Книга: Вселенная Alibaba.com. Как китайская интернет-компания завоевала мир

«Yahoo!»

«Yahoo!»

– Портер, внизу проходит срочное совещание, и Джек хочет, чтобы ты на нем присутствовал, – сказала мне помощница Джека.

– А в чем дело? – спросил я.

– Он сам расскажет. Но всем топ-менеджерам надо быть там. Спускайся прямо сейчас.

Такое неожиданное совещание могло означать только одно из двух: или очень хорошие, или очень плохие новости.

Джек вошел в комнату, положил руки на стол и сразу же перешел к делу.

– У меня для вас важное сообщение – мы покупаем китайский сайт «Yahoo!».

Все были удивлены. Даже шокированы. Мы не ожидали этого. И если мы этого не ожидали, то можно было быть уверенным, что «eBay» тоже не ожидал. Джек объяснил, каким образом была организована эта сделка.

– Несколько недель назад я был на конференции в Пебл-Бич и разговаривал с Джерри Янгом. Мы начали обсуждать, что мы можем совместно сделать в Китае. Я сказал ему, что если он действительно хочет, чтобы «Yahoo!» победил в Китае, то нужно поручить нам руководство сайтом. Мы обсуждали это с ними в течение нескольких недель и достигли принципиальной договоренности, а теперь уточняем детали сделки. «Yahoo!» вложит миллиард долларов в «Алибабу», а мы возьмем на себя руководство китайским «Yahoo!».

«Yahoo!» не был самым напрашивающимся кандидатом в партнеры, но чем подробнее Джек объяснял условия сделки, тем более разумной она казалась. «Yahoo!» стала первой американской интернет-компанией, проникшей в 1999 году на китайский рынок, с тех пор она заключила несколько партнерских соглашений, ни одно из которых не оказалось удачным. Но раннее проникновение в Китай обеспечило им одно преимущество: они сделали выводы из шести лет ошибок. Главным выводом было понимание того, что американскую модель нельзя автоматически применить на китайском рынке.

В 2003 году «Yahoo!» попытался разрешить эту проблему, приобретя местную ведущую поисковую систему «3721», которую возглавлял Чжоу Хун И, человек с непростым характером.

Система «3721» быстро распространялась благодаря созданной Чжоу и получившей противоречивые отклики антивирусной программе, которая после загрузки устанавливала на компьютерах интернет-пользователей панель инструментов поиска, которая автоматически отсылала их к системе «3721». В интернет-индустрии программное обеспечение «3721» в основном считалось «хулиганским» приложением, так как оно часто устанавливалось без ведома пользователя, и удалить его было очень тяжело. Несмотря на это, агрессивная тактика Чжоу сработала, «3721» быстро превратилась во вторую по размеру поисковую систему в Китае, и в 2003 году ее купил «Yahoo!», оставив Чжоу во главе китайского отделения. Однако со временем между Чжоу Хун И и американскими менеджерами «Yahoo!» произошел раскол, и компания начала искать замену для своей китайской структуры.

В это время они посмотрели на пример японского «Yahoo!», где уже было заключено партнерское соглашение с основным инвестором «Алибабы» «SoftBank». «Yahoo!» по-настоящему не контролировал местный бизнес в Японии. Вместо этого они владели миноритарным пакетом акций и позволяли «SoftBank» руководить японским «Yahoo!», заключив с ним лицензионное соглашение. То, что японский «Yahoo!» был полностью передан во владение и под контроль местного партнера, позволило «Yahoo! Japan» процветать, создавая контент с учетом местных особенностей, который лучше подходил для исключительных японских условий и обеспечил японскому «Yahoo!» прочное лидерство на рынке.

Японский «Yahoo!» был известен как единственная компания, которая победила «eBay» на крупном рынке. «eBay» пришел на японский рынок позже, чем «Yahoo!», создал свою собственную платформу для аукциона в Японии, но ушел с японского рынка в 2002 году. Так что с точки зрения «Yahoo!» сделка с нами означала, что они смогут разрешить свои проблемы с китайским менеджментом и укрепиться в сфере разраставшейся китайской интернет-торговли, поддерживая тех, кто имел возможность победить «eBay» в Китае, также, как японскому «Yahoo!» под руководством «SoftBank» удалось это сделать в Японии.

Выгода «Алибабы» была не так уж ясна. На бумаге «eBay» казался куда более логичным партнером, обладавшим похожими моделями торговых площадок, явно дополнявшими наши. Если бы «Taobao» стал частью глобального портфолио «eBay», то китайский рынок легко мог превратиться в часть глобальной империи «eBay», оставив только Японию за пределами ее мировой сети. B2B-бизнес «Алибабы» составил бы последнюю часть головоломки, связав производителей со всего мира, торговые компании и оптовиков с самыми крупными розничными торговцами на «eBay», которых называли «PowerSellers».

С другой стороны, партнерство с лидером в сфере поисковых систем создавало бы совершенно новую бизнес-модель, в которой под одной крышей сочетались бы торговые площадки и поисковик. В переводе на язык США, это можно было бы сравнить с объединением «eBay», «PayPal», «Yahoo!» и «Google» в одну структуру. Это могло бы защитить нас от подъема контекстной рекламы, которая, как мы опасались, могла лишить «Алибабу» и «Taobao» доходов от рекламы, так как пользователи Интернета станут более продвинутыми и уйдут с наших платформ ради создания собственных сайтов. Мы уже теряли часть денег, выделявшихся нашими клиентами на рекламу, так как их забирали «Google» и «Baidu». И мы поняли во время нашей встречи с основателями «Google», что они скоро совершат агрессивный рывок. «Зачем соперничать с поисковыми системами, – подумал Джек, – если можно завести собственную?»

И в конце концов, если надо было выбирать между «eBay» и «Yahoo!», то все сводилось к желанию Джека преодолевать все большие и большие препятствия. В девяти случаях из десяти предприниматель выбрал бы «eBay» (как и поступил основатель «Eachnet» Шао Йибо). Но для Джека присоединение к «eBay» было слишком простым, слишком предсказуемым. А вот купить поисковую систему – такого хода никто не ожидал.

Помогло и то, что «Yahoo!» был тем партнером, который в буквальном смысле говорил на одном с нами языке. Джеку нравилась Мег Уитмен, но он чувствовал, что она просто хотела купить китайский рынок, а не создать здесь нечто, что действительно принесет долгосрочную пользу китайским предпринимателям. А у одного из основателей «Yahoo!», американца тайваньского происхождения Джерри Янга, сложились прекрасные рабочие отношения с Джеком. У них был общий язык и общие культурные корни, и они сблизились еще в 1999 году, сразу же после знакомства, когда Джек все еще работал на правительство в Пекине. Джеку поручили показать Джерри Китай, и они вместе ездили на Великую Китайскую стену. По словам Джека, Джерри даже предлагал ему пойти на работу в «Yahoo!» и возглавить китайское подразделение компании.

Тайваньские корни Джерри помогали ему открывать двери и в китайском правительстве. Крупные государственные чиновники ощущали его культурную и языковую близость, и это вызывало у них уверенность, что «Yahoo!» будет более удобным партнером, чем какая-либо западная компания. С политической точки зрения руководитель компании из Тайваня был, конечно, не идеальным вариантом (по сравнению с происхождением с материкового Китая), но в любом случае это было гораздо ближе, чем человек с Запада, представитель чужой культуры.

Пример Джерри вдохновлял всех китайских предпринимателей, и, несмотря на все проблемы, с которыми сталкивалась его компания, он все еще был окружен особым пиететом, как первый американец китайского происхождения, который добился большого успеха в сфере Интернета.

Была и еще одна причина для заключения этой сделки. «Для нас здесь главное – поисковик, – объяснил нам Джек, – мы будем единственной компанией в мире, которая соединяет в своих руках торговые площадки B2B, розничные торговые площадки, платежную и поисковую системы».

Помимо того, что сделка имела сложную структуру, она еще и поражала своими масштабами. По выработанным вчерне условиям, «Yahoo!» должна была инвестировать миллиард долларов в «Alibaba Group» и передать нам свое подразделение в Китае. В обмен на это они получали 40 % акций группы «Алибаба», и рыночная стоимость «Алибабы» таким образом оказывалась более 4 миллиардов долларов. Эта сделка должна была стать самой крупной из всех, когда-либо заключавшихся в сфере Интернета, и она несомненно привлекла бы внимание к «Алибабе» по всему миру.

– Кстати, ваши акции теперь стоят по 6,5 доллара за штуку, – сказал нам Джек. Все в комнате ахнули. Это было в четыре раза больше той цены, которую мы предполагали. – И, если сделка будет завершена, все в компании получат возможность продать 25 % своих акций по этой цене. Это означает, что пока что у нас не будет IPO, но это по крайней мере даст всем возможность насладиться плодами своих трудов.

Было приятно осознавать, что мы наконец сможем ощутить плоды своего тяжелого труда на протяжении долгих лет, и что опционы, существовавшие, казалось, только на бумаге, могут действительно что-то стоить. Со стороны Джека и Джо это был мудрый ход, и он позволил сотрудникам ощутить наш потенциал, но при этом оставлял им еще достаточно стимулов, чтобы еще очень долго об этом размышлять.

– Нам еще надо будет много работать до объявления о сделке, ничего еще окончательно не решено, – продолжал Джек, – отделу кадров придется проделать большую подготовительную работу для того, чтобы китайский «Yahoo!» смог влиться в семью «Алибабы». И наш отдел пиара будет невероятно занят. Портер, тебе надо будет поехать с нами в штаб-квартиру «Yahoo!», когда мы будем окончательно подписывать сделку, чтобы помочь составить объявление о ней.

Через несколько недель я шел по Юниверсити авеню в Пало-Альто, в Калифорнии, – по усаженной пальмами улице, которая вела от испанских арок моей альма-матер, Стэнфорда. Я закончил университет в 1992 году, во время кризиса – на тот момент я ни разу еще не пользовался Интернетом, и поэтому даже не смог бы представить, чем мне придется заниматься сейчас. Из моего выпуска вышло первое поколение интернет-миллионеров, которые получили работу в только что возникших «Yahoo!» и «Excite». Но в тот момент, когда Интернет действительно распространился в США, я уже был в Китае. Теперь Интернет привел меня обратно в Пало-Альто, через десять лет после того как Джерри Янг и Дэвид Фило зарегистрировали домен Yahoo.com для своей поисковой системы. Возвращение домой было особенно приятным из-за мысли о том, что теперь «Алибаба» объединится со всеобщим дедушкой «Yahoo!».

Мы ужинали вместе с Джеком, Джо и остальными участниками переговоров. Они беспрерывно обсуждали все подробности и детали сделки, и я понял, что, хотя принципиальная договоренность достигнута, еще оставались конкретные нерешенные вопросы. Джо Цай и адвокаты уже провели несколько сложных раундов переговоров с «Yahoo!», но спорные моменты еще сохранялись. Одним из них был весьма тонкий вопрос о том, как лучше объявить о сделке, чтобы ее приняло китайское правительство.

«Yahoo!» хотел создать ощущение, что это их компания приобретает «Алибабу». Их рыночная стоимость была равна примерно 40 миллиардам долларов, и они хотели, чтобы их восприняли как агрессивно расширяющихся в Китае инвесторов, а не как компанию, уходящую с китайского рынка и передающую свои операции местной компании. Им казалось, что в противном случае они будут выглядеть слабыми.

Но эта их цель совершенно противоречила нашим намерениям. С нашей точки зрения, говорить о том, что «Yahoo!» приобретает «Алибабу» было не только неправильно, но еще и ставило под удар будущее «Алибабы», так как могло создать в Китае ощущение того, что «Алибаба» теперь находится под полным контролем американской компании «Yahoo!». Это испортило бы наши отношения с местными властями и партнерами по многим поводам, от получения лицензий до организации новых офисов и центров разработок. Кроме того, Джек, уже признанный, самостоятельно действующий лидер, будет выглядеть, как простая марионетка «Yahoo!» в Китае. Для сохранения доверия к Джеку как к местному бизнес-лидеру нам надо было ясно показать, что мы продолжаем оставаться главными.

– Портер, для нас имеет критическое значение то, каким образом будет объявлено о сделке. Завтра, когда мы соберемся для обсуждения объявления, нам надо, чтобы ты был твердым, – проинструктировал меня Джек.

Переговоры необходимо было завершить срочно, так как вышел журнал «Forbes» с заголовком на обложке: «„Yahoo!“ ведет в Китае переговоры о рекордных инвестициях». Кто-то допустил утечку информации, и были обнародованы подробности сделки. Мне тут же позвонила Милена Мангалиндан, корреспондент «The Wall Street Journal», работавшая в Сан-Франциско и писавшая о деятельности «Алибабы».

– Привет, Портер, я прочитала о слухах насчет вас и «Yahoo!». Что же у нас происходит на самом деле?

– Ну, я вернулся в США по личным причинам, – ответил я.

Чувствовалось, что она мне не верит.

– Портер, в этих слухах есть доля правды?

Я никогда профессионально не обучался пиару, и уж тем более не участвовал в сделках такого масштаба, так что не знал, что ей ответить, и поэтому произнес ту фразу, которой меня научил глава отдела внешних сношений «Yahoo!» Крис Кастро.

– Мы не даем комментариев относительно слухов и спекуляций.

– Да ладно тебе, Портер, все это делают. Просто скажи, правда ли это.

Я уперся и повторил ту же фразу.

– Прости, но мы не комментируем слухи и спекуляции.

Раздосадованная Милена повесила трубку, сказав перед этим:

– Ладно, сообщи мне, если передумаешь.

Я не знал, откуда произошла утечка, но подозревал, что это было дело рук одного из наших инвесторов, так как публичное сообщение о переговорах оказывало дополнительное давление на «Yahoo!». И, разумеется, эта новость вызвала невероятное волнение в китайском подразделении «Yahoo!»: само предположение о том, что оно может быть продано «Алибабе», означало большую потерю лица для Чжоу Хун И.

Слухи подтолкнули к действиям и «eBay». Там, очевидно, предполагали, что только они вели переговоры с «Алибабой», и потому не спешили. Джо Цаю сразу же позвонил финансовый директор «eBay» в надежде возродить переговоры о партнерстве. Люди из «SoftBank» сообщили нам, что Мег Уитмен безуспешно пыталась вступить в контакт с Масаёси Соном, но тот игнорировал ее звонки.

На следующий день я приехал в офис «Yahoo!» в Силиконовой долине, чтобы обсудить будущее партнерство и договориться с пиарщиками «Yahoo!» о формулировках в объявлении о сделке. В тот день переговоры вел директор по производству «Yahoo!» Дэн Розенцвайг. Он был высоким, шумным и всех подавлял. «Мы бы уже давно лидировали в Китае, если бы ваше правительство не блокировало нас все эти годы», – шутил он с Джеком.

Пока мы работали над текстом пресс-релиза, Джек вывел меня из комнаты для совещаний, чтобы обсудить стратегию переговоров.

– Через несколько минут Джерри Янг предложит нам обсудить, как мы будем это позиционировать. Я хочу, чтобы ты резко настаивал на том, что именно «Алибаба» приобретает китайский «Yahoo!», а не наоборот, – сказал он. – Не думай обо мне. Я буду сидеть и слушать. Если почувствую, что надо вмешаться, то вмешаюсь.

Когда мы договорились, кто будет «хорошим следователем», а кто «плохим», я вернулся в конференц-зал.

По итогам переговоров мы решили описать сделку как «партнерство» и «соединение» китайского «Yahoo!» и «Алибабы». Пресс-релиз был составлен достаточно расплывчато, чтобы каждая сторона могла говорить своим инвесторам то, что считала нужным. Но мы понимали, что из-за противоречивости заявления обе стороны будут соревноваться в том, кто скорее сообщит о произошедшем.

Пресс-релиз был согласован – и одно из самых тяжелых препятствий для заключения сделки было убрано. На следующий день за обедом Джо передал Джеку страницы контракта, которые тот должен был подписать, чтобы их можно было приложить к основному тексту, когда будут проработаны все подробности. Джек подписал, и мы заговорили о том, как объявить о произошедшем в Китае.

– Тебе надо лететь прямо в Пекин, – сказал Джек, – мы объявим о сделке там. Это будет сенсацией.

Но вечером, когда я собирал чемодан, мне позвонил Джо.

– Портер, мне очень жаль, но, кажется, сделка не состоялась. «Yahoo!» в последний момент добавила еще одно требование. Они теперь настаивают на том, чтобы объединенный бизнес назывался «Алибаба-Yahoo!». Это создаст для нас серьезные проблемы в Китае. И дело не только в этом: я не думаю, что мы можем заниматься бизнесом с партнером, который в последнюю минуту пытается протащить в контракт такое важное дополнение.

Очевидно, в «Yahoo!» полагали, что, дойдя до края, мы уже не сможем отступить.

– Я собирался завтра улететь в Китай, – сказал я, – что мне делать? Улетать и сказать пиар-отделу «Yahoo!», что ты меня отправил назад, потому что сделка не состоялась?

– Да, хорошая мысль, – ответил Джо. – Увидимся в Китае.

Позже тем же вечером мне позвонил Крис Кастро, глава отдела внешних связей «Yahoo!».

– Портер, когда мы можем встретиться завтра, чтобы обсудить новый вариант пресс-релиза?

– Послушай, Джек и Джо сказали мне, что сделка отменена. Ты что, не слышал об этом? – спросил я. – Завтра утром я улетаю.

Крис был удивлен и озабочен.

– Да нет же, я ничего такого не слышал. Ты уверен?

– Ну да, я завтра улетаю. Очень жаль, что сделка не удалась, потому что я с радостью работал бы с тобой.

Я сел в самолет и приготовился к долгому перелету до Шанхая. Я восхищался Джеком и Джо, которые из принципа не уступили «Yahoo!». Мне бы, наверное, не хватило уверенности, чтобы отказаться от миллиарда долларов. Но в то же время я ощущал укол сожаления. Сделка с «Yahoo!» вывела бы нас на мировую арену, и мы получили бы достаточно денег, чтобы противостоять 100-миллионной атаке «eBay».

Я приземлился в Шанхае, получил свой багаж и сел в такси. Знакомое серое небо, низко нависшее над сельской местностью, напомнило мне о том, что жизнь возвращается в привычное русло.

Я включил телефон, и он почти сразу же зазвонил. Это был Джек.

– Привет, Джек, как дела? Я только что приземлился в Шанхае.

Джек говорил взволнованно и настойчиво.

– Садись на ближайший рейс в Пекин. В последний момент «Yahoo!» уступила – сделка будет совершена! Мы сообщаем о ней послезавтра.

Оглавление книги


Генерация: 0.302. Запросов К БД/Cache: 2 / 0
поделиться
Вверх Вниз