Книга: Больше чем речь. Как управлять мимикой, жестами и интонацией

Глава 1. Краткий экскурс в психологию жестов

Глава 1. Краткий экскурс в психологию жестов

Кисть руки – душа жеста. Кисть зовет, манит, приглашает, отталкивает, дает, берет, укоряет, рассказывает, ласкает, карает, спрашивает, провожает…

Рудольф Славский, советский клоун, артист и режиссер цирка. Искусство пантомимы

Начинаем наше исследование с небольшого теоретического блока. Общение в современной психологии представлено двумя группами: вербальными и невербальными средствами.


В вербальной сфере передача информации осуществляется с помощью слов, особых фонетических знаков. Это то, что мы произносим, слышим, пишем, читаем и думаем в прямом или каком-либо знаковом виде. Устная речь является изначальной. Письменная или графически оформленная – вторична. Их литературная форма отличается наличием устойчивых норм и правил, она понимается как образцовая. Нелитературная же – это диалекты, говоры и просторечие.

Невербальная сфера – это коммуникационное взаимодействие между людьми, реализуемое без помощи слов. Инструментом общения в данном случае становится тело человека. Выделяют следующие средства и способы передачи информации:

• пантомимику – общую моторику тела (положение тела в пространстве, изменение мизансцены общения и то, как человек перемещается, – походку, осанку, позы);

• жестику – самую информативную часть: жесты. Чаще всего это трактовки движений головы и рук;

• мимику – движения мышц лица, выражающие душевное состояние и отражающие чувства. Существует шесть основных эмоциональных состояний: гнев, радость, страх, печаль, удивление и отвращение. Основную информативную нагрузку несут брови и губы, форма и выражение глаз. Сюда же относится направление взгляда, длительность и частота моргания;

• просодику (от греческого prosoiclia – «ударение», «припев») – интонации и фонационные характеристики: пара-лингвистические (диапазон звучания, тембр голоса, темп речи и логическое ударение), а также экстралингвистические компоненты (паузирование, кашель, смех, вздохи);

• такесику (от латинского taktus – «прикосновение», «ощущение») – динамические прикосновения в процессе общения. Особо выделяются рукопожатия (они делятся на три вида: доминирующие, покорные и равноправные), поцелуи, похлопывания, поглаживания и отталкивания;

• проксемику (от английского proximity – «близость»), термин американского антрополога Эдварда Холла, обозначающий зоны наиболее эффективного и комфортного общения. Выделяют четыре зоны: интимную (15–45 см), личную, или персональную (45–120 см), социальную (120–400 см) и публичную (более 400 см).

Среди задач в невербальной части коммуникаций определяют:

• чтение посланий собеседников, передаваемых на телесном языке. Этого можно достичь, накапливая опыт наблюдения за поведением других людей;

• обогащение опыта собственного языка телодвижений. Важно сделать язык своего тела подвластным самонаблюдению, контролю и управлению.

Жесты являются результатом сочетательной деятельности различных центров и отделов головного мозга. Произвольные и непроизвольные жестовые движения еще до того, как появилась развитая устная, а потом и письменная речь, были самостоятельным средством коммуникации[1]. Чаще всего они представляют собой заимствование движений из актов самообороны, нападения или концентрации. Когда мы злимся, мы до сих пор сжимаем кулаки; когда не хотим что-то видеть, зажмуриваемся или часто моргаем; стискиваем зубы в порыве гнева; как только видим или чувствуем опасность, рефлекторно отступаем назад; если хотим указать на что-то, вытягиваем вперед руку и вместе с ней указательный палец, то же самое движение мы совершаем, когда хотим прикоснуться к чему-то. Это делали люди 100, 500 и более 70 000 лет назад. Чарльз Дарвин считал эмоциональные выражения (смех, улыбку, плач) и соответствующие им жесты едиными для всех культур, каждая из которых лишь предписывает определенные нормы или правила демонстрации эмоций.

В основном в этой книге мы будем говорить о мануальных жестах, то есть тех, что выполняются руками. Однако подгруппы (пальцевые жесты, кистевые, локтевые, плечевые и смешанные) не будем выделять, а постараемся посмотреть шире, учитывая контекст. Смыслы – это «высшая математика психологии», говорил Алексей Николаевич Леонтьев, советский психолог, философ, педагог и один из организаторов психологической науки в нашей стране[2]. Именно такие смыслы и будут интересовать нас в поисках трактовок жестов.


В современном мире известно более тысячи жестов.

По мнению Аллана Пиза[3], известного во всем мире как «мистер язык тела», в процессе взаимодействия людей от 60 до 80 % информации передается через невербальную систему коммуникации, в том числе и через жесты. И только 20–40 % – через речь. Жест усиливает воздействие, показывая отношение говорящего к словам. А порой и не только к словам, но и ко всей вербальной сфере: к тому, что человек пишет, запоминает и мыслит. Жесты составляют значительную часть личности, поэтому гораздо сложнее поддаются контролю, нежели речь.

Жест – это знак, тайнопись нашего тела, которую можно прочесть. Многие психологи и социологи, исследуя тему жестикуляции, уже сделали массу открытий.

Психология жестов как популярная наука сформировалась к концу XX века. Однако это не значит, что до 1970–1980-х годов в этой области не велись исследования. Микро– и макродвижения массово стали объектом изысканий психологов начиная с 1941–1942 годов, а после окончания Второй мировой войны уже поддерживались грантами Управления перспективного планирования оборонных научно-исследовательских работ США и других стран. Исследователи отправлялись в Новую Гвинею и на Борнео для изучения изолированных племен и сравнения их с европейцами. Большинство наблюдений подтвердило теорию Дарвина о том, что все первичные мимические реакции являются универсальными[4]. То есть все люди на Земле плачут и смеются одинаково. Это кажется почти невероятным.

Широкая общественность узнала о тонкостях невербальных коммуникационных аспектов из работ Джулиуса Фаста. Его книга «Язык тела» была опубликована в 1970 году, она обобщила данные кинесики (от древнегреческого слова «движение») – новой науки, исследующей невербальную коммуникацию, и стала очень популярной, описывая в основном важность контекста, а не отдельно взятого жеста. Джулиус Фаст писал, что любое телесное движение представляет собой особое слово. Всякий жест – символический или патологический – это язык выражения психической деятельности субъекта или социальной группы. Когда человек пребывает в одиночестве, и кинесика, и проксемика (межличностное расстояние, отношение, расположение людей во время контакта) спят, они актуализируются только в общении.

В России эта книга была издана в 1995 году и потом несколько раз переиздавалась. Именно с нее для многих в нашей стране началось знакомство с языком тела и психологией жестов. Мы узнали, что у каждого человека есть личное пространство и что когда мы нервничаем, то повторяем одни и те же движения, а также о том, что в разных странах один и тот же жест может трактоваться по-разному.

Между тем на Западе шли большие научно-исследовательские изыскания в области жестов. После многих лет исследований и научных публикаций начиная с 1941 года антрополог Дэвид Эфрон в 1972 году выпустил книгу, в которой была опубликована первая классификация жестов. Он объединил их в две группы: употребляемые совместно с речью и символические. Речевые жесты были разделены на подгруппы:

• идеографические, схематически показывающие логическую последовательность высказывания;

• указательные, связанные напрямую с предметом высказывания;

• изобразительные, описывающие форму, размер и иллюстрирующие содержание речи;

• дирижирующие, идущие в такт речи и облегчающие передачу информации за счет формирования определенного ритма, или грува.

Символические жесты имеют сложности в части своей классификации, так как в зависимости от региона и культуры могут трактоваться неодинаково. Например, традиционный для многих культур жест сомкнутых в кольцо большого и указательного пальцев может означать в Европе и Северной Америке утвердительно-одобряющую фразу «О'кей!», в Тунисе, Франции и Бельгии – «ноль», «пустота». А в Японии это «деньги», «монеты».


Заслуга Эфрона в развитии психологии жестов еще и в том, что в 1941 году он ввел термин «эмблема», обозначающий жесты, которые имеют прямой вербальный аналог. Пожатие плечами – «не знаю»; жест правой рукой в сторону – указатель направления; ладонь, прижатая к груди – самоидентификация, «я». Универсальность жестов-эмблем позволяет совершать межкультурные коммуникации, не зная языков. С помощью эмблем можно передать практически любое сообщение. Особенно хорошо пользуются эмблематическими жестами дети: они очень быстро устанавливают и хорошо поддерживают контакт, даже не зная языка.


Еще одна интересная и наиболее популярная классификация невербальных кодов была разработана английским психологом Майклом Аргайлом. Его группы жестов повсеместно используются в кино– и театральной среде, а также на телевидении[5]. Слово в театре равнозначно действию, именно на этом постулате строится в современной драматической школе принцип действенного анализа[6], который помогает не просто сыграть свою роль, а прожить текст, глубже вникнуть в образ и открыть новые возможности для целостного и глубокого восприятия зрителем и отдельных реплик, и всего произведения целиком.

По Аргайлу, жесты делятся на пять групп:

• иллюстративные (сопровождающие, опережающие или замещающие фразу);

• конвенциальные (условные); аффективные (выражающие эмоции);

• индивидуальные (характеризующие конкретную личность);

• ритуальные (символические)[7].

В 1972 году появилась классификация двух американских исследователей – Пола Экмана и Уоллеса Фризена. Именно они чуть раньше, в 1969 году, предложили термин «жестовое поведение» и, по сути, продолжили развитие идей Эфрона в отношении эмблематических жестов. Пол Экман известен многим по теме распознавания лжи. Американский психолог, доктор философии, профессор Калифорнийского университета в Сан-Франциско, он является последователем советского ученого, психиатра Георгия Максимовича Володина. Экман стал пионером распознавания лжи, консультантом популярного телесериала «Обмани меня» и даже прототипом главного героя, доктора Лайтмана.

Классификация Экмана и Фризена включает в себя:

• эмблемы – жесты, имеющие языковой эквивалент для каждой конкретной социальной группы;

• иллюстративные жесты – разделенные на семь подгрупп (акцентирующие, указательные, ритмические, дирижирующие, кинетографические, пиктографические и эмблематические);

• адаптеры – жесты, уменьшающие или полностью снимающие напряжение;

• регуляторы, которые человек использует для контроля общения;

• аффективные жесты, выражающие эмоции и чувства[8].

Экман и Фризен описывали степень панкультурности жестов, то есть универсальность и независимость от особенностей культуры. И пришли к выводу, что теория Дарвина верна и многим народам и культурам свойственны одинаковые аффективные жесты[9].

Проследить параллели в бизнесе и личных отношениях, а также популярно объяснить психологию жестов широкой аудитории удалось австралийскому писателю Аллану Пизу и его супруге Барбаре Пиз. Благодаря книге «Язык телодвижений», впервые увидевшей свет в 1984 году и проданной по всему миру миллионными тиражами, тема жестов обрела новое дыхание.

Современную практическую психологию уже трудно представить без раздела, посвященного жестам. Жесты дают дополнительную информацию о психическом состоянии собеседников, а также передают отношение и к партнерам по речи, и к обсуждаемой теме. «Жест – это знак возможного действия»[10]. Телодвижения выражают отношение не к любой, а только к эмоционально значимой информации и могут оказывать влияние гораздо большее, чем речь. Как правило, один жест эквивалентен сразу же нескольким словам и затрачивает меньше времени на планирование и реализацию. Об этом практически никто не задумывается, однако жесты характерны еще и тем, что не требуют ответа.

Необходимо иметь в виду, что не все жесты выполняют существенную информативную функцию. В невербальной коммуникации так же, как и в речи, встречаются жесты-паразиты. Снятие несуществующих пылинок и одергивание одежды, хруст костяшками пальцев, потирание и почесывание, раскачивание всего корпуса или только ног в положении сидя. Все исследователи, особенно Экман и Фризен, отмечали, что жестикуляция становится более интенсивной в тех случаях, когда человек испытывает эмоциональный подъем или сильное волнение, а также когда доминирует в процессе общения. Чаще всего жест начинается в самом начале фразы и способствует поддержанию темпоритма и логики развития мысли. Замечено, что чем выше статус и уровень образованности у человека, тем меньше в его движениях жестов, тем более они ценны, самодостаточны и информативны. У людей с меньшим коэффициентом интеллекта (эмоционального в том числе) жестов, как и слов-сорняков, становится больше.

Книг о жестах не так много, как кажется. Наверняка вы уже читали работы Аллана Пиза или Вилсона Гленна. Есть книги о жестах глухонемых. На биржах существует свой язык жестов. Есть жесты и у автомобилистов, и у дайверов – под водой же голосом не скажешь. Однако, несмотря на популярность темы, книг и словарей по психологии жестов до сих пор не так много как в России, так и за рубежом. Во многом это связано с трудностями, которые неминуемо встречаются на пути интерпретации движений, ведь не так важно видеть конечный жест, как представлять себе всю структуру движения и учитывать контекст.

Свою лепту вносят также и сложности общения:

• в общении человек представлен целиком, на всех уровнях, от первого до последнего базиса;

• коммуникации совершаются на больших скоростях. Общение – это всегда обмен посланиями;

• каждое послание одновременно транслируется на нескольких разных языках (язык сознания и бессознательного, язык слов и язык жестов).


Сегодня «смысловые» категории в психологии – один из самых популярных и разрабатываемых разделов. И как это ни странно, до сих пор тема жестов равно как востребована, так и мало исследована.

Жесты – это в том числе язык чувств, переживаний и эмоций, который сообщает собеседнику наше отношение к ситуации – внешней и своей внутренней, переживаемой в настоящий момент времени. Быть сознательным в языке тела сложно. Поэтому в коммуникации мы обычно анализируем сразу два послания: что собеседник знает (это выражает речь) и как он по-настоящему себя ощущает (за это ответственно тело).

Мне хочется не просто сгруппировать жесты по темам, а подумать о том, почему тот или иной жест для одного человека комфортен, а у другого так даже пальцы не складываются. Чтобы прочитать и правильно расшифровать послание, необходимо не только видеть конечную точку, но и понимать контекст. Жесты сами для себя являются контекстом. На этом постулате и будет строиться наша дальнейшая работа.

«Все движущееся должно приводиться в движение чем-нибудь» – слова Аристотеля. Что управляет нашими жестами? Воля, сознание, разум? В первую очередь – наши потребности. Поэтому один и тот же жест у кого-то получается органичным, а у кого-то – неестественным. По жестам можно распознать истинные потребности и мотивы людей и, соответственно, научиться управлять этой энергией, ведь именно жесты передают энергетический посыл говорящего. Жесты – первая сигнальная система, самая яркая, быстрее всего считываемая собеседниками. Но вот парадокс: в процессе разговора мы редко видим свои собственные жесты. А не зная их природы, мы не видим чего-то еще более важного. Это одно из проявлений феномена когнитивной слепоты, когда люди чего-то не видят и даже не понимают, что они этого не видят. Так индейцы видели лодки конкистадоров, но не видели их парусников – для индейцев парусники были подобны облакам.

Существуют семь базисов энергии. Семь центров, в которых могут формироваться жесты и по которым можно прочитать все – потребности, желания, цели, как одного человека, так и большой аудитории. Научитесь использовать энергию жестов. Умение спикера уловить потребности собеседников и стать источником изменений, а также способность отслеживать свое собственное состояние и управлять им – вот то, чему научит вас эта книга. Познай других, управляй собой, стремись к высшему – наш девиз.

Оглавление книги


Генерация: 0.049. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
поделиться
Вверх Вниз