Книга: Как пасти котов. Наставление для программистов, руководящих другими программистами

Уровень мышления

Уровень мышления[14]

Ну что, вам интересно? Вы заинтригованы тем, что будет дальше? Думаю, что нет. Скорее всего, вы пребываете в полной уверенности, что дальше я разражусь мириадами советов о том, каких действий лучше избегать, а на каких делать упор, и все эти сведения будут представлены в виде маркированных списков. Действительно, в последующих главах таких списков будет немало, но в данный момент я хочу обратить внимание на то, как важно в вашей новой роли думать. Поэтому с перечислением рекомендуемых и не рекомендуемых приемов руководства пока что повременим. Возможно, необходимость думать – это самая сложная обязанность менеджера. Тем не менее это абсолютно необходимое условие нашего успеха. Как пишет в книге «Dynamics of Software Development» Джим Маккарти (Jim McCarthy):

«Основная задача руководителей процесса разработки программных средств состоит в том, чтобы аккумулировать как можно больше интеллектуальных ресурсов и направить их на создание конечного продукта»[15].

Стоя в душе – думайте. Катаясь на велосипеде, прогуливаясь по парку, выделывая невообразимые трюки на роликах – думайте. Сталкиваясь с дилеммами, которые обусловлены принятыми проектными решениями, – думайте. Думать значительно полезнее, чем смотреть телевизор или бесцельно бродить по Сети, – пусть даже там 500 каналов, но на самом деле на них ничего не происходит, и то, что они как будто избавляют человека от необходимости мыслить, совершенно не здорово. Думайте напряженно, до изнеможения, а когда не останется сил – начинайте заново. Результат вас удивит.

Ну а теперь подумаем о том, как справляться с некоторыми типичными ситуациями.

Предположим, в вашем подчинении кот породы минималист, но при этом весьма профессиональный. Вы хотите поручить ему модернизацию продукта, который писал кто-то другой, но доработать который в контексте текущих коммерческих задач совершенно необходимо. Взглянув мельком на код, который вы собираетесь вменить ему в обязанность, он говорит: «Нет, это слишком сложно – код нужно переписать». Естественно, речь идет о коде, который писался два года и который уже сейчас приносит компании неплохие деньги. Ситуация осложняется тем, что человек, который этот код написал, у вас больше не работает и поэтому физически не может помочь новому сотруднику в нем разобраться. Итак, у вас два выхода. Первый: пасть под давлением минималиста, сделав его самым счастливым человеком, но загубив последний шанс сдать проект в срок. Второй: направить его на путь изучения существующей архитектуры и дать ему впоследствии возможность внести в нее весомый вклад. Поиграйте с его пристрастием к четкой архитектуре – попросите документировать существующий код с тем, чтобы в будущем, если позволит время, он смог бы переписать некоторые объекты, сделать их более удобными. Если он профессионал, не сомневайтесь – он обязательно разберется в том, что написал его предшественник. Не стесняйтесь использовать в своих целях дух соревновательности. С точки зрения минималиста все, что написал не он, – полная туфта. На самом деле вполне возможно, что он боится, будто не сможет разобраться в существующем коде, и просто не хочет в этом признаться. Всегда ищите скрытые мотивы, которыми руководствуются все без исключения представители рода человеческого. Поймите: программисты, не готовые признать, что их компетенции не хватит для решения поставленной задачи, очень любят выискивать своему бездействию высокоинтеллектуальные оправдания.

Как поступить с архитектором, который уверен, что созданные им объектные решения превосходят все созданное ранее, а вы, тем не менее, усматриваете в них некие слабые стороны? Не надо ему ничего говорить про врожденные недостатки решений – ничего не добьетесь, зато наживете себе врага. Лучше попросите его объяснить предполагаемый механизм функционирования всех динамичных элементов и построить несколько прототипов, или тестовых программ, которые смогли бы наглядно продемонстрировать действие заложенных в решении функций. Если он создаст эти прототипы и никаких проблем не возникнет, значит, возможно, вы были неправы, и изъянов в найденном решении нет. Если архитектура кажется вам слишком громоздкой и монолитной, попросите разбить ее на компоненты. Если окажется, что они прекрасно друг с другом работают, значит, архитектор вполне адекватно представляет себе, что он хочет. Если объекты излишне взаимосвязаны и взаимозависимы, это свидетельствует о пристрастии архитектора к усложнению, которое способно существенно удорожить сопровождение продукта. Что отличает высокопрофессионального архитектора? То, что он способен создать конструкцию, которую сможет обслуживать и расширять любой его последователь. Такая конструкция не рассыплется при первой же модернизации кода. На код при работе с архитектором нужно смотреть его глазами – даже если он слеп на один глаз и не видит другим.

Есть твердое правило: прежде чем пытаться утвердить то или иное решение, используя свое положение руководителя, обязательно выслушайте человека и попробуйте его понять.

Какие еще рекомендации я мог бы дать по поводу такого рода ситуаций межличностного общения? Есть твердое правило: прежде чем пытаться утвердить то или иное решение, используя свое положение руководителя, обязательно выслушайте человека и попробуйте его понять. В том, что касается конфронтации, программисты ничем не отличаются от остальных людей – они хотят, чтобы их выслушали. Как пишет в своей книге «The 7 Habits of Highly Effective People» Стивен Кави (Stephen Covey), «сначала старайтесь понять… и только после этого – быть понятым». Поиск консенсуса при принятии технических решений есть не что иное, как вид искусства, основывающийся на готовности выслушивать чужие идеи. Для того чтобы выстроить такую основу для взаимодействия с сотрудниками, требуется терпение, и проявлять его необходимо – хотя иногда нам кажется, что времени нет даже на конструирование, а насчет методов все вроде бы согласны. Вы можете так считать, но это не отменяет постановку задачи по достижению консенсуса[16]. О том, как достичь консенсуса, мы еще поговорим в главе 5, которая посвящена проведению проектных совещаний. Возможно, вы удивитесь, когда узнаете, что консенсус нельзя строить на основе компромисса. 

И еще один пример, иллюстрирующий принцип «услышь, прежде чем судить». Некоторые языки программирования – и, в частности, Visual Basic (VB) – не предусматривают полноценных конструкторов объектов. Недавно я столкнулся с тем, как один художник с помощью события инициализации класса VB пытался организовать обращения к набору объекта со стороны (родительского) класса-потребителя[17]. Если объект VB не удается конкретизировать, перехватить ошибку становится очень трудно. Когда я спросил этого деятеля, почему для обработки подверженной ошибкам операции он выбрал упомянутое событие, в ответ он сообщил, что его решение изящно, понятно и не требует от вызывающего объекта подготовки обращения к интерфейсу. Я, естественно, посчитал, что надежная обработка ошибок значительно важнее любых попыток вылизать текст. Но промолчал. Ознакомившись с его аргументацией, я объяснил ему, с какими трудностями может столкнуться такой объект, и подкрепил свои соображения наглядным примером в коде. Если бы я сразу сказал что-нибудь вроде «это не есть правильно – разберись!», то не смог бы образумить его своим примером, и он так бы не понял, чего от него хотят. Повторюсь: если дать человеку возможность высказать его точку зрения, он в ответ проявит понимание к вашей позиции.

Оглавление книги


Генерация: 0.311. Запросов К БД/Cache: 3 / 0
поделиться
Вверх Вниз