Книга: Тайная жизнь цвета

Серый Пейна

Серый Пейна


«Сталин, — писал один из его ранних политических оппонентов, — производил на меня… впечатление серого пятна, всегда маячившего тускло и бесследно. Больше о нем, собственно, нечего сказать»[711]. Звучит унизительно, особенно в наше индивидуалистическое время, когда лучше, чтобы тебя не помнили вовсе, чем чтобы запомнили скучным и пустым. Конечно, автор этих строк совершил огромную ошибку: наследие Сталина оказалось тяжелым, и человечество не скоро его забудет.

Другой джентльмен XVIII века, напротив, исчез из памяти окружающих едва ли еще не до своей кончины. Все, что осталось от него, — оттенок серого цвета голубиного оперения, которому он дал свое имя. Этот тон до сих пор очень любят художники, даже те, кто толком ничего не знает о его создателе. Уильям Пейн родился в Экзетере в 1760 году и вырос в Девоне, а потом перебрался в Лондон… возможно… вероятно. Первые 10 страниц брошюры о нем, изданной в 1922 году неким Базелем Лонгом, полны различных догадок о его биографии вперемешку с извинениями о том, что надежных данных, в общем-то, нет[712].

Мы знаем, однако, что, проработав некоторое время инженером-строителем, Пейн отправился в Лондон, где переключился на живопись. Он был членом Старого общества акварелистов[713], где выставлялся с 1809 по 1812 год; кроме этого, его работы выставлялись в Королевской Академии искусств. Говорят, что некоторые его пейзажи высоко оценивал сам Джошуа Рейнольдс. Однако наиболее востребован Пейн был в ипостаси учителя. Как заметил его современник Уильям Генри Пайн, его картины «редко видели и еще реже ими восхищались, но почти каждая семья из высшего света горела желанием облагодетельствовать своих сыновей и дочерей его уроками»[714]. Нам не суждено узнать, насколько утомительное общение с бесталанными отпрысками лондонской элиты подвигло Пейна к тому, чтобы искать замену натуральным черным пигментам, но мы точно знаем, что он был настолько горд разработанным рецептом соединения берлинской лазури (см. здесь), желтой охры и кармазина (разновидности кармина), что назвал полученный пигмент своим именем.

Почему же художники так любят серый Пейна? Частично из-за феномена, известного сегодня как «воздушная перспектива». Представьте, например, холмы и горы, исчезающие в далекой дымке: чем дальше они от вас, тем более размытыми, бледными и синими они кажутся. Этот эффект вызван частицами пыли, загрязнением воздуха и мельчайшими каплями воды, рассеивающими самые короткие (синие) волны спектра; туман, дождь и пасмурная погода усиливают этот эффект. Ничего удивительного, что художник-пейзажист, пишущий в сыром Девоне, первым сумел составить такой тон — насыщенный серый с иссиня-черным оттенком, замечательно подходящий для того, чтобы запечатлеть этот эффект.

Оглавление книги


Генерация: 0.785. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз