Книга: Отношение определяет результат

Двигаясь в такт с правилами

Двигаясь в такт с правилами

Я верю в букву закона, и я верю в то, что нам нужны законы и правила. Некоторые законы работают. Законы крайне успешны в регулировании человеческих действий, которые можно измерить. Законы о защите окружающей среды, законы об охране труда, законы о детском труде – это те области, где общество, бесспорно, выигрывает от твердой основы, от которой можно отталкиваться для регулирования действий. Мы не выбираем бутилированную воду, которой отравилось меньше всего человек, мы не покупаем автомобиль с наименьшей вероятностью самовозгорания. Если есть исчерпывающая и надежная наука о том, как построить дом, который лучше всего выстоит во время землетрясения или урагана, то общество только выиграет, если такая наука будет закреплена законодательно. Мы не должны предоставлять строителям четыре варианта строительства того или иного объекта, если нам достоверно известно, что из этих вариантов работает только один. Помните, что эта книга не о преступлениях, социопатическом поведении или желании подорвать или разрушить устои гражданского общества; эта книга повествует о складе ума и моделях поведения, которые могут привести к долгосрочному и стабильному успеху в гиперсвязанном и гиперпрозрачном веке информационных технологий. Когда я говорю о правилах, я говорю о тех правилах, которые регулируют социально приемлемое поведение.

Кроме того, я также считаю, что все мы должны научиться успешно существовать в рамках правил. Освоение правил – это достижение холма хорошистов. Это безопасная, четко определенная и базовая позиция. Как все базовые знания, это необходимый этап на пути к истинному пониманию. Но многие из нас застревают именно на холме хорошистов.

Мы живем в правовом обществе, и поскольку на протяжении всей нашей истории мы постоянно эволюционировали в сторону более справедливого законодательства, то научились чувствовать себя комфортно в окружении правил. На самом же деле проблема отчасти заключается в том, что мы на них полагаемся: мы слишком часто обращаемся к закону для решения всех наших проблем. Если закон говорит, что так можно делать, мы так и делаем. Мы очень преуспели на поприще мышления по принципу можно/нельзя. Наш склад ума настолько силен в этой области, что мы стали чрезмерно мускулистыми, такими же «перекачанными», как бодибилдер, – мы стали сильными, но перестали быть гибкими, как тот же бодибилдер, пытающийся коснуться пальцев ног. Мы чересчур уважаем правила, и это затягивает нас в трясину, где все наши действия путаются в контексте дозволенности по закону. Мы чувствуем себя силачами, и нам начинает казаться: дозволено все, что не противоречит законам. Мы становимся похожи на компанию Microsoft в 1990-е годы, которая считала, что можно давить конкурентов – главное, делать это в рамках закона.

Как сказал судья Верховного суда Поттер Стюарт, мы объединили понятия юридической допустимости и правильности. Танцы в такт с правилами зачастую приводят к утрате ощущения реальности – что хорошо, а что плохо в долгосрочной перспективе. Поскольку правила часто развеиваются по ветру политической беспринципности, их нельзя считать стабильной исходной точкой, ориентиром, по которому корабль вашей жизни прокладывает свой курс, особенно если море бурное, а погода весьма переменчива. Компанию Microsoft никогда не обвиняли в монополизации рынка. В действительности в США нет такого закона, который бы запрещал быть монополией. Никто не запрещал компании Microsoft быть хищной акулой – все уважают акул бизнеса, – но никто не будет терпеть агрессивную акулу, ведущую к тому же нечестную игру. Когда компания Microsoft стала использовать свое положение фактической монополии для ведения на рынке несправедливой и враждебной политики, Министерство юстиции США и Еврокомиссия привлекли компанию к ответственности{84}. Компанию Microsoft никогда не обвиняли в том, что она делала; проблемой стало то, как она делает для того, что она делает.

Возможно, из-за нашего разговора об ограниченности правил у вас может сложиться впечатление, что я призываю их нарушать. «Правила созданы, чтобы их нарушать», – гласит расхожая мудрость массовой культуры и предпринимательских традиций. «Я верю в правила, – сказал однажды легендарный бейсбольный тренер Лео Дурочер. – Я также верю, что у меня есть право испытать правила на прочность, проверить, насколько их можно согнуть»{85}. Когда мы идем в обход правил, мы чувствуем себя свободными от ограничений, но это опасная иллюзия.

Мой основной конфликт с правилами заключается в непосредственной природе нашей с ними взаимосвязи: правила живут вне нас. Именно по этой причине мы тратим много времени и усилий, пытаясь с ними бороться, стараясь найти гениальный способ обойти их или креативный способ научиться жить в их рамках. Налоговый кодекс ни для кого не становится неотъемлемой частью организма, даже для бухгалтеров, которых этот самый кодекс кормит. Люди по своей природе любят ломать голову и решать проблемы. Мы всегда будем изобретать новые лазейки, и еще не придумано то правило, которое бы содержало решение на любой жизненный случай.

Время, проведенное в танцах с правилами, стимулирует рост мышц сообразительности, ума и гениальности – речь идет о мышцах «Просто сделай это». Однако их время давно прошло. Танцы с правилами превращают вас в мастера правового дела, который постоянно ищет лазейки. Некоторые даже думают, что нарушение правил квалифицируется как креативное мышление, но на самом деле все как раз наоборот. Жизнь против правил – негатив жизни по правилам; мышление, направленное на поиск того, что исключает правило, – такое же ограничивающее, как мышление, исполняющее то, что правило включает. Слишком много времени, проведенного в мире закона, ограничивает поистине креативное мышление.

Избыток правил порождает условия, где мы не отдаем себе отчета в том, что правильно, а что нет. Мы становимся зависимыми от свода правил, который управляет нашим поведением. Там, где нет правил – в этих серых зонах, с которыми мы сталкиваемся каждый день, – нам иногда кажется, что мы можем делать все, что заблагорассудится. «Если бы это было важно, – говорим мы сами себе, – то они бы на этот счет придумали правило». Возможность чрезмерно полагаться на правила соблазняет людей совершать поступки на грани. Мы задаем себе вопрос: «Насколько близко я могу подойти к краю?» Мы концентрируемся конкретно на том месте, где сосредоточилось правило, и пытаемся пройти по этой едва заметной линии на цыпочках, стараясь не перейти тонкую грань. Но когда дует изменяющий условия ветер перемен, мы вдруг обнаруживаем, что все делаем неправильно, – и платим за это высокую цену. Когда председатель совета директоров компании Hewlett-Packard (HP) Патрисия Данн ушла со своей должности сразу после скандала, связанного с ее решением узаконить электронное наблюдение за другими членами совета директоров, газета Los Angeles Times сообщила, что «ее не волновало то, что в компании происходило что-то незаконное, поскольку адвокаты компании HP контролировали расследование»{86}. Тем временем Кевин Хансейкер, старший юрист компании HP и специалист по вопросам этики, обменивался следующими сообщениями с руководителем службы безопасности Энтони Гентилуччи, который руководил командой частных детективов, проводящих расследование:

От: Кевина Хансейкера

Кому: Энтони Гентилуччи

Привет, Тони. Каким образом Рон получает выписку разговоров по мобильному и городскому телефону? Это хотя бы законно?

От: Энтони Гентилуччи

Кому: Кевину Хансейкеру

Они используют метод психологической атаки. Детективы звонят операторам под любым предлогом, чтобы получить выписку о совершенном звонке.

Оператор не должен разглашать эту информацию, и поэтому он в некоторой степени несет определенную ответственность. Мне кажется, что это щекотливая ситуация на грани, но все честно.

От: Кевина Хансейкера

Кому: Энтони Гентилуччи

Зачем я вообще спрашивал.{87}

Лидеры должны быть неумолимы, когда дело касается правды, но Данн и ее коллеги из компании HP настолько погрязли в том, что они могли или не могли делать, что совсем выпустили из виду то, что им делать следовало или не следовало; они выпустили из виду «Концепцию HP» – принципы, на которых была построена компания и которые сделали ее сильной и уникальной.

Человеческое поведение сложно уместить в рамки закона. В своем бесконечном разнообразии и креативности оно отрицает упрощение. Мы говорим о стремлениях и намерениях в контексте взаимодействия. Наши межличностные синапсы представляют собой дорогу с двусторонним движением, а взаимодействие, которое движется по этой дороге, является динамическим. Из-за того что правила представляют собой реакцию на то, что уже произошло, они не учитывают бесконечных изменений в отношениях между людьми за годы их жизни.

Проблема правил

Правила живут вне нас

Их придумывают другие.

Они дают нам пищу для размышлений – мы решаем задачи и ищем лазейки.

У нас неоднозначное отношение к правилам

Мы знаем, что правила нам нужны, и мы хотим, чтобы другие играли по правилам, но говорим при этом: «Правила созданы для того, чтобы их нарушать».

Правила реактивны

Они создаются в ответ на проступки, совершенные в прошлом.

Правила бывают чрезмерно или недостаточно исчерпывающими

Поскольку правила отражают наши действия, то они не всегда точны.

Быстрое размножение правил – это налог системы

Немногие способны запомнить все правила.

Наша производительность снижается, если мы останавливаемся, чтобы найти то или иное правило.

Правила зачастую выражают запреты

Они создаются по принципу можно и нельзя.

Мы считаем правила ограничивающими и сдерживающими.

Правила требуют принуждения к исполнению

Стоит расслабиться, как правила теряют авторитет и перестают быть эффективными.

Правила должны насаждаться в условиях дорогого бюрократического аппарата, обеспечивающего их исполнение

Правила устанавливают границы и минимальные планки, но при этом неизбежно задают и верхнюю планку

Нельзя узаконить принцип «Нет предела совершенству».

Единственный способ соблюдать правила – в точности им следовать

Они сдерживают и мотивируют.

Из них не почерпнешь вдохновение стремиться к чему-то большему.

Избыток правил порождает излишнюю веру в них

«Если бы это было важно, они бы ввели правило», – думаем мы.

Сразу возникает вопрос: существует ли в быстро меняющемся мире способ управлять человеческим поведением, который бы упреждал эти изменения?

Несмотря на саркастическую ремарку Уинстона Черчилля о том, что демократия – это худшая система управления, она тем не менее работает. Но она работает в форме социального контракта, поскольку в фундамент демократических государств закладывается не свод правил, а скорее коллективные ценности и конституции. Конституции – это документы, имеющие огромную власть, ведь в них прописываются ценности и принципы людей, которыми они управляют, к примеру свобода слова, свобода выбора, гражданские права, справедливость, правосудие, стремление к счастью или равенство перед законом. Такие ключевые и основополагающие ценности всегда можно интерпретировать и повторно применить к новым ситуациям по мере их возникновения. Чем более глубоким является документ, тем легче его адаптировать к меняющимся условиям. Долгосрочный и стабильный успех не предполагает нарушения правил; главное – уметь ими пользоваться в контексте общепринятых ценностей.

Оглавление книги


Генерация: 0.078. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
поделиться
Вверх Вниз