Книга: Разоблаченный логотип, или Психогеометрия

5.2. Капля камень точит в отражении пламени свечи…

5.2. Капля камень точит в отражении пламени свечи…

Долька за долькой, музыка за музыкой,

капелька за капелькой.

Затаив дыхание тихо и легко. Э-э.

Вячеслав Бутусов. Из реки

Под капельницей выживают не все. Но она дает шанс.

Мысль анестезиолога по поводу

Величественные издалека, бессмысленные вблизи,

горы есть форма поверхности, поставленной на попа,

и кажущаяся горизонтальной вьющаяся тропа

в сущности вертикальна. Лежа в горах – стоишь,

стоя – лежишь, доказывая, что лишь

падая ты независим. Так побеждают страх,

головокруженье над пропастью либо восторг в горах.

Иосиф Бродский. Назидание

Капля – явление своеобразное. Если бы в жидкостях не было поверхностного натяжения, пожалуй, капли в природе попросту бы не существовало. Капля рождается при натяжении и отрыве, а затем в свободном падении превращается в жидкостный шарик. Чтобы затем разбиться на мельчайшие брызги. Жизнь капли скоротечна, но не лишена смысла. Есть момент зарождения, точка высшего напряжения, опять же, отрыв, свобода падения и. кульминация. Удар, при котором вся энергия передается во внешнюю среду. Может быть, потому камни и не могут устоять перед каплей. Мириады капель создают водопады, и тогда скалы превращаются в бездонные каньоны.


Свеча горит все же дольше, нежели образуется капля. Но язычок ее пламени тоже каплеобразный. Может быть, более вытянутый и тоже вверх. Но если в капле это место отрыва и напряжения, то для пламени свечи, факела или костра верх язычка – наиболее высокотермальная зона (рис. 5.4). Жарче всего над верхушкой пламени, но не внутри него. Газосварщики и стеклодувы это отлично знают. И капля, и пламя концентрируют энергию напряжения в одной точке. Здесь сосредоточен весь смысл их кратковременного бытия. Разница лишь в том, что капля отрывается в свободном падении, чтобы разбиться брызгами, а пламя выгорает, не щадя себя.

ДЕЛЬНЫЙ СОВЕТ: при создании логотипа или рекламного постера обязательно учитывайте «верхушечный» момент капли и язычка пламени. Это и есть зона наибольшего внимания смотрящего. Причем на уровне безусловного рефлекса.

Капля и пламя изначально имеют свою миссию, предназначение или цели. В отличие от овоида здесь нет времени на ожидание и сохранение. По большому счету, нет и адаптации к внешней среде. Хотя ее влияние (т. е. внешней среды) овоиды очень даже ощущают. Капля может медленней или быстрей оторваться в свободное падение, а пламя свечи колеблется на ветру и очень зависимо от притока кислорода. И все же и капля, и пламя упорно продолжают жить своей жизнью. Вопреки или благодаря обстоятельствам – это уж как повезет. Но свою миссию они выполнят до конца.

Рассмотрим геометрическую форму капли и язычка пламени. Четко прослеживается вытянутость в направлении к узкому отростку. И в то же время общий контур мягкий, округленный. По сути, сочетание круга, который вытянулся для достижения цели. При отрыве капля превращается в круг. Миссия далее выполнима. Язычок пламени не округляется до последних мгновений горения. Скорее, наоборот, вытягивается в длину. Однако что-то общее в капле и язычке пламени есть. Может быть, стремление к завершению. И полная отдача себя тому, чем ты живешь. При этом фигуры пластичны и неагрессивны. Они целеустремленны. Знаете, мотылек почему-то летит на огонь; лососевые рыбы почему-то поднимаются из моря по верховьям рек, чтобы отнереститься и погибнуть, возродив после себя новую жизнь; многие птицы улетают на юг, но возвращаются снова на север, чтобы снести яйца; атлантический угорь дважды переплывает океан в сторону Европы, а затем плывет назад – в Саргассово море – для нереста. Для угря это порядка пяти с половиной тысяч километров водного океанского пути. Это так, к слову. Можно только удивляться силе биологической программы и безудержному стремлению ее реализовать. Капля обязательно пустится в свободное падение. Пламя будет гореть, пока есть, чему гореть, устремляясь ввысь. Вот только не надо ставить преград на их пути.

То же относится и к ВЗАИМОДЕЙСТВИЮ С ДРУГИМИ ФИГУРАМИ. И капля, и язычок пламени в своем существовании весьма и весьма самодостаточны. Со средой взаимодействуют исключительно для реализации своей миссии. Пожалуй, с кругом у них наибольшее взаимопонимание и взаимопритяжение. Может быть, единство идеи. С овалом так не получится, все-таки капля и язычок пламени – однополюсно вытянутые фигуры и амбивалентность им не свойственна. С овоидом есть некоторое сходство, но капля гораздо бескомпромиссней. Язычок пламени тоже. В этих фигурах нет цели самосохранения, что свойственно овоиду в гораздо большей степени. С треугольником может быть найден общий мотив. Треугольники ведь себя тоже не жалеют. Просто они более устойчивые. Хотя как сказать. Там, где камень не раскалывает удар, капля свое дело сделает. Завершающим аккордом может снова оказаться удар острия треугольника. Пламя раскалывает валун еще быстрее. Иногда не стоит вставать этим трем фигурам на пути.

С квадратом и прямоугольником мало общего. Рациональная стабильность не свойственна тем, кто сгорает или живет в ожидании свободного падения. Уж слишком разные ментальности скоротечного бытия капли и вечности монолитов. С другой стороны, полярности всегда нуждаются друг в друге, ибо как понять свою суть, не изведав нечто совершенно иное?

ЦВЕТ И ФОРМА. Капле однозначно лучше всего быть прозрачной. Заметьте: не белой, а как алмаз, отливаясь блестками огней всех цветов радуги. Мгновение будет неповторимым. Капля упадет и разбросает вокруг себя брызги того или иного оттенка. Она заиграет всеми цветами среды, но чтобы они проявились, капля должна созреть, оторваться, упасть и. разлететься. Как те же вспыхивающие бликами осколки алмаза. Капля загадочна и привлекательна именно игрой и переливами цветовых оттенков.

Даже изумрудно-зеленый цвет, если он живой и подвижный, в капле обретет несвойственную ему динамичность рационального и благоденствие стабильности души. А вот чисто зеленая капля просто застынет. И никакие доводы рассудка здесь не помогут.

Молочно-белый цвет также не подойдет. Капля стремится к реализации своего бытия, но отнюдь не убегает в неопределенное будущее. Намного лучше жемчужный перелив. Он сияет и в то же время манит в глубину, в средоточие. А еще жемчужный оттенок пронизан светом надежды. Хороши фиолетовый и синий цвета. В их оттенках раскроется больше смысла – ведь капля – явление отнюдь не хаотичное. Она должна появиться и созреть, чтобы затем в падении переродиться.

Голубой, а особенно бледно-голубой слишком легкомысленный. Хотя если вы хотите не разбиваться обо что-либо, просто парить в легкой голубизне, то чего уж тут, пожалуйста.

Красноватые оттенки для капли все же не свойственны. Слишком драматично и тревожно. Раскаленный медно-красный уже куда лучше. Отливающая красным золотом капля восхитительно великолепна. Если драться, так драться. Даже в свободном падении.

Черный цвет – только прозрачный, обсидиановый. Главное не матовый, для капли он неприемлем. Матово-черная капля становится «медитирующей» и неподвижной. В прозрачно-черном и искристом же цвете она оживает и завораживает. Черный бриллиант привлекательней черной жемчужины, я считаю.

