему устроиться в России.

Поэтому для Богуславского инвестирование в «Яндекс» (тогда же возглавляемый им фонд вложил $3 млн в контрольный пакет интернет-магазина «Озон») шальных денег из 1990-х гг. могли быть своего рода индульгенцией перед совестью и страной. Надо отдать должное Воложу, он тонко прочувствовал психологию партнера-ростовщика.

Есть еще одна точка зрения, более предметная. «В 1999 г. мы встречались практически со всеми лидерами российского интернет-рынка, и на одной из выставок — где-то в сентябре — я познакомилась с Аркадием и его командой. На фоне остальных компаний, с которыми я общалась, ребята выгодно отличались тем, что они были очень открытые, очень прозрачные, у них было четкое представление о своих сильных сторонах. В тот момент у них был только поиск, зато было понимание, что в поиске они самые сильные, а все остальное они готовы строить и развивать», — вспоминает Елена Ивашенцева, партнер инвестиционного фонда Baring Vostok Capital Partners (BVCP), нынешний член совета директоров «Яндекса».

Это спустя годы Елена Ивашенцева так умиротворенно говорит о вхождении в капитал «Яндекса». А тогда это был риск, который Волож разделил с инвестором, вложившись со своей стороны в проект командой и технологией: «Проект был в принципе венчурный, то есть рискованный».

2000 г. стал годом переходным: конец столетия, вот-вот наступит новое тысячелетие. Хотелось войти в новую эпоху в новом качестве. Волож торопился. Он всегда был внимателен к знаковым поступкам, к символам. Ему очень хотелось символически открыть новую эру не просто созданием новой компании, новым проектом, а новым качеством образа жизни, внутренней революцией, личностными переменами. И у него это получилось.

В феврале 2000 г. после обвала NASDAQ лопнул мировой инвестиционный пузырь интернет-компаний, но инвестиционная сделка, приведшая к созданию независимой поисковой компании, состоялась.

В марте 2000 г. была зарегистрирована компания ООО «Яндекс» (то есть спустя примерно полтора года после регистрации 4 сентября 1998 г. компании Google, ее главного нынешнего конкурента в России). К новой компании перешли права на поисковую систему Яndex, одноименную торговую марку (тогда еще написанную на абракадабре, русская буква «Я» приставлена к латинице — ndex), сайт http://yandex.ru, а также технологию, используемую в этой поисковой системе. Кроме того, в «Яндекс» был передан новый проект «Народ. Ру». Совместный поначалу с netBridge проект «Народ. Ру» стартовал 15 февраля, выйдя под девизом «Постройте свой сайт за 60 секунд!». Этот портал предоставлял любому желающему возможность создать персональную страницу.

Генеральным директором «Яндекса» ожидаемо стал Аркадий Волож, сложивший в марте полномочия по руководству CompTek (продолжая еще несколько лет в качестве акционера принимать участие в развитии компании, из которой впоследствии будут выделены еще две компании — InfiNet Wireless, производитель беспроводного оборудования, и компания IP-телефонии CTI).

На основании заключенного 13 апреля договора с уже независимым «Яндексом» фонд ru-Net Holdings (в первую очередь это Baring Vostok Capital Partners — BVCP), возглавляемый Леонидом Богуславским (среди инвесторов Бен Кол, в свое время вложившийся в CompTek, и Чарльз Райн), инвестировал в проект $5,28 млн и, получив долю в 35,72 %, стал основным акционером. В число акционеров также вошли менеджеры проекта и ведущие разработчики поисковой системы, сумевшие суммарно сохранить за собой контрольный пакет «Яндекса», а также акционеры CompTek International, которые в совокупности получили до двух третей доли «Яндекса».

Вот именно по этой причине вторым днем рождения независимой компании «Яндекс» можно считать 13 апреля 2000 г., то есть фиксацию нового качества, новой формы собственности с участием стороннего инвестора.

Покупка доли в «Яндексе» за такие деньги весной 2000 г. выглядела безумием. За месяц до объявления о сделке индекс NASDAQ, достигнув максимума в 5132 пункта, рухнул на 40 %. Пузырь доткомов лопнул, инвесторы разорялись, компании объявляли себя банкротами. «Мы шли к сделке семь месяцев, с гордостью объявили о ней, а все вопросы от журналистов были “что вы делаете, куда вы идете, бизнеса же нет”», — вспоминает Елена Ивашенцева. Еще сложнее было объясняться с инвесторами. «Мы получили массу требований немедленно продать пакеты и в “Яндексе”, и в купленном ранее “Озоне”, и вообще эту тему закрыть», — вспоминает Ивашенцева. Помогло то, что продать акции интернет-компаний в разгар краха отрасли было невозможно. «Пришлось ждать и терпеть. И до сих пор BVCP — самый крупный инвестор “Яндекса”».

Волож уже тогда брал уверенностью и харизмой первопроходца: «Мы так и говорили: “Вы инвестируете в будущую первую компанию Рунета”. Будущее, конечно, не запротоколируешь, поэтому можно сказать иначе: они получили долю в компании, работающей на растущем рынке. Со своей стороны, нам инвесторы помогли не только деньгами… Инвесторы помогли компании и концептуально: именно они настояли на том, что одного лишь совершенствования поисковой системы для успеха в Интернете недостаточно, необходимо создавать различные сервисы; так “Яндекс” начал обрастать различными проектами».

А судьбу полученных инвестиций пояснил Илья Сегалович: «Сумма была разделена на несколько частей, одна из которых была вложена в рекламу, другая — вжелезо”, третья — в офис, и оставшиеся $2–3 млн мы положили на счет». И вот на «оставшиеся $2–3 млн» компания жила последующие два с половиной года.

Принципиальная деталь. Несмотря на принятую тогда в России практику, генеральный инвестор ru-Net Holdings не получил контроль над «Яндексом».

А, например, «Рамблер» (точнее, его владельцы и топ-менеджеры), поддавшись жажде наживы, продали новообразованию в составе «Русские фонды» и Orion Capital Advisors контрольный пакет первого русского поисковика (до 2006 г. — основного конкурента «Яндекса»).

С горечью вспоминает тогдашний директор по исследованиям и разработкам, а затем исполнительный директор «Рамблера» Игорь Ашманов (совладелец и генеральный директор компании «Ашманов и партнеры»): «Инвесторы сначала стали энергично вливать деньги в “Рамблер”, за 2000 г. вложили до $6 млн с целью еще больше “надуть” компанию и перепродать, а потом после кризиса на NASDAQ и взрыва пузыря доткомов пали духом и осенью 2000 г. стали пытаться его продать кому угодно. В этих условиях они придумывали новую “стратегию” по два раза в месяц, и “Рамблер” терял рынок».

И, несмотря на застарелую настороженность конкурентов, Ашманов одобрительно отзывается о победившем его противнике: «Волож смог противостоять напору инвесторов, он удержался и не продал всю компанию, не стал распыляться, а сделал ставку именно на поиск».

Тогда же был куплен поисковик «Апорт» с двумя другими популярными порталами (@Rus и Omen.Ru). Он был куплен оператором связи Golden Telecom за $25 млн. И где теперь «Апорт»?

По понятным причинам Ашманов осторожен в оценке тогдашних владельцев «Рамблера». На самом деле «Рамблер» загубили почти сознательно. Есть версия Богуславского, который, несмотря на страсть к наживе, будучи человеком искушенным, полагает, что Игорь Ашманов, в 1999–2001 гг. занимавший руководящие посты в «Рамблере», более важным фактором успеха «Яндекса» считает падение конкурентов. Но, по мнению Богуславского, Сегалович посчитал бы, что «причины успеха были технологические, Волож — что управленческие, Колмановская — что маркетинговые, а я считаю, что истинная причина ровно одна: продажа контроля в “Рамблере” иАпорте” профанам в Интернете, все остальное — следствие».

Последствия этих ошибок угробят «Рамблер» и «Апорт» не сразу. В 2000 г. между ними и «Яндексом» развернулась борьба не на словах. Точнее, борьба шла именно за слово, а еще точнее — за первенство системы поиска слов в Интернете. За технологию победы отвечал Сегалович, назначенный на тот момент начальником отдела поисковых систем: «Мы узнали, что наш поисковик не первый в России, когда появился первый нормальный счетчик пользователей интернет-ресурсов. Это случилось в 2000 г., и назывался он SpyLog… На тот момент у нас было два конкурента: Игорь Ашманов — с точки зрения технологий и “Рамблер” — с точки зрения рынка и денег. Что больше всего подстегивало, так это новость о том, что Игорь Ашманов приходит в “Рамблер”. Мы поняли, что надо торопиться. Но нам повезло — “Рамблер” не смог быстро наладить работу». И мы уже знаем причину этого.

Инвестор не только дал денег на жизнь, но и усилил проект свежим взглядом, а главное — новым импульсом к монетизации и качественным управлением финансами. «Фактически весь финансовый блок держится у нас на людях из Baring. У нас разделение труда — мы за технологию отвечаем, они — за деньги. И с ними очень приятно работать», — отмечал Волож.

С этого момента «Яндекс» начинает активный запуск новых сервисов. В 2000 г. «команда “Яндекса” сделала сниппеты (краткая структура найденного сайта непосредственно в поисковой выдаче. — В.Д.), параллельный поиск, поиск по новостям, а через год — по энциклопедиям и картинкам. Это были первые важные запуски, и некоторые продукты “Яндекс” запускал первым в глобальном масштабе», — вспоминал Сегалович. В том же году появилась «аскетическая» версия http://ya.ru. «Яндекс» зарегистрировал доменное имя http://www.volozh.ru, которое компания продолжает держать, чтобы не перехватили киберсквоттеры.

В июне 2000 г. вместе с презентацией нового дизайна сайта началась «неделя “Яндекса”», каждый день которой был посвящен одному из проектов новых сервисов: «Яндекс. Закладки», «Яндекс. Новости», «Яндекс. Открытки», «Яндекс. Товары» (сейчас — «Яндекс. Маркет», на котором пользователи могут выбрать и приобрести товары из всего ассортимента, который предлагают интернет-магазины), «Яндекс. Гуру» и «Яндекс. Почта», а также «аскетический “Яндекс”» для торопливых. Осенью была выпущена панель инструментов «Яндекс. Бар». По мнению Аркадия Воложа, в результате ударной недели «Яндекс» превратился «из сервиса в портал».

Именно с подачи инвесторов «Яндекс» стал первым в России интернет-проектом, запустившим рекламную кампанию на телевидении, что, конечно, способствовало узнаваемости. «Нам надо было стать лидерами не только в Сети, но и в головах пользователей» — так говорит об этом бывший главный редактор «Яндекса» Елена Колмановская.

Волож вспоминает исторические детали: «И вот сидели как-то ночью, обсуждали идеи. Все крутилось вокруг поиска. И вдруг, бум — и схватили: “Найдется все!”»

После первых пятисекундных роликов с логотипом ресурса, которые появились на ТВ-экранах в январе 2000 г., был снят ролик, в котором Артемий Лебедев (владелец студии, создающей дизайн «Яндекса») в роли бритоголового мужика подходит к интеллигентному юноше и спрашивает: «Закурить не найдется?» Ответом был адрес «Яндекса» и слоган «Найдется все!», сохранившийся без изменения до сих пор.

Этот ролик имел в Сети реальный успех: его скачали 80 000 человек. В пространстве нынешних масштабов Рунета это число можно было бы увеличить стократно.

Вторая рекламная кампания, стартовавшая в конце того же года, прошла под лозунгом «Все вопросы — к “Яндексу”». Для этой кампании было придумано 13 вопросов: «С кем вы, мастера культуры?», «Что делать?», «Что день грядущий мне готовит?» и т. д. В результате «Яндекс» стал чуть ли не синонимом справочника.

По некоторым данным, реальные доходы компании в 2000 г. составили около $40 000 в месяц — сумма, которую сегодня «Яндекс» зарабатывает на контекстной рекламе меньше чем за час.

Последовало расширение штата уже независимой компании «Яндекс». Волож говорит об этом так: «Мы начинали как группа друзей. Но с 2000 г. друзей для закрытия вакансий уже не хватало».

К концу 2000 г. в «Яндексе» работают около 70 человек, заряженных на победу и творческое развитие. В том числе и потому, что, «когда взял чужие деньги, неудобно сидеть сложа руки, а когда что-то начинаешь делать, неудобно делать плохо», — объясняет Волож.

Стихийно сложившаяся структура компании выглядела следующим образом: программисты (самый большой отдел, примерно треть), технический отдел эксплуатации (обслуживание инфраструктуры), отдел менеджеров (контроль качества контента), служба поддержки пользователей (работа с пользователями и их письмами).

Симптоматично, что в марте 2000 г. на первый президентский срок был избран Путин. Получается, компания «Яндекс» родилась одновременно с президентом Путиным, став фактически компанией путинского призыва.

Новый 2001 г. «Яндекс» встретил акцией «Новогоднее обращение народа России к Президенту», в которой мог принять участие каждый. Все полученные «письма» были обобщены в единый текст обращения к президенту Владимиру Путину, впервые в этом качестве поздравившего страну с Новым годом. Это был и первый Новый год независимой компании «Яндекс».

Компания переехала в новый офис на улице Вавилова, 40, на территорию вычислительного центра Российской академии наук. Вход в офис был на втором этаже, по пристроенной решетчатой металлической лестнице, наверное, очень скользкой в дождь и гололед. Зато там же был оборудован первый собственный дата-центр, состоящий из нескольких десятков серверов.

Летом 2001 г. «Яндекс» возглавил список самых посещаемых русскоязычных ресурсов по объему аудитории (по данным исследовательских компаний «Комкон-2» и Gallup Media).

Эпохальный рубеж был преодолен к концу 2001 г.: «Яндекс» догнал «Рамблер» по аудитории. «Яндекс» становится главным героем Рунета.

Оглавление книги


Генерация: 1.704. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз