Книга: Партнерское соглашение: Как построить совместный бизнес на надежной основе

Глава 2 Правильное начало: Партнерское соглашение

Первыми клиентами, которых мы с коллегой принимали в BMC Associates, были два партнера, отец и сын, отчаянно воевавшие друг с другом. Они рассказали, что семена конфликта были посеяны в кабинете юриста, оформлявшего их партнерство. И хотя отец с сыном постоянно пререкались и ссорились, их бизнес, судя по цифрам, вовсю процветал. Через два года после основания годовой доход компании, занимавшейся оптовыми поставками морепродуктов в Новой Англии, составлял примерно $15 млн. Высокая чистая прибыль объяснялась тем, что офисом партнерам служила крохотная комнатка, а штат состоял из четырех человек и двух рабочих на складе. Стремительный успех оказался неожиданным для всех, включая самих владельцев, однако партнерство не сложилось – в отношениях царили напряжение, недовольство и злость. Желчь, изливавшаяся из обоих партнеров, грозила смыть финансовый успех компании, которая, рухнув, погребла бы под собой и родственные отношения.

Напряжение достигло критической отметки однажды жарким летним днем, когда они разразились руганью в присутствии сотрудников. Сын Джимми затопал к двери. Отец Майк пригрозил: «Если уйдешь сейчас, можешь больше не возвращаться. Ты уволен!» Джимми рявкнул в ответ: «Как бы не так! Я президент и владею 50 % компании!»

По настоянию жен партнеры обратились к нам, и мы назначили примирительную встречу на следующие выходные. Обговорив с нами основные правила посредничества и немного выпустив пар, клиенты рассказали, как они впервые после заключения партнерских отношений столкнулись с трудностями. Майку казалось, что Джимми чересчур серьезно относится к своей должности президента. Он хотел, чтобы сын обладал определенной властью, но сначала дорос до нее – обычное желание отцов, работающих с детьми в семейном бизнесе.

Джимми же считал, что давным-давно готов к этой должности. По его словам, он продвигался вперед медленно только потому, что хотел задобрить отца, но со своими обязанностями справлялся превосходно. В качестве примера он привел успешное возобновление переговоров с банком об условиях кредита. На взгляд Майка, Джимми выставил его дураком, общаясь с представителем отдела бизнес-кредитов в одиночку. Он чувствовал себя уязвленным еще и потому, что Джимми не рассказал о встрече. Джимми, со своей стороны, полагал, что без отца у него было больше шансов на успех в переговорах, поскольку именно Майк и два его кузена всего пару лет назад довели прежнюю компанию до банкротства.

Взаимные упреки и обвинения между совладельцами прибрели большой размах. Под огонь попал и ключевой сотрудник, близкий приятель Джимми еще по колледжу. И Майк, и Джимми считали его блестящим работником, но при этом открыто и исподтишка соперничали за его лояльность. В начале сеанса тот пожаловался, что мечется между двух огней. Из-за их вражды работа в компании начала его тяготить.

Чтобы разобраться в сути проблемы, мы спросили Майка и Джимми, почему они решили заняться совместным бизнесом. Выяснилось, что раньше Майк вместе с двумя кузенами владел фирмой, поставляющей морепродукты. Отец Майка основал ее в 1890-х годах, и с тех пор она принадлежала семье. Майк проработал в этом бизнесе 40 лет и изучил его вдоль и поперек. Видя своими глазами, какие ошибки допускали отец, дяди и кузены, Джимми полагал, что знает, каких ловушек стоит опасаться. Поскольку Майк и Джимми всегда отлично ладили, они оба верили, что будет здорово поработать вместе.

В личной беседе мы уточнили у Майка, что побудило их остановиться именно на такой организации: Джимми президент, а Майк вице-президент. Казалось, Майка смутил этот вопрос. По его словам, он искренне верил, что Джимми блестяще справится с работой.

Мы продолжали допытываться у Майка, почему они выбрали такую структуру управления. Он минуту поколебался, а потом поведал следующую историю. В процессе проработки соглашения между акционерами и устава корпорации адвокат огорошил Майка двумя вопросами, заданными с совершенно невинным видом. Первый звучал так: «Кто будет президентом?» Ответом ему послужило глубокое молчание. Хотя Майк всерьез обдумывал возможность сделать Джимми своим партнером, этот вопрос застал его врасплох. Майк много лет варился в этом бизнесе, обзавелся контактами, владел всякими секретами и к тому же обеспечивал финансирование. Джимми, талантливый и энергичный, только что окончил колледж. Они никогда не задумывались о том, кто станет во главе компании.

Вопрос повис в воздухе. Майк покосился на сына, а тот уставился на адвоката, а потом перевел взгляд на потолок. Полный мрачных предчувствий, Майк выпалил: «Пусть Джимми будет президентом». Сам же он автоматически становился вице-президентом и секретарем.

Адвокат задал второй вопрос: «Как будут распределяться акции?» Майк снова бросил взгляд на сына, который, не будь дураком, созерцал потолок и терпеливо ожидал решения отца. «Пусть будет 50 на 50».

Весьма занимательная история. Учитывая прошлое компании, данную структуру иначе как странной не назовешь. Принятое решение, хоть и озвученное самим Майком, не давало ему спокойно жить.

Но мы не отступали и продолжали вытягивать из Майка правду. Поначалу он ничего не мог сообразить. Но потом разволновался, вспомнив, как в прошлом его семья решала вопросы, связанные с владением. Когда подошла очередь передавать бизнес отцу и дяде Майка, его дед поставил во главе компании дядю, хотя своим успехом она была обязана именно отцу Майка. Многие считали дядю безответственным алкоголиком, но это почему-то не помешало деду сделать его президентом и владельцем контрольного пакета акций. Между братьями разгорелась такая вражда, что они даже перестали разговаривать.

Отрава, пропитавшая их отношения, заразила и следующее поколение. Майк рассказал, как был вынужден жить с последствиями дедушкиного решения, а именно статусом миноритарного акционера. Как ему приходилось мириться с некомпетентностью кузенов, также злоупотреблявших алкоголем. По мере рассказа манера держаться Майка заметно изменилась. Он откинулся на стуле и спокойно заметил: «Теперь все понятно».

Майк пояснил, что в кабинете адвоката он, сам того не понимая, пытался исправить несправедливость, случившуюся два поколения назад. Последние два года Майк в глубине души мечтал о том, чтобы сын выразил благодарность за все, что получил на блюдце: пост президента и половину акций. «За что он должен был меня благодарить, – заметил он, – если я никогда не рассказывал ему, как поступил его прадедушка и что сделал я в качестве компенсации? Он понятия не имел и в этом моя вина!»

Вернувшись в конференц-зал и выслушав от отца всю историю, Джимми увидел ситуацию в новом свете. Их отношения в одночасье потеплели. Они больше не были на ножах. Перестали огрызаться. Все прояснилось. Словно отыскался давно утерянный фрагмент головоломки. Наконец состоялся разговор, который должен был состояться при создании партнерства. Мы смогли обсудить их личностные особенности и ценности без прежнего напряжения, столь долго сковывавшего их отношения. За сравнительно короткое время мы помогли им проработать четырехстраничное соглашение, разрешившее все разногласия.

Всю дорогу домой после сеанса мы с компаньоном не переставали дивиться парадоксальности истории Джимми и Майка. Они обрекли себя на катастрофу в тот самый момент, когда попытались обезопасить совместную работу. Закрепляя детали своего соглашения, они невольно спровоцировали конфликт. Но в этом плане их история не уникальна. Выслушав историю вторых, третьих, четвертых клиентов, мы выявили определенную закономерность. Даже если серьезные конфликты не проявляются годами, их зарождение обычно приходится на начало партнерства. Нередко истоки конфликтов можно отыскать в юридических документах, призванных защитить партнеров в случае конфликтов. (Подробнее об этом парадоксальном явлении мы поговорим чуть позже.)

В первые годы своего существования BMC Associates занималась исключительно посредничеством между враждующими партнерами. Но вскоре я заинтересовался партнерствами без конфликтов. Я расспрашивал партнеров, которые утверждали, что прекрасно ладят друг с другом, о начале их совместной работы и особенно о том, выкладывали ли они все карты на стол и проговаривали ли все основные вопросы. «Разумеется» – таков был обычный ответ. Но после моих уточнений о каких-либо затяжных неопределенностях собеседники обычно подтверждали: да, один-два вопроса так и оставались невыясненными.

Эти повисшие в воздухе вопросы не грозили неминуемой катастрофой, но они и в самом деле представляли собой проблему. В большинстве случаев партнеры, которые не довели до конца первоначальные переговоры, испытывали дискомфорт. Не все, конечно, но многие понимали, что ступили на зыбкую почву и что полностью зависят от обстоятельств. И хотя они неплохо ладили, было очевидно: стоит условиям измениться и они могут оказаться по разные стороны баррикад. Нерешенные вопросы оставались ахиллесовой пятой партнерства. Не доведенные до конца, эти важные разговоры мешали партнерам полностью реализовать свой потенциал как команды.

Понимание того, насколько важна для партнеров полная ясность по целому ряду вопросов, подтолкнуло нас к разработке Партнерского соглашения. Благодаря Соглашению BMC Associates перешла от разрешения конфликтов к их предотвращению. Мы теперь не только помогали партнерам восстанавливать испорченные отношения, но и мотивировали их для достижения общих целей.

Оглавление книги


Генерация: 1.547. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз