Книга: Зарабатывать на хайпе. Чему нас могут научить пираты, хакеры, дилеры и все, о ком не говорят в приличном обществе

На это нужен был кризис

На это нужен был кризис

Экономический кризис 2008 года больно ударил по городку Уилмингтон в штате Огайо. Международная транспортно-логистическая компания DHL сократила девять тысяч рабочих мест в графстве Клинтон и его административном центре – Уилмингтоне. Из района с одним из наиболее низких показателей безработицы в штате графство превратилось в рекордсмена по количеству безработных. В это время двадцатипятилетний Марк Ремберт был зачислен в Корпус Мира[23] и ожидал отправки в Эквадор. Тогда же его друг детства Тэйлор Стаккерт был эвакуирован из Боливии, где он проработал девять месяцев волонтером Корпуса Мира.

Вскоре после того, как DHL объявила о сокращениях, крах инвестиционного банка Lehman Brothers[24] спровоцировал начало мирового финансового кризиса. Как выразился Ремберт: «Вся экономика как будто разваливалась». И вместо того, чтобы помогать другим странам в рядах Корпуса Мира, друзья решили, что в течение ближайшего года постараются улучшить ситуацию в родных местах.

Это корректировки мышления. По словам Стаккерта, он перестал ждать, что будет дальше, и просто сказал себе, что раз он здесь, то должен постараться изменить то, что происходит. Если прежде два друга просто пользовались своим местом жительства, то теперь они становились его созидателями. Стаккерт считает: «Нечего жаловаться, если ты местный. Если думаешь, что культура, политика или развлечения в твоем городе – отстой, то и делай что-то, чтобы это стало не так». Одним из первых затеянных друзьями мероприятий стала кампания «Покупай местное!», в ходе которой они пропагандировали местные бизнесы и призывали население покупать их товары. В кампании участвовало 250 бизнесов, которые в результате получили более 4000 новых потребителей. Рост продаж товаров местного производства возрос более чем на четверть.

Часто мы считаем удачливого предпринимателя кем-то вроде героя-одиночки, обязанного своим успехом только собственным неимоверным усилиям и стараниям. Однако Ремберт и Стаккерт надеялись, что им удастся способствовать возрождению бурной деловой активности среди всех местных жителей, они хотели, чтобы эти люди не сидели сложа руки в ожидании выздоровления экономики. Стаккерт сказал нам: «Мы хотели навсегда перестать зависеть от больших корпораций, политиков и внешних инвесторов».

Под знаменами своей общественной организации «Возродим графство Клинтон!» они предприняли целый ряд действий. Зная о том, как устроена модель развития экономики, которую внедряет Корпус Мира, они организовали программу стажировок для молодежи на местных предприятиях малого бизнеса. Они продолжили развивать успех своей кампании за покупку местных товаров – сейчас эта программа работает уже в шести графствах штата Огайо. Кроме того, Ремберт и Стаккерт договорились с городскими властями о коммерческой эксплуатации солнечных панелей и ведут активную работу с частными и публичными компаниями, направленную на увеличение инвестиций в альтернативную энергетику в своем регионе. Список задач продолжает расширяться – от развития фермерских рынков до обучения профессиям и программированию с целью остановки утечки мозгов из города.

Одно из их наиболее впечатляющих достижений – постановка под контроль местной торговой палаты, погрязшей в долгах на фоне бездарного руководства. «Мы хотели, чтобы палата действительно стала трибуной и источником поддержки для местного бизнеса», – сказали Стаккерт и Ремберт. Они привлекли в палату более сотни новых членов, создали веб-сайт и стали выпускать еженедельный информационный бюллетень, рассказывающий своим подписчикам о новых деловых возможностях.

Экономический кризис уже позади, и сейчас два друга видят свою задачу в том, чтобы сохранить мотивацию местного общества на экономическую устойчивость и независимость от крупного бизнеса. «То, что произошло с DHL, – последствия недальновидного мышления, – сказал нам Стаккерт. – Компания получила от государства более полумиллиарда долларов на создание рабочих мест, которые просуществовали всего около пяти лет. Но дело не в DHL. Все это открыло нам глаза». Парадокс ситуации в том, что если бы завтра DHL попросилась вернуться, то, как считают Ремберт и Стаккерт, графство приняло бы ее с распростертыми объятиями. «Но нам не следует разбрасываться государственными деньгами, раздавая их международным корпорациям. Нам следует инвестировать их в местный малый бизнес», – сказали нам они. Усилия Ремберта и Стаккерта сосредоточены на том, чтобы поддерживать среди местных жителей бодрый ритм энергичной предприимчивости, не позволяя городу вновь скатиться к зависимости от крупного бизнеса.

Что они посоветовали бы другим желающим резко активизировать предприимчивость своих земляков? «Надо научиться быть не диктатором, а катализатором. Конечно, личное обаяние помогает делу, но одного этого недостаточно. Самое главное – понять, как сдвинуть дело с мертвой точки», – сказал нам Стаккерт. Их агитация среди жителей Уилмингтона во многом состояла в заинтересованных беседах о том, каким люди хотели бы видеть свой город в будущем. «Главное – заставить общество критически отнестись к себе, понять, что именно люди определяют экономические приоритеты», – сказал Ремберт.

Многие считают, что энергичный делец – тот, кто оставляет маленький городок и отправляется искать удачу в мегаполисе. Однако у Ремберта и Стаккерта другой сценарий. Они вложились в родные места, использовав полученные международный опыт и знания в пределах своего городка. Оставшись в Уилмингтоне, Ремберт и Стаккерт получили не только возможность изменить ситуацию к лучшему, но и возможность лучше узнать себя и вырасти как личности. «Вместо того чтобы от чего-то убегать, надо разобраться с тем, что именно тебя здесь не устраивает. И окажется, что большинство этих проблем не связаны с местом, а связаны непосредственно с тобой», – сказал нам Ремберт. Это свежий взгляд. В эпоху гипермобильности и миграций, когда любая возможность может стать источником страха что-то упустить, жизнь в небольшом городке может оказаться целебным средством.

Ремберт и Стаккерт – не единичный пример. Во всех уголках Соединенных Штатов, а особенно на Юго-Востоке и в регионах индустриального Севера страны, отщепенцы вдохновляют общественность на местах возрождать идею опоры на собственные силы и ускорять восстановление экономики. Еще один пример того, как, столкнувшись с экономическими трудностями, небольшой город вновь воспрянул к жизни благодаря кипучей деятельности своих жителей – Гринсборо в штате Алабама.

Гринсборо, некогда процветавший городок Хлопкового пояса[25], сегодня находится в бедственном положении. Экономика района в основном состоит из рыбоводческих хозяйств, выращивающих сома, но в целом это бедный край, в котором почти нет собственной промышленности. В графстве Хэйл мы разговариваем с Пэм Дорр, чьи усилия направлены на развитие предприимчивости в среде местного населения. Дорр родом из Калифорнии, и до переезда в сельскую местность Алабамы десять лет назад она работала в больших компаниях – таких, как Victoria's Secret, Esprit и babyGap. Сперва Дорр приехала сюда в качестве волонтера на строительстве дешевого жилья в графстве Хэйл, но в итоге полюбила эти места и осталась насовсем.

Закончив волонтерскую работу в 1994 году, она стартовала проект под названием HERO, целью которого является стимулирование развития и борьба с бедностью в сельских районах Алабамы с преобладанием негритянского населения. Средний доход домохозяйства в графстве Хэйл составляет 22 000 долларов в год.

Работа Дорр и других сознательных граждан, участвующих в HERO, направлена на создание экономических возможностей. В частности, HERO инициировал создание местного магазина экономкласса, детского сада-яслей, веломастерской, пирожковой, мастерской по изготовлению ювелирных изделий и даже цеха пошива пижам (который вскоре заработает). Кроме того, она работает с теми, кто не получил среднего образования, предлагая возможность продолжить учебу и направляя молодежь на обучающие курсы при некоторых своих предприятиях. «У меня никогда не было генерального плана. Нельзя бояться совершить ошибку. Это работа методом тыка», – говорит Дорр.

Дорр рассказывает, что из района Гринсборо уезжает очень много людей. Цель ее работы – учить людей полезным навыкам и развивать местную экономику так, чтобы любой человек мог пройти по центральной улице городка с высоко поднятой головой. По ее словам, в небольшом городке замечают ее работу. «Результаты можно видеть и потрогать руками».

Общественники, возбуждающие дух крестьянской предприимчивости в таких местах, как Гринсборо, Алабама, или Уилмингтон, Огайо, способствуют возникновению устойчивых и самодостаточных местных хозяйств и побуждают местное население вновь брать на себя бразды управления экономикой.

На первых страницах этой книги мы познакомили вас с Валидом Абдулвахабом – молодым человеком, пытающимся развивать торговлю верблюжьим молоком в США через свою компанию Desert Farms.

Серьезным препятствием для намерений тех, кто хочет увеличить производство верблюжьего молока в Соединенных Штатах, является незначительное поголовье верблюдов в стране. Сложность, в частности, в том, что увеличение количества верблюдиц для обеспечения растущего спроса на их молоко неизбежно влечет за собой соответствующее увеличение количества верблюдов-самцов. Коммерческое использование самцов не столь очевидно, спрос на верблюжье мясо в Соединенных Штатах крайне невелик, и это представляет проблему для потенциальных фермеров-верблюдоводов. Серьезным препятствием являются также и ограничения импорта.

Историю появления верблюдов в США в середине 1850-х годов пересказал нам исследователь этой темы – техасец Дуг Баум. Раньше Баум катал детей на верблюдах, работая служителем зоопарка Нэшвилла в штате Теннесси. Хотя эта работа ему не слишком нравилась, он сказал, что «очень полюбил верблюдов». Посетители зоопарка часто дарили ему книги о животных, и однажды среди них оказалась подробная история верблюдов в Соединенных Штатах. Он залпом проглотил книгу, уволился с работы и купил себе пару верблюдов. Теперь он путешествует по свету, рассказывая эту историю.

Первые верблюды были завезены в Соединенные Штаты правительством, которое рассматривало их в качестве альтернативного средства передвижения по засушливому Юго-Западу страны. Примерно в 1855 году конгресс одобрил ассигнования на закупку верблюдов в сумме 30 000 долларов. Эту тему поднял не кто иной, как лидер конфедератов Джефферсон Дэвис, который добивался всеобщей поддержки для идеи «Американского верблюжьего корпуса».

После Гражданской войны верблюдов распродали частным владельцам. С тех пор верблюды остаются экзотикой для основной части американского общества. На момент написания этих строк, как утверждает Баум, «в Соединенных Штатах насчитывается немногим более двух тысяч одногорбых и от двух до пяти тысяч двугорбых верблюдов. Многие из них находятся в зоопарках или цирках, но большинство содержатся у двадцати-тридцати частных владельцев, которые занимаются разведением и торговлей и объезжают их. Стада насчитывают от восьми до восьмидесяти голов, и очень большое поголовье рассеяно по единичным экземплярам на охотничьих ранчо всей страны».

Несмотря на все трудности, старания Абдулвахаба и его поставщиков приносят позитивные, хотя и довольно скромные по масштабам, результаты. Существует один фактор, который им на руку: по мере того как медленно, но верно распространяются слухи о целебных качествах мифического «белого золота», получаемого от верблюдов, растет и количество потребителей.

Хотя Абдулвахаб очень осторожен в части заявлений о медицинских свойствах верблюжьего молока, он тем не менее признает, что 90 процентов его заказчиков – родители детей, подверженных аутизму.

Дойные верблюды – хрестоматийный пример экономики отщепенцев. Молоко получают от необычных животных – не слишком красивых или обаятельных, не пользующихся массовой популярностью (во всяком случае, в Соединенных Штатах), истинных отщепенцев животного мира. Сам продукт также не вполне обычен: это напиток, обладающий, по широко распространенному убеждению, мифическими целебными свойствами, которые тем не менее не подтверждены научно. Саму торговлю также нельзя назвать незамысловатой – все персонажи из сферы молочного верблюдоводства, с которыми мы разговаривали, описывали этот бизнес как скопище проблем и бюрократических барьеров, как минимум для Соединенных Штатов, где отсутствует четкое законодательное регулирование этого вида деятельности. И несмотря на это, группа искренне увлеченных энтузиастов продолжает целеустремленно развивать это производство.

Опыт Абдулвахаба в этом отдельно взятом секторе Экономики Отщепенцев олицетворяет истинный дух делового азарта. Абдулвахабу было совсем непросто начинать бизнес Desert Farms: надо было улаживать вопросы с родителями, преодолевать законодательные препятствия, сражаться с FDA, противодействовать неприятию своего товара сложившейся культурой потребления, формализовать деловые отношения с фермерами-амишами и добиваться роста в условиях незначительного поголовья верблюдов. Но Абдулвахаб энергично и упорно следует своей цели: построить масштабный и коммерчески успешный бизнес на верблюжьем молоке.

Подсуетиться вовремя – значит обратить внимание на идею и начать ее реализовывать, и это как раз то, что Абдулвахаб делает на своем пути, начавшемся с пакета верблюжьего молока на струнке и приведшего его к созданию бизнеса, который, возможно, станет основоположником новой отрасли производства в США.

Свидетельства наличия упорства и находчивости, столь характерных для Экономики Отщепенцев, мы находили всюду: и в беседах с бывшими заключенными, и среди пробивных ребят, возрождающих малые города, и среди энтузиастов молочного верблюдоводства. Предприимчивые не ждут идеального стечения обстоятельств. Действительно удачливые берут судьбу в собственные руки, используя для этого все, что есть под руками, и рвутся вперед, движимые неукротимой волей добиться успеха и решимостью выжить.

Оглавление книги


Генерация: 0.446. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз