Книга: Разоблаченный логотип, или Психогеометрия

11.1. Под сенью арки

11.1. Под сенью арки

Кто самые лучшие альпинисты и водники? Чукчи и эскимосы. Иглу, яранги, каяки и стали прообразом современных альпинистских палаток, байдарок и прочего туристского снаряжения.

Под сводами эхо отзывается теплее и дружественнее.

Пометка спелеолога

Можно построить шалашик. А можно вырыть пещерку. Выбирай.

Любовное предложение времен палеолита

Перед входом во храм, пригнитесь в поклоне, чтобы потом взлететь душой под купола и узреть божественное.

Истинно для всех религий

Вначале небольшая преамбула. Сводом в архитектуре и строительстве называют выпуклое по форме перекрытие потолка. Своды могут быть различной конфигурации: цилиндрической, округлой купольной, перекрестной и т. д.

Свод как строительная конструкция известен со времен каменного века. Проведите эксперимент, правда, несколько трудоемкий для современного гомо сапиенс. Выройте собственноручно маленькую пещеру где-нибудь на приглянувшемся склоне. Получится именно сводчатая пещера. Прямой «квадратный» потолок либо обрушится, либо попросту не получится. Незаметно для его «прямолинейного» зодчего. Свод как конструкция обитаемого для человека пространства непосредственно и очень прочно записан в нашем архетипном подсознании.

Арка (от лат. arcus – дуга) – выпуклое перекрытие входа в стене, между двумя колоннами для обрамления торжественного проезда и пр. Арка – более поздний вариант свода, времен римской эпохи. Пламенеющий расцвет в готической архитектуре. Ренессанс в классицизме. И так далее, до дней сегодняшних и, весьма вероятно, грядущих.

Аркада – это ряд одинаковых арок, ведущих в определенном направлении. И арка, и аркада – весьма распространенный элемент логотипов.

Ну а купол более сферический, перекрытие в виде полукруга. Купольное пространство также почему-то необыкновенно притягивает человека, точнее, влияет на его душевное состояние. Под сводом, аркой, куполом всегда приятно находиться. Это не требует доказательств, убедитесь сами. Пойдите и постойте. И сравните с ощущением пребывания в прямоугольном пространстве с ровным потолком. Даже если, простите, это не «хрущевка», а высокопотолочная «сталинка» либо современный модерн «хатынки». Со сводом им все равно не сравниться. Так что ройте для душевного комфорта еще попутно и пещерку со сводчатым потолком в месте, где благодатная глина либо песчаник. Сгодится также известняк. Прочие породы более тяжелые для обработки и более ответственные для восприятия, что не всегда эквивалент «благодатному». Впрочем, в любом месте и из любого материала свод или арка повлияют на человека сугубо положительно. Проверено нажитым опытом человечества. Итак, в чем секрет, а лучше сказать, суть «несокрытой истины»?

Эффект кроется в организации пространства. Сводчатого, подкупольного, арочного и другого подобного, скажем, той же перевернутой чаши. Начнем с того, что перекрытие подобного типа не придавливает стоящего под ним человека. Наоборот, поднимает ввысь, влечет к чему-то. Но это точно не есть сам потолок. На нем можете смело нарисовать горнее небо, либо лики святых. В любом случае это будет некая четко очерченная граница, предел, пусть и ввысь. Впрочем, сделайте в основании купола прорези для света и сводчатое перекрытие всплывет в лучах озарения. Но в пещере или яранге свод освещается внутренним светильником. И все равно хорошо, совершенно не чувствуешь себя в замкнутом давящем пространстве. Оно, пространство, словно раздвигается в некий выход. Так оно и есть. Трансцендентальный, но вполне реальный выход. Абсолютно четкая точка в системе трехмерных координат. Парящая в пустоте под сводом. Хорошее, что бы там ни судачили кумушки, само слово «сводить». Не только скрепить камнем– замком либо другой распоркой полукруг потолка, да так, чтобы на века, а то и тысячелетия, но и привести человека к истине его возможностей, может быть, открыть доступ к самой сущности бытия. Каждый прочувствует это по-своему, но все проявится очень даже реально. Точно так же, как существует сам центр круга, вписанного в свод. Ведь сам по себе свод – это, по сути, раскрытое и очень прочное на самораспорке полукружие. Но у полукружия, как и у круга, есть свой центр. Только здесь он парит в воздухе (рис. 11.1). В пустоте. Которая более чем реальна. Как и «выход» через точку. Свод нас приводит к ней, желаем мы того или нет. Дальше, как говорится, по возможностям и по судьбе. Но «воспарить» хоть на мгновение придется. Все земное, дольное, корыстное, прагматичное, злобное, завистливое и прочие «достоинства» нашей сути вдруг куда-то денутся. Интересно, с чем приблизимся к этой вроде бы неосязаемой точке? Однозначно вернемся на грешную землю уже чуть налегке. За что и должны быть благодарны своду. Мы вышли из своего текущего суетного состояния и ощутили наяву куда более существенные явления. Так появится шанс не только изменить ход мыслей, событий, но, может быть, и саму свою судьбу. Либо неожиданно для всех хоть на время прервать кармическую цепочку. Откроется возможность ее подправить. Что во все времена дорогого стоит.



Еще один важный момент. Конфигурация свода такова, что он сохраняет. Как покрывало. Ведь все мы в детстве, а то и в житейских невзгодах непроизвольно принимаем форму зародыша и прячемся под одеяло. Свод действительно эргономичен. Он хорошо удерживает тепло, создает уют и дает чувство безопасности, в котором мы порой так нуждаемся. Но, в отличие от овоида или шара, свод не настолько замкнутый. Все-таки полусфера. И чем ниже она покоится на своем основании, тем больше защиты. Тогда точка сборки находится на уровне пола, там, где обычно разводят очаг (рис. 11.2). Человек может часами без устали и скуки смотреть на огонь. Здесь объединено и то и другое.


Своего рода антиподом является арка стреловидная, распространенная в «пламенеющей готике» (см. рис. 11.3). Своим профилем чем-то сильно напоминает ракету, устремленную ввысь. Где-то так и есть. У стреловидной арки несколько собирательных точек. Они расположены одна за другой вертикально вверх, представляя центры полукружий, и тянутся к самой вершине арки. И естественно, влекут за собой человека, шагнувшего под стреловидный свод, который к тому же прорезан цветовыми витражами и окнами. Нарастающая динамика возвышения здесь очевидна. Добавьте еще органные хоралы. Воистину: то, что ищет человек, он не обретет, потупив свой взор к одной лишь земле. «Пламенеющая готика», пожалуй, одно из самых сильных проявлений человеческого духа, устремленного ввысь. Где-то там, в вышних небесах, быть может, нам уготовано обетованное счастье и одновременно дерзновенный умиротворяющий покой. Быть может.

ЧЕЛОВЕК ПОД СВОДАМИ. Это сильная ищущая личность, стремящаяся к выходу за пределы привычного мира вещей и порядка. То, что мы обычно и называем «трансцендентным влечением». И не обязательно в виде религиозного чувства. Скорее даже наоборот. Строгая иерархия церковности с непреложными догмами вряд ли привлечет мятущуюся душу. В казарменный строй их также не загонишь. Это люди мягкие, ранимые, тонко чувствующие. Хотя не слабые и совершенно лишенные трусости. Просто свод им дает покой, умиротворение и в то же время стимулирует развитие душевных порывов. Наиболее активные и деятельные будут, конечно, тяготеть к готическому стилю. Влекомые душой и сердцем выберут купольный. А кто-то захочет спрятаться хоть на время в уютной пещерке и «не помнить про время»*. Только это не будет напоминать бегство. Наоборот, собирание патронов для будущего боя. У арки нет агрессивности, но это очень прочная конструкция, могущая постоять за свои идеалы. Ну а со «стреловидной» все же лучше по-крупному не ссориться. Люди, обретающие что-то для себя под сенью сводов, не мелочны и не мстительны. Просто вы можете их потерять для себя. Что куда больней, нежели победа или поражение. Выход за пределы нашей маленькой «ойкумены» всегда непредсказуем. Люди, стремящиеся под своды, могут позволить себе сделать шаг к точке. Они ищут ее. Это, опять же, отнюдь не фанатизм. Не попытка обвинить кого-то либо доказать что-то. Подлунный мир все равно останется прежним. Что-то произойдет лишь только с теми, кто нашел время, место и способ. Арка и свод теплые и сберегающие. Поэтому попыток и шантажа суицидом не будет в принципе. Человек попытается жить очень плодотворно. Может быть, чуть по-другому, нежели остальные. Ненаказуемое ведь не запретишь? В творческом плане эти люди действительно весьма плодотворны. Не эгоистичные и не самовлюбленные. Отдавать свою любовь близким для них самое большое благо на земле. Маргарита отчасти за то и влюбилась в Мастера. Он был всецело человеком такого типа. Под куполами иногда дарят бессмертие.

А теперь особое NB! Вы на свою беду можете столкнуться с компенсаторным явлением. В таком случае будьте очень осторожны. Жесткие и властные, деспотические натуры зачастую стремятся «под купола», чтобы красиво покаяться в содеянных грехах. В другом месте им уже просто невмоготу выносить самих себя. Вот и ищут Бога и спасения на стороне. Не попадитесь под их жесткие жернова. Делегировав свои прегрешения своду, немного отдохнув, они, скорее всего, опять примутся за старое и привычное ремесло повелевать и использовать других людей. Покалеченных судеб будет много.


ЧТО ПОД АРКОЙ, или ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ С ДРУГИМИ ФИГУРАМИ. Арка под свои своды может принять любую фигуру, но степень взаимной комфортности будет различной. Скажем, для стреловидной арки вытянутый по той же линии оси конус, пирамида, ромб и треугольник будут очень даже к месту (рис. 11.4). Своды арки их как будто «потянут» ввысь за собой, добавив при этом фигуре дополнительный смысл бытия. А вот квадрат, как ни старайся, увлечь запредельными высотами не получится. Трудно тянуть из болота бегемота. Квадрат будет рационализировать, сопротивляться всей своей структурой, тяготеть к базису и т. д. А что над ним свод, он не против. Есть надежная крыша. Тем более что квадрат развивается медленно и разрушит оберегающие его своды он не скоро. Вот такой односторонний прагматический «симбиоз». Шестиугольник куда более рьяно не согласится идти «под крышу». Где это видано для корпоративной структуры? Да, мозаичный пол из шестиугольников вряд ли будет гармонировать с подкупольным пространством храма. Что касается пятиугольника, то он еще более активно будет атаковать своды. У него ведь ударный угол и своя собственная идеология. Иная метафизика ему не нужна. Если вы поместите шар под арку, то получится двойственный эффект, который не суммируется, во всяком случае легко и естественно это не получится. Придется переключаться, так как у арки и шара свои центры притяжения (рис. 11.5). Тем не менее конфликт не возникает. Шару комфортно под полукруглой «крышей», а свод будет увлекать тех, кто сумел пройти и выйти из зоны притяжения шара. Пожалуй, человек обогатится уникальным опытом, вот только вернуться обратно «в шар» он уже не захочет.


Молния внутри арки или под сводами? Невероятно захватывающе и столь же, если не более, опасно. Сошлись две фигуры, которые вам не просто откроют дверь в неведомое, а зашвырнут туда, простите за выражение. Возвращение ведь совершенно не гарантированно! Что приобретете, узнаете тоже лишь по факту, когда менять что-либо будет поздно. Вы готовы?

Инкорпорируется арка в другие фигуры довольно-таки легко, но не всякие фигуры допустят, чтобы вовнутрь к ним можно было проникнуть под сводами, да еще с иной идеологией. Как ни странно это кажется на первый взгляд, но для прямоугольных фигур (квадрат, куб, прямоугольник, параллелепипед) наличие в их структуре арки почти что спасение от сухого рационализма. Появляется шанс на выход в нечто иное, более возвышенное и трансцендентное, но при этом общая господствующая геометрическая прямолинейная структура все же сохраняется и «вроде бы» доминирует. Именно по этому принципу построена римская триумфальная арка (рис. 11.6).


Арка внутри круга приоткроет вход к закрытому центру, что, несомненно, напрочь перечеркнет эту замкнутую тотальность. Но еще лучше будет смотреться анфилада арок (рис. 11.7), показывая, что достичь заветного центра можно лишь путем восхождения. Идея красивая.


Зато другие фигуры не столь радостно будут приветствовать арку внутри своей структуры. Ромб, наверное, первый из них. Не отстает от него активным неприятием арки и шестиугольник. Им и даром не надо никакого входа внутрь себя, и никакой другой трансценденции, кроме собственной, они тоже не примут. С этими фигурами никак не договоришься. А вот пятиугольник, по примеру квадрата, может приоткрыть сводчатую дверцу в зоне базиса. Если она, конечно, будет небольшой.

Треугольник арке обрадуется меньше, монолитность во все стороны все-таки есть монолитность, и она не должна нарушаться. А вот конус и пирамида с удовольствием и к месту примут сводчатый вход. Еще неизвестно, куда он приведет. Ведь вся сокрытая истина пребывает на вершине. А вот в поступлении энергии и информации пирамида и конус всегда нуждаются. Арочный вход здесь своего рода ловушка-приглашение. Может, кому-то и повезет достигнуть вершины и пережить там настоящее перерождение. Дерзновенному удачи!

ПОД ЛАЗУРНЫМ СВОДОМ, или ЦВЕТА АРКИ. Великий Тимур тяготел к голубому или ярко-синему цвету. Арки и купола мечетей и прочих зданий Самарканда, их внутренние своды в эпоху его правления обязательно отделывали бирюзой и окрашенной керамикой. Такая арка легка и привлекательна, а синий цвет умиротворяет душу и зовет ее к прекрасному, вечному, позволяет отрешиться от суетных дел, как бы соблазнительны те ни были. Своего рода чисто компенсаторный механизм для жестокой психики Тамерлана. Да и жителям столицы было не так страшно жить бок о бок со столь беспощадным и в то же время просвещенным правителем. Глубокий синий ведь добавляет мудрости, понимания и терпения. Легкий голубой настраивает на мир, дружелюбие и прощение. Примечательно, но только столица и дворцы великого хана удостоились синего цвета. Над всей остальной империей и ее соседями – занесенный карающий бич. Цвет походных шатров великого хана всех монголов, по традиции, был пурпурным. Для правителя выбор цветовой гаммы идеален. В таком шатре гости будут чувствовать себя вполне уютно и проявлять почтительность к хозяину. А тот не позволит себе необдуманных резкостей и срывов.

Как минимум выслушает, перед тем как казнить. Впрочем, есть шанс, что своды все же смягчат ситуацию и хан проявит свою милость. Иное дело в бранном поле или в тронном зале, где потолки так высоки, что их и не видно.

Тадж-Махал выстроен из белого мрамора. Ранним утром его пять белоснежных куполов окрашиваются нежно-розовым цветом. Вечером мавзолей становится на время лиловым. Белая арка словно приглашает войти под ее своды, белый цвет которых как нельзя лучше передает идею реинкарнации, состояние перехода и обретения надежды на что-то новое. Возвращаться в прошлое и даже отчасти в настоящее, пройдя белую арку, – неохота. Лиловый и розовый – цвета любви и нежности, которой в последнее время так не хватает в этом мире. Нежная любовь – чувство, которое выразимо, но до конца не может быть испито. Парящие в небе и отражающиеся в воде купола Тадж-Махала именно это и хотят нам передать. Султан Шах-Джахан отнюдь не нам, а своей рано ушедшей из жизни горячо любимой жене Мумтаз-Махал посвятил свои чувства. Он искренне жаждал встречи с любимой в любом другом месте времени и пространства. Чтобы только больше не разлучаться. Под куполом нежно-белой арки не просто веришь, но и можешь обрести другую жизнь.

Серая арка позволит войти и очень тонко прочувствовать иное состояние. «Шумовая» экспрессия чувств и порывов будет приглушена. Зато то, что идет из самых глубин души, будет услышано. И получит шанс быть реализованным.


Алая и красная арки – нонсенс, ибо это уже нечто другое. Внутреннее пространство «работать» не будет. Излучать энергию, причем крайне экспансивную, начнет внешний обод арки. Таким образом, алая арка превращается в своего рода мощный излучатель (см. рис. 11.8). Но подпитка идет как раз изнутри.

С желтым или золотистым цветом аналогично. Только экспансия вовне гораздо более жизнерадостная и благожелательная. Это уже так называемая эманация, т. е. истечение энергии без ее уменьшения. Желтая и золотая арки действительно олицетворяют успех и богатство, которое придет благодаря. вдохновению души. Пример – служители муз, которым после долгих мытарств с какого-то момента именно их творчество дало счастливую возможность более никогда не бедствовать.

Зеленый свод неподвижен. Кажется, застыла и сама пустота. Полная консервация у порога трансценденции. Чем цвет не пригож для мавзолея? Вот только живым там будет несколько дискомфортно, тоскливо и гнетуще. Тем радостней окажутся объятья мира вне «усыпальницы».

Черная арка, безусловно, магически чрезвычайно сильно притягивает. Однако здесь будет воздействовать больше сам свод, нежели «точка», парящая в воздухе. Черному своду нет сил сопротивляться, но тот, кто при этом сумеет сохранить себя, получит желанное. В принципе, сработает и сама «точка». Магия темной пустоты, заключенная под сводами, поистине беспредельна. Только не у всякого получается ее использовать. Все зависит от внутреннего мира человека.

Оглавление книги


Генерация: 0.559. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз