Книга: Зарабатывать на хайпе. Чему нас могут научить пираты, хакеры, дилеры и все, о ком не говорят в приличном обществе

Бороды протеста

Бороды протеста

La Barbe («Борода») – группа французских феминисток. Ее участницы надевают фальшивые бороды и врываются на мероприятия с преимущественно мужским составом, чтобы осудить недостаточную представленность женщин. Примером для них послужила группа художниц-феминисток из Нью-Йорка под названием Guerrilla Girls, которые в 1985 году протестовали против недостаточного гендерного разнообразия в Музее современного искусства, нацепив маски горилл. 8 марта 2008 года состоялось одно из первых публичных выступлений La Barbe: в честь Международного женского дня они приклеили бороду одной из статуй на площади Республики. С тех пор группа устроила около двухсот мероприятий. La Barbe провоцировали на реакцию участников самых разнообразных мужских собраний – от съездов политических партий до советов директоров крупных компаний. Но одно из самых примечательных выступлений состоялось во время Каннского фестиваля.

12 мая 2012 года La Barbe привлекли внимание, опубликовав в газете Le Monde одно из своих воззваний, озаглавленное «В Каннах женщины демонстрируют себя, а мужчины – свои фильмы». Текст привлекал внимание к тому, что авторами всех двадцати двух фильмов, отобранных для конкурсной программы, были мужчины. Публикация была подхвачена международными СМИ и привела к появлению в США петиции, подписанной видными феминистками и кинематографистками.

Уникальность La Barbe в том, что это полностью децентрализованное сообщество, не имеющее ни лидеров, ни официальных представительниц. Многие из видеоотчетов об их акциях, публикуемых на YouTube, выдержаны в стиле, имитирующем немые фильмы прошлого, как будто они протестуют против мужского господства, более выраженного в ту эпоху. Их заявления часто ироничны – в них мужчин хвалят за создание системы доминирования и сообщают, как ими гордятся.

Активистка La Barbe Элис Коффин рассказывает, что происходит во время акции: «Сначала они озадачены. Они не знают, мужчины мы или женщины. Они немного напуганы, поскольку чувствуют, что теряют контроль над ситуацией». Коффин говорит, что реакция бывает различной: «Мужчины проявляют агрессию, или отпускают сексистские шуточки, или называют нас клоунами. Они вызывают охрану, и нас вытаскивают». Однажды после протестной акции на Федерации регби Коффин заперли в шкафу.

Участие в La Barbe добавило Коффин и многим ее приятельницам-активисткам уверенности в себе. «Это придает силы. Ты больше не боишься высказаться», – говорит она. А результаты? «Мы можем получить реакцию со стороны журналистов. По важным историям, где недостаток гендерного разнообразия налицо, мы обеспечиваем публикации в СМИ», – говорит Коффин. Иногда появление La Barbe становилось поводом для внутренних дискуссий среди участников мероприятий, на которых они появлялись. «Мы получаем письма от своих сторонников в некоторых из этих организаций, которые благодарят нас за то, что мы высказались». Иногда La Barbe даже приглашают консультировать организации по вопросам гендерного равенства. Но Коффин говорит, что это не их задача. «Мы не эксперты и не консультанты. Приходить с советами – не наше дело. Мы хотим оставаться активистками».

Похожим образом использует провокацию и группа активистов под названием The Yes Men. Это импровизированное детище двух вымышленных персонажей, активистов Жака Сервина и Игора Вамоса (Энди Бичлбаума и Майка Бонанно соответственно), которые стремятся раскрывать правду о проблемах общественной, политической и экономической жизни.

Мы разговариваем с Энди Бичлбаумом о вызовах, которые несет в себе провокация. «Трудно сказать, что именно мы делаем для того, чтобы происходили какие-то сдвиги. Сами по себе наши акции действительно не содержат каких-либо практических действий, однако в контексте всего движения они способны что-то делать». Как и в случае La Barbe, главный инструмент Yes Men – привлечение внимания средств массовой информации. «Мы даем журналистам поводы (часто шутливые) освещать действительно важные темы».

Бичлбаум говорит, что проблема в том, что есть все эти «журналисты из ведущих СМИ, которые хотят заниматься чем-то интересным и высказываться тоже интересно, однако поставлены в такие условия, что не могут освещать что-то по-настоящему важное».

Розыгрыши у Бичлбаума в крови, однако лишь ближе к тридцати годам он нашел им способ применения в рамках своей активной гражданской позиции. В первый раз он прикололся, работая программистом в компании – производителе компьютерных игр. Бичлбаум занимался игрой под названием SimCopter и вставил в нее целующихся мальчиков. «Я сделал это просто потому, что работа меня достала. Я знал, что что-то будет, но не знал, что именно». Когда игра вышла на рынок, она попала в центр внимания СМИ, и Бичлбауму это понравилось. Он решил заняться корпоративным вредительством и создал бутафорский интернет-сайт, на котором разозленные сотрудники якобы собирают методом краудфандинга средства, чтобы финансировать подрывную работу против своих компаний.

Этот краудфандинговый сайт для сбора средств на подрывную деятельность был лишь первым шагом. Следующим стало создание Yes Men в виде пиар-агентства «контркультурных активистов-смутьянов». Первым крупным успехом агентства Yes Men в 2000 году была имитация дополнения к сайту Всемирной торговой организации (ВТО), посвященному тарифам и торговле, гласившего: «В субботу, 11 ноября, на конференции бизнес-школы Уортон, посвященной бизнесу в Африке, ВТО объявила о создании новых, существенно модернизированных форм рабства для тех африканских стран, которым пятисотлетняя история свободной торговли в регионе нанесла наибольший урон».

В результате этого розыгрыша Бичлбаум и Бонанно стали получать просьбы выступить от лица ВТО в различных группах и организациях, на которые они отвечали, прикидываясь чиновниками ВТО. Розыгрыш получил международный резонанс и предоставил Yes Men глобальную трибуну.

После успеха розыгрыша с ВТО они продолжали устраивать веселые сатирические мистификации и делились своим умением импровизировать с помощью Yes Lab – инкубатора для активистов. Однако Бичлбаум предлагает не переоценивать значение шуток Yes Men: «Мы привлекаем внимание СМИ, но одними разговорами ничего не изменишь. Мы можем лишь помочь возбудить интерес и оказывать давление».

Чему стоит поучиться у провокаторов? На примере таких, как Yes Men или La Barbe, можно учиться не поступаться своими взглядами или целями. Кроме того, провокаторы не боятся бросить вызов властям или устоявшимся мнениям. Что касается большинства из нас, то мы можем поддерживать провокационность, становясь «местными мифоборцами». Можно встряхнуть организацию, нуждающуюся в переменах, указав, насколько неверны или фрагментарны определенные умонастроения. Однако успех провокации во многом зависит от умения вести себя достойно и тактично и понимания, в какие именно моменты бывает уместно заводить подобные дискуссии.

Оглавление книги


Генерация: 1.955. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз