Книга: Теория организации

2.4. Вклад А.А. Богданова в разработку организационной науки

2.4. Вклад А.А. Богданова в разработку организационной науки

Одним из выдающихся ученых, внесших наиболее весомый вклад в разработку организационной науки, является Александр Александрович Богданов (Малиновский) (1873–1928). В 1899 году А.А. Богданов закончил медицинский факультет Харьковского университета. В это время он пишет ряд статей на политэкономические темы, которые были положительно оценены В.И. Лениным. До 1909 года А. Богданов вел активную политическую деятельность, участвовал в революции 1905 г., затем порвал свои отношения с группой единомышленников и с головой погрузился в работу над книгой «Тектология: всеобщая организационная наука». Позже служил в советских организациях, активно вел преподавательскую деятельность (в 1918–1921 гг. он профессор политической экономии).

В своей медицинской работе Богданов использовал положения из «Всеобщей организационной науки». Он постоянно искал, совершенствовал и изучал возможности повышения жизнедеятельности организма, продления жизни, умственных и физических способностей. Его всегда интересовала идея организации в самом широком понимании этого слова, волновали причины и закономерности организационных и дезорганизованных форм и процессов как в природе, так и в человеческом обществе.

Н.И. Бухарин считал что Богданов: «…был, несомненно, одним из самых сильных и самых оригинальных мыслителей нашего времени. Он очаровывал и зачаровывал своей страстью к теоретическому монизму, своими творческими попытками ввести великий план во всю систему человеческого знания…».

Труд Богданова «Тектология: всеобщая организационная наука» (1913) – первая и, пожалуй, единственная до сих пор работа, посвященная непосредственно теории организации.

Тектология – общая теория организации и дезорганизации – наука об универсальных типах и закономерностях структурного преобразования любых систем, объединяющая организационный опыт человечества.

В отличие от всех организационно-технологических подходов, которые превалировали в то время, теория Богданова исходила из посылки, что управление как функция, присущая системам различной природы, имеет общие черты. Богданов сделал попытку описать их с позиций особой науки – организационной, определив ее предмет, основные категории и законы любых организационных процессов. Он считал, что предметом организационной науки должны быть общие организационные принципы и законы, по которым протекают процессы организации по всех сферах органического и неорганического мира, в работе стихийных сил и сознательной деятельности. Они действуют в технике (организация вещей), в экономике (организация людей), в идеологии (организация идей).

По мнению Богданова, «организованность – это стихийная бессознательная упорядоченность эволюционных процессов динамики объективного мира и, в частности, живой природы, в то время как организация – это сознательный разумный процесс искусственного упорядочения и преобразования объективного мира человеком» [9]. Организационная деятельность – это сугубо человеческая социальная форма активного отношения к объективному миру на основе его познания и преобразования. Таким образом, организованность как естественная стихийная бессознательная упорядоченность есть свойство всего объективного мира, а организация как сознательная, разумная, искусственная упорядоченность жизнедеятельности общества и экосистемы присуща только человеку и человеческому обществу. Более того, именно в силу сознательного искусственного изменения внешней среды, без учета законов объективного мира эти изменения не всегда согласуются с эволюционными процессами динамики объективного мира и могут быть разрушительными даже в глобальных масштабах экосистемы.

Анализируя сущность организации, Богданов задолго до родоначальников системного подхода (А. Оптнер, Л. фон Берталанфи) высказал идею о необходимости системного подхода к ее изучению, дал характеристику соотношения целого (системы) и элементов (частей), показал, что организационное целое не есть простая сумма его частей. Если один человек расчищает в день от камней 1 десятину поля, то двое вместе – 21/4–21/2 десятины, а при трех – четырех работниках отношение может оказаться еще более благоприятным, и так до определенного предела. Разумеется, не исключена ситуация, когда два, три и четыре работника, совместно выполняющие работу, сделают меньше, чем работая по отдельности. Это зависит от способа сочетания данных сил («личных активностей»). В одном случае можно говорить об «организованности», в другом – о «дезорганизованности».

«Организованное целое на самом деле практически больше простой суммы своих частей не потому, что в нем создавались из ничего новые активности, а потому, что его наличные активности соединяются более успешно, чем противостоящие им сопротивления. Наш мир есть вообще мир разностей» [9, с. 117]. Эти рассуждения привели Богданова к обоснованию одного из основных законов организации – закона синергии.

Другой общий закон организационной науки Богданов сформулировал как «закон наименьших»: «Суммарная устойчивость комплепекса по отношению к данной среде есть, очевидно, сложный результат частичных устойчивостей разных частей этого комплекса по отношению к направленным на них воздействиям» [9]. Иначе – прочность цепи определяется наиболее слабым из ее звеньев (например, скорость эскадры – наименее быстроходным из ее судов, урожайность – тем из условий плодородия, которое имеется в относительно наименьшем количестве и т. п.).

Из закона наименьших Богданов вывел ряд следствий, фактически получивших статус законов организации: закон динамического равновесия, закон композиции – пропорциональности. Устойчивость «равновесия» всех организационных форм, по Богданову, определяется, лимитируется «крепостью» самого слабого звена, что имеет особое значение для обеспечения пропорциональности и сбалансированности различных сторон, сфер деятельности человека (включая образование, профессиональную подготовку и т. п.).

Различая уравновешенные и неуравновешенные системы, Богданов рассматривает равновесное состояние системы не как раз и навсегда данное, а как динамическое равновесие. Система, находящаяся в равновесии, в процессе развития постепенно утрачивает это качество и переживает это состояние как «кризис», а, преодолевая его, приходит к новому равновесию на новом уровне своего развития. «Сохранение является лишь результатом того, что каждое из возникающих изменений уравновешивается тут же другим, ему противоположным, – оно есть подвижное равновесие изменений» [9, с. 197].

Этот принцип подвижного равновесия имеет всеобщий характер. Идет ли речь о создании или ликвидации, о слиянии или разделении, укрупнении или разукрупнении различных структурных единиц от отдельного предприятия до сложных организованных систем большого размера (отраслей экономики, ведомств, территориальных единиц, государств и т. п.). Все эти процессы в наиболее обобщенной и абстрактной форме описаны Богдановым в предложенных им терминах конъюгации, ингрессии, дезингрессии, дегрессии, эгрессии и т. п.

Считая организацию сущностью живой и неживой природы, Богданов любую деятельность сводил в конечном счете к организационной. По его мнению, «у человечества нет иной деятельности, кроме организационной, нет иных задач, иных точек зрения на жизнь и мир, кроме организационных». Организационная деятельность человека, в какой бы сфере она ни осуществлялась, заключается, по мысли Богданова, в соединении и разъединении каких-нибудь наличных элементов. Так, процесс труда сводится к соединению разных материалов, орудий труда и рабочей силы и к отделению разных частей этих комплексов, в результате чего получается организованное целое – «продукт». Наряду с соединением комплексов происходит и разделение, «распадение» системы, образование новых отдельностей, новых «границ», т. е. дезингрессия, дезорганизация.

Дезорганизационная деятельность – частный случай организационной деятельности. «Если общество, классы, группы разрушительно сталкиваются, дезорганизуя друг друга, то именно потому, что каждый коллектив стремится организовать мир и человечество для себя, по-своему. Это – результат отдельности, обособленности организующих сил, результат того, что не достигнуто еще их единство, их общая стройная организация. Это – борьба организационных форм» [9, с. 210].

Рассматривая вопросы изменения организационных форм, Богданов выделяет в системе, состоящей из отдельных частей, «системную дифференциацию» элементов и соответствующее «системное расхождение». Результаты этих исследований он назвал законом расхождения: комплексы (системы) расходятся, различаются между собой в силу первичной неоднородности (начальная разность), разности среды и под воздействием исходных изменений.

В жизни закон расхождения играет важную, направляющую роль. Он определяет следующую цепочку связей:

1) в отношениях и взаимосвязях между системами в большинстве случаев имеют место различные противоречия;

2) за всяким многообразием надо видеть то сравнительное единообразие, из которого оно произошло, от сложного восходить к более простому;

3) образовавшиеся части будут обладать прогрессирующими различиями;

4) эти различия будут направлены на создание дополнительных связей, стабилизирующих систему.

Напрашивается еще один вывод: если посредством вмешательства в систему разорвать дополнительные связи, система распадется.

Существенной чертой закона расхождения является его необратимость, т. е. если каким-либо образом соединить части в единое целое, получится новое системное образование, имеющее характерные черты, отличные от организационных признаков системы, имеющейся до расхождения.

Таким образом, Богданов внес значительный вклад в теорию организации, а именно:

• доказал всеобщность и универсальность организационных процессов в живой и неживой природе;

• определил предмет организационной науки – принципы и законы организации, общие для всех сфер органического и неорганического мира;

• ввел и обосновал понятия «организованность» – стихийная бессознательная упорядоченность процессов (присуща всему объективному миру) и «организация» – сознательный разумный процесс искусственного упорядочения (принадлежит только человеку);

• задолго до родоначальников системного подхода (теории систем) дал характеристику целого (системы) и элементов (частей). Показал, что целое не есть простое сложение частей, «…необходимо рассмотрение всякого целого в отношении к среде и каждой части в отношении к целому»;

• сформулировал ряд общих законов и принципов организации и основной категорийно-понятийный аппарат: закон наименьших, соединение и разъединение, цепная связка, принцип минимума, принцип обратной связи (биорегулятор), закон расхождения, закон динамического равновесия, закон композиций – пропорциональности, принцип дифференциации и интеграции, закон синергии, закон структурных преобразований, механизм отбора в социальных и хозяйственных системах.

Многие идеи А.А. Богданова нашли широкое применение в хозяйственной практике. Особое место его тектологические законы и принципы занимают в организации и управлении социальными процессами. Тектология Богданова стала своеобразным прологом к дальнейшему развитию новых направлений в теории организации.

Оглавление книги


Генерация: 0.625. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз