Книга: Как привлечь туристов и стать туристическим брендом в России

Приложение 7 О правильном подходе к развитию туризма

Приложение 7

О правильном подходе к развитию туризма

Фрагмент интервью с Тимофеем Рогожиным, директором туристической компании RussiaDiscovery. Июнь 2010 г.

Надежда Макатрова (далее – Н.М.): Тимофей, какой из российских регионов, на ваш взгляд, может служить образцом того, как надо развивать туризм? Я имею в виду работу власти.

Тимофей Рогожин (далее – Т.Р.): Например, Чукотка. Не все там идеально и просто, но все достаточно последовательно. О массовом туризме на Чукотке мы не говорим. Массовый туризм и Чукотка – это вещи несовместимые. Правда, я однажды общался с человеком, который заявлял, что и на Чукотке можно сделать национальный парк и создать потоки туристов. Да, наверное, можно. А нужно ли? Некоторые сравнивают Чукотку с Аляской, мол, та живет за счет туризма. Но на деле все очень по-разному: и климат, и предпосылки иные.

Что было на Чукотке раньше? Заходили круизные корабли, которые шли из Америки на Камчатку или на Командоры через Берингов пролив, т. е. они неизбежно проходили Чукотку. Всего порядка 1000–2000 иностранных туристов в год, которые не оставляли денег на территории, потому что платить было не за что – небольшие фольклорные программы в селениях и сувениры. Всё. Были пиковые заезды, когда только открыли «железный занавес». Вот и весь туризм.

Власти рассматривали три варианта концепции развития. Первая идея – уйти полностью в промышленность, забыть про туризм и природу Вторая – сделать национальный парк на огромных пространствах, забыть про разрушенное производство. Эта концепция жива, но она не для наших дней и, возможно, не для нашей страны. А третья концепция не исключала туризм, но нацелена на развитие добычи ископаемых, в том числе новых. Есть вероятность, что когда-нибудь железная дорога на Чукотку придет, и восстановится транспортный коридор между Штатами и Чукоткой. В итоге выбран был третий вариант.

Власти сразу четко сформулировали, что массовый туризм Чукотке не нужен, а нужен турпродукт, в том числе наземный, который бы позволил не заработать денег, а решить блок социальных задач. Во-первых, необходимо было занять людей. Не секрет, что в 1990-е годы многие коренные народы Севера спивались и продолжают спиваться, теряя культуру, менталитет, традиции. В какой-то момент олени стали никому не нужны, а чукчам без оленей делать нечего. Были программы Красного Креста, выделялись деньги из Фонда развития территории, чтобы людей «снимать со стакана», их кодировали. Но закодировать человека мало, надо его чем-то занять. Поэтому туризм на начальном этапе не носил коммерческого характера. Позднее, когда удалось восстановить поголовье оленей до доперестроечного уровня, поставить цех глубокой и неглубокой переработки оленины, появились денежные перспективы. Ведь цена на оленину за рубежом, в той же Финляндии, выше на порядок.

Надо понимать, что Чукотка – это дотационный регион. Жителей фактически одевали, обували, обеспечивали нормальным жильем, образованием и медицинским обслуживанием, чтобы они оставались на территории Чукотского АО, а не уезжали. Но, что греха таить, наличных денег у оленеводов почти не было, особенно пока поголовье увеличивалось, и не было промышленного забоя, который начался только в прошлом году. А туризм – это живые деньги, хотя сначала и непонятные.

Н.М.: А в чем заключалась поддержка администрации?

Т.Р.: Еще прошлым составом департамента по туризму была

написана программа развития. Была привлечена компания Mill House Capital, которая управляла активами Романа Абрамовича, для содействия администрации в плане консалтинга. Чукотка – это один из регионов, где умеют считать деньги. Поскольку у руля стоял бизнесмен, то он не позволял разбазаривать и собственные деньги, и государственные. Там было очень интересное паритетное соглашение между федералами и Р.А. Абрамовичем: Роман Аркадьевич вытягивает регион, но при этом правительство РФ честно регион дотирует. А то знаете, как с некоторыми регионами: они состоят в списке неблагонадежных и деньги получают в последнюю очередь, если останется. С Чукоткой все было по-честному. Был заказан консалтинг на предмет того, что могут сказать специалисты по поводу туризма на Чукотке. Властями был организован очень интересный тур. Ответственный сотрудник, получивший задачу сделать ознакомительный тур, провел свое исследование среди турфирм на предмет того, кто из них мог бы посоветовать Чукотке что-то дельное. Для этого сформировали перечень из ведущих 30–40 агентств, которые занимаются внутренним туризмом. В эти агентства были разосланы письма примерно такого содержания: «Администрация Чукотки заинтересована пригласить вас в ознакомительный тур с целью услышать ваше мнение о перспективах развития туризма в организационном, финансовом и прочем плане». Конечно, почти все сказали, что хотят: почему бы не слетать на Чукотку за счет администрации?

Дальше с каждым из агентств было два-три раунда переписки и личное общение с кандидатами на поездку, т. е. отбирали людей, от которых реально можно было услышать что-то полезное. Выбрали человек шесть, если не ошибаюсь, которые и поехали дней на восемь. Нам показали Чукотку, где-то приукрасив, где-то как есть. С нами ездил начальник управления по туризму, мы общались с администрациями районов, с прессой. На выходе каждый из нас выдал свои идеи и предложения. Кто-то ничего не выдал, а попросил программу и пообещал возить туристов.

Мы сказали, что Чукотка – волшебный край, но почему бы им не переориентироваться на зиму, а потом уже разрабатывать летние туры. Мы взяли те статистические данные, которые у нас уже были по тем регионам, где мы уже работали, – по Карелии, по Кольскому полуострову, – и аргументировали, что нужно развивать, а что лучше не брать. В общем, спустя три месяца нам позвонили и сказали: «Вы готовы ответить за свои слова? Тогда приезжайте и разрабатывайте маршрут».

Н.М.: Все расходы по разработке маршрута взяла на себя администрация?

Т.Р.: Да, а мы в ответ предоставили фотоотчет, видеоотчет,

аналитическую записку о том, что мы увидели, и вариант программы, которую можно раскручивать. Это была весна 2007 года. Летом 2007 года нам позвонили и попросили проработать летний маршрут.

Н.М.: Разработка маршрута – это дорогая услуга?

Т.Р.: На Чукотке очень высокие накладные расходы, там вообще все дорого, но на свой интерес мы закладывали минимальный расход, так как нам было очень интересно этим заниматься, в том числе и потому, что это был «чистый лист». Я имею в виду, что у тебя в голове есть какие-то мысли и идеи, которые хочется реализовать, а порой приходишь в регион, а там уже все испорчено или не испорчено, но неким образом оформлено.

Потом мы подписали с администрацией договор консалтинга на два года, в рамках которого должны были создать туркомпанию, разработать турмаршрут, поставить делопроизводство, наладить работу с подрядчиками и т. д. Другими словами, два года мы должны были заниматься той профессиональной деятельностью, которой занимаемся здесь, в Москве, но только у них. Сложные

были годы. Мы сразу же «засыпались» на кадрах. Надежда, что мы вместе с администрацией решим кадровый вопрос на Чукотке, провалилась. С кадрами везде сложно, а там особенно, так как выбор невелик, вдобавок не было динамично развитого бизнеса из-за закрытости региона, откуда можно было бы пригласить специалистов.

Тем не менее компания создана, туры проработаны. В 2008 году привезли рекламный тур – 12 человек из Европы, причем мы так же дотошно выбирали операторов и прессу, которые бы не просто съездили «на халяву», а могли быть реально полезны и представили по итогам результат. В 2009 году привезли первую швейцарскую, немецкую и русскую группы в зимний период, а также первую летнюю группу. Конечно, кризис сказался, причем на туристах из Европы он сказался с задержкой, и в 2010 году приехала всего одна группа европейцев. Интересно, что европейские партнеры переживали по этому поводу даже больше, чем в администрации Чукотки. Конечно, не все гладко, и регулярно опускаются руки, но поступательное движение продолжается.

И еще один интересный момент. Туризм – это действительно лакмусовая бумажка всех проблем в регионе. Он вскрывает и проблемы в инфраструктуре, и в кадрах, и в законодательстве и др. Ты живешь в своем городе или в поселке и привык к тому, что тебя окружает на улицах, в магазине, на дорогах, а приезжает турист, который живет в другой, более развитой среде. И его здешний уровень жизни уже не устраивает, т. е. необходимо меняться, если ты хочешь, чтобы турист к тебе ехал.

Добавлю, что после каждой рабочей поездки нас с огромным и неподдельным удовольствием принимает 1-й заместитель губернатора Чукотки или сам губернатор. Мы также регулярно встречаемся в представительстве Чукотки в Москве. Они слушают, что на их территории не так, какие дороги облегчили бы жизнь, на что народ сетует, вплоть до оленеводства. Например, во время тура мы ужинаем в совхозе с зоотехником, родственник которого работает с нами на снегоходе. Даже за ужином мы все равно говорим о работе, и зоотехник рассказывает, какие у него проблемы с председателем совхоза, что мешает работе. А мы услышанные нами проблемы трансформируем в предложения для власти.

Н.М.: Где регион берет деньги на развитие туристской инфраструктуры?

Т.Р.: Из регионального бюджета в рамках целевых программ.

Нам сразу выделили деньги на создание компании, на необходимую технику, транспорт. Не надо разом спускать большую сумму в проект, надо все делать постепенно. Сейчас пошел резкий сдвиг с возрождением ездового собаководства – каюр-центров, или хаски-центров. Началась селекция собачек, проданы первые щенки чукотской лайки. Также деньги выделяются из Фонда развития территории. Сюда идут деньги предприятий, сейчас, правда, в меньшем объеме из-за кризиса, но все равно идут. А ведь у нас есть целый ряд регионов, где деньги кончились и вообще кончилось всё. Мы отказываем себе в выставках, ужимаемся еще где-то, откладывая на ключевые вещи, но поступательное движение идет. На Чукотке нет такого дикого лоббирования, воровства и растранжиривания бюджета, как в некоторых регионах. Когда во власти люди от бизнеса, они по-другому к деньгам относятся.

Все боялись, что с уходом Романа Абрамовича с поста губернатора во власти начнется разброд, но этого не произошло. Вся команда осталась прежней, и вектор развития сохранился и вдобавок расширился на законодательный уровень. На Чукотке депутаты сейчас плотно работают с нормативными актами. Им удалось пробить для себя так называемое постановление «72 часа» – безвизовый въезд для пассажиров паромов и круизных судов на 72 часа, которое действовало для Санкт-Петербурга и Камчатки. Чукотка – это же регион сложного доступа: государственная граница, военные объекты, и там очень жесткие регламенты по въезду, но властям это удалось.

Сейчас они прорабатывают вопрос, как увеличить поступления в бюджет, чтобы деньги от круизников оставались не только у портовых служб, но и у региона в целом. Вот вам пример позиции региона.

Я так говорю не потому, что у нас там был коммерческий проект. Мы и сейчас продолжаем переписываться, стараемся помочь. Например, мы совместно «обрабатывали» компанию «Трансаэро» на предмет более ранней разработки расписания полетов и выделения квот. А то ведь иностранцы планируют поездку на Чукотку за полтора года, а авиакомпания дает расписание за два месяца. Куда это годится? И таких блоков, которые надо отрабатывать и которые отрабатываются, – множество. Может, не так быстро, как нам всем хотелось бы, но ситуация меняется. Хотя, на мой взгляд, за два года мы сделали очень много, и если такое движение сохранится, то через 5–7 лет там можно будет увидеть то, что мы хотели там увидеть.

Н.М.: О каких ориентирах идет речь?

Т.Р.: Еще раз подчеркну, речь не идет о массовом туризме. На

Чукотке можно принять без ущерба для природы и населения 10 тысяч человек в год, из них 6 тысяч – круизники. Но одно дело – можно, а другое – нужно. Для администрации ориентир – 2–3 тысячи туристов в год, и это будет замечательно. Потому что деньги регион планирует зарабатывать не на туристах, а на золоте, олове, вольфраме и Северном морском пути, когда он откроется. Туризм – это имидж.

И эта стратегия Чукотки, на мой взгляд, подошла бы для многих наших регионов Крайнего Севера. Не надо себе врать и рассчитывать на массовые турпотоки. Ну не будет никогда доля туризма в Якутии столь ощутимая, чтобы перекрыть алмазы. Я боюсь, что туризм даже доходы от оленеводства не перекроет. Там туризм нужен для того, чтобы люди уходили в малый бизнес и росла доля тех, кто в этом бизнесе участвует, чтобы у региона был красивый имидж. Посудите сами: где производитель алмазов «Алроса» и где туризм в Якутии?

Есть регионы, где туризм развивать не только можно, но и нужно. Конечно, это регионы Золотого кольца, Байкал, Карелия, Башкортостан, Южный Урал, Адыгея и некоторые другие. А есть области, где туризм не нужен. Если у них огромный промышленный комплекс или мощный горно-обогатительный комбинат, то о каком развитии массового туризма может идти речь? Самостоятельные туристы – да, но не массовый поток.

Н.М.: Но ведь в ряде регионов с мощной промышленностью действительно есть прекрасные с точки зрения туризма ресурсы. Жалко их не использовать…

Т.Р.: Поймите, всегда будет вставать дилемма: для туризма все вокруг должно быть чистенько и красивенько и природа нетронутая. А развитие промышленности требует иного. Поскольку у нас крупная промышленность почти всегда спаяна с властью, угадайте, чье лобби будет сильнее? Отсюда вывод: если в регионе действительно сильный промышленный комплекс, не надо перемешивать его с туризмом. Те туробъекты, которые есть, пусть себе живут и обслуживают тех туристов, которые к ним приезжают.

Надо понимать, что туризм – это низкорентабельная сфера бизнеса, поэтому если ничего другого нет, это один вопрос, а если есть… Туризм может существовать везде, но действительно стать серьезной экономической составляющей, увы, получится далеко не во всех регионах. А то, что происходит у нас в туризме, напоминает замечательную сказку Е. Шварца «Голый король». Чиновники, они ведь тоже люди неглупые и понимают реальную перспективность стратегий по развитию туризма в том или ином регионе, но продолжают печатать дорогие глянцевые постеры и буклеты и рассказывать о том, как замечательно будет у них развиваться массовый туризм. Зачем себе врать?

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.811. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз