Книга: Успешная короткая презентация

Отзывы

Отзывы

Александр Пурнов, «Школа Трейдинга Александра Пурнова», www.purnov.com

Знакомство с Евгенией началось с ее замечательной и весьма практичной книги.

Был приятно удивлен ее отношением к делу. Она настоящий мастер. Это очень сильно отличает ее стиль работы от стиля многих современных инфобизнесменов, выдающих себя за знатоков.

После прочтения книги записался на индивидуальное обучение. Коучинг получился очень результативный, ведь помимо того, что мы занимались становлением голоса, дизайном и стилем выступлений, на занятиях мы разрабатывали концепцию продвижения моего проекта. Буквально через месяц тренировок уже был виден результат.

Работать с Евгенией весьма легко и интересно, чувствуется ее постоянная нацеленность на результат.

В том, что касается позитивного настроя, также ощущалась уникальная поддержка. После каждой сессии в голове остаются ясные и четкие мысли. Для понимания себя и своих мыслей предлагаются простые методы, которые я очень хочу использовать в дальнейшем.

Очень полезно, оказывается, получать обратную связь от тренера, услышать мнение со стороны. Каждое занятие было для меня как внимательное пристальное изучение, почти знакомство с самим собой, изучение своих возможностей, открытие своих резервов.

Я знаю, что за многими успешными людьми стоят их наставники. Я рад, что выбрал в наставники именно Евгению Шестакову. Ее оптимизм, мудрость, доброжелательность, умение объяснить сложные вещи простыми словами – все это очень сильно помогло мне в продвижении своего проекта, обретении своей собственной внутренней гармонии и личной силы.

Галина Никольская, блогер, хранитель и популяризатор творческого наследия отца, художника-графика Шевченко Владимира Гавриловича (1922–2008), http://vk.com/borodinoshevchenko

«Никто не знает своей судьбы. Не знал и Нед Мэлоун, подходя к зданию Зоологического института, что в этот промозглый весенний вечер 19.. года он стоял на пороге удивительных приключений».

Меня эта фраза о судьбе и знании своей судьбы зацепила еще в раннем детстве, еще с тех пор, как я ее увидела в диафильме «Затерянный мир» (А. Конан Дойль. Художник В. Шевченко).

А сейчас эта фраза стала лейтмотивом моей жизни, моей судьбы и моих приключений.

Я тоже многого не знала о своей судьбе, родившись в семье художника.

Я родилась, жила, шла своим жизненным путем, но всегда была дочерью своего отца. Уже при рождении в меня были вложены всевозможные таланты, но этого было мало. Да, все эти таланты есть, но их надо было развивать, доставать из себя. И этого мало – иметь талант и желание его вытащить из себя – явить свету, надо уметь это сделать.

И вот в моей жизни так все сложилось, что мне стало необходимо рассказать о своем отце со сцены. И не просто публике, близким, родственникам, а детям, занимающимся творчеством. И в своем рассказе переплести историю жизни отца, его судьбу, судьбу его близких, свою судьбу и творчество отца, художника, талантливого художника.

Возникла паника. Как в короткий срок научиться говорить со сцены о своем личном, интимном и в то же время о высоком и духовном. С чего начать?

Когда есть конкретный вопрос, то на него легко найти конкретный ответ.

Так и состоялось мое знакомство с Евгенией Шестаковой.

Сначала были групповые занятия. Меня научили дышать, слушать и слышать себя, меня научили нехитрым, но действенным упражнениям.

После всего этого я попросилась на индивидуальное занятие.

И вот вечером оно состоялось.

Первым вопросом Евгении после приветствия и моей сумбурной речи был: «А текст самой речи есть?»

– Нет. Каждое мое выступление – это импровизация. И сколько бы я ни писала речей, я всегда от них отступаю. Мне неинтересно их читать. Представляю, как неинтересно их слушать.

Евгения на мгновение задумалась.

– Понятно. Ну а план есть, о чем говорить будете?

– И плана нет. У меня есть только страх сцены, и я не знаю, как начать свою речь!

У меня началась паника, а где-то внутри появилось ощущение заламывания рук от отчаяния.

Тут Евгения опять внимательно посмотрела на меня.

– Сейчас я дам вам посмотреть три выступления, и мы их немного разберем.

Внутри меня все заныло от тоски, появилось внутреннее сопротивление – опять на кого-то смотреть, ко мне это не имеет никакого отношения, меня это отводит от меня, от моего страха сцены, они – это они, а я – это я!

Но я покорилась и на этот раз судьбе и затихла.

Сначала мы посмотрели выступление Джобса. Потом Рэнди Пауша. Потом Стива Балмера.

Смотрели по несколько минут каждого выступления, но эти коротенькие отрывки по 3–4 минуты были нами тщательно разобраны и рассмотрены.

Мы остановились на выступлении Джобса. Я не буду точно описывать, как оно проходило, я напишу о том, чем оно стало для меня.

Как часто бывает, мы что-то видим, но не понимаем, не вникаем и проходим мимо. Например, мы видим картину, но можем пройти мимо нее, потому что мы не знаем о ней ничего, кроме того, что она висит в красивой раме, написана маслом, написана кем-то из великих художников. И мы все равно пройдем мимо, пожав плечами, – ну и что? Висит и висит себе – и пусть висит дальше. А если вдруг возле этой картины застать знатока, искусствоведа, другого художника и послушать, что он может рассказать об этой картине, эта картина заиграет всеми цветами и красками, наполнится смыслом и может даже стать частью истории нашей жизни и нашей судьбы.

Так получилось и с речью Джобса. Евгения посекундно стала объяснять каждое движение Джобса, и тут вдруг оказалось, что каждый жест, каждый взгляд, каждая полуулыбка были наполнены смыслом. Глубоким смыслом.

Первое, что он сделал, он просто подошел к трибуне с листком и бутылкой воды, которую стал там размещать. Все это время внимание публики было поглощено манипуляциями Джобса, и никто не догадывался, что Джобс таким образом избавлялся от своего смущения перед публичным выступлением. Все были захвачены его манипуляциями. Он обустраивал свое место выступления и делал это уютно, без раздражения. Все это длилось несколько секунд. Но было видно, как спадает напряжение у Джобса и у публики, которая стала входить в ритм доверительной беседы.

Потом были произнесены три фразы. «Спасибо! Для меня большая честь быть с вами сегодня на вручении дипломов одного из самых лучших университетов мира. Я университетов не оканчивал, но сегодня я в каком-то смысле как никогда приблизился к окончанию университета». Я записала их для себя слово в слово. Они стали ключевыми для выступления Джобса и как бы разгоном для его речи, а потом и для моей собственной.

Этими фразами мы с Джобсом успокаивали себя, наполняли свои легкие кислородом, наше сердце переставало учащенно биться, как испуганный кролик, пойманный за уши, наша речь становилась плавной, и публика начинала нас слушать, входить в ритм нашей речи, воспринимать смысл слов.

В первой фразе я, как и Джобс, выразила свою благодарность за предоставленную возможность говорить на этой сцене.

Я, как и Джобс, не имела специального образования. Мечтой моего отца было, чтобы кто-то из нас учился в художественном заведении. Но в моей жизни этого не случилось, а тут вдруг все сошлось: и отец, и мое выступление, и мой разговор об отце как художнике и человеке. И что говорить об этом буду я – его дочь, лучшее, по его словам, «произведение». Одна фраза-благодарность, но сколько в ней было смысла!

В следующей фразе, как и Джобс, я обозначила план своей речи-беседы. Что я буду рассказывать об отце, о его таланте, о становлении его как художника. О его войне. О личной жизни художника. Одна история, но хронологически поделенная на три блока. Три блока, вплетающих в себя узоры жизни и творчества, эти искрящиеся потоки – жизнь творца и творчество художника.

После таких подготовительных фраз мой рассказ об отце потек сам собой. Голос стал ровным и спокойным. Я говорила без микрофона, а зал сидел, затаив дыхание, слушал, не шелохнувшись, полтора часа.

Потом посыпались вопросы. Иногда они повторялись, дублировали друг друга, я отвечала на каждый. И сил на все хватило.

Я видела интерес в глазах слушающих, видела, как загорались глаза от моих ответов. И чувствовала, как зал наполнялся теплом и светом. Нам всем было хорошо!

Вот такая маленькая история из жизни, в которую вплелись истории замечательных людей. А также это история про людей, которые помогают раскрываться талантам. Порой таланты бывают так глубоко в нас спрятаны, что мы их и не замечаем и проходим мимо.

Спасибо Евгении за помощь в раскрытии таких вот способностей и талантов.

Это тоже талант – раскрывать чьи-то способности и таланты.

Оглавление книги


Генерация: 0.163. Запросов К БД/Cache: 2 / 0
поделиться
Вверх Вниз