Главная / Библиотека / Магия Pixar /
/ 4. Стив Джобс


Книга: Магия Pixar

4. Стив Джобс

закрыть рекламу

4. Стив Джобс

К началу 1985 года Эду Кэтмеллу стало ясно, что скоро команде специалистов в компьютерной графике понадобится другой дом. Несколько бурь проходило над группой, одна страшнее другой: развод Джорджа Лукаса повлек за собой дорогостоящие разбирательства с Марсией по поводу недвижимости, что существенно подточило финансовые резервы Lucasfilm. Лукас нанял нового президента, Дуга Норби, с тем чтобы заставить различные подразделения компании приносить прибыль. Норби уже начал процесс формирования компании The Droid Works, куда должны были войти группа Энди Мурера, занимавшаяся цифровым звуком, и группа Ральфа Гуггенхайма, занимавшаяся цифровым монтажом. Скоро должно было дойти дело и до компьютерной графики. Важнее всего было то, что Лукас и Кэтмелл абсолютно по-разному смотрели на эту команду.

Кинематографическая реальность зародилась чуть более века назад в районе залива Сан-Франциско на участке Пало-Альто — там, где позже расположился Стэнфордский университет. Там инженер по имени Джон Айзекс помог фотографу Идвирду Майбриджу зафиксировать неподвижные изображения скачущего на лошади всадника. Президент центральной тихоокеанской железной дороги Лиланд Стэнфорд финансировал это мероприятие, чтобы получить ответ на вопрос, отрываются ли у лошади от земли все четыре копыта разом, когда она скачет галопом (ответ «да»). Фотоснимки, выполненные с помощью двенадцати камер, сделают Майбриджа знаменитостью; Айзекс же, благодаря изобретению которого — электромеханическому затвору — снимки вообще были возможны, останется в тени. Проблема в Lucasfilm заключалась в том, что Лукас хотел, чтобы его специалисты в компьютерной графике были Айзексами, изобретателями, в то время как они сами хотели быть Майбриджами, художниками, или, точнее, они хотели быть и Айзексами, и Майбриджами одновременно, а Лукас бы был Лиландом Стэнфордом, выписывающим чеки.

Лукас хотел, чтобы команда компьютерщиков создавала ему инструменты для кинопроизводства, а не мультфильмы, выполненные с помощью компьютерной анимации.

Кэтмелл и Смит раздраженно рассуждали о том, что однажды утром Лукас проснется и распустит свою команду мирового уровня просто потому, что не будет знать, что с ней делать. То, что на самом деле произошло, было лучшим исходом: руководители компании предписали Кэтмеллу найти покупателя и принести им предложения.

Команда специалистов в компьютерной графике должна была быть представлена как компания по производству компьютерного оборудования. Чтобы выполнить задачу, ради которой в первую очередь собиралась команда, — разработать специальные аппараты, которые бы могли сканировать кинопленку, комбинировать на компьютере изображения спецэффектов с кадрами с натуральным движением и возвращать их обратно на пленку — группа работала над специализированным компьютером, который бы находился внутри процесса. Кроме цифрового наложения изображений компьютер должен был справляться с финальной обработкой, цветокоррекцией и чередованием кадров, чтобы исправлять ошибки камеры. Чтобы выполнять все эти задачи с изображениями высокого качества, необходима была невероятная компьютерная мощность по стандартам того времени. Машина, разработанная Родни Стоком, выпускником Эванса и Сазерленда, должна была обрабатывать изображения так же быстро, как и суперкомпьютер, но это отражалось и на цене.

Фильм «Приключения Андрэ и пчелки Уолли» был лицом технического отдела Lucasfilm на конференции SIGGRAPH в 1984 году, однако неофициально Lucasfilm провел еще и презентацию опытного образца компьютера в номере гостиницы. В глазах управленцев из Lucasfilm именно эта машина — а не компьютерная анимация и уж точно не выходец из диснеевской студии, «дизайнер интерфейса» по имени Лассетер — была драгоценностью короны подразделения компьютерной графики. Именно так Lucasfilm собирался заработать деньги: какая-нибудь компания выкупит отдел, пустит машину в массовое производство и будет продавать ее фирмам, работающим с изображениями, имеющими высокое разрешение.

Как и подобает компьютеру, разработанному на деньги от научно-фантастических фильмов, машина Lucasfilm сама по себе была окружена аурой научной фантастики, объединив в себе характеристики, которыми будут обладать персональные компьютеры лишь десятилетия спустя. По предложению Лорена Карпентера Сток разработал его с четырьмя процессорами и четырьмя банками памяти — одним на каждый из основных цветов и один дополнительный. Четвертый процессор и банк памяти контролировали степень прозрачности любой заданной точки изображения. Процессоры работали параллельно, поэтому программа могла одновременно выполнять операции по всем четырем направлениям на каждом пикселе (красный, зеленый, синий и прозрачность). На одной машине можно было установить несколько комбинаций из этих четырех процессоров, так что одновременно могли работать до двенадцати процессоров.

За несколько лет до этого, еще на стадии планирования, команда не могла прийти к единому мнению по поводу названия. Наконец четверо сотрудников технического отдела отправились вечером 1981 года поесть гамбургеров в ресторан Country Garden в Новато, через дорогу от их офиса того времени, полные решимости прийти к единому мнению за ужином. Кто-то бросил идею: Picture Maker — «творец изображений». Смит настаивал на том, чтобы название было образовано от слова «лазер». Устройства сканирования и записи на пленку использовали лазер; к тому же ему казалось, что это слово звучало классно. Он предложил в качестве названия Pixer, составное слово в стилистике испанского глагола. Pixer — тот, кто создает изображения, pictures. Карпентер высказался в пользу некоторого изменения, чтобы получился Pixar. Остальные за столом — Смит, Родни Сток и Джим Блинн (ненадолго отлучившийся со своего основного места работы — Лаборатории реактивного движения) — дали свое согласие. Машину решено было назвать Pixar Image Computer.

Кэтмелл и Смит понимали, что если придется отсоединиться, то организации лучше заняться аппаратным обеспечением. Не то чтобы они много знали о компьютерном бизнесе. Они мыслили как воодушевленные создатели кино, а не как бизнесмены, и их главной целью было просто сохранить союз умов. С их точки зрения, самым замечательным свойством компании, разрабатывающей оборудование, было то, что там требовалось много работников. К настоящему моменту команда компьютерной графики состояла примерно из сорока человек, и любой из них мог занять высокий пост в компании по производству компьютеров — той или иной. Таким образом, команда могла выждать время, когда производство фильмов с помощью компьютерной анимации станет экономически оправданным.

Lucasfilm пытался продать свой технический отдел двадцати венчурным инвесторам и инвестиционным банкам, но покупателя так и не нашел. Ряд производственных компаний выказывали свой интерес к сделке: датская корпорация Siemens видела Pixar Image Computer в качестве дополнения к своему компьютерному томографу, которое позволило бы врачам видеть томограммы в трехмерном изображении и высоком качестве с первого раза. Несколько производителей цветопечатного и сканирующего оборудования — Scitex, Hell Graphics Systems и Crossfield — были заинтересованы в продаже машины для работ по допечатной подготовке. Возможно, из-за выставленной Lucasfilm цены в 15 миллионов долларов (и плюс еще 15 для капитализации компании) никто из потенциальных покупателей надолго не задержался.

Кэтмелл и Смит посещали Канзас-Сити в штате Миссури, где находился штаб Hallmark Cards, Inc., — они ответили на предложение Lucasfilm. На первый взгляд сочетание казалось немыслимым: компания по производству поздравительных открыток в прошлом году приобрела Binney & Smith, которые продавали карандаши Crayola и «жвачки для рук» Silly Putty. Но идея заключалась в использовании Pixar Image Computer в производственной цепочке между огромными ангарами Hallmark, где в крошечных отсеках сидели сотни художников, с одной стороны, и самыми современными пяти- и шестицветными принтерами — с другой. Кэтмелл и Смит отнеслись к идее с энтузиазмом — им нравились люди, которые там работали, да и в конце концов компания занималась чем-то, хоть отдаленно напоминавшим искусство. Однако, к их огорчению, Hallmark тоже выбыл из игры.

После очередной неудачи Смит рассказал Алану Кею, что происходит, и спросил, нет ли у него каких-нибудь идей. Смит и Кей были знакомы с тех времен, когда оба работали на Xerox PARC — Смит был художником компьютерной графики, Кей возглавлял учебную исследовательскую лабораторию PARC. Они не работали ранее вместе, однако Кей хорошо относился к Смиту, считая его энергичным и толковым. Кэтмелла Кей знал по университету в Юте. Спустя некоторое время после этого разговора Кей вспомнил об одном знакомом тридцатилетием миллионере, которому, как он думал, сделка может показаться интересной.

Дружба Алана Кея и Стива Джобса началась с компьютера под названием Alto. Эту машину исследователи из центра Xerox PARC считали системой следующего поколения для офисных служащих. Интерфейс пользователя Alto, который создал Кей, был поистине революционным: он мог отображать на экране одновременно и текст, и картинки; появилось приспособление «мышь», с помощью которого пользователь мог указывать на объекты на экране и выполнять с ними какие-либо операции. Появились программы, позволяющие редактировать документы и изображения таким образом, что пользователь уже на экране мог видеть, как они будут выглядеть напечатанными. Джобс увидел демонстрационную версию системы в декабре 1979 года и был поражен.

«Это был один из моментов, когда мир будто переворачивается с ног на голову, — вспоминал Джобс годы спустя. — Я помню, что, глядя на графический интерфейс пользователя, на все эти новые штуки, сразу понял: придет день, и каждый компьютер будет работать именно так. Эта мысль была очевидной при одном взгляде на программу».

Позже, когда Кей возглавлял исследовательскую лабораторию в Atari[41], он любил приглашать Джобса на ланч к ужасу остальных топ-менеджеров Atari. Когда Apple Computer выпустила свой Macintosh за 2495 долларов в январе 1984-го, оказалось, что машина была собрана по образу и подобию Alto — с нововведениями дизайнеров Apple. Джобс, одержимый дизайном Macintosh, подарил один экземпляр Кею — чтобы он увидел собственный вклад в эту работу. В мае того года Джобс нанял Кея на работу в Apple.

Год спустя ситуация кардинально поменялась. Кей все еще работал в Apple, а Джобс — уже нет. Хотя многие в Apple восхищались проницательностью Джобса и его постоянным стремлением к совершенству, некоторые его качества отталкивали подчиненных любого ранга. Джеф Раскин, инициатор проекта Macintosh, составил список из 11 пунктов, почему он не может работать с Джобсом, и позже ушел из компании. (Пункт 3. Не признает должных заслуг. Пункт 4. Часто реагирует ad bominem. Пункт 10. Часто безответствен и безрассуден.)

У Джобса была привычка оставлять свой «Мерседес» на парковке для инвалидов перед зданием, где работала команда Macintosh, — он объяснял это тем, что, если оставить машину на обычной парковке сбоку или сзади здания, кто-нибудь обязательно подкрадется и поцарапает ее.

Джон Скалли, президент компании, которого Джобс лично переманил из PepsiCo, весной 1985 года решил урезать полномочия Джобса.

Скалли предназначил для Джобса новую роль: ему не нужно было заниматься ничем, кроме придумывания новых продуктов. Он больше не отвечал за Macintosh.

Разгневанный Джобс задумал переворот в совете директоров в то время, когда Скалли будет путешествовать по Китаю. Однако в последний момент Скалли отменил поездку, получив предупреждение от одного из своих вице-президентов. В пятницу 31 мая 1985 года Скалли отнял у Джобса полномочия исполнительного вице-президента и главного управляющего отделом Macintosh. У Джобса оставался лишь формальный пост председателя правления компании. Его план сработал с точностью до наоборот.

У Джобса неожиданно освободилась уйма времени. Он решил прогуляться.

Вместе с Кеем они пообедали в ресторане здорового питания, затем побрели пешком вдоль железнодорожного полотна CalTrans[42] недалеко от Стэнфорда. Шел неспешный разговор. Кей упомянул своих друзей из Lucasfilm.

«Я рассказал ему, что отличная команда ищет способы стать независимой, что можно придумать кучу вещей, используя те знания, которые у них уже есть, и то, чему они собираются научиться», — вспоминает Кей.

Вскоре Кэтмелл и Смит уже были в особняке Джобса в стиле испанского колониального Возрождения в Кремниевой долине, в городке Вудсайд. Друзья, знавшие Джобса по работе в Apple, предупреждали их, что на встрече Джобс будет очарователен, но, если они подпишут с ним контракт, он доведет их до безумия. Несмотря на это, они пересекли бульвар Кернера и направились к нему. К ним присоединился Аджит Джилл из отдела развития Lucasfilm, который готов был ответить на финансовые вопросы.

Вудсайд был уголком богатства и вкуса, который сохранил налет сельский жизни; среди его жителей были венчурные инвесторы и топ-менеджеры компаний, занимающихся электроникой, а также фолк-певица Джоан Баэз и горилла Коко, разговаривающая на языке жестов. Джобс, холостяк с чистым доходом 185 миллионов долларов, жил жизнью экстравагантного аскета. Его особняк площадью полторы тысячи квадратных метров, в котором было четырнадцать спален, построенный в 20-х годах XX века медным магнатом, был практически пуст. Внутри был припаркован мотоцикл BMW и стоял рояль — вот, пожалуй, и все. Только кухня была полностью экипирована — это было царство двух поваров, мужа и жены, которые раньше работали в «Ше Панисс»[43], а теперь готовили Джобсу вегетарианские блюда.

Он купил дом в прошлом ноябре, когда еще был «золотым мальчиком» Долины. В том же месяце он и Скалли появились на обложке BusinessWeek — без пиджаков, с широкими улыбками и крупным заголовком «Энергичный дуэт из Apple». А теперь вдруг его профессиональная жизнь оказалась такой же пустой, как и дом.

Кэтмелл, Смит и Джилл провели у Джобса целый вечер, попеременно выслушивая то злые обиды на Скалли, то идеи по поводу технического отдела. Наконец он вывел всех на прогулку, предложил купить отдел и заняться его руководством. Кэтмелл и Смит ответили, что это их не интересует, они с удовольствием возьмут деньги в качестве инвестиций, но управлением предпочли бы заниматься сами. Они расстались по-дружески. Джобс сказал, что цена, которую просит Lucasfilm, слишком высока, и попросил дать ему знать, если что-нибудь изменится. Подходящей ценой были бы 5 миллионов.

Впоследствии Кэтмелл сказал Смиту, что они обратились к Джобсу не в то время. Он все еще испытывал сильные эмоции по отношению к Apple, был слишком обижен. Почти сразу после прихода в Lucasfilm Кэтмелл пережил развод с первой женой, Ларэйн, и видел здесь похожие признаки.

«Мы не хотим стать первой женщиной после развода», — заключил он.

Группа продолжала работать над несколькими проектами, имеющими отношение к киноиндустрии. Один из них был для Стивена Спилберга, друга Лукаса и временами его партнера, который был впечатлен сценой с «механизмом жизни». Спилберг продюсировал фильм Барри Левинсона «Молодой Шерлок Холмс». В фильме была сцена видения, в которой рыцарь, изображенный на витраже, вдруг оживает и пугает престарелого священника. Лассетер придумал рыцаря и анимировал его. Впервые в производстве полнометражного фильма использовался Pixar Image Computer и лазерный кинокопировальный аппарат Дэвида ди Франческо; впервые персонаж, созданный с помощью компьютерной графики, взаимодействовал в кадре с живым актером.

По завершении работы над «Молодым Шерлоком Холмсом» Лассетер поставил эксперимент. Он уже хорошо освоился в анимационной программе Motion Doctor благодаря «Андрэ и пчелке Уолли» и рыцарю из витража. Однако трехмерные модели для него всегда создавал кто-то из коллег под его руководством. Он решил поупражняться с программой Билла Ривза ME (Model Editor — «редактор моделей»), чтобы научиться искусству компьютерного моделирования.

Он огляделся вокруг, чтобы взять что-то за основу для моделирования, и его взгляд упал на настольную лампу производства норвежской компании Luxo. Он измерил лампу линейкой и разработал геометрические модели, которые понадобятся при моделировании.

У команды не было интерактивных инструментов моделирования — не было возможности повернуть одну часть или растянуть другую во время наблюдения за изменениями объекта на экране. Вместо этого ME требовала от пользователя владения языком моделирования, похожего на язык программирования. Лассетер набирал строки с кодом с помощью программы редактирования текстов, чтобы определить, как объект скомпилирован. Затем он сохранял все это и смотрел, как программа рисует проволочный остов объекта. Если это не выглядело должным образом, он возвращался, пытался подправить файл, и все повторялось сначала.

Как только лампа была готова, он понял, что эксперимент еще не закончен. Он подумал: «Теперь, когда я сделал эту штуку, посмотрим, смогу ли я сделать еще что-нибудь интересное... Что-нибудь...».

В это время Кэтмелл и Смит работали над возможным сотрудничеством с крупным японским издательством «Сёгакукан». «Престолонаследник» компании хотел сделать художественный фильм с любимым персонажем китайской и японской мифологии — обезьянкой в главной роли. Обезьянка была центром повествования китайского романа XVI века «Путешествие на Запад» — классики китайской литературы. История, уходящая корнями в античные легенды, представляла собой причудливое сочетание спиритуализма, комедии и приключений: речь шла об обезьянке, совершеннейшей обманщице и волшебнице, сопровождающей священнослужителя, следующего из Китая в Индию, чтобы раздобыть священные буддийские тексты для Востока.

Компания «Сёгакукан» рассудила, что создание компьютерного анимированного фильма об обезьянке принесет им небывалый успех. Там с восторгом отнеслись к идеям команды специалистов компьютерной графики. Состоялась не одна встреча, включая недельный мозговой штурм в санатории в Кармеле, курортном городке Калифорнии. Кэтмелл и Смит были воодушевлены тем, что первый полнометражный компьютерный анимированный фильм вот-вот окажется у них в производстве. В то же время они осознавали, что ни одна из сторон не имеет представления о маркетинге и распространении в сфере киноиндустрии. Смит задавался вопросом, не взваливает ли на себя глава компании непосильную ношу и не станет ли чрезмерная стоимость фильма — 50 миллионов долларов или даже больше — слишком для него обременительной. Однако в любом случае ничего нельзя было решить окончательно, пока производство не завершится.

Одновременно с этим команда занималась и другим проектом — переговорами с Walt Disney Productions по поводу крупного контракта на оказание консалтинговых услуг и поставку компьютерного оборудования. Кэтмелл и Смит продолжали свои ежегодные визиты в компанию, начатые еще во время работы в Нью-Йоркском технологическом институте. Теперь, наконец, руководство Disney всерьез заинтересовалось использованием компьютеров в традиционной двухмерной анимации.

В начале 80-х Кэтмелл и Смит убедили диснеевского инженера Лема Дэвиса в преимуществах использования компьютера в сравнении с содержанием дивизиона женщин из отдела заливки, которые выполняли трудоемкую работу по раскраске объектов вручную. С поддержкой Дэвиса, как им казалось, «наконец-то Disney начнет использовать компьютеры в анимации». Они преждевременно решили, что закрытая дверь начинает открываться.

Их реакция была типичной ошибкой новичков; в компании, подобной Disney, заручиться поддержкой технических специалистов значило решить лишь самую простую задачку при открывании замка. Каждый следующий менеджер имел свои приоритеты и свое расписание.

Дэвис со временем убедил Стэна Кинси, первого вице-президента, отвечавшего за текущую деятельность и новые технологии в Walt Disney Studios, что идея Кэтмелла и Смита была как раз тем, что было нужно компании. С компьютерами они смогут не только сократить затраты, но и использовать более свободные движения камеры и более богатый выбор цветов. Компьютеры могут принести анимации Disney тот уровень резонанса и зрелищности, какого студии удалось достичь в 30-40-х годах. Как бы то ни было, Кинси не удалось добиться одобрения и продвинуть проект.

Проект казался обреченным на неудачу вплоть до субботы 22 сентября 1984 года — в то утро совет директоров Disney проголосовал за то, чтобы назначить Майкла Айзнера, бывшего президента Paramount Pictures, председателем совета директоров, а бывшего президента Warner Bros. Фрэнка Уэллса — президентом и главным операционным директором. Они оказались на своих постах благодаря перевороту, устроенному Роем Диснеем, племянником Уолта, и его бизнес-партнером Стэнли Голдом. После обеда, отдыхая в гольф-клубе «Лейк-сайд» в Бербанке, Айзнер и Уэллс спросили Роя, своего покровителя, какие у него пожелания по поводу их будущей работы. Он об этом не думал.

— Почему бы мне просто не встать во главе анимации? — сказал он не задумываясь.

— Отлично, — ответил Айзнер.

Айзнер и Уэллс были настроены закрыть умирающее подразделение анимации. Оно попросту было абсолютно разорено. Если же оно сделает счастливым Роя Диснея, такую цену они вполне готовы были заплатить.

Кинси нашел в лице Роя союзника. Рой был в восторге от презентации, посвященной компьютерам, которую той осенью устроили для него инженеры. Презентация, рассчитанная на сорок пять минут, растянулась на все полтора часа, потому что Рой задавал вопросы, несколько раз просил повторить показ «Андрэ и пчелки Уолли» и пробного материала к фильму «Там, где живут чудовища». В течение месяца после того, как новое руководство обосновалось в офисе, Рой и Кинси уже связались с Кэтмеллом. Команды обеих компаний начали набрасывать план будущего специфического проекта, который получил название Computer Animation Production System (система производства компьютерной анимации), или CAPS. Подразумевалось использование Pixar Image Computer и собранного на заказ оборудования для автоматизации процесса раскрашивания карандашных рисунков аниматоров.

Кинси хотел пойти дальше и купить технический отдел Lucasfilm целиком, полагая, что цена 15 миллионов долларов была подходящей. Джеффри Катценберг, протеже Айзнера, который теперь заведовал всем диснеевским кинопроизводством, будучи главой Walt Disney Studios, отверг эту идею.

«Он сказал: “Я не могу тратить свое время на эти вещи, у нас есть более важные дела”», — вспоминает Кинси слова Катценберга.

Но заключить контракт об оказании услуг тоже было неплохо. И все же Кэтмелл и Смит не были до конца уверены в успехе: под руководством Айзнера Walt Disney Productions уже стала приобретать репутацию компании, с которой тяжело иметь дело. Обсуждение условий контракта продвигалось очень медленно и затянулось до 1985 года.

Команда была полностью поглощена поисками покупателя. Смит чувствовал себя опустошенным после нескончаемых боев с руководством Lucasfilm, которое хотело сократить штат группы, считая, что это сделает ее более привлекательной для покупателя. Чем меньше штат, тем меньше текущие расходы, тем лучше финансовая история. Смит же был убежден, что ситуация — прямо противоположная. Настоящая ценность группы была не в технических разработках и программах, а в собрании исключительных талантов.

«Целый год продолжалась эта мука, мне приходилось защищать своих людей от воображаемых покупателей», — вспоминает Смит.

В ноябре 1985-го казалось, что у группы осталась последняя возможность совершить сделку. Потенциальными покупателями были голландский колосс Philips Electronics и Electronic Data Systems, дочернее предприятие General Motors. Philips интересовало то же, что и до этого Siemens, — компания планировала продавать Pixar Image Computer как дополнение к своим магнитно-резонансным томографам. Кэтмелл и Смит убедили руководство и EDS, и GM, что команда может производить высокотехнологичное оборудование и программы для автомобильного дизайна с визуализацией высокой степени реалистичности. Так случилось, что автомобилестроение стимулировало прорывы в математике трехмерного моделирования поверхностей, особенно в работах Пьера Бециера, инженера Renault, в начале 1960-х. GM и сама была пионером в компьютерной графике в то же самое время: команда из исследовательской лаборатории GM разработала одну из первых систем моделирования и производства с использованием компьютерных технологий. (Руководство компании в то время не оценило того, что имело, и восприняло эту систему как игрушку-эксперимент, а потом и вовсе забросило.)

* * *

Согласно условиям договора Lucasfilm сохранял за собой одну треть компании, a Philips и EDS платили по 5 миллионов долларов каждая за свою треть акций. Еще 4 миллиона вложат венчурные инвесторы. Из получившихся 14 миллионов 11,5 заберет себе Lucasfilm, а 2,5 пойдут на капитализацию новой компании. Philips и EDS получат эксклюзивные права на продажу Pixar Image Computer на своих рынках. Кэтмелл и Смит вместе с представителями Philips, EDS и Lucasfilm провели два дня в зале заседаний совета директоров Philips на 42-й улице в Нью-Йорке, обсуждая детали. К концу второго дня все присутствующие согласились, что сделке быть.

Или им так казалось.

Так совпало, что совет директоров GM собирался на следующее утро в офисе General Motors примерно в полутора километрах от этого места по поводу возможной сделки в 5,2 миллиарда долларов — речь шла о покупке Hughes Aircraft, поставщика спутников и ракет. Росс Перот, основатель EDS и член совета директоров GM, был против сделки и рассказал об этом присутствующим. Он сказал, что руководство GM заботится лишь о процессе, а не о результате. Директора были пассивными приспособленцами, которые, казалось, забыли, что должны представлять акционеров. Машины производства GM не отличались надежностью, и никого это не волновало, утверждал он. Он был на конференции дилеров Cadillac, и они были очень озабочены многочисленными дефектами в своих машинах. Как, вопрошал Перот, может GM одобрить миллиардные траты на приобретение спутников, если она даже не может произвести надежную машину?

Руководитель компании Роджер Смит поблагодарил Перота за комментарий и продолжил.

Внутри General Motors любая сделка, связанная с EDS, была теперь радиоактивной. Не будет никаких инвестиций в отдел компьютерной графики. Более того, Philips тоже не смог или не захотел выкупить свою часть.

В это же время, 17 сентября, Джобс оставил свой пост председателя правления Apple, порывая последние связи с компанией, не считая владения акциями. Он взял с собой пять сотрудников и основал новую компанию — Next (позже NeXT). В течение года он время от времени связывался с Lucasfilm, проверяя, не упала ли цена на технический отдел. Теперь, десять месяцев спустя после начала продажи отдела, похоже, у Lucasfilm не осталось других покупателей. Джобс это понимал.

Незадолго до Рождества Джобс позвонил президенту Lucasfilm Дугу Норби, который к тому времени готов был на все, лишь бы избавиться от команды компьютерной графики. Продажа требовала много сил и времени, а зарплата на сорок человек была, по его мнению, пустой тратой денег. Он решил, что если не сможет продать группу до конца года, то просто распустит ее — спасибо, до свидания. Джобс предложил ему 5 миллионов — именно ту сумму, которую он озвучил в самом начале. Норби согласился.

В последнюю минуту, когда были отрегулированы все тонкости сделки, возникла новая проблема, которая поставила под угрозу подписание контракта. Где именно стороны будут подписывать документ? Вице-президент Lucasfilm Дуг Джонсон полагал, что разумнее будет встретиться на «Ранчо Скайуокера» в горах Никасио в Калифорнии. Джобс настаивал на том, чтобы представители Lucasfilm приехали к нему в офис NeXT в Редвуд-сити на расстоянии сотни километров. Ни одна из сторон не думала уступать. Наконец они договорились встретиться на середине пути, в Сан-Франциско, где располагались офисы юридической фирмы Lucasfilm — Farella, Braun & Martei.

В четверг, 30 января 1986 года, Кэтмелл, Смит и Джонсон подписали документы о создании новой компании, основой которой стали команда специалистов в компьютерной графике и их технология. Новая компания была названа Pixar, Inc. — по имени компьютера. Третьего февраля, в следующий понедельник, трое вместе с Джобсом уже подписывали бумаги о передаче собственности в конференц-зале юридической фирмы. Кэтмелл и Смит в качестве соучредителей получали по 4 процента акций; еще часть акций, которые должны быть переданы через какое-то время, распределялись между остальными тридцатью восемью сотрудниками. Джобс принес с собой банковский чек на 5 миллионов долларов для выкупа своей доли и чек на миллион в качестве первого взноса в капитал компании, как оговаривалось.

Джобс славился своим умением предугадывать потребительские предпочтения и раз за разом подтверждал эту репутацию. Однако, если бы он обладал тем же вйдением и в отношении конкретных людей, возможно, он заметил бы, что с командой, которую он только что взял под свое крыло, что-то не так. Он мог бы заметить, что Кэтмелл и Смит — технический директор и вице-президент его новой компании по производству компьютерного оборудования — этим оборудованием особенно не интересовались. Для них компьютеры были лишь коробками, средством к существованию. Если бы имело больший смысл работать на компьютере Sun, или VAX, или на взятом в аренду Cray, они бы так и сделали. Для Джобса же хорошо спроектированный компьютер был так же привлекателен, как и спортивный автомобиль. («Macintosh должен быть, как Porsche», — сказал он как-то на собрании дизайнеров-проектировщиков.)

Различия оказывались все более глубокими. В том, что касалось компьютерной графики, Кэтмелл и Смит занимались разработкой инструментов для великих художников; программы визуализации и анимации были похожи на инструменты Страдивари — сделанные для оркестра мирового класса, проданные любителям. Мнение о том, что компьютеры могут предоставить невероятные возможности обычному человеку, нельзя назвать ни верным, ни ошибочным, оно просто не имело отношения к делу. На взгляд Кэтмелла и Смита, персональные компьютеры вроде IBM PC или Macintosh были игрушками, не заслуживающими серьезного отношения. Ни один из них ими не пользовался, у них в распоряжении были более мощные инструменты.

На самом деле, когда Дэвид ди Франческо уговаривал Смита зайти в офис ILM, который располагался рядом, на бульваре Кернера, чтобы показать, что придумали программист ILM и его брат в области обработки изображений, Смит так и не зашел. «Я не мог отвлекаться в то время на крошечные машины», — позже вспоминал Смит. (Братья Том и Джон Кноллы позже лицензировали свое программное обеспечение в Adobe Systems, оно приобрело известность под названием Photoshop.)

Джобс же очень интересовался «крошечными машинами». Они были его жизнью.

Стивен Пол Джобс родился в Сан-Франциско 24 февраля 1955 года и был во младенчестве усыновлен Полом и Кларой Джобс. Пол, который так и не окончил старших классов школы, работал в нескольких местах сборщиком налогов и слесарем. Когда сыну исполнилось пять, Джобсы переехали из Сан-Франциско в Кремниевую долину, в город Маунтин-Вью. Там в гараже у Пола было рабочее место. Однажды он взял сына с собой в гараж, дал ему в руки молоток, пилу и еще какие-то инструменты, отчертил часть верстака и сказал: «Стив, теперь это твое рабочее место».

Пол много времени проводил с ним в гараже, показывая, как делать разные вещи.

Чуть позже Стив познакомился с соседом, жившим с ними на одной улице, — Ларри Лангом, который работал инженером в Hewlett-Packard. Он научил его азам электроники и познакомил с продуктами Heathkit. Это были электрические товары ежедневного использования — аккумуляторный пробник, транзисторный радиоприемник, усилитель, — поставлявшиеся в разобранном виде. В руководстве по эксплуатации рассказывалось, как все части соединить вместе, и давалось теоретическое объяснение того, как прибор работает. На самом деле за Heathkit покупатель платил даже больше, чем за подобный готовый прибор, но он дарил что-то, чего не было в обычных товарах с магазинной полки.

«Это дарило ощущение, что ты можешь сооружать любые вещи, которые когда-либо видел во вселенной, — вспоминает Джобс. — Эти вещи переставали быть тайной. Я имею в виду, ты смотрел на телевизор и думал: “Я еще не собирал ничего подобного, но я бы смог. Что-то подобное есть в каталоге Heathkit, и я уже собрал два других прибора, поэтому и с этим справился бы”. Вещи стали более понятными, они оказались созданием человеческих рук, а не чудесами, непонятно как оказавшимися рядом с тобой... Это давало высочайший уровень уверенности в себе; через исследование и изучение ты мог познать суть вещей, казавшихся чрезвычайно сложными...»

Джобс очень не любил школу, которая, по стандартам района Залива, собрала в свои стены обитателей всех неблагополучных районов и в которой беспорядки и нарушения дисциплины были обычным делом. В один прекрасный день он объявил родителям, что если они не подыщут ему другую школу на следующий учебный год, то он вообще бросит учиться. Они осознавали, что сын говорит серьезно. Джобсы опять переехали, на сей раз в город Лос-Альтос в трех километрах от предыдущего места. Там располагались бесплатные школы с хорошей репутацией района Купертино.

В первый же год обучения в Хомстедской средней школе он стал заниматься в школьном кружке электроники. Однажды вечером, подбирая детали для школьного проекта, он позвонил Биллу Хьюлетту, одному из основателей Hewlett-Packard, прямо домой и спросил, нельзя ли у них в компании получить эти детали. Джобс получил необходимое, а кроме того, работу на лето на сборочном конвейере HP.

Летом перед выпускным классом школьный приятель Джобса Билл Фернандес познакомил его со своим другом детства. Его звали Стив Возняк, или Воз, как его часто называли друзья. Фернандес рассказывает, что они с Возняком были фанатами электроники и работали над проектами вместе. Они как раз собирали компьютер собственной разработки Возняка; Фернандес пригласил Джобса посмотреть на законченную работу. Фернандес считал, что раз Джобс и Возняк оба увлекались электроникой, поэтому должны были друг другу понравиться. Джобс годами оттачивал свои знания в области электроники, но тут он сразу же осознал, что у двадцатидвухлетнего Возняка был совершенно иной уровень.

Двое стали друзьями. Возняк, сын инженера из Lockheed", был экспертом-самоучкой в компьютерном дизайне. Он изучал электротехнику несколько семестров в Университете Колорадо и колледже De Anza и прошел все три года обучения электронике в Хомстеде в старших классах. Однако настоящее свое образование он получил, изучая руководства к электросхемам и чертежи мини-компьютеров из Digital Equipment Corp. и Data General, а также в процессе своих собственных разработок.

Той осенью Возняк прочитал статью в Esquire о субкультуре «телефонных фриков»[44], которые могли бесплатно позвонить в любую точку мира, имитируя оригинальные тональные сигналы, которые контролируют телефонную систему. Телефонная монополия AT&T неосмотрительно опубликовала в одном из своих технических журналов данные рабочих частот в статье по механике, и эта информация распространилась по библиотекам страны. Выросло целое подпольное движение, участники которого занимались тем, что собирали и использовали нелегальные «синие коробочки» — устройства, обеспечивающие безлимитные звонки. Для многих это было настоящим развлечением, а не только средством сэкономить. «В этом всё — вся система, — сказал в интервью Esquire один из фриков. — А в этой системе есть лазейки, и ты проскальзываешь в них, словно Алиса, и притворяешься, будто делаешь что-то — чего на самом деле не делаешь.

Или это вовсе не ты, а кто-то другой делает то, что вроде бы должен был делать ты. Все это очень напоминает Льюиса Кэрролла».

Взволнованный Возник позвонил Джобсу, даже не дочитав статьи. Эти двое до настоящего момента не интересовались телефонной системой, но соблазн был слишком велик. На следующий день они разыскали информацию о частотах в библиотеке Стэнфордского центра линейного ускорителя и принялись за работу. Сначала они пытались соорудить обычный аналог «синей коробочки» с генераторной схемой, но оказалось, что генераторы слишком непредсказуемы. Возняк решил, что выходом может стать цифровое устройство — более сложное для разработки, но более легкое в использовании.

По настоянию Джобса они превратили цифровую «синюю коробочку» в свой первый коммерческий продукт, распространяя ее по мужским общежитиям Беркли. Возняк усовершенствовал конструкцию так, что теперь пользователю даже не нужно было искать кнопку «включить-выключить»: нажатие любой клавиши на кнопочной панели запускало работу устройства. Детали обходились им в 40 долларов, аппарат продавался по 150; всего им удалось заработать 30 тысяч долларов.

«Он хотел зарабатывать», — позже объяснял Возняк.

Джобс окончил школу в Хомстеде в 1972 году. Права AT&T в случае с «синими коробочками» его не сильно интересовали, однако беспокоила опасность быть пойманным. Вскоре после выпуска он прекратил этот бизнес. Однако первый вкус коммерческого успеха он уже ощутил.

В том же году Джобс ездил к своему другу в колледж Рид в Портленд, штат Орегон, и был воодушевлен богемной средой и тихоокеанским побережьем. Возвратившись домой, он объявил родителям, что хочет ехать в Рид. У Пола и Клары были по этому поводу обязательства: когда они хотели усыновить Стива семнадцать лет назад, его биологическая мать, выпускница колледжа, чуть было не отказала им в усыновлении, узнав, что Клара никогда не училась в колледже, а Пол бросил школу Им удалось ее переубедить, только пообещав, что Стив обязательно пойдет в колледж.

Спустя годы Пол и Клара так и не выбрались из низов среднего класса. Они пытались отговорить Стива от поступления в небольшой дорогой частный колледж, но он был непреклонен. Либо Рид, либо ничего, сказал он, и осенью родители отправили его в общежитие Рида.

Оказалось, что в колледже насыщенная академическая программа, и длинный список книг для чтения был Джобсу не по вкусу. Он бросил учебу в конце 1972-го. «Спустя шесть месяцев я не видел во всем этом смысла, — объяснял он позже свой поступок. — Я не знал, что я хочу делать со своей жизнью, и не понимал, как колледж сможет помочь мне ответить на этот вопрос».

Пару лет он прожил в Портленде, зарабатывая наладкой электронного оборудования на факультете психологии в колледже. В 1974-м он вернулся к родителям, найдя более прибыльную работу в Долине. Он надеялся подкопить денег на путешествие в Индию со своим бывшим сокурсником. Благодаря объявлению в газете San Jose Mercury он нашел работу в качестве технического специалиста за пять долларов в час — в компании Atari, занимающейся разработкой компьютерных видеоигр.

Компании шел второй год. Несмотря на свой низкий статус в ней, Джобс регулярно сообщал разработчикам Atari, что они «идиоты» и что их продукт «паршивый». Это, да еще его, прямо скажем, нетрадиционная гигиена — в Портленде он пришел к мысли, что «фруторианская» диета, состоящая из сырых фруктов и семян, делает мытье необязательным ритуалом — заставило его начальника перевести Джобса в ночную смену, когда он мог работать один.

В течение следующего года Джобс перемещался из Atari в Индию (он убедил руководство Atari оплатить ему авиабилет до Германии), затем на лечение в штат Орегон, опять на некоторое время в Atari, потом на общинную яблочную ферму и, наконец, опять в Atari.

Джобс вернулся в район Залива как раз тогда, когда он становился центром зарождающейся культурной революции — настолько же значимой, как и та, что зарождалась здесь в середине 60-х. В 1975 году отголоски революции можно было найти в самых разных частях Америки. В Альбукерке компания по производству вычислительных машин MITS лихорадочно штамповала Altair 8800 за 397 долларов за штуку — первый недорогой персональный компьютер, который можно было рассматривать не только в качестве игрушки. В том же городе в двухкомнатной квартире трое студентов Гарварда: Билл Гейтс, Пол Аллен и Монте Давидофф работали над версией языка BASIC для этого компьютера. В Питерборо, штат Нью-Хэмпшир, стал издаваться новый глянцевый журнал BYTE, аудиторией которого стали первые владельцы персональных компьютеров. Редактор Карл Хельмерс задал в первом номере заманчивый вопрос: «Правда, было бы здорово иметь собственный компьютер, даже не будучи богатым, как Крёз?» В окружении Джобса клуб любителей малых компьютеров стал собираться раз в две недели — сначала в гараже одного из основателей, потом в частной школе и, наконец, по мере того как численность членов клуба увеличивалась, в одной из аудиторий Стэнфордского центра линейного ускорителя. Он назывался Любительским компьютерным клубом. Возняк начал ходить туда раньше Джобса. Присутствующие выслушивали доклады тех, кто спроектировал что-то новое или написал интересную программу. После очередного собрания начиналась торговля схематикой и пиратскими программами, а также ответы на вопросы друг друга.

«Тематикой клуба можно было назвать “Помоги другим”», — вспоминает Возняк.

Именно в клубе Возняк и Джобс узнали о новом поколении процессоров на чипе — Intel 8080 и Motorola 6800. Возняк воодушевился идеей конструирования собственной машины с процессором на чипе и нашел более дешевый аналог — MOS Technology МС6502. Компьютер Возняка кардинально отличался от тех, что выпускали MITS и несколько других небольших компаний. У Altair’a и его конкурентов была, как правило, передняя панель с переключателями и мигающими огоньками, чтобы как-то их использовать, необходимо было приобрести интерфейсную плату, которая позволяет подсоединить компьютер к телетайпу. Возняк разработал компьютер, подсоединяющийся к клавиатуре и видеомонитору или телевизору без дополнительной интерфейсной платы, без медленного, шумного телетайпа.

Возняк свободно распространял схематику к машине на встречах клуба и даже ходил по домам, чтобы помочь людям построить собственные схемы. Вознаграждением было просто уважение товарищей по клубу.

Джобс тем временем остепенился. Он боготворил Нолана Бушнелла, предприимчивого основателя Atari. «Нолан был для него идолом, — говорит Возняк. — Стив тоже хотел иметь успешный продукт, выйти на рынок и продавать его, чтобы заработать».

Как и в случае с цифровым устройством для междугородних разговоров, Джобс убедил Возняка, что компьютер должен стать коммерческим продуктом. Возможно, в память о своих днях на яблочной ферме или о «фруторианской» диете Джобс предложил Apple в качестве названия для компьютера и для компании. Чтобы собрать деньги на профессиональную машину с печатной платой, он продал свой микроавтобус Volkswagen, а Возняк продал два вычислительных устройства HP. Они продемонстрировали Apple I на собрании Любительского компьютерного клуба в середине 1976 года. Один из первых розничных продавцов компьютеров Пол Террелл присутствовал на собрании и ни к чему не обязывающим тоном сказал Джобсу, что продукт интересный и стоит поддерживать друг с другом связь.

На следующий день Джобс неожиданно появился в магазине Террелла Byte Shop в Маунтин-Вью. «Я поддерживаю связь», — объявил он.

Несмотря на редкую бородку, обрезанные джинсы и босые ноги, Джобс умел убеждать. К моменту его ухода Террелл согласился купить пятьдесят компьютеров Apple I в полной комплектации. В течение следующего месяца Возняк и Джобс с трудом умудрились выполнить заказ, и Джобс установил предполагаемую розничную цену для компьютера: двойная стоимость материалов плюс 33 процента торговой надбавки — 666,66 доллара.

Apple продаст лишь пару из сотни компьютеров Apple I, но начало компьютерной империи было положено. Четыре с половиной года спустя, в декабре 1980-го, когда компания объявила первоначальное публичное предложение акций, это было самым большим подобным предложением с тех пор, как семья Форд впервые выпустила акции Ford Motor Company в 1956 году. Взлет Apple был таким стремительным, что в 1982 году, когда Джобсу не было еще и тридцати, журнал Time планировал назвать его «Человеком года» (вслед за Рональдом Рейганом и Лехом Валенсой, получившими это звание в 1980 и 1981 годах)[45].

Разработкой Apple I полностью занимался Возняк. Под влиянием Джобса последующие продукты Apple — в особенности Apple II (1977), лазерный принтер (1985) и Macintosh — представляли собой синтез первоклассного инженерного таланта и особого взгляда Джобса на компьютеры. Среди предпринимателей в компьютерной среде Джобс был представителем широких масс — не в том смысле, что Apple продавались по самой низкой цене (совсем наоборот), а в его стремлении донести самые передовые технологии до как можно большего количества людей.

Если и существовала формула Стива Джобса, состояла она именно в этом. Apple И использовал Apple I в качестве отправной точки, добавив цветную графику и ощущение простого прибора. Если владельцы Apple I должны были дополнительно использовать клавиатуру, источник электропитания и специальный корпус, обладатели Apple II должны были только подсоединиться к видеоэкрану и включить компьютер. Мощность компьютера предлагалась в доступной форме. В этом смысле компьютер делал всех равными. (В самом деле, комбинация функциональности и доступности в использовании превратила его в стандартное оборудование для школьных классов.) С Macintosh Джобс сделал серийные компьютеры обладателями графического интерфейса в стиле Xerox PARC; высокие технологии доставлялись пользователю в привлекательной упаковке.

Принтер LaserWriter, несмотря на свою высокую цену в 6995 долларов при выходе на рынок, был, тем не менее, важным шагом, поскольку он сделал доступным PostScript, компьютерный язык для сложной разметки страницы и набора текста. Когда Джобс узнал, что Джон Уорнок и Чарльз Гешке занимаются разработкой PostScript в своей недавно основанной компании Adobe Systems и планируют использовать этот язык только в собственной компьютерной системе с разрешением принтера 1200 точек на дюйм, он убедил их адаптировать PostScript для использования на недорогих лазерных принтерах с разрешением 300 точек на дюйм, таких как LaserWriter. Macintosh и LaserWriter стали основой настольной редакционно-издательской системы, которая в конечном счете сделала доступной для простых пользователей профессиональную разметку страницы и набор текста.

Привычка Джобса делать высокие технологии доступными для серийного производства определенно служила на благо балансового отчета Apple. Однако Джобсом двигали не только чисто коммерческие интересы. Он впитал новый, контркультурный взгляд на компьютеры, который был характерен для Любительского компьютерного общества и еще нескольких организаций района Залива. Сбрив бороду и сменив обрезанные джинсы на брюки с подтяжками и галстук-бабочку, он остался верен воодушевлению, вызванному этим философским сдвигом.

«Разговариваешь сегодня с кем-нибудь из компьютерной индустрии и видишь, что люди очень хорошо осведомлены о философских течениях последних ста лет и социологических традициях 60-х, — сказал Джобс в одном интервью в 1984 году. — Что-то происходит, что-то меняющее мир, и центр этих процессов — именно здесь».

Новым было то, что некоторым людям с антиправительственными настроениями — которые в другом случае должны были бы воспринимать компьютеры как инструмент власти — эти небольшие компьютеры подарили возможность личной свободы.

Изворотливый таблоид People’s Computer Company, издаваемый в Менло-Парке, среди распечаток игр, написанных в BASIC, и изображений драконов пропагандировал мысль о «мощи компьютеров для людей». В 1974 году новоявленный Том Пэйн[46] по имени Тэд Нельсон издал на собственные средства две книги под единой обложкой: «Движение в защиту прав компьютеров: Вы можете и должны понять компьютеры сейчас», агитирующую читателей покупать компьютеры, и «Машины мечты: Новые свободы через экраны компьютеров» с размышлениями о потенциале компьютерной графики. Были распроданы тысячи копий. На обложке «Движения в защиту прав компьютеров» красовался литтть кулак, сжатый, как у участника марша протеста. «Компьютеры принадлежат всему человечеству» было написано внутри.

Джобс разделял эти ценности и при каждом удобном случае показывал, что он в них верит. Он не уставал повторять, что Apple — это место для людей, которые хотят изменить мир.

«Когда была зарегистрирована компания Apple, — вспоминает Фернандес, — и я начал ходить в дом [к Джобсу] на работу в качестве наемного рабочего, а не зависать где-то или ваять электронные схемы; это было похоже, по крайней мере для меня, на настоящее волшебство».

Ощущение волшебства, по его словам, рождалось из убеждения команды, что они несли «власть людям» в том смысле, что сила компьютеров оказывалась в руках каждого.

Позже Возняк убедительно написал об этом: «Наши первые компьютеры родились не от жадности или эгоизма, а из революционного духа помощи простым людям, чтобы они смогли подняться над самыми влиятельными институтами».

Эта философия нашла свое видимое выражение в знаменитом ролике компании «1984»[47], который транслировался во время воскресного розыгрыша Суперкубка[48] в 1984 году, примерно за два года до выкупа Джобсом Pixar. Ролик начинался кадрами, изображающими бескрайнюю толпу бездельников, смотрящих с отвисшими челюстями на Большого Брата на огромном экране. Внезапно откуда-то из угла комнаты появляется женщина атлетического телосложения и бьет кувалдой по экрану. Заключительные кадры объясняют, что Macintosh станет причиной, «почему 1984 год не будет похож на “1984”».

От Pixar

Абонентский ящик 2009 Сан-Рафаэль, Калифорния 94912 Кому Cunningham Communication, Inc.

1971 Лэндингс драйв Маунтин-Вью, Калифорния 94043 Андреа Каннингэм (415) 962-8914 Для немедленной публикации

Стивен Джобс и сотрудники Pixar покупают Pixar

Сан-Рафаэль, Калифорния, 10 февраля 1986 года. Pixar, отдел компьютерной графики Lucasfilm Ltd., объявил сегодня о том, что он был выкуплен Стивом Джобсом и сотрудниками отдела, Pixar, теперь независимая компания, будет заниматься разработкой, производством и продажей высококачественных компьютеров, а также программного обеспечения, специально созданного для самых современных приложений, работающих с компьютерной графикой и обработкой изображений.

Господин Джобс выплатил нераскрытую сумму, исчисляемую миллионами долларов, компании Lucasfilm за контрольный пакет акций. Сотрудники стали обладателями оставшихся акций. В совет директоров Pixar войдут Джобс, председатель, Эдвин Кэтмелл, президент компании, и Элви Рей Смит, вице-президент.

Новая компания имеет собственный продукт, готовый для выхода на рынок, — Pixar Image Computer. Разрабатываемый в течение последних трех лет в Lucasfilm, этот компьютер в 200 раз быстрее обычных миникомпьютеров справляется с построением сложной графики и обработкой изображений, В выполнении этих специализированных задач он также оказывается быстрее суперкомпьютера по цене 6 миллионов долларов, Pixar Image Computer будет выведен на коммерческий и научный рынок в течение трех месяцев и будет продаваться по ориентировочной цене 125 тысяч долларов.

* * *

Первоначально Pixar была основана в 1979 году Джорджем Лукасом, чтобы привнести высокие технологии в киноиндустрию. Lucasfilm будет продолжать использовать Pixar Image Computer и другие технологии для создания компьютерной анимации для фильмов через подразделение Industrial Light & Magic (ILM), занимающееся спецэффектами, и для развлекательных приложений через подразделение Games Group.

Господин Кэтмелл сообщил, что «способность общества производить огромные объемы информации намного превосходит его способность эти данные усваивать. Графика высокого качества многое обещает в сфере анализа и быстрой обработки данных в той форме, которую мы сможем видеть и использовать, Компьютер для обработки изображений Pixar при небольших затратах обрабатывает и отображает большие количества данных новым и уникальным способом. Эти возможности могут использовать профессионалы в медицине, геофизике, дистанционном зондировании и других отраслях».

Господин Джобс: «Обработка изображений широко распространяется вот уже в течение нескольких лет точно так же, как сверхпроизводительные вычисления стали коммерческой реальностью за прошедшие годы. Технология уже готова, и Pixar станет первым компьютером, который определит и исследует новый сегмент индустрии. Я счастлив, что связан с зарождающейся индустрией будущего», Эдвин Кэтмелл (40) и Элви Рей Смит (41) оба имеют степени в вычислительной технике и в течение десяти лет являются лидерами в области компьютерной графики. Стивен Джобс, молодой предприниматель, является основателем и президентом компании NeXT, новой компании из Долины, которая производит мощные компьютеры для рынка высшего образования.

После покупки Pixar Джобс был настроен оптимистично. История повторялась заново: оборудование для компьютерной графики начинают разрабатывать несколько ученых, а затем оно приходит на огромный рынок серийной продукции. «Это все мне напоминает индустрию персональных компьютеров в 1978-м», — сказал он тогда в интервью BusinessWeek.

Во вновь созданной компании Эд Кэтмелл и Элви Рей Смит значительно больше имели дело с суровой действительностью. Безусловно, Pixar Image Computer была прекрасной машиной, но схемы по быстрому обогащению они не разработали. Они осознали, что энтузиазм Джобса сильно обгонял реальность.

«Нам казалось, что компьютерная графика должна все изменить, — вспоминает Смит, — но до этого момента нам предстояло пройти долгий путь».

Кэтмелл и Смит, впервые в своей карьере столкнувшись с прибылями и убытками, начали работу с обдумывания, как получить доход, достаточный для удержания крыши над головой своих талантливых сотрудников.

Оглавление книги


Генерация: 0.569. Запросов К БД/Cache: 3 / 0
поделиться
Вверх Вниз