Книга: Управление инновационным развитием высокотехнологичных корпораций России

1. 2. Оценка современных тенденций перехода экономики на инновационный путь развития

1. 2. Оценка современных тенденций перехода экономики на инновационный путь развития

Инновационный процесс, как справедливо отметил американский экономист Дж. Брайт, единственный в своем роде процесс, объединяющий науку, технику, экономику, предпринимательство и управление. Он состоит в получении новшества и простирается от зарождения идеи до ее коммерческой реализации, охватывая тем самым весь комплекс отношений: производства, обмена, потребления. Когда наука становится неотъемлемой частью промышленного производства и непосредственной производительной силой, то можно говорить о формировании инновационной экономики.

Как считается в научном сообществе, переход экономики на инновационный путь развития начался в США. Так, американский историк Э. Тоффлер указывал её начало – 1956 г. «первый символический показатель исчезновения экономики дымящих труб Второй Волны и рождения новой экономики Третьей Волны: «белые воротнички» и служащие численно превзошли заводских рабочих с «синими воротничками»[21]. В последнее двадцатилетие в этот процесс включилось большинство стран мира, в том числе и Россия.

Как было обосновано в предыдущем параграфе 1.1 исследования в настоящее время Российская Федерация располагает необходимым потенциалом для перехода экономики на инновационный путь развития, несмотря на геополитические и экономические проблемы текущего момента. Часть этого потенциала было сформировано в советский период, когда были разработана комплексная программа научно-технического прогресса (КП НТП) СССР на 1986–2005 гг. Авторами Программы были видные ученые и экономисты: Л.И. Абалкин, К.И. Таксир, М.В. Келдыш, В.А. Котельников, Б.Е. Патон, С.М. Тихомиров, В.К. Фальцман, А.И. Целиков, А.П. Яркин и другие.

Достижения советского ТНП позволяли держаться компаниям и в период застоя (этап 4 и 7) и помогает компаниям выжить в настоящее время (рис. 1.2.1).


Рис. 1.2.1. Этапы эволюции научно-технической системы (НТС)

(составлено автором)

Комплексная программа научно-технического прогресса (далее – КП НТП) создавалась для научного обоснования необходимости долгосрочной научно-технической и социально-экономической политики государства. Важную роль в ней играли вопросы обороноспособности и позиций страны в мировом сообществе на основе «всесторонней интенсификации экономики» и «рационального использования» материальных, природных и трудовых ресурсов. Такая КП НТП олицетворяла собой концепцию единства развития науки, техники и производства и рассматривалась как способ решения социально-экономических проблем. В связи с этим, необходимо сравнить тенденции научно-технических преобразований экономики, характерные для советского периода и для настоящего времени. Такая необходимость обусловлена тем, что сравнение позволяет выявить «узкие места» современной национальной инновационной системы и, основываясь на результатах, определить возможности их устранения. На полном основании можно полагать, что предыдущий опыт научно-технического развития экономики государства следует с определенной долей модификации применять в настоящее время (табл. 1.2.1).

Таблица 1.2.1. Сравнение программ/систем НТР советского периода (разработано автором)


Как следует из информации в табл. 1.2.1, обращает на себя внимание такой интересный факт. В комплексной программе четко прослеживается единство науки, техники и производства. Это, на наш взгляд, и стало причиной успеха научно-технологического развития экономики в советский период. В настоящее время данного триединства не наблюдается, на наш взгляд, в этом и заключается главная причина медленных темпов инновационного преобразования факторов воспроизводства. На рис. 1.2.2 отчетливо видна нисходящая динамика удельного веса компаний промышленного производства, осуществлявших технологические инновации с 2001 по 2013 гг.


Рис. 1.2.2. Удельный вес компаний промышленного производства, осуществлявших технологические инновации, %(составлено автором по[235])

Тенденции роста общих затрат на технологические инновации в промышленном производстве в целом присущи и компаниям энергетического комплекса России (рис. 1.2.3).


Рис. 1.2.3. Динамика затрат на инновационное развитие технологий (составлено автором)

Разумеется, при высоких темпах роста затрат возникают проблемы привлечение в экономику дополнительных финансовых ресурсов. Это иллюстрирует диаграмма на рис. 1.2.4. Динамика финансирования НИОКР, отраженная на этом рисунке подтверждает снижения финансовых поступлений во всех высокотехнологичных отраслях России. Практически объемы финансирования НИОКР сократились в среднем на 37 %.


Рис. 1.2.4. Динамика финансирования НИОКР (составлено автором)

В странах дальнего зарубежных доля затрат на исследования и разработки корпоративного сектора в общенациональных затратах на НИР (научные исследования и разработки) превышает 65–70 %. В России наблюдается противоположная ситуация и за счет корпоративного сектора финансируется лишь 20 % затрат на НИОКР. По оценкам аналитиков, большая часть реализуемых бизнесом проектов мотивировано желанием усилить свои конкурентные преимущества или сократить технологическое отставание от зарубежных конкурентов. У субъектов бизнеса отсутствуют мотивации занимать новые рыночные ниши или выходить на новые рынки. В России, по-прежнему, сохраняется тенденция финансирования науки в научно-производственной сфере из средств федерального бюджета. Так, например, по данным опубликованным на официальном сайте Росстата, расходы на фундаментальные и прикладные исследования возросли, в 2000 г.– 17,4 млн. руб., в 2005 г. – 76,9 млн. руб., а на начало 2012 г. составили 313,9 млн. руб. (0,57 % к ВВП и 2,87 % к общим расходам федерального бюджета. По данным статистического сборника ВШЭ в 2012 г. структура внутренних затрат на исследования и разработки в энергетической отрасли составляет 3,3 % от общей суммы инвестиционных вложений по целям экономической деятельности. В атомной промышленности также основным источником финансирования НИОКР является государство. Кардинально обратная тенденция наблюдается в технологически развитых странах, таких как Япония, Израиль, Китай, Корея, США, Швейцария, Германия и др., где доля корпоративного сектора в финансировании науки преобладает над государственным финансированием. По данным Минэкономразвития РФ финансирование программ инновационного развития составляет более 900 млрд. руб. и по плану 2013 г. составит 1400 млрд. руб. положительная тенденция намечается в финансировании НИОКР, выполняемых в ВУЗах.

Тенденция стагнации научно-технической (инновационной) активности промышленных компаний наблюдается на протяжении многих лет, что свидетельствует о наличии хронических проблемах в научно-производственной сфере[22]. Из всех компаний, осуществляющих технологические инновации, большая часть (32 %) приходится на сферу производство кокса и нефтепродуктов, электронного и оптического оборудования (25 %), химической промышленности (22 %), 4 % приходится на долю производства электроэнергии (рис. 1.2.5).


Рис. 1.2.5. Удельный вес технологических инноваций по видам деятельности в 2013 г. в общем объеме промышленности, % (составлено автором)

Негативная тенденция наблюдается и в динамике численность персонала, занятого научно-исследовательскими работами (рис. 1.2.7). С 2000 г по 2014 г.

Следует отметить для сравнения, что в СССР большое внимание уделялось развитию научной сферы и к 1990-м годам в отрасли работало порядка 2 млн. научных сотрудников (из них более 1 млн. сотрудников приходилось на территорию современной России). На тот период, это больше, чем в любой другой стране мира. Научно-исследовательская деятельность активно велась в трех секторах: академическом, вузовском и отраслевом. Наиболее развитым был отраслевой сектор. Важно подчеркнуть то, что научно-техническая (инновационная) цепочка не прерывалась и большая часть разработок в НИИ, НПО и в других структурах внедрялась непосредственно в производство. В настоящее время тенденции негативные во всех сферах научной и производственной деятельности.


Рис. 1.2.6. Структура затрат на технологические инновации в промышленном производстве по видам инновационной деятельности, % (составлено автором по [235])


Рис. 1.2.7. Численность персонала, занятого научно-исследовательскими работами, чел. (составлено нами по [235]).

Следовательно, для большей результативности инноватизации факторов воспроизводства следует, на наш взгляд, разработать принципиальные основы для объединения экономических субъектов, занятых в сферах науки, техники и производства для начала в высокотехнологичных сферах деятельности (например, в составе Росатома). Такой структурой может быть научно-производственная сфера (далее – НПС), функционирование которой позволит привлечь российских специалистов для работы над инновационными проектами на российской территории. Пока же трансформационные процессы последних десятилетий существенно разрушили существующую научно-производственную базу, однако, остается определенный задел для её возрождения. В высокотехнологичных сферах экономики сохранились и функционируют научно-исследовательские институты, научно-производственные объединения, лаборатории. Именно в таких сферах следует концентрировать ресурсы для формирования научно-производственной сферы (НПС), способной реализовывать инновационные проекты. Выделение НПС в высокотехнологичных отраслях в качестве Центра управления инновациями может явиться антистимулом «исходу» инноваторов из России.


Рис. 1.2.8. Динамика, так называемой «утечки мозгов» (составлено автором)

В настоящее время развитие НПС находится под прессом геополитических неурядиц и целого комплекса рисков, транспортируемых ей внешней и внутренней экономической средой. Сложности возникают и по причине, так называемой, «утечки мозгов», как это иллюстрирует график на рис. 1.2.8.

Мы полагаем, что НПС – это системно структурированный комплекс институциональных структур в научной, образовательной, производственной и технологической сферах в настоящее время разрозненно выполняющих заказы высокотехнологичных корпораций. Без такого объединения сложно оптимизировать негативное действие в компаниях атомной промышленности целого ряда факторов, содержание и сила действия которых проиллюстрировано на рис. 1.2.9.


Рис. 1.2.9. Факторы, препятствующие инновациям в компаниях атомной промышленности (составлено автором по [235])

По нашему убеждению, НПС является прообразом управляемого инновационного кластера, так как предполагается, что научно-производственная сфера возникает как результат целенаправленного управления, в соответствии с реализацией государственных стратегических планов; НПС может пользоваться финансовой, экономической и политической поддержкой институциональных партнеров и имеет «ядерную структуру» – с центральным предприятием, в нашем случаи эту функцию может выполнять НПО. Причиной, по которой мы предлагаем все же использовать понятие НПС – обосновано в первой главе исследования, данное понятие наиболее адаптивно в сложившихся исторических и институциональных условиях, а также не имеет территориальной зависимости.

НПО характеризуется нами как функциональный элемент НПС, и оно должно быть связующим звеном в трансфере результатов научно-технической деятельности в производство. Основное свойство НПО – ликвидация организационной разобщённость различных стадий процесса разработки и освоения производства инноваций, в результате чего обеспечивается непрерывность научно-технического прогресса.

Институциональная структура НПС может развиваться, подчиняясь фундаментальным принципам, проиллюстрированным на рис. 1.2.10.


Рис. 1.2.10. Принципиальная основа успешного функционирования научно-производственной сферы (НПС) (составлено автором)

Именно в рамках НПО появляется возможность для привлечения конструкторов, проектировщиков, инженеров, технологов и производственников к активному участию в разработке научных и технических идей, начиная со стадии исследования. Мы считаем возможным использовать положительный советский опыт, так как возродить НПО проще, чем строить национальную инновационную систему с нуля. Считаем возможным активизировать деятельность НПО в крупных наукоемких отраслях, которые уже имеют для этого перехода все предпосылки, так как к научно-техническому развитию более восприимчивы крупные, экономически состоятельные компании, которые имеют в достаточном размере финансовые, интеллектуальные, кадровые ресурсы и соответствующую институциональную инфраструктуру.

Современная практика научно-производственной деятельности экономических субъектов России показывает, что структуры, подобные НПС и НПО, мало изменились с советских времен, хотя на их развитии десятилетиями оказывалось административное давление.


Рис. 1.2.11. Комплекс внутренних и внешних факторов воздействия на НПС (составлено автором)

В настоящее время остаётся действующей долгосрочная Стратегия социально-экономического развития России до 2020 г. В параграфе 1.1 нами были приведены результаты исследования по существу понятия «система управления инновациями» и раскрыта его трансформация из теоретического понимания в прикладные формы использования. Это даёт основания для предметной характеристики элементов этой системы и методов управления инновациями. Встраивание НПС в данную Стратегию придаст структуре новый импульс для развития. Пока же в настоящее время на НПС оказывает влияния целый комплекс факторов внешней, так и внутренней среды.

Функционирование любой системы в сфере экономических реалий предполагает наличие в ней «живого начала» – комплекса взаимодействующих между собой, а в своем единстве и с внешней средой элементов. В экономической литературе это принято называть как «организационно-функциональный механизм», «экономический механизм», «организационно-экономический механизм». Элементы экономического механизма – это совокупность функциональных предписаний нормативно-правового характера, реализующих в свою очередь положения законодательства в той или иной сфере экономических отношений. Например, Закон об инвестициях предполагает реализацию на практике неукоснительных правил, которым должны придерживаться стороны инвестиционного договора, это могут быть концепции, программы, инструкции, предписания, распоряжения правительства и т. д. Все они в совокупности определяют некий фарватер, в пределах которого должны двигаться участники инвестиционного договора, причем, двигаться с заранее заданной целью, а вектор такого движения определяют их взаимосогласованные экономические и в том числе финансовые, кредитные, страховые и другие интересы. Ориентиры такого движения, условия действий, индикативные параметры реализации действий и многое другое задается стратегией, в данном случае стратегией привлечения, размещения и использования инвестиций. В зависимости от того или иного сектора, сферы, участка экономики, их территориальной принадлежности и правового статуса стратегии могут различными: федеральная стратегия социально-экономического развития страны в целом, стратегии развития региона N и т. д. Иными словами, содержание стратегии определяется содержанием конкретной сферы экономических отношений: финансовых, налоговых, кредитных и др. С предметных позиций следует различать стратегии развития компании, малого бизнеса или какого-то сектора экономики, например, энергетического. Все те объекты, развитие которых определяется стратегией, являются системами (экономическая система, в её составе находится финансовая и другие монетарные системы). В «движение», как уже указано выше, они приводятся механизмом, а сам механизм функционирует с целью реализации ориентиров, определяемых конкретной стратегией. Как видим, всё вокруг системно взаимосвязано и взаимообусловлено. Выявить причинно-следственные связи в «большой» и входящие в её состав множества «малых» систем (это уже – подсистемы) – значит понять как «работают» их механизмы (хорошо, со сбоями или плохо «работают»), а поняв – определить, что предпринимать далее. Такая последовательность аналитической оценки и умение конструктивно реализовать полученные результаты анализа означает – ничто иное, как управление «большими» и «малыми» системами согласно выбранной экономическими субъектами стратегии их функционирования (целеполагание и комплекс индикативных показателей, определяемых на перспективу).

Все вышеприведенные доводы характерны для предмета нашего исследования – системы управления инновационными проектами, функционирующей в таком высокотехнологичном секторе российской экономики как атомная энергетика (это – объект исследования). Развитие такой системы осуществляется, равно как всех других экономических систем, согласно выбранной стратегии. Стратегия формирует новые ориентиры развития энергетического сектора в рамках перехода российской экономики на инновационный путь развития, предусмотренный Концепцией долгосрочного социально-экономического развития РФ до 2020 г.[23] (далее – Концепция).

Как правило, содержание характеризуемой нами стратегии определяют несколько базовых блоков, показанных на рис. 1.2.12.


Рис. 1.2.12. Шесть базовых блоков энергостратегии

(составлено автором)

За время, прошедшее с начала реализации (2009 г.) Энергетической стратегии России на период до 2020 г., российский энергетический сектор развивался преимущественно в рамках основных прогнозных тенденций, предусмотренных указанным документом, несмотря на существенные отклонения базовых экономических индикаторов развития страны и внешнеэкономических условий от их значений, прогнозровавшихся в 2003 г.

Главными векторами перспективного развития отраслей топливно-энергетического комплекса, предусмотренными Энергетической стратегией России на период до 2020 г., являются:

• переход на путь инновационного и энергоэффективного развития;

• изменение структуры и масштабов производства энергоресурсов;

• создание конкурентной рыночной среды;

• интеграция в мировую энергетическую систему.

Временные рамки окончания первого этапа (ориентировочно 20132015 гг.) определяются масштабами последствий кризиса и скоростью их преодоления экономикой и энергетическим сектором. Второй этап – это этап перехода к инновационному развитию и формирования инфраструктуры новой экономики. В соответствии с этим доминантой второго этапа будет общее повышение энергоэффективности в отраслях топливно-энергетического комплекса и экономике в целом как результат проведенных на первом этапе мероприятий по модернизации основных производственных фондов и соответствующих нормативно-правовых и институциональных преобразований, а также реализация инновационных и новых капиталоемких энергетических проектов в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, на континентальном шельфе арктических морей и полуострове Ямал.


Рис. 1.2.13. Стратегические ориентиры развития атомной отрасли до 2030 г. (составлено автором по [109])

Пример индикативных показателей можно видеть в прогнозный топливно-энергетический баланс России на период до 2030 г. предусматривает:

• снижение доли газа в потреблении первичных топливно-энергетических ресурсов с 52 % в 2005 г. до 46–47 % к 2030 г.;

• увеличение доли нетопливных источников энергии в потреблении первичных топливно-энергетических ресурсов с 11 % до 13–14 % к 2030 г.;

• масштабное снижение удельной энергоемкости экономики и энергетики (в 2,1–2,3 раза) при незначительном росте внутреннего потребления (в 1,4 – 1,6 раза), экспорта (в 1,1–1,2 раза) и производства энергоресурсов (в 1,3–1,4 раза)1.

Цели развития объекта нашего исследования (корпораций атомной промышленности до 2030 г.) приведены на рис. 1.2.13.

На наш взгляд, для создания и распространения инноваций, возрождения и эффективного функционирования научно-производственной сферы необходима ее адаптация к рыночным условиям, среди которых наибольшее воздействие оказывает экономическая нестабильность, обострение конкуренции с мировыми инновационными центрами, снижение профессионализма в научной сфере деятельности. В связи с этим, следует указать на базовые факторы (рис. 2.1.14), определяющие состояние рынка инноваций, влияющие на динамику развития российской научно-производственную сферы (НПС).


Рис. 1.2.14. Факторы рыночной среды (составлено автором)

Выводы из параграфа 1.2

Благодаря отказу от акционирования экономических субъектов атомной промышленности и сохранения в ней государственной формы собственности удалось избежать организационной и производственной раздробленности этого важнейшего сектора экономики, что, к сожалению, наблюдалось в других экономических секторах. [24]

Проведенный анализ позволяет нам сделать следующие выводы о научно-технической деятельности промышленных предприятий. По данным Федеральной службы государственной статистики, стимулом для осуществления инновации, по-прежнему остается желание повысить конкурентоспособность выпускаемой продукции на товарных рынках. Так, на внутреннем рынке лишь 24 % анализируемых компаний промышленного сектора охарактеризовали ее как «высокую», 61 % – как «среднюю», а 9 % – как «низкую». Только 7 % сочли конкурентоспособность своей продукции «высокой» на внешнем рынке.

По итогам 2011 г. увеличился удельный вес компания, у которых отмечена позитивная тенденция воздействие научно-технических разработок на технико-экономические результаты деятельности их компаний, а с 2014 г. наметилась тенденции снижения. На основании метода экспертных оценок, были выявлены основные факторы, сдерживающие научно-техническую (инновационную) деятельность. Главные среди них – неразвитость инновационной инфраструктуры, под которой понимается совокупность субъектов научно-технической (инновационной) деятельности (институты, организации и физические лица), обеспечивающих благоприятные условия и возможности для производства и реализации нововведений (инноваций)[24]. По мнению экспертов, второй наиболее важной проблемой является недостаток квалифицированных кадров, способных осуществлять исследования, разработки и последующее внедрение результатов научно-технической деятельности. Также немаловажную роль в данной статистике играет правовая (законодательная) база и неразвитость рынка технологий.

Совокупность внешних и внутренних факторов НПС влияет не только на внутреннюю динамику научно-производственной сферы, но и на уровень инвестиционной привлекательности страны в целом. В рейтингах Мирового Банка, характеризующих качество регулирования и правовую среду, Россия на протяжении последних пяти лет продемонстрировала максимальное ухудшение позиций [233]. Анализ Индекса глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума (GCI WEF) показал, что традиционными «провалами» конкурентоспособности российской экономики остаются слабая институциональная среда, низкая эффективность товарного рынка, низкий уровень развития финансового рынка (непрозрачность, неравные условия конкуренции, создаваемые преференциями, получаемыми госбанками), а также недостаточная активность бизнеса. [25]

Оглавление книги


Генерация: 0.625. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз