Книга: Прицельный маркетинг. Новые правила привлечения и удержания клиентов

Многое скоро изменится

Многое скоро изменится

Сейчас, когда я пишу эту книгу, на дворе 2004 год и все американцы прилипли к экранам своих телевизоров, следя за трансляцией Кубка США по американскому футболу. Следуя старой американской традиции, все жуют чипсы, пьют пиво, радостно кричат, приветствуя удачные выпады, или бранятся, когда их любимая команда пропускает гол, каждый с головой погружен в просмотр прямых репортажей с футбольных полей и обсуждение действий игроков. Схватки, фолы, нарушения, передачи, броски и касания… И каждый из болельщиков с одинаковым вниманием смотрит 30-секундные рекламные ролики, за которые десяток рекламодателей, таких как PepsiCo, Visa, Allstate, FedEx, J.C. Penney, General Motors, Frito-Lay, Anheuser-Busch, Gillette и Procter & Gamble, выложили в среднем по 2,4 млн. долл. Каждая секунда повышения осведомленности потребителей о бренде стоит до 80 тыс. долл., и эта осведомленность пробивает немалую брешь в бюджете компаний. Это цена, которую вынуждены платить фирмы за то, чтобы, как полагают маркетологи, удерживать бренд в зоне внимания потребителей.

И я вновь и вновь задаю себе вопрос: изменится ли это когда-нибудь? Неужели сила привычки настолько сильна, что компании будут по-прежнему использовать массовый маркетинг точно так же, как делали это, начиная с 1941 года, когда в телевизионный эфир попали первые рекламные ролики? Неужели это будет продолжаться даже несмотря на то, что мир вокруг за последние шесть десятилетий изменился до неузнаваемости? Да что говорить о шестидесяти годах, если за последние десять лет произошло столько всего, что невозможно описать! Я вынужден признаться в том, что ответ на мой вопрос неоднозначен: и да, и нет. Кубок США по американскому футболу, Чемпионат мира по футболу, вручение наград киноакадемии и Grammy, а также множество других телевизионных трансляций по-прежнему будут привлекать внимание миллионов телезрителей – почти половину всей зрительской аудитории, и все так же рекламное время будет продаваться за несколько месяцев до трансляций и стоить компаниям огромных денег. В конце концов, если благодаря прокрутке, пусть и слишком дорогой, всего одного рекламного ролика вы можете охватить население половины страны, к тому же если в это время зрители будут значительно внимательнее, чем обычно (ведь именно более высокой развлекательной ценностью так гордятся и пользуются подобные телетрансляции), то вы гарантировано привлечете внимание широкой целевой аудитории. И не беда, если вы так никогда и не узнаете, кто именно смог увидеть вашу рекламу.

Давайте немного займемся математикой. Предположим, что 100 миллионов американцев включили свои телевизоры во время трансляции Кубка США по американскому футболу. Далее предположим, что половина из них останется возле телевизора во время рекламной паузы. Произведя несложные математические подсчеты, маркетологи приходят к выводу, что благодаря трансляции одного рекламного ролика они контактируют с пятью миллионами зрителей, причем каждый из контактов обходится всего в 25 центов. При таком анализе цена охвата аудитории вполне приемлема и по карману любой крупной компании. И это именно благодаря массовости зрительской аудитории, привлекаемой транслируемыми событиями.

Однако 99 % телевизионных программ никогда не привлекают внимания даже 10 миллионов зрителей. Поскольку зрительская аудитория по-прежнему продолжает дробиться на мелкие фрагменты, а также вследствие множества других причин, о которых мы говорили выше (появление цифрового телевидения, кабельные и спутниковые телеканалы, Интернет), экономика массового маркетинга становится все менее привлекательной, а экономика прицельного маркетинга, напротив, более привлекательной. Особенно оправданно это замечание для таких продуктов, которые рассчитаны на сегменты более узкие, чем любители кока-колы, покупатели бритвенных принадлежностей Gillette и туалетных принадлежностей Procter & Gamble. Однако еще раз обращаем ваше внимание, что это не тот случай, когда приходится выбирать: или то, или другое. Мы должны смириться с тем фактом, что основные каналы общения компаний со своими потребителями – средства массовой информации, в том числе не только телевидение, но и радио, газеты, журналы, и даже обычная почтовая рассылка, – навсегда свергнуты с пьедестала власти над компаниями. Нужно также признать, что все эти средства представляли собой лишь инструменты для точечного решения проблем. Для того чтобы добиться полного решения маркетинговых задач, возможности перечисленных каналов общения должны быть объединены с возможностями прицельного маркетинга.

Если задуматься, то те самые новые технологии, уменьшающие потенциал телевидения как маркетингового инструмента, дают жизнь новым инструментам маркетинга, которые могут быть намного эффективнее в деле повышения прибыльности бизнеса. Когда мы говорили о создании информационных профилей потребителей в онлайн-режиме и о ситуационной рекламе в Интернете, мы отметили, что эффективная реализация этих инструментов должна основываться на объединении усилий телевидения и компьютера. Вот уже на протяжении многих лет специалисты прогнозируют сближение этих столь важных каналов общения, которые используются людьми для совершенно разных целей. И пусть пройдет еще много лет, но однажды наступит момент, когда телевизор и компьютер станут единым источником массовой информации и единым форматом общения и люди не будут вынуждены выбирать между одним и другим. Однако уже сегодня широкополосная сеть (технология, позволяющая передавать одновременно голос, данные и видео) разрастается невероятно стремительно. Услуги, в основе которых лежат новейшие технологии связи, становятся необычайно популярными. И даже Федеральная комиссия связи США утверждает, что уже к 2006 году телевидение в стране будет цифровым. Значит, можно с уверенностью сказать, что день, когда телевидение сольется с компьютером, уже не за горами!

И что же это слияние будет означать в контексте прицельного маркетинга? А то, что потребители смогут влиять на компании, заставляя маркетологов доставлять им только нужные и важные для них рекламные сообщения, основанные на их интересах и потребностях, а также на их прошлом потребительском поведении. Кроме того, это будет означать, что, с разрешения потребителей, компании получат доступ к механизму формирования предпочтений, основываясь при этом на данных о сделках потребителя с компаниями и их взаимоотношениях с ними. И, что не менее важно, это будет означать, что компании смогут лучше отслеживать свои рекламные расходы и оценивать коэффициент окупаемости маркетинговых инвестиций.

Новые технологии дадут новую степень свободы и новые возможности, они однозначно улучшат маркетинговую деятельность компаний, начиная с продвижения товаров и услуг и заканчивая управлением маркетинговыми кампаниями и персонализацией рекламных обращений. Некоторые из будущих возможностей мы сегодня даже не можем себе вообразить. Нам трудно представить, как маркетинговые исследователи будут использовать науку для того, чтобы принимать решения, основанные на системе правил, например, или как они будут использовать нейронные сети для повышения качества и эффективности брендов. Однако уже сейчас мы можем утверждать, что, несмотря на привлечение науки для решения маркетинговых задач, творческие аспекты никогда не утратят своей роли, не потеряют актуальности и важности. Наука – лишь половина победы. Именно поэтому лишь половина победы и сам маркетинг. В конце концов, мало привести коня к водопою: где-то вода может оказаться вкуснее!

Оглавление книги


Генерация: 0.563. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз