Книга: Аналитика как интеллектуальное оружие

4.2. Русская аналитическая школа

4.2. Русская аналитическая школа

Цивилизационная специфика России во многом обусловлена её географо-климатической доминантой. Успешно функционирующая на Западе модель буржуазно-индивидуалистического развития, опирающаяся на буржуазно-экономическую личность (в социальном контексте), в силу ряда объективных причин не могла стать доминирующей, системообразующей в России. Прямые подоходные налоги, собственность, ипотека, акционерный капитал, высокоэффективное фермерское хозяйство, средний класс, многопартийная система, местное самоуправление (муниципалитеты), свобода печати – всё то, что характеризует гражданское общество в западных странах, у нас исторически подменялись косвенными налогами, откупами (семибоярщина, в наше время семибанкирщина), вертикалью власти, идеологизированным нормативным пространством, трудовым коллективом (общиной), доминантой управления государственной собственностью. И если оборотные артельные средства ещё успевали капитализироваться, то долгосрочные инвестиции, управление собственностью, особенно недвижимостью, ресурсами всегда было прерогативой государства, проправительственных кланов и их зарубежных откупщиков. Это не стало национальной темой ни в 1907 году, когда осуществлялись иностранные вложения в тяжёлую промышленность, ни в 1990–2006 годы (приватизация и привлечение инвесторов, включая ТНК). Не в последнюю очередь это обусловлено неразвитостью гражданского общества (отсутствие гарантий собственности, личной безопасности, корпоративная солидарность), неразвитой инфраструктурой, включая связь, транспорт, банковское дело, современное образование, сопровождение бизнеса.

России исторической (в перспективе до 2025 года) необходимо выработать эффективный инструмент разграничения денег государственных (основной капитал нации), виртуальных (всякого рода деривативы) и социальных (оборотный капитал плюс фонд потребления). Россия дважды начинала процветать: в периоды 1901–1907 и 1909–1914 годов, когда отменили выкупные платежи, велась активная переселенческая политика, а также в 1975–1979 годах. В первых двух случаях государственная монополия на основные средства производства и система госзаказа были неоспоримы, а мелкий частный капитал с ростками гражданского общества успешно кормился около оной. Возможна ли подобная эффективная консолидирующая модель сегодня? Несомненно, и возможна, и необходима.

Уже около десяти лет политическое руководство России призывает к технологическому перевооружению страны, к модернизации, к инновационному развитию. Предлагалось множество сценариев перевода страны от экономики трубы на инновационный путь развития. Фактически никто из здравомыслящих людей страны не сомневается в своевременности и дальновидности постановки этих задач. Имеются для этого и ресурсы, и кадровый, и научный потенциал, однако реальных подвижек в данном вопросе мало, соответствующую интеллектуальную среду для развёртывания инновационного курса развития сформировать не хотят или не могут. Общество, элита страны, государственный аппарат оказались неготовыми решать эти крайне актуальные задачи. Поэтому для научного сообщества естественно анализировать, объективно осмысливать сложившуюся ситуацию с целью поиска разумного выхода.

В настоящее время в Министерстве образования и науки многие решения в области совершенствования сложившейся системы научно-технического обеспечения социально-экономического развития России принимаются, исходя из «либеральной инновационной теории», корни которой тянутся из западных стран. Главным в этих подходах считается экономический эффект от внедрения новых технологий, инновационные институты и система образования, соответствующая западным стандартам, а также реформа политической системы, которая должна дать простор проявлениям либеральных ценностей.

По моему мнению, одним из важнейших ориентиров социально-экономического развития России должно быть создание интеллектуальной среды, позволяющей реально осуществлять множество инновационных и модернизационных проектов, запускать позитивные процессы во всех сферах жизнедеятельности общества и государства. Проект создания Русской аналитической школы как раз и нацелен на создание такой среды во всероссийском масштабе. Решающую роль в его продвижении должно сыграть Министерство образования и науки РФ.

Сейчас, когда большинство мировых цивилизаций строится на системах тотального обмана и дезинформации, суррогатах массовой культуры, когда днём и ночью массы людей отучают думать самостоятельно (чтобы легче было ими управлять) – России, как воздух, нужна новая национальная идея – идея интеллектуализации нации, всеобщего поумнения народа. Как бы парадоксально ни звучала эта идея – именно в ней подлинное спасение страны.

У нас же создаётся всё, что угодно, начиная от церковно-приходских школ и тоталитарных сект с огромным числом последователей до огромной сети развлекательных учреждений наподобие ночных дискотек и мощнейших социальных сетей в Интернете, буквально ворующих у людей социально полезное время, но на интеллектуальную культуру населения, как всегда, нет денег. Но главное – у руководства страны и в широких кругах общественности нет и понимания важности этой идеи для решения насущных проблем России XXI века. Наоборот, насаждается иллюзия, будто тупым и необразованным народом управлять легче.

Ведь просто интеллекта, существующего сам по себе, нет. Интеллект всегда связан с практическим действием в конкретной интеллектуальной среде и информационном пространстве. Это весьма ёмкое понятие включает высокоразвитое сознание личности, способной к действию наиболее целесообразным способом. Интеллект только тогда по-настоящему интеллект, когда в нём есть научные основы. Иначе это просто практический «вум» на уровне обыденного сознания. Научные основы интеллекта, методологическую культуру мышления, разумные мыслетехнологии нужно закладывать в школе и вузах. А, может быть, и в детском саду.

У нас всякий может сметь своё суждение иметь. Но сила – в грамотном суждении, умном, оригинальном управленческом решении и доведённом до конца правильном действии. Чем меньше в обществе умных и самостоятельно мыслящих людей, тем в большей степени выражены в нём деструктивные тенденции. Истончение интеллектуального, культурного слоя, наблюдаемое в нашей стране за последнее время, для любого общества чревато весьма драматическими последствиями. Надо изжить застарелую догму нашего национального менталитета в том, что в любой организации большая часть сотрудников – «хорошие», а меньшинство (оппоненты, несогласные с какими-либо идеями, когорта «инакомыслящих») – «плохие». Всё дело в том, что они равноценны и равноправны. Как бывший военный и полковник запаса, могу привести такой образ: рисковое меньшинство – это разведка, а большинство – дивизии, полки, батальоны регулярной армии. Армия, пренебрегающая разведкой, обречена на поражение. Да, такие люди, как Г.Я. Перельман, удостоенный международной премии Филдса за решение математической проблемы, многим непонятны и вызывают раздражение. Однако давно всем пора признать, что право на свой взгляд, своё мнение, свою позицию есть у каждого, даже если это нам не нравится.

За последнее десятилетие в нашем государстве так и не было сделано никаких серьёзных шагов по усилению аналитической составляющей в процессах управления государством и обществом, в подготовке кадров аналитиков. В стране уже переизбыток кадров по финансово-банковским специальностям, менеджеров, бухгалтеров, юристов, но их массово продолжают выпускать российские вузы. Переориентация на новые востребованные специальности происходит крайне медленно. А аналитиков не готовит ни одно учебное заведение в России, хотя самих аналитических подразделений много: от Совета Федерации Федерального Собрания РФ и Совета безопасности до любого уважающего себя административного звена федерального и регионального уровней. В нехватке системно мыслящих аналитиков одна из причин низкой эффективности расходования бюджетных средств, непродуманных шагов в социально-экономической сфере.

Ослабление интеллектуальной составляющей обществу обходится слишком дорого. В последние годы по мировым финансовым рынкам прошла не одна волна тяжелейшего кризиса, и дальше будет не легче. Годы перестройки показали, как трудно переживает любые кризисы Россия, втянутая в игру с акулами мирового бизнеса. Наша страна часто становилась жертвой неразумной финансовой политики горе-финансистов и управленцев, продемонстрировала необычайную слабость собственной аналитической школы: она не смогла предвидеть многие разрушительные процессы и противостоять им.

Любые радикальные реформы, затрагивающие общество в целом, но проводимые без должной подготовки и системной проработки, чреваты большими издержками и негативными последствиями, что ярко показали последние годы.

Всё же, хочется верить, что в современной России, несмотря на все наши демократические и политические пертурбации, несмотря на равнодушие верхов и «помощь» Запада, появилась тенденция развития российского интеллекта по всем глобальным и перспективным направлениям научной мысли. Всё больше людей понимают: у нашей страны свой, уникальный путь развития. У нас и людей из других стран, несмотря на внешнее сходство, разные исторические пути развития государства, разные национальные традиции и память поколений, различается культура быта, труда, отдыха. Во-многом из-за этого и не сработали западные подходы, мерки и стандарты при пересадке их на русскую почву. Нам нужны свои идеи, свои варианты развития, свой путь. Россия буквально его выстрадала, этот корень будущего.

Моя позиция – процветание страны лежит на пути её интеллектуализации и духовного возрождения, в наращивании интеллектуальной и мыслительной составляющей человеческого могущества, создании мощной интеллектуальной среды для выращивания будущих поколений. Ведущая роль в этом деле принадлежит передовым умам – интеллектуальной элите России.

Проведённый анализ показывает: созданная в СССР и существующая ныне в России система образования, несмотря на все её положительные стороны, имеет существенные эволюционные недостатки, например, в ней отсутствует целенаправленная подготовка аналитиков. Россия, как государственно-территориальное образование, занимает позиции пассивного объекта приложения и реализации интересов более активных субъектов мирового процесса (США, Евросоюза, Китая, Исламского мира). Это стало возможным вследствие всё возрастающего ухудшения качества аналитической составляющей в процессе управления государством и социумом, фактического отсутствия отечественной аналитической школы. Особенно опасны эти проявления на стратегических уровнях управления обществом и экономикой. Можно сделать и более серьёзный вывод о том, что слабость отечественной аналитической школы является реальной угрозой национальной безопасности России.

Поэтому в России необходимо создать систему экспертно-аналитического сопровождения на всех уровнях управленческой иерархии, чтобы эта система не просто констатировала реальное положение дел в различных сферах жизни общества, но и обеспечила бы решение возникающих проблем, а также прогнозирование. Аналитика – это мощное интеллектуальное средство, абсолютно необходимое для эффективного влияния на реальность как посредством разработки и последующего выбора социальных технологий для управления, так и через формирование требуемой картины мира у управленческой элиты.

Для сравнения, в тех же США имеется мощная система из сотен аналитических центров называемых также мозговыми трестами, фабриками мысли (англ. brain trust, think tank), это корпорация РЭНД, ДАРПА, фонд Карнеги, фонд Наследие, Брукингский институт и другие с годовыми бюджетами, превышающими сотни миллионов долларов. Их особенностями являются прямая связь, сотрудничество и обмен кадрами с Конгрессом, Госдепартаментом, ЦРУ и другими учреждениями по сбору и анализу информации. Для этих университетов без студентов, студентами являются и правительство, и «политический класс» в целом. Это механизм надёжного идеологического и политического скрепления американского истэблишмента, его костяк и интеллектуальный потенциал. Подобные мощные генераторы научных идей и идеологии создают тонким и опосредованным образом мировоззренческие аксиомы сознания для посвящённых и стереотипы для профанов, их широкая международная активность дополняет работу американской дипломатии и разведки. Наконец, именно они составляют кровеносную систему между элитами с циркулирующим по ней истинным знанием, в то время как СМИ виртуозно отождествляют интересы США с морально-этическими канонами универсума и обрабатывают многомиллионный «демос».

Представления о том, что аналитики – штучный товар, довольно широко представлены в современной социологии и исходят из оккультной практики передачи неформализуемого знания от отца к сыну, от учителя к ученику. Скажем, есть семейное предприятие, тогда все тонкости дела по сути это и есть качество и эзотерическое содержание управленческой информации. И зачем её передавать случайному наёмному менеджеру (директору), принято считать, что целесообразнее – сыну, зятю, кузену. Такие механизмы сохранения профессионального мастерства, несомненно, и сейчас существуют во множестве сфер: это оружейники, ядерщики, химики, научный мир. Характерно, что чем уровень выше – тем больше данная среда препятствует вхождению инакомыслящих и является в большой степени герметичной.

По крайней мере для этого есть разумные основания, если мы рассматриваем аналитику не как безликий универсальный Инструмент, доступный каждому при достаточной усидчивости, а как ключевой элемент мастерства, будто бы даже оккультного, то каждый это мастерство передающий несёт особую (если не всю) ответственность за все деяния своих адептов. В Интернете довольно широко представлен парадоксальный взгляд на Россию, мол, мастера в основном разъехались по зарубежным странам, аналитическая деятельность скукожилась, и просто некому стало передавать немассовое нешаблонированное сущностное знание. Обществу присуща высокая инерция – не только и не столько в области экономики, но и, как это ни странно, интеллектуальная. В истории не раз бывало так, что общество отторгало новые идеи, даже не удосуживаясь подвергнуть их критическому осмыслению. Широко известно, как в своё время китайские императоры трижды уничтожали изобретателей пороха вместе с их изобретениями. Оказывается, что людей, способных выявлять и формулировать скрытые смыслы в информационных потоках – идеи, тенденции, закономерности, факторы, проблемы, угрозы, – явно недостаточно для того, чтобы на основе их рекомендаций принимать эффективные управленческие решения. Особенно печальная ситуация сложилась в России – вот уже несколько десятилетий наша страна теряет ценнейшие кадры аналитиков: те находят себе применение где угодно, только не у нас. А ведь чем ниже интеллектуальный потенциал общества, тем ярче в таком обществе выражены деструктивные тенденции. Истощение интеллектуальной среды и сокращение числа носителей знания чревато драматическими последствиями.

Сегодня мы живём в открытом научно-аналитическом пространстве, когда многие достигнутые научно-исследовательские результаты не востребованы, их важность не очевидна никому, кроме очень небольшого количества узких специалистов и аналитиков-концептуалистов. Большинство серьёзных системно-аналитических исследований, создаваемые мыслительные модели малодоступны для научного сообщества и тем более – для социума в целом, не актуализированы, рассеяны по десяткам малотиражных изданий.

Представляется, что в ближайшем будущем исследования в этой сфере благодаря их систематизации, актуализации, личным контактам между исследователями могли бы оказаться весьма полезными и продуктивными в качестве одной из доминант Русской аналитической школы (РАШ)[2].

Этот научно-прикладной проект крайне востребован временем. Если удастся органически и профессионально соединить интеллектуальный потенциал аналитиков из управляющего ядра в федеральном центре и представителей идеологического корпуса из регионов России, в стране будут созданы новые творческие коллективы – работающие команды, ряд проектно-аналитических институтов, и они при плановой организации дела смогут работать по принципу самоокупаемости. Россия сейчас нуждается в десятках мощных фабрик мысли.

Автор не сомневается, что сама жизнь и усиливающаяся борьба за ресурсы, которых на планете становится всё меньше, а также нарастание вала сложнейших социально-экономических проблем заставит российских руководителей обратить внимание на этот серьёзнейший вопрос.

Здесь уместно привести пример с автомобильными пробками в крупных городах – их количество и тромбовый эффект продолжают лавинообразно нарастать. Мне, как и любому человеку, неприятно попадать в пробки. Но с другой стороны, я понимаю, что лица, принимающие решения, тоже попадают в них, а значит – сама жизнь заставит их думать и решать реальные, а не надуманные проблемы. Не все же руководители высокого ранга ездят с мигалками, а часто и те уже не помогают, особенно если вместо разделительной полосы стоит многокилометровая железобетонная стена, которую уж никак не объехать.

Для ликвидации подобных проблем обязательным станет применение на практике принципа одной мудрой индийской пословицы: «сколько болел, столько лечись!» Уже невозможно стало одномоментно (кавалерийской атакой) или достаточно быстро решить проблемы, сложившиеся за годы и десятилетия. Процесс лечения будет долгим и потребует значительно больших финансовых и материальных вложений, чем если бы вовремя грядущие ситуации были вовремя осмыслены и заложены основы для их решения в перспективе. Пробки на дорогах начинаются с пробок в головах. Мне это совершенно очевидно.

Другой пример. В России проводятся десятки конкурсов красоты, конкурсов танца, даже кулинарного искусства. Но где же Всероссийский конкурс аналитиков? Где система отбора и обучения аналитических кадров? Где мощные аналитические центры с сотнями яйцеголовых, готовых решать сложнейшие социально-экономические проблемы в условиях мирового финансово-экономического кризиса?

Автору довелось быть членом жюри Конкурса молодых аналитиков Приморского края, проведённого региональной инициативной группой (2009 г.). На конкурс было подано 29 работ, из них 3 заняли призовые места и были опубликованы в Интернете. Конечно, это лишь первый росток, но ведь, как говорится, лиха беда – начало! Такие конкурсы должны быть в каждом субъекте РФ, во всех крупных городах. А сейчас проводятся только конкурсы полуголых красавиц или бальных танцев. Красиво, и, кто же спорит, зрелища нужны, но ещё нужнее – хлеб.

Первые ласточки, летящие в этом направлении, уже есть, но по сравнению с западными «фабриками мысли» мы явно проигрываем. В настоящее время одним из крупных по силе влияния на реальные политические и экономические процессы является Институт современного развития (ИНСОР), председателем Попечительского совета которого является глава Правительства РФ Д.А. Медведев. В 2011 году для реализации крупных бизнес-проектов создано Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов, его возглавил А.Р. Белоусов.

Имеется ещё несколько аналитических структур, однако мощных интеллектуальных корпораций и центров, аналогичных корпорации РЭНД и агентству ДАРПА в США, в нашей стране нет. Вследствие объективных обстоятельств и субъективных условий до сих пор не сформулированы единые подходы к методологии синтеза и анализа социально-экономических и политических идей для реализации в основных сферах жизнедеятельности общества, это также одна из причин отсутствия крупных и эффективно работающих аналитических центров. Сама идея создания у нас таких центров наталкивается на мощное сопротивление прозападных сил.

Сокращение разрыва между огромным творческим потенциалом человека и той малой частью творческих способностей, что ему, человеку, обычно удаётся привлечь к решению практических задач, действительно возможно. Для этого, прежде всего, требуется обучение навыкам продуктивного мышления. Аналитика, в том смысле, какой я вкладываю в это слово, это работающее знание, концептуальная основа современных интеллектуальных технологий. Крайне важно, чтобы современная российская учащаяся молодёжь осваивала её методологию, знакомилась с многообразием аналитических технологий и принципами организации аналитической деятельности, осваивала уже имеющийся аналитический инструментарий.

Именно на решение этих задач и ориентирована Русская аналитическая школа, как важный инструмент совершенствования управления государством и обществом. Здесь под Русской аналитической школой я понимаю не только учреждение с его структурой, но, прежде всего, направление национальной идеологии, такое как русская шахматная школа, русская балетная школа. Само слово русский (русская) следует понимать широко, так же, как его понимают на международном английском, где Russia это Россия, Russian – русский (любой человек из России). Для нас русский – тот, кто говорит по-русски и трудится во благо России.

Для реализации проекта Русская аналитическая школа необходимы политическая воля, организационная поддержка и взаимодействие с различными звеньями, десятками уже существующих институтов и аналитических структур – сейчас у них, несмотря на громкие имена, отсутствует главное: и единый подход к созданию, (использованию) экспертно-аналитического сообщества в России в качестве необходимого условия укрепления государства, и общая методология системно-структурного анализа. Напротив, широко распространена негативная тенденция – борьба за конкурентные преимущества, отстаивание, прежде всего, узкокорпоративных, а не государственных интересов. Решить эту проблему без поддержки государства и определённых финансовых и материальных затрат невозможно.

Концептуальный замысел Русской аналитической школы (РАШ) состоит в создании единой инфраструктуры экспертно-аналитической деятельности многих лиц и гражданских, оборонных, частных организаций, обладающих все вместе огромным аналитическим потенциалом (концепцию создания РАШ см. в Приложении 1). Привлекаемые аналитические структуры способны активно использовать новые технологии аналитической работы, что многократно увеличит разрешающую способность организационно-управленческого мышления. Это особенно важно для структур государственного и муниципального управления, формируемых в ходе административной реформы. Создание РАШ позволит развернуть фундаментальных исследования, открыть новые научные направления и специальности; приступить к решению прикладных вопросов, связанных с анализом экономических, финансовых, политических процессов, проблем в сфере безопасности государства и общества; организовать подготовку кадров профессиональных аналитиков.

В системе ГОУ, где готовят государственных и муниципальных служащих, имеется опыт подобной работы, когда аналитические исследования, включая моделирование и прогнозирование, дают интересные результаты, обещающие после их внедрения и освоения значительный социальный и коммерческий эффект. В частности, таков опыт Волго-Вятской академии государственной службы.

Развёртывание РАШ позволит усилить линию проектирования в управлении, разрабатывать проекты для целевого воздействия на конкретные социальные и/или экономические структуры и общество в целом. Материально-ресурсная база для поэтапного создания Русской аналитической школы есть во многих российских вузах, прежде всего, в РАНХиГС при Президенте РФ. Как руководитель проекта РАШ, обращаюсь к заинтересованным лицам и организациям с предложением о сотрудничестве.

Оглавление книги


Генерация: 3.386. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз