Книга: Применение технологий электронного банкинга: риск-ориентированный подход

5.3. Адаптация информатизации банковской деятельности

5.3. Адаптация информатизации банковской деятельности

Основное, что требуется для получения гарантий надежного и безопасного использования любой новой ИТ, — это обеспечение необходимой профессиональной квалификации и технической документации на реализующую ее АС. В условиях применения электронного банкинга, впрочем, к этому требованию добавляется понимание причин возникновения и особенностей реализации новых факторов и источников компонентов банковских рисков (включая ликвидацию «квалификационного разрыва», о котором говорилось ранее). Адаптация схемотехнического описания распределенных компьютерных систем и вычислительных сетей кредитной организации, включая ее филиалы и дополнительные офисы, задействованные в ИКБД, также имеет циклический характер. Это понимание целесообразно отразить во внутренних документах кредитной организации, например в таком, как «Политика внедрения и развития информационных технологий и автоматизированных систем», которая утверждается высшим руководством организации.

В соответствии с положениями такого документа при каждом внедрении новой ТЭБ логично предположить «запуск» очередного витка ЖЦ информатизации банковской деятельности с ее документарного обеспечения. Чрезвычайно полезно начинать его обновление с составления для каждого вновь формируемого канала доступа извне к информационно-процессинговым ресурсам кредитной организации схемы (диаграммы) потоков данных и их описания (включая узлы приема/передачи, обработки, хранения массивов данных, обозначения сетевых адресов и портов и т. п. — всего, что входит в топологию вычислительной сети). Зачастую эти элементарные (хотя и достаточно трудоемкие) мероприятия игнорируются, вследствие чего вся информация о размещении сетевых ресурсов и их функционировании хранится только в головах ответственных исполнителей. Такие ситуации представляют собой один из основных факторов риска для надежной работы БАС и СЭБ кредитной организации, особенно при наличии текучки кадров или образовании чрезмерной концентрации полномочий у каких-либо исполнителей в подразделении ИТ или ОИБ.

При принятии решения о переходе к ДБО клиентов руководителям и специалистам кредитной организации целесообразно проектировать и заранее закладывать в систему ДБО возможности ее масштабирования и повышения производительности, поскольку, как показывает практика, удачный с потребительской точки зрения вариант ДБО быстро приводит к резкому увеличению численности клиентуры, которая переходит к его использованию, а также объемов запрашиваемых ею банковских операций и сопутствующей информации. Одновременно возрастают финансовые потоки, управляемые дистанционно, — в то же время практика свидетельствует и о том, что немало кредитных организаций при развитии своего бизнеса в направлениях ДБО реально сталкиваются именно с нехваткой производительности СЭБ и БАС. В ряде случаев проблемы такого рода оказывается трудно решить не только без непредвиденных и заметных вложений в новое аппаратно-программное обеспечение, но также и без изменений в организационной структуре кредитной организации. Следствием этого, как правило, являются своего рода «наведенные» проблемы, возникающие одновременно с интеграцией новых систем ДБО с уже действующими операционными банковскими автоматизированными системами и системами информационного обеспечения руководства кредитной организации.

Степень зависимости результатов бизнеса от надежности компьютерных систем организации должна полностью осознаваться ее руководством и адекватно учитываться при распределении ресурсов. Важно отметить, что простое следование «требованиям времени», имея в виду наращивание кредитными организациями «технологических мышц», равно как и имиджевым соображениям, которые не обусловлены непосредственно стратегическим и бизнес-планами и т. п., скорее всего, приведет к реализации как компонентов операционного и стратегического риска (по минимуму), а если контроль над системами электронного банкинга окажется недостаточным, так и всех остальных из рассматриваемых здесь типичных банковских рисков. Такая ситуация хорошо иллюстрируется приведенной на рис. 5.4 карикатурой (с web-сайта www.cartoonbank.com).


Типичными проблемными вопросами, долгое время не решаемыми во многих отечественных кредитных организациях, остаются:

отсутствие планирования информатизации (политики информатизации);

неадекватное распределение ресурсов (остаточный принцип);

нехватка квалифицированного персонала (слабое знание новых систем);

недопустимое совмещение обязанностей (концентрация полномочий);

недостатки сетевых архитектур (доступность, уязвимость и т. п.);

незнание технологий провайдеров (источников компонентов банковских рисков);

недостаточный внутренний контроль (нехватка совокупной квалификации).

Наличие недостатков такого рода в части применения кредитной организацией ИТ для автоматизации банковской деятельности свидетельствует о существовании для нее серьезных и неучтенных факторов возникновения источников компонентов банковских рисков.

В организации и обеспечении процесса использования ИТ в кредитной организации (в том числе его документарного обеспечения) многое зависит от того варианта, который был изначально принят для автоматизации банковской деятельности в качестве основного. Вариантов создания программно-информационных комплексов ДБО всего три, это:

1) оригинальный собственный комплекс кредитной организации;

2) заказная разработка специализированной компанией-вендором;

3) приобретение комплекса СЭБ, изготовленного «под ключ».

Различия в организации внутрибанковских процедур в связи с каждым из подходов приводят к вариациям в составах факторов возникновения и источников компонентов банковских рисков, что полезно учитывать при уточнении содержания связанных с применением ИТ внутрибанковских процессов, порядков и документарного обеспечения банковской деятельности прежде всего в плане обеспечения эффективного УБР. Здесь также возможны различия в решении вопросов контролируемости ИТ и компенсации зависимостей кредитной организации от сторонних компаний (если обобщенно рассматривать вендоров как разновидность провайдеров[137]).

Естественно, в случае самостоятельной разработки БАС и СЭБ кредитная организация легче всего решает вопросы проектирования, основываясь на знании локальных условий персоналом, сопровождения, модернизации и во многом с ОИБ и контролем функционирования автоматизированных систем, а также их ПСИ. В то же время традиционные подходы к этим процессам часто связаны с тем, что происходит крайне нежелательное совмещение функций разработки и эксплуатации, управления и контроля, а также системного администрирования. С другой стороны, главной платой за этот подход являются расходы на содержание остаточно обширного штата специалистов высокой квалификации в области ИТ, что могут позволить себе далеко не все кредитные организации.

В случаях использования заказной разработки кредитная организация экономит на расходах на персонал, но попадает в известную зависимость от компании-разработчика, с которой ей приходится «выстраивать отношения», а значит, заботиться о подготовке исходных данных на разработку и согласование соответствующего технического задания, участвовать в обеспечении и организации ПСИ, а также в подготовке документации по их обеспечению и проведению (что является наиболее сложным после подготовки технического задания), равно как и решать вопросы модернизации автоматизированных систем или их замены по мере развития и усложнения бизнеса. К перечисленному добавляются организация и сопровождение договорных отношений, а также прогнозирование надежности вендора, поскольку в случае его ухода с рынка банковской автоматизации разработанная «под пожелания» заказчика АС останется без поддержки, а значит, и без развития и возможностей решения неотложных вопросов (например, разрешения чрезвычайных происшествий техногенного характера). Кстати сказать, все перечисленные функции требуют от персонала кредитной организации наличия и проявления достаточно высокой квалификации, хотя, конечно, далеко не в тех масштабах, что в предыдущем варианте.

Наконец, если АС приобретается кредитной организацией в готовом, «товарном» виде, то специалисты кредитной организации должны убедиться в том, что СЭБ точно соответствует потребностям банковской деятельности в варианте ДБО. Для этого необходимо не только наличие описания таких потребностей (что сродни подготовке исходных данных на разработку), но также изучение того, как были организованы и проводились ПСИ специалистами компании-разработчика, включая их программы и методики, протоколы и акты, контрольные примеры и тесты. Как и в предыдущем варианте, решать требуется и вопросы последующего сопровождения и модернизации СЭБ в процессе ее эксплуатации. Для того чтобы грамотно разобраться в этих вопросах, также требуется специальная квалификация. Кстати, для двух последних вариантов актуальной и очень сложной может оказаться задача подтверждения отсутствия в АС уже упоминавшихся ранее «недокументированных функций» («закладок»), хотя в отношении известной, зарекомендовавшей себя на рынке банковского АПО компании высказывание таких подозрений, скорее всего, окажется необоснованным.

Аналогичные вариации имеют место для размещения и сопровождения (ведения) web-сайтов, используемых в банковской деятельности (в широком смысле). Основные варианты включают:

подразделение информатизации кредитной организации;

аппаратный комплекс фирмы-разработчика web-сайта;

аппаратный комплекс компании-провайдера.

Имеются и другие варианты ДБО через компании-интеграторы, причем следует отметить, что отношения кредитной организации со сторонней компанией в каждом из них строится, как правило, индивидуальным образом, и специалисты ее подразделений — от ИТ, ОИБ, ВК до правового обеспечения — должны быть к этому готовы. Опять-таки размещение web-сайтов на средствах самой кредитной организации требует наличия квалифицированного персонала, владеющего web-технологиями, размещение на сторонних мощностях — детальной проработки текстов соответствующих контрактов.

В техническом плане надежность ДБО определяется прежде всего архитектурой и организацией резервирования компьютерных систем и каналов связи, входящих в ИКБД, в том числе находящихся вне кредитной организации. Не меньшее значение имеет применение средств сетевой и антивирусной защиты, а также так называемых систем «предотвращения вторжений» и систем «обнаружения вторжений», которые обозначаются преимущественно англоязычными аббревиатурами, соответственно, IPS и IDS[138], которые могут использоваться как порознь, так и в комбинации. Последние являются больше прерогативой подразделения ОИБ, хотя во многих российских кредитных организациях значительное количество функций ОИБ «исторически» выполняется их подразделениями ИТ, что в подавляющем большинстве случаев чревато повышением уровней компонентов банковских рисков, поскольку даже если специалисты ИТ имеют основательную подготовку в части ОИБ (а это все-таки не всегда так), то происходит чрезмерная концентрация полномочий высокого уровня в одном подразделении кредитной организации.

Руководству высокотехнологичной кредитной организации целесообразно уделять внимание ряду основных аспектов применения в ней информационных технологий, а именно: проектированию, созданию, обеспечению надежности, внедрению, эксплуатации, модернизации, замене банковских автоматизированных систем и систем электронного банкинга, управлению и контролю в области ИТ, а также квалификации персонала, решающего задачи применения ИТ для автоматизации банковской деятельности. Решение всех этих вопросов предпочтительно осуществлять в рамках ИСУ кредитной организации, которая одновременно служит целям контроля эффективности использования ИТ и автоматизированных систем. В отношении электронного банкинга для этого можно воспользоваться обобщенным подходом, к примеру, упомянутой в разделе 3 универсальной рейтинговой системой для информационных технологий (УРСИТ), которая была разработана органами банковского регулирования и надзора США в 1978 г. и модернизировалась до 1999 г., после чего используется, как считается, в «законченном» виде.

Создавалась УРСИТ Федеральным советом по проверкам финансовых учреждений[139], который является общим методическим органом для учреждений США, выполняющих регулятивно-надзорные функции в банковской системе, — основные из них: Федеральная резервная система (FRS), Управление контролера денежного обращения (ОСС) и Федеральная корпорация страхования депозитов (FDIC)[140]. В описании УРСИТ, официально зарегистрированной в США’, указано, что она «является… внутренней рейтинговой системой для проверок в рамках надзора… используемой для обеспечения однотипной оценки рисков, принимаемых финансовыми учреждениями и провайдерами услуг при использовании информационных технологий и выявления тех учреждений и провайдеров услуг, в отношении которых необходимо особое внимание со стороны надзора». В то же время такими разработками пользуются и коммерческие банки, и другие финансовые учреждения США.

Основная цель применения УРСИТ заключается в выявлении таких организаций, чьи состояние или работа в части выполнения функций, реализуемых информационными технологиями, требуют специального контроля со стороны надзора. Эта рейтинговая система помогает проверяющим в оценке риска и описании установленных в ходе проверки фактов, поэтому система включает описания так называемых «компонентных» и «суммарных» (композитных) рейтингов, а также идентификацию рисков и оцениваемых факторов, которые учитываются при присвоении компонентных рейтингов. В рамках УРСИТ любое из контролируемых (проверяемых) финансовых учреждений или провайдеров услуг получает композитную рейтинговую оценку, которая основана на оценивании и присваивании рейтингов четырем компонентам, характеризующим деятельность организаций в части ИТ. Этими компонентами являются, по сути, четыре внутренних процедуры в самой организации, а именно:

1) проведение аудита ИТ;

2) управленческая деятельность в части ИТ;

3) организация системных разработок и приобретений;

4) организация поддержки и сопровождения ИТ.

Как для суммарного, так и для компонентных рейтингов используются цифровые оценки в диапазоне от 1 до 5 (соответственно от наилучшего случая к наихудшему). Итоговый рейтинг ассоциирован со следующими экспертными оценками (формулировками):

1 — безупречное функционирование;

2 — надежное и устойчивое функционирование;

3 — требуется незначительное надзорное внимание;

4 — ненадежные и неустойчивые условия работы;

5 — критическая операционная ситуация.

Основным назначением суммарного рейтинга является идентификация тех финансовых учреждений и провайдеров услуг, которые обнаруживают слишком большую уязвимость к рискам, ассоциируемым с информационными технологиями. Поэтому отдельной подверженности риску, которая явно влияет на жизнеспособность данной организации и (или) ее клиентов, должен присваиваться более высокий весовой коэффициент в суммарном рейтинге.

Суммарный рейтинг получается посредством суммирования качественных оценок[141] всех четырех компонентов. Между суммарным рейтингом и компонентными рейтингами функционирования существует связь, в то же время суммарный рейтинг не является арифметическим средним его компонентов. При использовании риск-ориентированного подхода простой арифметический расчет не отражает реального состояния ИТ. Любой низкий рейтинг одного компонента может сильно повлиять на общий суммарный рейтинг для того или иного учреждения. К примеру, если функция аудита реализуется неадекватно, то целостность автоматизированных систем как таковую нельзя с уверенностью подтвердить. Подходящим обычно оказывается значение суммарного рейтинга, не дотягивающее до удовлетворительного («3» — «5»), Таким образом, система УРСИТ имеет пирамидальную структуру, которая представлена на рис. 5.5. В его нижней части показана «плоскость рейтинговых компонентов», т. е. некая воображаемая область группирования первичных выводов, в которой овалы имеют условный радиус, равный 5, а радиальные линии представляют собой оси оценок. Пунктирами показаны своего рода конусы, сводящие компонентные рейтинги в значения суммарных рейтингов (собственно частные оценки не показаны, чтобы не загромождать рисунок, — предполагается, что это метки на радиусах, от которых отходят вверх линии «логических выводов»).


Можно обратить внимание на сходство представленной иллюстрации с конструкцией, изображенной на рис. 2.1, что свидетельствует о возможности объединения рассмотренных подходов.

Четыре основных компонента УРСИТ, определяемых так же, как основные составные части деятельности организаций в области ИТ — «Аудит», «Менеджмент», «Разработка и приобретения», «Поддержка и сопровождение», — используются для оценки так называемых «общих характеристик» функционирования организаций в части ИТ. Композитные рейтинги ИТ и каждый компонентный рейтинг определяются по шкале от 1 до 5 в нисходящем порядке по степени надзорного внимания:

1 представляет наивысший рейтинг и интерпретируется как наилучшее функционирование проверенной организации и управление в ней при достаточности наименьшего внимания со стороны надзора, тогда как 5 представляет самый низкий рейтинг и интерпретируется как наихудшее функционирование организации и управление в ней, требующее наибольшего внимания со стороны банковского надзора.

1. В части аудита рассматриваются:

— независимость;

— адекватность применяемой методики анализа риска;

— масштаб охвата;

— участие в разработках, закупках аппаратно-программных средств и т. п.;

— планирование аудиторских мероприятий;

— квалификация и компетентность специалистов;

— периодичность проведения и последующий контроль.

2. Оценка деятельности руководства кредитной организации осуществляется по следующим показателям:

— степень и качество наблюдения со стороны совета директоров и высшего руководства банка за информационными технологиями;

— планирование новых видов деятельности;

— реакция на изменяющиеся условия;

— организация внутренней отчетности и информирование руководства;

— адекватность внутренней политики банка и средств контроля;

— эффективность системы мониторинга рисков;

— содержание и качество договоров с провайдерами и клиентами.

3. Оценка процессов разработки и приобретения учитывает:

— организационную структуру кредитной организации;

— контроль над системными разработками и процессами приобретения;

— адекватность организации ЖЦ разрабатываемых систем и принятых стандартов программирования;

— обеспечение качества разработок и контроль над внесением изменений;

— документарное обеспечение банковских автоматизированных систем;

— обеспечение целостности и безопасности вычислительных сетей, а также системного и прикладного программного обеспечения.

Кстати, можно заметить, что первоначально в рассматриваемой рейтинговой системе вместо «Процессы разработки и приобретения» и «Процессы поддержки и сопровождения» фигурировали «Системные разработки и программирование» и «Операции».

4. Поддержка и сопровождение в кредитной организации рассматриваются со следующих позиций:

— возможности предоставления банковских услуг и удовлетворение требований бизнеса;

— планирование в целях обеспечения непрерывности работы функциональных систем и ее контроль;

— планирование и контроль производительности и функциональных возможностей банковских автоматизированных систем;

— политика, процедуры и практика ОИБ;

— содержание и качество контрактов с провайдерами;

— обеспечение конфиденциальности банковской информации.

Суммарные рейтинги при этом описываются приведенными ниже совокупностями экспертных заключений, аналогичных по стилю и применению экспертным заключениям, использовавшимся в параграфе 5.2 для описания ситуации в кредитной организации с операционным риском (его уровнем и управлением им). Здесь необходимо подчеркнуть, что, поскольку в соответствии с законодательством США кредитные организации обязаны контролировать финансовое состояние своих провайдеров и выполнение ими SLA, а органы банковского регулирования и надзора имеют право проверять провайдеров так же, как и сами эти организации, УРСИТ применяется инспекторами к тем и другим, а те в свою очередь также используют данную систему в целях обеспечения надежности аутсорсинга. Тем самым гарантируется единство подходов к оценке уровней компонентов банковских рисков.

Суммарный рейтинг 1

Финансовые учреждения или провайдеры, которым присвоен рейтинг «1», демонстрируют во всех отношениях надежное функционирование и обычно их компоненты оцениваются «1» или «2». Недостатки в организации ИТ незначительны и легко устраняются в ходе обычной работы. Процессы риск-менеджмента реализованы в форме полноценной программы выявления и мониторинга риска в соответствии с размерами, сложностью деятельности и профилем риска учреждения. Стратегические планы тщательно разработаны и полностью внедрены в учреждении. Это позволяет руководству быстро адаптироваться к изменяющимся рыночным условиям, деловым и технологическим потребностям данного учреждения. Руководство четко идентифицирует недостатки и принимает соответствующие корректирующие меры для их устранения с учетом требований аудита и органов регулирования. Финансовое состояние провайдера устойчивое, и общие характеристики функционирования свидетельствуют об отсутствии проблем.

Суммарный рейтинг 2

Финансовые учреждения или провайдеры, которым присвоен рейтинг «2», демонстрируют безопасное и надежное функционирование, но при этом могут иметь место умеренные недостатки в операционных характеристиках, мониторинге, управленческих процессах или разработке систем. Как правило, высшее руководство исправляет недостатки в ходе обычной работы. Процессы риск-менеджмента позволяют адекватно выявлять и контролировать риск в соответствии с размером, сложностью деятельности и профилем риска данного учреждения. Стратегические планы разработаны, но могут требовать уточнения, улучшения координации или совершенствования информирования в организации. В результате руководство предвидит изменения в рыночных условиях, деловых и технологических потребностях учреждения и реагирует на них, но менее оперативно. Руководство, как правило, идентифицирует недостатки и принимает соответствующие корректирующие меры. В то же время устранение проблем в большей степени зависит от аудита и вмешательства регулирующих органов. Финансовое состояние провайдера услуг приемлемое, и хотя могут иметься некоторые недостатки во внутреннем контроле, существенных причин для усиления надзора нет.

Суммарный рейтинг 3

Финансовые учреждения или провайдеры, которым присвоен рейтинг «3», требуют определенного внимания со стороны надзора из-за сочетания недостатков, которые могут варьироваться от умеренных до серьезных. Если эти недостатки сохранятся, то в дальнейшем возможно ухудшение состояния и функционирования данного учреждения или провайдера услуг. Процессы рис к-менеджмента могут недостаточно эффективно идентифицировать риски и не соответствовать размеру, сложности деятельности и профилю риска данного учреждения. Стратегические планы недостаточно четкие, и в них может неадекватно описываться направление развития ИТ. В результате руководство часто испытывает трудности с реагированием на изменения в рыночных условиях, деловых и технологических потребностях учреждения. Практика самооценки не развита и обычно представляет собой реакцию на результаты аудита и отклонения от установленных правил. Проблемы могут повторяться, свидетельствуя о нехватке у руководства возможностей или желания решать проблемы. Финансовое состояние провайдера может быть проблемным или могут наблюдаться негативные тенденции в нем. Несмотря на то что серьезные финансовые или функциональные проблемы вряд ли возникнут, требуется повышенное внимание надзора. Может оказаться необходимо содействие в обеспечении проведения корректирующих мероприятий.

Суммарный рейтинг 4

Финансовые учреждения или провайдеры, которым присвоен рейтинг «4», работают в небезопасных и ненадежных условиях, что может негативно сказаться в дальнейшем на их «жизнеспособности». Функциональные недостатки свидетельствуют о серьезных проблемах с руководством. В процессах рис к-менеджмента неадекватно учтены размер, сложность деятельности и профиль риска данного учреждения, риски плохо идентифицируются и контролируются. Стратегические планы плохо составлены и не скоординированы или не доводятся до персонала организации. В результате руководство и совет директоров не хотят или не способны обеспечивать удовлетворение технологических потребностей учреждения. Руководство не применяет самооценку и демонстрирует неспособность или нежелание исправлять проблемы, выявленные аудитом, и отклонения от установленных правил. Финансовое состояние провайдера неудовлетворительное и (или) заметно ухудшается. Банкротство данного финансового учреждения или провайдера может быть вполне вероятно, если не принять срочных мер по устранению проблем с ИТ. Необходимо серьезное внимание со стороны надзора, и в большинстве случаев требуется применение установленных мер воздействия.

Суммарный рейтинг 5

Финансовые учреждения или провайдеры, которым присвоен рейтинг «5», характеризуются наличием критических недостатков в функционировании, которые требуют немедленного устранения. Операционные проблемы и серьезные недостатки могут иметься во всей организации и свидетельствуют о серьезных проблемах с руководством. Процессы риск-менеджмента явно плохо организованы и не позволяют руководству осознавать риск или осознавать его в незначительной степени в сопоставлении с размером, сложностью деятельности и профилем риска конкретного учреждения. Стратегические планы отсутствуют или неэффективны, а руководство и совет директоров уделяют мало внимания или вообще не обращают внимания на управление деятельностью в области ИТ. В результате руководство не имеет представления о технологических потребностях учреждения или не обращает на них внимания. Руководство не способно исправлять проблемы, выявленные аудитом, и отклонения от установленных правил. Финансовое состояние провайдера плохое, и банкротство весьма вероятно из-за финансовой нестабильности. Необходимо постоянное внимание со стороны надзора.

Компонентные рейтинги далее не рассматриваются в силу объемности материала — его можно найти в публикациях по ссылкам, приведенным в этой книге.

FFIEC отмечает, что практика управления, особенно в отношении риск-менеджмента, значительно различается в разных финансовых учреждениях и у провайдеров в зависимости от их размера, специализации, характера и сложности их деловой активности, а также свойственных им профилей риска. Отмечается также, что в условиях, не требующих применения сложных информационных систем, наличие детализированных или строго формализованных описаний систем и средств контроля, которые приводят к более высоким значениям суммарного и компонентных рейтингов, не обязательно. Описанная УРСИТ считается эффективной, подтвердившей практичность ее применения органами банковского надзора для определения и оценки условий функционирования кредитных организаций в области применения ими ИТ.

Что касается возможного использования УРСИТ, то специалистами кредитных организаций рассмотренные материалы могут быть использованы в интересах собственных методических разработок индивидуального характера, которые целесообразно акцентировать на специфике применяемых этими организациями банковских автоматизированных систем в их связи с системами электронного банкинга, или применении ИТ в целом. При этом следует дополнить такие разработки учетом особенностей проектирования, внедрения и эксплуатации систем электронного банкинга.

Оглавление книги


Генерация: 1.338. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз