Книга: Программист-фанатик

Совет 28 Восьмичасовое пламя

Совет 28

Восьмичасовое пламя

Одним из многочисленных поводов для полемики вокруг движения «экстремального программирования» является исходное утверждение о том, что члены группы должны работать не более сорока часов в неделю. Такие разговоры сильно расстраивают руководителей — поклонников рабского труда, жаждущих добиться от подконтрольных групп максимальной продуктивности. Порой это расстраивает и самих программистов. Количество непрерывно отработанных часов становится своего рода мужской гордостью разработчиков, напоминающей гордость за количество выпиваемых залпом кружек пива в студенческие годы.

Боб Мартин,[16] один из корифеев сообщества экстремального программирования, перевернул эту фразу таким образом, что умудрился примирить с ней обе партии, не отступая от первоначальных постулатов Кента Бека. Мартин переименовал сорокачасовую рабочую неделю в «восьмичасовое пламя». Основная идея состоит в том, что человек должен работать настолько интенсивно, что просто не сможет работать больше восьми часов.

Прежде чем перейти к рассмотрению процесса горения, ответим на вопрос, почему акцент делается на уменьшении числа рабочих часов? Этот раздел посвящен работе над какими-то вещами. Имеет ли смысл разговор об увеличении продолжительности рабочего дня?

Когда дело доходит до работы, меньшее может превратиться в большее. Экстремальные программисты любят повторять, что уставший человек не может работать с той же эффективностью, что и отдохнувший. Когда мы доходим до предела, творческий подход угасает, а качество работы существенно снижается. Мы начинаем делать глупые ошибки, которые стоят нам времени и денег.

Большинство проектов являются долгосрочными. Невозможно пробежать марафон в том же темпе, что и спринт. Если ты начнешь засиживаться допоздна на работе, краткосрочная продуктивность повысится, но в долгосрочной перспективе ты рано или поздно надорвешься настолько серьезно, что затраченное на восстановление время не оправдает результатов, достигнутых за восьмидесятичасовые рабочие недели.

Проект — это не спринтерская дистанция, а марафон.

Ко времени можно относиться как к деньгам. Юношей я работал неполный рабочий день за минимальную плату и был бы счастлив, будь у меня столько же денег, сколько сейчас я трачу на всякую ерунду. Сейчас у меня так много денег, что я уже не обращаю внимания на разнообразные мелкие расходы. Тем не менее в прошлом я каким-то образом умудрялся жить. У меня были квартира и машина, я не голодал.

Все это есть у меня и сейчас. Но нельзя сказать, чтобы я вел роскошную жизнь. Просто в те времена, когда мне не хватало денег, я пытался оптимизировать свои расходы. Получая в итоге, по сути, аналогичный результат.

Скудные ресурсы мы считаем более ценными и стараемся использовать их эффективно. Этот подход применим не только к деньгам, но и ко времени. Представь четвертый день своей семидесятичасовой рабочей недели. Без сомнения, ты будешь прилагать героические усилия. Но с четвертого дня ты, непременно, начнешь расслабляться. Стрелки показывают всего 10:30 утра, а ты знаешь, что останешься на рабочем месте еще на несколько часов после того, как все остальные уйдут домой. Что мешает некоторое время уделить чтению информации о последних технологических новинках?

Если рабочего времени слишком много, его реальная ценность заметно снижается. При семидесяти часах ценность одного часа куда меньше, чем в случае, когда их у тебя всего сорок.

Если стоимость доллара падает вследствие инфляции, для покупки такого же, как и раньше, набора вещей потребуется большая сумма. При снижении ценности часа на выполнение одной и той же работы будет уходить больше времени. Восьмичасовое горение Боба Мартина налагает на тебя ограничение и дает тебе стратегию действий в новых условиях. По дороге на работу ты думаешь: у меня всего восемь часов! Быстрее, быстрее, быстрее! Наличие жестких временных рамок естественным образом позволяет распределить время более эффективно. Можно начать с набора заданий на сегодня, определить их приоритеты и приступить к выполнению по одной за раз.

Восьмичасовое горение создает среду, напоминающую крайне продуктивные выходные в студенческие годы, когда тебе нужно быстро подготовиться к зачету по лекциям, которые ты прогуливал, или написать наконец курсовую работу, павшую жертвой постоянных проволочек. Разница — в ограниченной по времени зубрежке. Время зубрежки крайне продуктивно, потому что его не хватает, а значит, оно очень ценно. Восьмичасовое горение представляет собой метод изначально плотной работы с регулярным графиком, при котором тебе не потребуется бодрствовать ночами, вливая в себя кофе и энергетики.

Как работники умственного труда мы в состоянии трудиться вне офиса, не имея перед собой компьютера. Это происходит во время поездки на обед с супругой или во время просмотра фильма. Работа постоянно не дает тебе покоя.

Моя работа обычно не дает мне покоя, когда я уделяю ей недостаточно внимания. Когда я спускаю какие-то дела на тормозах или позволяю им накапливаться. В этом случае работа отправляется со мной домой и не дает мне спокойно расслабиться. При каждодневной интенсивной трудовой деятельности ты обнаруживаешь, что перестал тащить домой рабочие проблемы. И дело не в том, что ты намеренно не даешь себе работать сверхурочно. Твой мозг просто не позволяет этого делать.

Распоряжайся своим рабочим временем аккуратно. Работай меньше, и ты начнешь больше успевать. Работа всегда приносит больше удовольствия, когда ты можешь от нее отдохнуть.

Действуй!

1. Постарайся как следует выспаться сегодня. На следующее утро позавтракай и приступи к работе в определенное время (лучше чуть раньше, чем обычно). Интенсивно работай в течение четырех часов. Отведи час на обеденный перерыв. Затем поработай еще четыре часа с такой интенсивностью, чтобы в конце концов почувствовать себя совершенно изможденным. Возвращайся домой, расслабься и развлекайся.

Оглавление книги


Генерация: 1.258. Запросов К БД/Cache: 3 / 0
поделиться
Вверх Вниз