Книга: Как тестируют в Google

Сингулярность: легенда о происхождении ботов Джейсон Арбон

Сингулярность:[54] легенда о происхождении ботов

Джейсон Арбон

Давным-давно, в далеком-далеком офисе Google родилась… первая версия Chrome. Уже по первым поступившим данным было понятно, что Chrome отображает веб-страницы иначе, чем Firefox. В начале мы оценивали эти различия, только отслеживая объем поступающих сообщений о багах и подсчитывая количество жалоб на проблемы совместимости от пользователей, которые удаляли браузер после пробного использования.

Мне было интересно, есть ли более многоразовый, автоматизированный и объективный метод оценки того, насколько хорошо мы работаем в этой области. Были ребята до меня, которые пытались организовать автоматическое сравнение снимков веб-страниц между браузерами, а кто-то даже пытался использовать продвинутые методы распознавания изображений и границ. Правда, эти методы часто не работали, потому что между страницами всегда много различий, вспомните хотя бы о разных картинках в рекламе, меняющемся контенте и т.д. В базовых тестах макетов WebKit вычислялся хэш-код всего макета страницы (см. рис. 3.33). Поэтому когда обнаруживалась проблема, инженеры не имели понятия о том, что именно в приложении не работает, у них был только снимок ошибки. Многочисленные ложноположительные[55] срабатывания только прибавляли работы инженерам, вместо того чтобы уменьшать ее.


Рис. 3.33. В ранних средствах тестирования макетов WebKit использовались хэши всего макета страницы. Теперь мы можем тестировать целые страницы и обнаруживать сбои на уровне элементов, а не на уровне страницы

Мысли постоянно возвращали меня к ранней простой реализации ChromeBot, которая обходила миллионы URL-адресов в запущенных копиях браузера Chrome на тысячах виртуальных машин. Она искала всевозможные сбои, используя для этого свободное процессорное время в центрах обработки данных. Это был ценный инструмент, который находил баги на ранней стадии, а функциональное тестирование взаимодействия с браузером добавлялось позже. К сожалению, технология утратила свою новизну и использовалась только для выявления редких сбоев. А что, если построить более серьезную версию этого инструмента, которая будет нырять во всю страницу целиком, а не только ходить по берегу? И назвать ее, например, Bots.

Я подумал об использовании другого подхода: работы в DOM.[56] Около недели ушло на подготовку эксперимента, в котором загружалось много веб-страниц одна за другой, а потом в них внедрялся код JavaScript, который извлекал карту внутренней структуры веб-страницы.

Многие умные люди скептически отнеслись к этому решению. Они считали, что моя идея была обречена на неудачу, потому что:

— реклама постоянно изменяется;

— контент на таких сайтах, как CNN.com, постоянно меняется;

— специфичный для конкретного браузера код будет по-разному отображаться в разных браузерах;

— баги в самих браузерах будут приводить к возникновению различий;

— работа потребует огромных объемов данных.

Такая реакция сделала мою задачу только интереснее, и неудачи я не боялся. В прошлом я уже работал с другой поисковой системой, поэтому у меня была уверенность, что я смогу отделить сигнал от шума. К тому же в таком проекте у меня не было конкуренции. И я поднажал. В Google данные могут сказать много. И я хотел, чтобы они заговорили.

Чтобы запустить эксперимент, мне нужны были контрольные данные, с которыми я мог бы сравнивать полученные. Лучшим источником информации были тестировщики проекта Chrome, ведь они каждый день вручную открывали около 500 популярных сайтов в Chrome, пытаясь найти различия с Firefox. Я поговорил с подрядчиками, которые прогоняли вручную все эти сайты и сравнивали результаты с Firefox. Они рассказали, что сначала проблемы находились почти в половине популярных сайтов, но ситуация постепенно улучшалась, и сейчас расхождения встречаются редко — менее чем в 5% сайтов.

Я взял WebDriver (Selenium следующего поколения) и провел эксперимент. WebDriver лучше поддерживал Chrome, и его API куда более понятный. В первый прогон я собрал данные в разных версиях Chrome, от ранних до текущей, чтобы увидеть, найдет ли автоматизация такой же тренд. Тесты просто загружали те же веб-сайты, проверяли каждый пиксель, определяли, какой элемент HTML (не RGB-значение!) был видим в этой точке,[57] а потом отправляли данные на сервер. Выполнение на моем компьютере занимало около 12 часов, поэтому я запустил программу на ночь.

Полученные данные выглядели хорошо, поэтому я заменил Firefox на Chrome и снова запустил те же тесты на ночь. Конечно, мог появиться шум от изменения контента сайтов, но моя задача была только узнать, как выглядят данные, а потом выполнить обе серии параллельно. Когда я пришел утром в офис, я обнаружил, что мой компьютер выдернут из розетки. Мои соседи странно посматривали в мою сторону и сказали, что мне нужно поговорить со специалистами по безопасности. Я мог только догадываться, что они себе надумали. Оказалось, что во время обхода мой компьютер подхватил вирус с неизвестной сигнатурой, который и разбушевался ночью. Меня спросили, хочу ли я снять данные со своего компьютера, прежде чем диск будет уничтожен. К счастью, все мои данные хранились в облаке, и я отпустил свой компьютер с миром. После этого я стал запускать такие тесты только с внешних виртуальных машин.

За двое суток машины независимо выдали данные, которые были ужасно похожи на те, что мы получили примерно за год ручной тестовой работы (см. рис. 3.34). Подозрительно похожи.


Рис. 3.34. Первые данные, демонстрирующие сходство между метриками количества, вычисленными людьми и ботами

Все это выглядело многообещающе. Результаты нескольких дней программирования и двух ночей выполнения на одном компьютере, кажется, сравнялись с результатами года работы группы тестировщиков. Я поделился своими данными с моим директором, имя которого называть не буду. Он посчитал, что это очень здорово, но предложил сосредоточиться на других, более зрелых проектах. Я поступил по-гугловски: сказал, что поставлю эксперимент на паузу, но делать этого не стал. Тем летом у нас была пара отличных интернов, которых мы подключили к оформлению этих запусков и поиску путей для более наглядного представления различий, — мы формировали продукт. Они экспериментировали, замеряя разницу времени выполнения. Эрик Ву и Елена Янг продемонстрировали свою работу в конце лета и заставили всех поверить, что у нашего метода большое будущее.

Теджас Шах тоже оказался под впечатлением. Когда практиканты ушли от нас, Теджас создал инженерную команду, которая должна была превратить этот эксперимент в реальность.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.085. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
поделиться
Вверх Вниз