Капля серого цвета, скорее всего, окажется невзрачной. Время поиска для капли уже прошло. Останется разве что толерантность восприятия текущего. Хотя смысл ее жизни в отрыве и свободном падении, после которого будет столкновение и, возможно, – что-то изменится. Рефлексировать при этом не возбраняется. Как до, во время и после падения.

А вот серебристая и металлическая капли уже не рефлексируют. Они жестко закрепились и, если придет их время, ударят во всю мощь. Хотя в это и не верится. Уж очень прочно металл припаивается. А капля любит все же свободу падения и удара. Значок парашютиста и десантника – каплеобразный.

У язычка пламени немного иные приоритеты. Хотя опять же есть много схожего. Серый дым над водой вызовет тревогу, смутные предчувствия и беспокойство души о прошлом и неизбежном, но пока неведомом грядущем. Дым еще не пламя либо уже не пламя.

Альтернатива дымчато-серому – ясный огонь. Это может быть ярко-желтый либо голубовато-прозрачный цвет пламени костра, факела или свечи. Здесь нет и не может быть места для компромисса и нерешительности. Голубые звезды на ночном небе кажутся холодными, но мы еще не приблизились к ним и не дотронулись до них. Обратите внимание на интересное природное сочетание. Голубой лед и голубое пламя одинаково сильны. Заметьте: при прикосновении обжигают и очень ощутимо.

Желтые и оранжевые язычки огня гораздо уютнее. Можно согреться, не сгореть и отдохнуть. Желтый цвет эманирующий, т. е. источающий энергию вовне.

Красное и алое пламя – уже опасность. Добавьте сюда же черной копоти и получите – пожарище. Ситуация однозначная – выжить обреченным. Бывает, получается. И все же лучше – на ясный огонь. А еще – на приветливо мерцающий. И не надо бояться изумрудно-зеленого пламени. Оно очищает. Тот редкий случай, когда предельные истины становятся ясными. Ну а фиолетово-синие блики костра будут просто завораживать. От них взгляда не оторвать.

Люди, которым нравится наблюдать за каплей и смотреть на завораживающие языки пламени, обладают «собственным» характером. Во-первых, они чувственны и глубоко мотивированны в своих поступках, деяниях, мотивациях, т. е. во всех сферах жизни. Явные иррационалисты по психотипу и очень неплохие сенсорики. Обладают личной идеей и целостным взглядом на мир. А потому готовы в случае чего многое поставить на кон. Решительность и полная отдача всех сил в нужный момент – неотделимая часть их натуры. С риском также мало не покажется. Во всяком случае на попятный они не пойдут и молить о пощаде не будут. Еще один важный момент: люди-капли и люди-пламя не являются агрессорами. Личностная деструктивность также за ними не наблюдается. Но напасть первыми они все же могут. Если вы упорно стоите у них на пути. Ради реализации своей мечты они могут первыми подняться на бруствер и стать у барьера. Тогда держитесь. Еще раз напомним: капля и огонь разрушают камень, даже такой, как гранит и базальт. Поэтому не стоит перегибать палку во взаимоотношениях. Тем более что такие люди весьма терпеливы и коммуникативно пластичны. Абсолютно откровенными они бывают только с немногими близкими по духу людьми. Но это родство придется доказать практически, а не паря в абстрактных идеалах. Вода и огонь достигают своей цели, ибо упорны и готовы заплатить любую цену, отдавая себя без остатка. Не забывайте: чувство самосохранения у них может в определенные моменты быть заниженным. Без фанатизма и суицидных порывов, сутяжничества и мелочности. А так сии индивидуумы очень даже комфортны в близком общении и как деловые партнеры. Пламя свечи, огонь в камине или костре создают уют и благостное настроение. Весенняя капель зарядит энергией и оптимизмом, а даже слабая струйка родника в скале может утолить жаждущего. Ради этого капля, может быть, и пробилась к белому свету. Так что с энергетикой здесь также все в порядке. Обычно такие люди дают больше, нежели берут, и могут совладать со своим эго.

Оглавление книги


Генерация: 0.100. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
поделиться
Вверх Вниз