Книга: Зарабатывать на хайпе. Чему нас могут научить пираты, хакеры, дилеры и все, о ком не говорят в приличном обществе

От прямых инвестиций к тюремным камерам

От прямых инвестиций к тюремным камерам

Программу Defy Ventures – ту самую, при помощи которой Фабиан Руиз создал Infor-Nation, – основала Кэтрин (Кэт) Хоук. Начало карьеры Хоук было завидным – она работала с венчурным капиталом в Пало-Альто и Нью-Йорке, а затем перешла в растущую фирму в секторе прямых инвестиций. В возрасте двадцати пяти лет Хоук ездила в Румынию, чтобы поработать волонтером в детском доме для ВИЧ-инфицированных сирот. Как сказала нам Хоук, по возвращении оттуда она стала «молиться, чтобы появилась возможность совместить вновь приобретенное чувство несправедливости со своим увлечением бизнесом».

Хоук разочаровалась в прямых инвестициях. Она страстно хотела жить более полезной жизнью, наполненной любовью и служением. «Меня не привлекала идея умереть на куче денег».

В возрасте двадцати шести лет молитвы Хоук были услышаны. Это произошло после того, как она совершила поездку, полностью переменившую ход ее жизни, – приняла участие в церковной миссии, посещавшей одну из техасских тюрем. Во время визита она увидела, что перед ней не просто осужденные, но и потенциальные предприниматели, многие из которых обладают качествами, которые она хотела видеть в начинающих бизнесменах в ту пору, когда работала в венчурной компании.

В том же году Хоук с супругом переехали в Техас, где она организовала Программу тюремного предпринимательства (ПТП). Она инвестировала в проект все свои сбережения, а к 2008 году бюджет программы составлял уже 3,2 миллиона долларов – в шестьдесят раз больше, чем ее стартовая инвестиция.

За минувшие десять лет ПТП прославилась своими выдающимися успехами в подготовке заключенных к возвращению в гражданское общество. Участников программы учат и тому, как начать новое дело и как увязать свое прошлое с более позитивным и полезным будущим.

В годовом отчете ПТП за 2011–2012 годы указывается, что повторные правонарушения совершили всего пять процентов участников программы – что существенно ниже среднего процента рецидивизма в США, составляющего 40 процентов. (Из этого можно сделать вывод о том, что благодаря ПТП бывшие преступники сознательно направили свои силы на полезные, выгодные и легальные занятия.) За пять лет курсы ПТП прошли пятьсот человек, из которых около шестидесяти начали свои собственные бизнесы. Многие из них стали работодателями. Придумав ПТП и воплотив ее в жизнь, Хоук переместилась из мира прямых инвестиций в мир работы с обитателями тюрем. Но ее история на этом не заканчивается.

Хоук уехала из Техаса в 2009 году после признания в сексуальной связи с четырьмя выпускниками ПТП. Департамент уголовной юстиции Техаса пригрозил закрыть программу ПТП, если Хоук продолжит в ней работать. Она подала в отставку. Поборница общественного блага превратилась в персонажа скандальной хроники. «Я не хотела больше жить», – сказала нам Хоук. Она была в полной уверенности, что это полный крах.

Однако Хоук оправилась и начала пробиваться – ведь именно этому она учила бывших заключенных на курсах ПТП. Пробиваться – значит проявлять волю перед лицом череды неудач, собирать в кулак все свои силы и энтузиазм, необходимые для того, чтобы взяться за дело. Это значит не останавливаться, не сдаваться и изменять направление в зависимости от новых вводных или полученных знаний. Пробиваться – значит пересилить судьбу, создав счастливый случай за счет превосходящих сил позитива.

Проникнувшись этим духом, Хоук переехала в Нью-Йорк и основала там Defy Ventures. Частью обучения является годичная программа, созданная по образу и подобию программы МВА. Бывшие заключенные занимаются по шестнадцать часов в неделю, постигая основы бизнеса: как придумать название компании, как работать с интеллектуальной собственностью, как выступать на публике, как читать балансовый отчет. Учащиеся пишут бизнес-планы и конкурируют между собой за стартовые инвестиции в создание предприятий.

С 2010 года с помощью Defy Ventures бывшие правонарушители, а ныне, как их здесь называют, «предприниматели-курсанты», заработали более 13 миллионов долларов. В настоящее время программу обучения закончили 115 «предпринимателей-курсантов», которые создали 72 компании, инкубатором и инвестором которых выступила Defy Ventures. Эти компании создали 35 новых рабочих мест. 87 процентов участников программы имеют постоянную работу, рецидивизм среди них составляет менее 5 процентов, а доходы выросли на 94 процента за первое полугодие сотрудничества с Defy Ventures.

Разговаривая с другими участниками Defy Ventures, мы узнали, что многим из них тоже свойственно умение вовремя подсуетиться, доведенное до совершенства Фабианом Руизом. «А без разницы, как это называется, – сказал нам один из предпринимателей Defy, – я на этом деньги делаю, и все тут».

Еще один выпускник Defy – Луис Мартинес, бывший наркодилер, который создал сервис квартирного ремонта Brooklyn Joe Painters. Он сказал, что способы изменить свою жизнь подсказаны ему школой выживания, пройденной в тюрьме: воспользоваться тем, что есть, и не тратить силы на мысли о том, чего нет; стараться вовсю – так же, как это принято на улице; трудиться не покладая рук до тех пор, пока дело не будет сделано.

Джо Васкес – бывший наркоторговец, заработавший на героине более 750 тысяч долларов. Такие деньги невозможно сделать, толкая товар на углу случайным прохожим. Васкес построил систему дистрибуции. Он придумал уникальный бренд и упаковку, ввел контроль качества, руководил коллективом и создал надежный сервис поддержки клиентов. Жизнь наркоторговца дала ему умение действовать энергично, вполне применимое в официальной экономике, и сейчас с помощью Defy Васкес учит других бывших драгдилеров и заключенных, как с выгодой использовать свой уличный опыт в легальных занятиях. Это должно помочь им в поиске обычной работы или создании собственного бизнеса.

Помимо обучения обычным деловым навыкам, вроде составления резюме или написания бизнес-плана, учебная программа Defy уделяет большое внимание социальным компетенциям, умению коммуницировать и личностному развитию. Обучение в Defy включает и элементы развлечения. Как сказала в разговоре с нами Хоук: «Это потому, что многие из этих парней попали в тюрьму прямо с улиц, и им всю жизнь было очень нелегко. У большинства из них никогда не было нормального детства». Часть программы нацелена на то, чтобы ее участники могли повеселиться и на время сбросить груз забот, вернув себе таким образом немножко детства. Помимо Defy Ventures, в мире существует еще несколько программ, которые работают в этом же направлении.

Выпускница Гарварда Бэйли Аарон создала в Бостоне программу обучения предпринимательству заключенных под названием Venturing Out. Мы спросили ее, зачем она это сделала. Бэйли рассказала, что одно время она преподавала на тюремных общеобразовательных курсах, помогая заключенным готовиться к экзаменам (причем однажды ее попросили подготовить ученика уровня третьего класса к сдаче экзамена за выпускной двенадцатый класс). Взгляды Аарон на заключенных изменились благодаря одному из ее учеников. «Если математическая задача подавалась традиционным образом, то есть была про яблоки, карандаши или пирожки, решение давалось ему очень тяжело. Но если для примера я использовала выручку или прибыль, он выдавал решение моментально. Многие из тех, кто сидит по тюрьмам, очень хорошо разбираются в бизнесе, выручке и прибыли».

У Аарон есть некая теория относительно того, почему из осужденных за преступления могут получаться прекрасные законопослушные предприниматели. Она считает, что поскольку детство и юность этих людей проходят в трудных условиях, они вырастают стойкими и в большей степени приспособленными принимать вызовы, с которыми сопряжено управление собственным бизнесом. По словам Аарон, благодаря своему непростому прошлому многие из ее учеников проявляли исключительную наблюдательность и понимание окружающей обстановки, а это, по ее опыту, способствует умению понимать людей и улавливать тенденции и закономерности.

Наука подтверждает идею того, что некоторые из тех, кто отсидел в тюрьме за совершенные преступления, действительно обладают склонностью к предпринимательству. Исследования, проведенные Мэтью К. Сонфелдом из Университета Хофстра, показали, что у заключенных присутствуют высокоразвитые предпринимательские способности. В монографии «Выгодно ли предпринимательство? Майклы Блумберги, продавцы хот-догов и доходы от самозанятости» Росс Ливайн и Йона Рубинстайн попытались установить, что представляет собой успешный предприниматель. В своем труде Ливайн и Рубинстайн определяют предпринимателя как человека, вовлеченного в новаторскую или рискованную деятельность (вроде Билла Гейтса или Майкла Блумберга), в отличие от самозанятого субъекта предпринимательской деятельности (типа слесаря-сантехника или столяра). Одна из составляющих успешного предпринимателя выделяется на общем фоне – наличие правонарушений в несовершеннолетнем возрасте. Авторы считают, что те, кто в подростковом возрасте был вовлечен в «агрессивные, противоправные и рискованные» виды деятельности, имеют больше шансов стать в будущем успешными предпринимателями.

На сегодняшний день в США под стражей содержится 2,4 миллиона человек. Бывшему заключенному почти невозможно найти достойную и интересную работу после выхода на свободу, поскольку в большинстве мест не хотят нанимать людей с уголовной судимостью. Шансы снова совершить преступление среди безработных бывших заключенных в три-пять раз выше, чем у тех, кому удалось устроиться. Курсы предпринимательства и методическая помощь таких, как Кэт Хоук и Бэйли Аарон, способствуют разрешению проблемы социальной реинтеграции бывших заключенных и в то же время дают возможность применять в формальной экономике навыки, полученные в криминальном мире. Хоук называет это «преображением жульничества».

Как и Фабиан Руиз, многие из бывших заключенных – участников таких программ, как Defy Ventures и Venturing Out, воспитали в себе установку на находчивость и бережливость. Эти качества – стержень натуры пробивного малого, готового использовать для достижения цели все, что есть в его распоряжении. Эффективные дельцы фокусируются на том, что у них есть, а не на том, чего не хватает, и находят новаторские способы применения доступного инструментария. Кроме того, они понимают, что не надо ждать идеального совпадения всех составляющих, чтобы начать делать дело. Подобно Apple и Virgin Records, они начинают бизнес в гараже или спальне, даже если у них нет всего, что может понадобиться.

Действовать – удел сильных духом. Могут потребоваться недели, месяцы и даже годы усилий, прежде чем появятся их первые плоды, а это значит, что волевые качества – главное оружие в арсенале удачливого парня.

Бывшие заключенные и перевоспитавшиеся уголовники – не единственные, кто умеет вовремя подсуетиться и провернуть дело. Мы живем в эпоху, когда экономику многих стран мира уже более пяти лет сжимают тиски финансового кризиса, что делает, как никогда, трудной задачу застолбить участок и достичь успеха для тех, кто «ограничен в средствах» (и для людей, и для компаний).

В годы после мирового финансового кризиса 2008–2009 годов в Испании усугубилась рецессия, и уровень безработицы среди молодежи достиг почти 50 процентов. Чтобы заработать на жизнь в подобных условиях, многим людям приходится крутиться в теневом секторе экономики. Бывший декан барселонской бизнес-школы ESADE профессор Роберт Торнабелл говорил в интервью для газеты «Нью-Йорк таймс»: «Без нелегальной экономики у нас, наверное, случилось бы восстание… Сегодня многие остаются на плаву только благодаря теневому сектору экономики и поддержке родных и близких».

В это тяжелое время испанцы делают все, чтобы сводить концы с концами. По всей стране появляются блошиные рынки и лавки, работающие по принципу натурального обмена. Если раньше покупка поношенных вещей считалась в Испании позором, то сейчас, в условиях кризиса, это стало нормой. Наряду с этим появились интернет-сервисы (так называемые банки взаимных услуг), позволяющие испанцам обмениваться услугами, знаниями и товарами. На таких платформах безработные или частично занятые могут обменять то, что у них есть, на необходимые товары и услуги.

Тенденция «совместного потребления» проявляется во всем мире. В своей книге «Что мое – твое» Рэйчел Боцман и Ру Роджерс отмечают, что совместное использование, обмен и продажа неиспользуемых вещей, времени и сервисов является растущим трендом. С помощью таких сервисов, как Airbnb (сайт аренды квартир, количество предложений на котором выросло со 120 000 в начале 2012 года до 300 000 к настоящему моменту) или Zipcar (сервис каршеринга, купленный в январе 2013 года гигантом автопроката Avis за 500 миллионов долларов), люди постепенно движутся от жесткой, формальной модели потребления, основанной на принципе владения, к более гибким подходам, основанным на принципе обмена.

Значение теневого сектора экономики становится все более очевидным и в других европейских странах. В сентябре 2012 года в Великобритании Королевское общество покровительства искусствам и благотворительная организация Community Links опубликовали совместный доклад, из которого следовало, что теневой сектор экономики процветает и что его существование на самом деле важный элемент здорового предпринимательского духа. В этом докладе подчеркивалось, что для того, чтобы работать официально, зарегистрировав бизнес и платя налоги, предпринимателям часто приходится обмениваться между собой умениями и навыками – например, сделать дизайн сайта в обмен на разработку маркетинговой стратегии или заплатить поставщику из черной кассы. А поскольку официальная деятельность предприятия связана со множеством проблем – высокими налогами, низкими кредитными лимитами, потерей времени на бюрократическую волокиту, 20 процентов собственников мелких бизнесов начинали их, работая «в черную» (это показал опрос, проведенный интернет-порталом YouGov в рамках подготовки доклада). Все это можно считать намеком на необходимость умения подсуетиться.

Широко распространенное мнение о том, что теневые предприниматели хотят обмануть государство на налогах и присвоить себе побольше денег, в целом ошибочно. Но некоторые так и поступают. Объем теневого рынка товаров и услуг Великобритании оценивается на уровне 200 миллиардов фунтов в годовом выражении. И тем не менее теневая экономика – важный момент, помогающий обеспечить рост малого бизнеса.

Поощрять предпринимательство всеми возможными способами представляется разумным подходом в условиях экономики, разоренной кризисом. 40 процентов из опрошенных в ходе подготовки доклада 20 процентов владельцев малых предприятий говорили о том, что, начиная свой бизнес, они шли на уловки или работали неофициально, поскольку это давало возможность «передышки перед тем, как регистрировать предприятие». Лишь 9 процентов подтвердили, что делали это ради получения дополнительных доходов.

Настрой на умение подсуетиться и провернуться становится все более массовым явлением и в Соединенных Штатах. Это происходит по причине роста количества фрилансеров в американской экономике: по некоторым оценкам, к 2020 году внештатные, подрядные и временные работники будут составлять 40 процентов занятого населения страны. В отсутствие обычных рабочих мест многие рассматривают другие возможности заработка и стараются воспользоваться преимуществами предпринимательской деятельности.

Оглавление книги


Генерация: 1.189. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз