Книга: Разоблаченный логотип, или Психогеометрия

11.2. Испить чашу до дна и прибить на счастье подкову

11.2. Испить чашу до дна и прибить на счастье подкову

Что есть чаша? Это пустота в виде формы, которая временами изгоняется напитком.

Эх, зачерпнуть бы кружкой, да шампанского!

Гусар поутру

Меня уважают, возят и на руках носят.

Полковой котел

Завоеванные кубки на переплавку! Изгоним дух и память о враге!

Приказ античного триумфатора

Хотите полноты счастья? Купите сначала лошадь, а уж потом под нее подкову.

Цыганское кредо

По большому счету, купол – это перевернутая чаша, поскольку чаша в человеческом обиходе появилась гораздо раньше купольного перекрытия в архитектуре. Впрочем, первобытный человек эпохи палеолита одновременно сооружал примитивные сводчатые жилища и использовал скорлупу плодов в качестве посуды. Позже появится глиняная, ручной лепки. Чаша, чашка, кружка – мы не мыслим своего быта без них. Не пить же из пригоршни (хорошо хоть не лакать). Сейчас это просто «обиходная утварь», хотя во все времена чаша несла в себе более глубокий, магический смысл. Оттуда – испить чашу до дна. Хотя не в самом дне кроется истина, там, простите, как раз оседает осадок. Дно – это конечная, завершающая точка.


Классически круглая чаша – это перевернутая вверх полусфера. Сфера состоит, по сути, из ряда окружностей, у которых есть свои центры (рис. 11.9). Таким образом, чаша по строению действительно аналогична купольному своду. Эти точки (окончательная на самом дне) и содержат в себе главный смысл чаши. Они ее суть. Все, что будет в нее налито или насыпано, переструктуризируется под воздействием точек центра и стенок чаши. Так что важно не только, что налито, но и во что. Содержащее добавляет сущности содержимому. В наш век сугубо утилитарного прагматизма об этом как-то не задумываешься. Может быть, отчасти поэтому ныне в таком почете пластиковые стаканчики.

Чаша – всегда позитивное вместилище. Она максимально сохранит и усилит все индивидуальные качества того, что содержится в ней. Люди, которым нравится символ чаши, ищут более глубокий смысл в окружающем их мире. Это необязательно мистики, но что-то роднит их с врачевателями. Уловить суть и ни в коем случае не растерять ее в дрязгах и заботах обыденности. Чаша идеальный накопитель чего-то стоящего. Но заметьте – это не закрытый сосуд! Так что рано или поздно все же придется испить чашу до дна. В этом вторая миссия чаши. Подсознательно она подготавливает человека к чему-то более важному в его жизни. Потребуются поступки, действия, решающий шаг. Чаша к тому призовет. Люди, пригубившие из нее, готовы брать ответственность на себя. Без излишней патетики и совершенно без агрессивности. Но вряд ли они откажутся от толики того, во что веруют и на что полагаются. Это – как жребий, и понапрасну от него не убегают. Во всем остальном, в том числе и в делах, на них можно целиком положиться. Все, что идет от души, чувств и сердца, они сделают. Заметьте: «чаша» и «чувство» на один и тот же звук откликаются. Можете смело назвать таких индивидуумов ярыми антирационалистами. Их сейчас немного, но они живут.

Чаша приемлет внутри своего пространства любую фигуру. Ей изначально присуща глубокая толерантность. В чаше всяк может раскрыться в полноту своей сути. Но резкость, жесткость и категоричность при всем том заметно смягчается. Без размытости и расплывчатости, поскольку чаша обладает свойством сборки и сохранения. При этом не исключена некоторая метаморфоза преображения. Не в ущерб помещенной фигуре.

Изображение чаши внутри какой-либо другой фигуры всегда более желательно, нежели наоборот. Даже предельно жесткий ромб как-то «очеловечивается». Треугольник не ослабляется, а обретает дополнительно глубокий смысл – драться за идею, причем без агрессивной стойки к бою. Чаша внутри квадрата – загадка для психоанализа. Что там бережно хранится и сокрыто внутри насквозь линейно-рациональной структуры, для которой даже простые сантименты уже душевный подвиг? Чаша гуманизирует корпоративную поступь шестиугольников. А круг станет менее тотальным и тайным в своей идеологической доктрине. Чаша все-таки сосуд открытый. Испив ее до дна – только так можно достичь вершины пирамиды. Овоид свою чашу дарует отведать лишь самому достойному. И тогда сбудется предначертанное.

Цвет для чаши весьма значим, но никогда не бывает неподходящим, либо неприемлемым. Хрустальная чаша заставит напиток играть неповторимую симфонию оттенков и цветовых ощущений. Простое стекло сделает сосуд невидимым, а то, что в нем помещено, осязаемым. Белый цвет невероятно сильно актуализирует сам процесс наливания или помещения чего-то в чашу, ведь до того момента было лишь – ожидание. Бирюза привнесет щемящее чувство слияния. Просто так сойти с пути окажется душевно сложно. Придется пригубить еще не раз, чтобы прошло смятение чувств. Нефритовая чаша окажется идеальной для сохранения и оберегания, она не даст целостности распасться. А выточенная из гранита привнесет уверенное спокойствие и непредвзятость. Серебряная чаша добавит твердости духа и стойкости. Золотая – принесет удачу и успех, не требуя чрезмерной платы. Зато черная обсидиановая – мобилизует все, что только можно выставить на барьер. Черная чаша укажет путь и даст силу там, где, казалось бы, нельзя выжить. Иногда бывает и так.


ПОДКОВА своей формой напоминает арку. Фактически тот же полукруглый свод с боковыми отверстиями, чтобы можно было подковать коня. Подкова испокон веков считалась оберегом. Она приносила счастье и удачу тому, кто ее найдет или прибьет над дверью своего жилища. Вот только не стоит символ подковы, дающий надежду и опору, разрушать изображением восклицательного знака, как это в «помаранчевое время» сделал известный политический деятель в Украине (рис. 11.10). Следовало бы уже знать, что символы, подобно амулетам и талисманам, воздействуют на ход событий самым непосредственным образом. Очень опасно, будучи несведущим, заигрывать с подобными вещами. Разрушив свод подковы, в буквальном смысле, разрушаешь благоденствие и смысл своего бытия. Есть только какой-то деструктивный сигнал восклицания. Эйфория пройдет, деструкция останется и начнет свою разрушительную работу. Что и стало со страной по имени Украина. Когда пишутся эти строки, украинский народ сделал свой новый выбор. «Достопамятный» знак покамест вошел в анналы современной истории.


Перевернутая подкова напоминает чашу (рис. 11.11), только несколько более закрытую. Такую форму часто придают бокалам, чтобы подольше сохранить букет вина или другого напитка. У подковы очень хорошо получается беречь от травм и перегрузок копыто коня. А где здоровый конь, там достаток и трудолюбие. Человек живет в согласии со смыслом своего бытия. Нам бы иногда так.

Подкова традиционно серого либо даже темно-серого цвета, темная окалина железа, обогащенного углеродом, придает ей такой оттенок. Серый цвет динамичен, обладает пластичностью и в то же время достаточной стойкостью и крепостью. Именно таким должен быть охраняющий и сберегающий элемент. Серый цвет не привносит ничего от себя, но уж ничего не упустит и на все тотчас адекватно среагирует. Для демонстрации силы и имиджа, безусловно, подойдут серебряные подковы. Ну а для славы и триумфа – позолоченные. Золото – мягкий металл, быстро стирается, поэтому лавры победителя подтверждать придется снова и снова среди пыли, пота, а то и крови. Последнее менее всего желательно. Арка, чаша и подкова не тяготеют к ярко-алому цвету. Тогда уж лучше чисто черные, что, впрочем, тоже нонсенс.

Оглавление книги


Генерация: 0.555. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз