Книга: Тайная жизнь цвета

Ярко-розовый «шокирующий»

Ярко-розовый «шокирующий»


Уинстон и Клементина Черчилль называли ее «Леди Недоразумение» — Дэйзи Феллоуз действительно была более чем экстравагантной дамой[275]. Она родилась в Париже в конце XIX века и была единственной дочерью французского аристократа и наследницы «швейной империи» Зингера Изабель-Бланш Зингер. В 20–30-е годы XX века Дэйзи стала отпетой «плохой девочкой» трансатлантического масштаба: пристрастила своего преподавателя балета к кокаину, вела собственную колонку во французском издании Harper’s Bazaar, крутила романы с представителями высшего общества, устраивала вечеринки, куда приглашала только заклятых врагов. Один из знакомых художников называл ее «прекрасной мадам де Помпадур своего времени, опасной, как альбатрос»; а Митчелл Оуэнс на страницах New York Times — «коктейлем Молотова в костюме от Мейн-Бокера[276]»[277].

Одним из ее многочисленных недостатков было пристрастие к шопингу — одной из ее покупок у Картье и обязан своим бурным выходом в свет этот скандальный оттенок розового. Яркий розовый 17,47-каратный бриллиант T?te de Belier («Баранья голова») некогда принадлежал русскому аристократу из царского дома[278]. Как-то Феллоуз пришла с ним на встречу с одним из своих любимых дизайнеров, изобретательной сюрреалисткой Эльзой Скиапарелли (Дэйзи была одной из двух женщин, отважившихся носить ее печально знаменитые шляпки в виде туфель на шпильках, в дизайне которых принимал участие Сальвадор Дали. Второй была сама Скиапарелли). Это была любовь с первого взгляда. «Этот цвет блистал перед моими глазами, — позже писала Скиапарелли, — яркий, невозможный, бесстыдный, манящий, дарящий жизнь, как все цвета, и все птицы, и все рыбы в мире вместе, цвет Китая и Перу, но не Запада — шокирующий цвет, чистый и цельный»[279]. Она немедленно нашла ему место — в упаковке для своих первых духов, выпущенных в 1937 году[280]. Бутылочка в характерной вызывающе-розовой коробочке, созданная художником-сюрреалистом Леонором Фини, повторяла роскошные формы актрисы Мэй Уэст.

Цвет коробки назывался, естественно, «шокирующим». Он стал своего рода краеугольным камнем для дальнейшего творчества Скиапарелли, появляясь вновь и вновь в ее коллекциях и даже в убранстве ее дома: правнучка Эльзы, модель и актриса Мариса Беренсон вспоминала, что постель Скиапарелли была покрыта подушками «шокирующего розового» цвета в форме сердечек[281].

Возраст не приглушил его яркости и привлекательности. В нахальные 80-е французский модельер Кристиан Лакруа часто сочетал его с ярко-красным; но большинство все-таки осторожничали с ним. Примечательным исключением был фильм «Джентльмены предпочитают блондинок». В 1953 году художника по костюмам Уильяма Травиллу спешно вызвали на площадку. Кинематографисты были в панике — пресса заходилась слюнявым восторгом в адрес главной звезды фильма Мэрилин Монро после появления календаря с ее фото в обнаженном виде. Студия решила, что должна более ревностно оберегать свой актив. «Я сделал очень закрытое платье, — писал потом Травилла, — то самое, знаменитое розовое, с большим бантом на спине»[282]. В этом платье Монро спела песню, закрепившую ее на небосклоне Голливуда, — «Бриллианты — лучшие друзья девушек». Немудрено, что уже подчеркнуто «остепенившаяся» к тому времени 63-летняя Дэйзи Феллоуз от всего сердца с этим согласилась.

Оглавление книги


Генерация: 0.705. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз