Книга: Вселенная Alibaba.com. Как китайская интернет-компания завоевала мир

Весна

Весна

Я устроился вечером в номере отеля, распаковал чемоданы и включил телевизор. У меня была тяжелая неделя, я ездил по университетам, представляя свой документальный фильм «Крокодил в Янцзы: история „Алибабы“».

Публике фильм нравился, но был один человек, в чьей оценке я не был уверен: Джек Ма. В 2012 году, собираясь демонстрировать фильм на фестивалях и в университетах, я из вежливости показал его Джеку. Тот отреагировал прохладно. Поэтому когда я, сидя в номере отеля, увидел, что на моем мобильном телефоне высветился номер Джека, то занервничал.

– Портер, где ты сейчас? – спросил Джек.

– В Ванкувере. Что случилось?

– А ты можешь 10 мая приехать в Ханчжоу?

– Может быть, – неуверенно ответил я, не понимая, что у него на уме, – а что происходит?

– Мы готовим большой праздник, посвященный десятилетию «Taobao». Я очень хотел бы, чтобы ты приехал и показал свой фильм нашим сотрудникам в Ханчжоу.

Я вздохнул с облегчением. Я снял фильм, чтобы вдохновить предпринимателей, а не чтобы доставить удовольствие Джеку. Но меня все-таки беспокоило то, как Джек его воспримет; правильно ли я рассказал о нем в фильме? И я был рад убедиться, что мосты между нами не сожжены, и, несмотря на его изначально сдержанную реакцию на фильм, он постепенно сжился с ним. Поэтому мне было приятно, что он пригласил меня приехать на корпоративную встречу, посвященную юбилею «Taobao».

В назначенный день я прошел через высокие арки стадиона «Желтый дракон» в Ханчжоу, вышел на поле и увидел, что произошло с компанией, из которой я ушел за пять лет до этого. Стадион был набит более чем 20 тысячами сотрудников, клиентов, их друзей и родственников. Когда они размахивали во время фейерверков яркими неоновыми палочками, то казалось, что в ночи сверкают звезды. Над стадионом летали подвешенные в воздухе акробаты, яркие бойцовские одеяния развевались за их спинами. А затем открылся люк на сцене, и оттуда вышел главный герой вечера – Джек в костюме Бруно Марса – и под громовые аплодисменты запел «Китай, я люблю тебя».

Мне сразу же стало ясно, что зима «Алибабы» миновала. Наступила весна. Джек и «Алибаба» вернулись.

Прошло два года с тех пор, как я видел в Беркли подавленного Джека, и за это время компания смогла залечить многие нанесенные ей раны. То, как быстро Джек заменил исполнительного директора «Алибабы» после скандала с отделом продаж, помогло компании вновь завоевать доверие своих клиентов. Когда цена акций снова поднялась, Джек решил отменить регистрацию Alibaba.com на фондовой бирже и вновь включить компанию в состав «Alibaba Group», дав ей таким образом возможность снова сосредоточиться на интересах клиентов и использовать синергию других родственных компаний «Алибабы». Когда Марисса Майер стала исполнительным директором «Yahoo!», то возродился дух сотрудничества между двумя компаниями, что дало возможность забыть о проблеме с «AliPay». И, наконец, проблема с «Taobao» и Tmall.com тоже в конце концов разрешилась и дала возможность розничной ветви «Алибабы» продолжать разрастаться с невероятной скоростью.

Когда тем вечером сотрудники компании собрались, чтобы отметить десятилетний юбилей «Taobao», им было отчего радоваться. «Taobao», который начинался как скромная компания, стал больше «eBay» и «Amazon» вместе взятых. Вспоминая тот жаркий день, когда я впервые приехал в здание «Taobao», где не было даже кондиционеров, а компания состояла всего лишь из нескольких ее основателей, пытавшихся работать без электричества, трудно было поверить, как далеко она ушла. Ее влияние распространялось далеко за пределы китайских городов, изменяя целые деревни, где люди начали пользоваться интернет-торговлей. «Taobao» выполняла поставленную цель – создать миллионы рабочих мест по всему Китаю для предпринимателей, которые могли бы торговать через интернет-магазины.

В тот вечер мы не просто праздновали юбилей «Taobao» – это был важный рубеж для Джека. На этом мероприятии Джек сообщил о своем официальном уходе с поста исполнительного директора «Alibaba Group». В конце вечера он передал оперативное управление компанией Джонатану Лу, а сам остался на посту председателя правления. Отказавшись от поста исполнительного директора, Джек получил возможность заниматься общей стратегией развития компании и глобальными вопросами, не отвлекаясь на каждодневные мелкие дела. И не менее важно то, что это дало возможность «Алибабе» снова подготовиться к IPO.

В течение нескольких следующих месяцев я следил за событиями в «Алибабе» по газетам. Первоначальное желание компании провести IPO в Гонконге оказалось недостижимым, так как регуляторы Гонконгской фондовой биржи отказались признать уникальную корпоративную структуру «Алибабы», в которой оперативный контроль над компанией оставался в руках Джека Ма и 27 членов «Alibaba Partnership», а не переходил к обычным акционерам. Одобрение подобной структуры стало бы исключением из политики Гонконгской фондовой биржи, в соответствии с которой контроль акционеров определялся по принципу «одна акция, один голос».

Существовало много причин, по которым «Алибабе» стоило зарегистрироваться именно на бирже в Гонконге, а не на какой-либо другой. Важнейшим мотивом было то, что регистрация фирмы на китайской земле помогла бы укрепить отношения с властями, так как компания начинала проникать в жестко контролируемые сферы финансов и СМИ. Это должно было также помочь контактам с инвесторами и аналитиками, находившимися в одной временной зоне с «Алибабой» и лучше знавшими особенности китайского бизнеса и законодательства. Но после жарких публичных споров регуляторы Гонконгской фондовой биржи решили не делать исключения для «Алибабы». А «Алибаба» осталась верна своим принципам, решив найти лучшие условия и в конце концов зарегистрировавшись на Нью-Йоркской фондовой бирже.

В течение всего следующего года шум вокруг будущего IPO «Алибабы» становился все громче, так как мир начинал осознавать масштабы бизнеса компании и ее влияние на Китай. В конце концов наступил день IPO. Я был за тысячу миль от Нью-Йорка, в Аризоне, но поставил будильник на пять утра и включил телевизор, чтобы следить за происходившим. Это было самое большое IPO в истории, и когда начались торги, то рыночная стоимость компании превысила 220 миллиардов долларов. Это было больше, чем совместная стоимость «Amazon» и «eBay». Когда я смотрел, как Джек и мои бывшие коллеги триумфально проходят по Нью-Йоркской фондовой бирже, мне казалось, что я вижу, как мои бывшие товарищи по команде выигрывают суперкубок по футболу.

Когда зазвенел колокол, и начались торги, Джека пригласили кабину репортера компании CNBC, где американских зрителей впервые по-настоящему познакомили с новым королем мировой интернет-торговли.

Джим Крамер спросил:

– Что это значит для Китайской Народной республики?

– Я думаю, что мы вдохновляем многих людей, – ответил Джек. – Пятнадцать лет назад я сказал людям в моей квартире, что если Джек Ма и такие как мы смогут добиться успеха, то и 80 % людей в Китае добьются успеха. И 80 % молодых людей по всему миру смогут добиться успеха. У нас нет богатого папочки или влиятельного дяди. Мы начинали с нуля. Сейчас многие молодые люди не решаются мечтать. А мы хотим сказать им, что они должны держаться за свои мечты.

– Джек, это великая американская история, как и китайская. Кто твои герои?

– Мой герой – это Форрест Гамп.

Сотрудники CNBC рассмеялись и удивились странному выбору Джека.

– «Жизнь, как коробка шоколадных конфет?» – спросил Крамер.

– Да, мне нравится этот парень. Я раз десять смотрел этот фильм. Он научил меня тому, что, несмотря на любые перемены, ты всегда остаешься самим собой. Я все еще тот парень, каким был пятнадцать лет назад, когда зарабатывал двадцать долларов в месяц.

«Хорошо сказано, Джек», – подумал я, слушая его. «Просто оставайся собой». Именно поэтому ты так многого добился.

Оглавление книги


Генерация: 0.402. Запросов К БД/Cache: 2 / 0
поделиться
Вверх Вниз