Книга: Пять уроков Великого Магистра, или повесть о том, как Петя Бочкин изучал программирование

ДАВАЙТЕ ГОВОРИТЬ О ЧЕМ-НИБУДЬ ДУХОВНОМ

ДАВАЙТЕ ГОВОРИТЬ О ЧЕМ-НИБУДЬ ДУХОВНОМ

Петя увидел, что одни матросы уже купаются в океане, другие — загорают. Кристина, превращенная в человека, со спасательным кругом в одной руке и с мегафоном в другой, ходит по берегу и строго поглядывает на купающихся, а Казимир, мурлыкая песню, сдвинув бескозырку на затылок, во фраке, при шпаге и с моноклем возится неподалеку со своей пушкой — КАУ.

Петя прислушался. Казимир напевал что-то знакомое — то ли по-молдавски, то ли по-русски:

«Кулинария! Дульче мелодия…Кулинария!Тру-ля-лял-ля…Кулинария!Кулинария!Ты — гармонияТы — любовь моя!»

— Доброе утро, — сказал Петя.

— Привет, — сказал Казимир. — Вот и все готово к нашему уроку.

— А что это за кнопки такие на пушке появились? — спросил Петя. — Вчера их не было.

— Это — очень интересные кнопки. Нажмешь на левую — орудие выстреливает банку тушенки. На правую надавишь — вылетает банка сгущенки. Всю ночь изобретал. С курицами покончено. Голос масс! Веление времени.

— Казимир, а вы не знаете, почему у нас в магазинах ни тушёнки, ни сгущёнки — ничего? Только по праздникам, и то не всегда?

— Магистр, — строго сказала Кристина. — Нельзя с ребенком все время говорить о еде! О еде и о еде! Это — непедагогично. Вы его растлеваете. Понятно вам это или нет?

— Я учу его программированию, — возразил Казимир. — А если я при этом прибегаю к кулинарным примерам, то что поделаешь? Не скрою, мне близка это тема… Вот у меня жена — подчеркиваю: профессор! — так она всегда с огромным интересом…

— Ах, да разве в этом дело? — перебила Кристина. — За ограждение не заплывать! — рявкнула она в мегафон матросам. — Кому говорю — не заплывать! Магистр! Дело не в том, что ваша жена любит готовить…

— А она не любит, — с достоинством сказал Казимир. — Она профессор. Готовлю всегда я. Вот эти руки готовят, — он показал свои руки. — Руки молодые…

— Да не в том дело, не в том, — настойчиво сказала Кристина.

— Вот вы поете: «гармони?я». А что такое «гармони?я», толком даже и не знаете.

— Знаю, — возразил Казимир. — Это — кулинария.

— Нет! — страстно воскликнула Кристина. — Нет и нет! Гармония — это… Ну, Магистр?

— Меланхоли?я, меланхоли?я! — наперебой подсказывали загоравшие матросы, которые потихоньку подползали поближе, жадно слушая спор своего начальства.

— Меланхолия, что ли? — спросил Казимир простодушно.

— Нет, — сказала Кристина. — Нет!

— А что?

— Это, прежде всего, духовная пища, — торжествуя, объяснила Кристина. — Духовная! А уж потом — физическая. Вот что такое ГАРМОНИ?Я.

— Как интересно, — сказал Казимир.

— Магистр, какая у вас главная методическая ошибка? — продолжала Кристина. — Если вы не можете обойтись без ваших кулинарных опытов, то — ладно. Но перед этим — обязательно! — вы должны говорить с ребенком о чем-нибудь духовном, понимаете? Только в этом случае мы обеспечим гармоническое развитие личности. — Она повернулась к Пете: — Отрок, хочешь гармонично развиваться?

— Нет, — сказал Петя.

— Не можешь — научим, не хочешь — заставим, — сурово произнесла Кристина.

— Ладно, — сказал Казимир, — поговорим с ним о чем-нибудь духовном. Гармония так гармония. Начинай, Кристина.

Кристина пересекла невидимую плоскость, разделявшую морской берег и Петину квартиру, и оказалась перед книжной полкой.

Оглавление книги


Генерация: 0.691. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз