Книга: Как сделать так, чтобы тебя любили. (В Интернете). Пособие для «чайников»

Как можно себя вести?

Как можно себя вести?


Мы поговорили о технической части вопроса, а впереди у нас непаханое пространство – этикет. Как видите, я не пишу, как нужно себя вести, а о том, какие есть варианты. Популяция блогеров бесконечно разнообразна, как и их способы достижения успеха, поэтому я могу только рекомендовать, а не настаивать.

Лучшей политикой мне кажется вежливость. Это единственное, чем незнакомые люди друг другу обязаны, всё остальное – тепло, любезность, порядочность – опционально. Если вы более или менее на стороне добра, вежливость безусловно для вас. Для комментариев в чужих журналах действует правило: никогда не говорите в Интернете того, что не сказали бы человеку лично. Вы бы сообщили незнакомцу, что он страшненький, плохо одет и неправильно живёт? Вы не станете внезапно откровенничать, сексуально домогаться и хамить. Вы, скорее всего, не будете с первых слов ругаться матом. Вот и в Сети попробуйте действовать так же: высказывайтесь доброжелательно и забавно, при необходимости иронично, и не более того. Если комментарии ваши окажутся умными и оригинальными, этого вполне достаточно, чтобы привлечь к себе внимание. Не умножайте сущностей, оставляя бессмысленные реплики. Смайлик, говорят, прекрасно подходит как жест неопределённого дружелюбия, но вас по нему никто не идентифицирует и не процитирует. Короткие «о как!», «офигеть» и «гыгыгы», безусловно, передают эмоцию, но не делают вас запоминающимся собеседником. Я, впрочем, интроверт и могу ошибаться, но думаю, что и более общительные люди выше оценят одну осмысленную реплику, чем десяток невнятных «знаков внимания».

С комментариями в вашем журнале – теми, что написаны читателями, – и вашими ответами на них немного проще. Это ваше пространство и дом, и любезность зависит от личной гостеприимности. Я бы не советовала хамить читателям, но есть правила, которые помогают блогеру сохранить остатки здравого рассудка.

Не поощрять дурное поведение. Поясню. Если посмотреть комментарии к нескольким постам тех, «кому за 5000», почти наверняка там найдутся следующие: «+1», «спасибо, разумно», «вы гений», «согласен на все сто», «ты дура», «спасибо, не согласен», «спасибо, как верно». В принципе, все эти заявления ответа не требуют, но скорее всего на один комментарий авторский отклик будет. Угадайте, на какой. Вот. А зря. Потому что тем самым автор поощряет невежливость в свой адрес. Комментатор мгновенно усваивает, что есть лёгкий способ добиться внимания: на «вы гений» не отвечают, а «ты дура» срабатывает хотя бы в режиме «сам дурак».

Надо держать себя в руках, а если очень обидно, лучше забанить, чем вступать в диалог. На все прочие отзывы стоит отвечать «спасибо», не пропуская. Когда их не сто штук, а с десяток, это нетрудно.

Хорошо бы:

а) отвечать на комментарии, содержащие конкретный вопрос;

б) не отвечать на комментарии, содержащие провокационный вопрос;

в) уметь отличать одно от другого.

Только кажется, что пункт в) сложный. В действительности сразу понятно, когда человеку важно ваше мнение, а когда он пришёл уже с готовыми выводами и хочет только получить подтверждение или ищет повода для длинной обличительной речи.

Отвечайте на личные вопросы, только если у вас есть желание. Иногда хорошие люди вежливо выспрашивают подробности, о которых почему-либо говорить не хочется. Не стоит разговаривать только из любезности. У меня, например, очень сложные критерии, понятные мне одной. Могу написать достаточно открытый пост о своей семейной жизни, а потом не ответить на вопрос: «Что вы чувствуете к своему мужу?» Человека, спросившего об этом, осуждать глупо – он проявил естественный интерес. Но я не хочу это обсуждать, имею право. Да, подробности первого свидания рассказать согласна, а про любовь – нет. Или не этому человеку. Тут главное – не испытывать вины и не искать в своих поступках логику, понятную другим. Главное, вы сами понимаете почему.

По тем же критериям определяются границы фамильярности. Кому-то можно обращаться к вам на «ты» и по «домашнему» имени, а кому-то нет. Если нет, следует сказать об этом прямо, вместо того чтобы возмущённо фыркать и восклицать: «Неужели сам не понимает?!» Не понимает, у всех разная приватная зона. Объяснять бессмысленно, нужно просто сказать, что вы готовы поддерживать отношения ровно в таких-то рамках.

Не раскармливайте чувство долга – вроде как вы должны оправдывать ожидания, объяснять, никого не огорчать и быть проще. На самом деле не должны, а из этого вытекает неожиданное: и вам никто ничего не должен. Читатели имеют право приходить, уходить, задавать вопросы, высказывать своё мнение. А вы можете отвечать, игнорировать, удалять комментарии и банить с чистой совестью, не объясняясь.

Не позволяйте читателям в комментариях оскорблять друг друга. Желательно, чтобы на вашей территории было безопасно. Особенно неприятно, когда вы вешаете ссылку на хорошего человека, а вам отвечают, что он дрянь. Представьте себе лицо того похваленного, когда он открывает пост о себе и видит такое. Вы же не на позор его выставляете, значит, несёте некоторую ответственность за содержимое комментариев, поэтому гадости удаляйте без смущения. Другое дело, если вы спрашиваете: «А вам нравится?» – тогда вполне допустимо написать, что нет.

Вы имеете право писать «просто рассказы». Читатель не должен рассчитывать только на правдивые истории из вашей личной жизни, может быть и в чистом виде «литература». Чтобы не случилось путаницы, лучше всего ставить соответствующую метку, тогда понятно, что «я», «она» или «он» в этом рассказе – персонажи. Поэтому замечания принимаются только по качеству текста, а не по моральному уровню героев.

Можете спокойно отклонять непрошеные советы. Одно дело, если вы прямо спросили: как сделать, чем вылечить, где купить. А другое – если сочинили длинный художественный текст, где героиня страдает мигренями, а заботливые читатели орут: «Немедленно к врачу!!!» Или обмолвились о том, что кот напи?сал под дверью, – получили сто способов перевоспитать кота, начиная с «самому написать ему в лоток» и кончая усыплением.


В сущности, это не слишком отличается от правил коммуникации вживую, но в Сети ваше терпение будет подвергаться атакам гораздо интенсивней. Часто ли вам в обычной жизни попадается бестактная тётушка, влезающая в приватное пространство? Вряд ли. А в Сети таких тётушек будет по нескольку ежедневно.

В процессе ведения блога у человека иногда возникает довольно неожиданная идея – удалить журнал. В ЖЖ существует опция временного удаления, после которого дневник легко восстанавливается со всем содержимым. И некоторые юзеры этим нещадно пользуются.

Допустим, человек решил спокойно поработать, не отвлекаясь на ЖЖ, или его кто-то напугал (мама дневник нашла) или расстроил в Сети. Иногда это всего лишь способ привлечь внимание, очень действенный. «Самоубийце» позвонят все личные знакомые, читатели отыщут в Интернете почтовый адрес и другие профили в соцсетях, напишут сотни недоумённых сообщений, опросят друзей, повесят в своих блогах тревожные посты. Возникает отличная возможность побывать на собственных похоронах и насладиться всеобщей любовью, а потом вернуться триумфально, как герой.

При всей моей любви к пиар-акциям я эту идею не одобряю. У каждого человека должно быть что-то ценное, чем он слишком дорожит и отказывается рисковать, поэтому суеверные соображения не позволяют мне играть с кнопочкой «удалить журнал».

Но в Сети есть удивительные люди, демонстративные истерики, которые ни в чём себе не отказывают.

Никто не любит слишком нервных, а спекулянтов – тем более. Мне-то кажется, какой бы смерч у вас в душе ни бушевал, нужно сохранять лицо и соблюдать приличия, а страсти аккуратно сцеживать через дырочку в правом боку, разливать по банкам и после отстоя пены использовать в творческом процессе. Но это мои личные вкусы, остальное человечество имеет право действовать сообразно темпераменту. И поэтому, если кто-то из моих френдов постоянно бегает туда-сюда из мира живых в мир мёртвых, я стараюсь не обращать внимания. Такой уж человек, и хотя мельтешение раздражает, но раз уж я его выбрала в друзья и успела полюбить, пусть остаётся. А вот новых людей, подверженных припадкам, стараюсь держать на расстоянии. Даже если кто-то сильно понравится, но я вовремя распознаю в нём нестабильность, буду любить издалека, заходить изредка, почитывать и здороваться, когда в очередной раз воскреснет.

Своих любимых самоубийц я уже знаю и не дёргаюсь, когда «Семаджик» в очередной раз приносит уведомление, что юзер X вас «добавил-в-друзья-удалил-из-друзей-добавил-удалил-добавил-удалил». Но есть и совершенно посторонние читатели, которые регулярно проделывают это с собой, и меня иногда разбирает любопытство. Тогда я листаю их журналы, пытаясь понять, чем вызваны припадки и почему им, этим людям, не стыдно устраивать публичные истерики. Пока нашла четыре ответа:

1) они вообще ничего особенного в своих выплесках не видят – они такие и всегда были такими, это их нервная конструкция;

2) они осознают некоторую странность поведения, но считают, что имеют право вести себя в собственном журнале как пожелают; не любо – не слушай, а врать не мешай;

3) они этим упиваются; более того, гордятся и взыскуют аплодисментов;

4) они пьют.

И если первые две позиции кажутся мне естественными, четвёртая хотя бы понятной, то третья раздражает. Смотрите, смотрите на мою боль! Ах, комментировать не хотите? Ну так я вам иначе о себе напомню. Полюбуйтесь, какой я чуткий, как прекрасны мои страдания, как тонко я чувствую мир, видали? Раз! и умер. Раз! воскрес! Раз! опять! А, а? Вы на седьмой раз не накидали мне в почту испуганных сообщений? Толстокожие уроды, так я сейчас воскресну, чтобы вам сообщить, какие вы толстокожие уроды, а потом опять – раз! Господи, какой же я хрупкий, аж странно, что атмосферный столб меня до сих пор не раздавил. Ой, тревожно что-то стало. Раз!

Я даже как-то спросила у одной такой читательницы, чьи прыжки некоторое время наблюдала через «Семаджик», в чём дело. Она страшно возбудилась и написала пост о своей тонкой душевной организации, за которой другие люди следят взволнованно, как за танцем канатоходца. Я поняла, что своим вниманием нечаянно создала положительное подкрепление, и бегать туда-сюда она теперь станет с удвоенной энергией. Пришлось бедняжку забанить – я не против эмоций, облечённых в слова, но мне неприятны эмоции, выраженные хлопаньем дверью.

Поэтому искренне не советую выкидывать такие фокусы слишком часто.


Вообще следует быть аккуратным с демонстрацией переживаний. С одной стороны, безэмоциональный, сухой блог скучен, он ничем не отличается от обычного сайта, за которым не видно личности. Да и живому человеку иногда нужно делиться чувствами. Читатели способны дать огромную поддержку. Напишите, что вам плохо, и получите сотню социальных поглаживаний через добрые слова и сочувственные смайлики. Расскажите о проблемах – вам дадут множество полезных советов; возможно, помогут делом и просто утешат. Случилась беда – потоки сочувствия просто затопят, и многие люди искренне обнимут вас и поплачут, хотя бы и виртуально. А могут разделить радость, поздравить с днём рождения или с каким-то успехом.

Есть, правда, жирное «но». В минуту слабости вы очень уязвимы. Если у вас умерла собака, сотни людей поймут ваше горе, но обязательно найдутся несколько уродов, которые напишут «не умерла, а сдохла», «совсем зажрались – кругом люди мрут, а они над собаками сопли распускают», «и ты сдохни со своей псиной». Почему? А просто так. Можете не сомневаться, что это не ваши личные враги, а мимоходящие тролли, но они попадут прямиком в вашу рану и многократно усилят боль. И десяток человеческих комментариев не спасут.

Те же тролли придут и попытаются испортить ваш триумф. Вышла книжка – «ну и графоманов развелось», вам сделали красивую фотосессию – «да ты просто корова» (или «сухая жердь»), купили квартиру – «наверняка наворовали».

При должной закалке с этим можно справиться, гораздо неприятней ваши личные недоброжелатели, которые внимательно за вами наблюдают. Они, скорее всего, не напишут ничего плохого в минуту неприятностей, но пройдёт время, и припомнят вам откровенность. Пожалуетесь на ребёнка, а недоброжелатель не преминет напомнить, что вы однажды сетовали, как мало времени проводите вместе, – так чего еще ждать при таком воспитании? Это пустяковое замечание поразит в самое сердце, потому что в глубине души вы и сами склонны себя винить. Некто нащупал ваше слабое место и воткнул туда иголку.

Более того, совсем уж серьёзные враги, о которых вы можете и не знать, способны пойти дальше. Например, скопировать неосторожный пост о работе и отправить вашему начальству. Или найдут другой способ вмешаться в личную жизнь, если вы её слишком обнажите. Будьте бдительны и попробуйте найти разумный баланс между открытостью и осторожностью.

Есть такая профессия – муж блогерши. Или жена. Или бойфренд и подруга. Человек, которого вынудили быть персонажем. Вы то и дело публикуете уморительные истории с его участием, выкладываете забавные диалоги, общие фотографии и прочие частные подробности. Очень удобно превратить его в комическую фигуру, задача которой – подавать правильные реплики, а вам на её фоне – блистать остроумием. С другой стороны, вы иногда ударяетесь в воспоминания о юношеской любви или тоскуете о сильных чувствах – супруг на это время из текста исчезает. Но не нужно забывать, что он остаётся в реальной жизни. И читает эти откровения не только он, но и его друзья и коллеги. Поэтому, во-первых, поговорите со своим домашним «неблогером» о специфике дневниковой литературы и объясните заранее, до того как возникнут первые проблемы, что в Сети действуют персонажи, а не вы и он лично. А во-вторых, даже несмотря на это, не наглейте. Пропишите образ мужа/жены так, чтобы он вызывал у читателей уважение, а не сострадание и насмешку. А если приспичило завывать о посторонней любви, сделайте из этого рассказ.

Берегите чужие тайны. Если вы свободны, это не значит, что можно писать о своих приключениях открыто – всегда есть второй человек, с которым следует обсудить степень вашей откровенности. Совсем недавно в ЖЖ разразился шумный скандал. Умер мужчина, прекрасный человек, отец семейства. Накануне похорон его давняя любовница открыла у себя в блоге все подзамочные записи, касавшиеся их романа. С её точки зрения, смерть отменила обязательство хранить тайну. Не считаю себя вправе давать этическую оценку её поступку, но мне искренне жаль, что человек вошёл в историю ЖЖ как посмертно разоблачённый блудодей. Десятки и сотни людей любили его за другое, но тысячи запомнят именно так. Поэтому, если вы блогер или спите с блогером, сделайте ему соответствующее завещание на всякий случай, не повредит. У меня, например, есть пароли от ЖЖ и «Фейсбука» одного мужчины, с которым мы дружны. Он прислал их с тем, чтобы в случае его смерти я закрыла комментарии в аккаунтах, иначе горюющие женщины затопят их лишними откровениями. Я твёрдо намерена его пережить и выполнить просьбу.

Что же касается детей, то я рискую вас огорчить и даже возмутить. О детях нужно рассказывать как можно осторожнее, а с определённого возраста не стоит писать совсем. Разумеется, родить малыша и не выложить фото, не собрать тысячу поздравительных комментариев – деньги на ветер. Не говорить о его первых шагах и милых выходках невозможно, у вас и событий-то других нет в первое время. Бесконечное количество фото и уморительных историй действительно украсят ваш блог, при условии, что ребёнок получился хорошенький и вы умеете смешно писать.

Но младенец способен вдруг вырасти и начать пользоваться Интернетом. Далеко не сразу, годам к двенадцати, он освоит блоги и социальные сети. И тут окажется, что половина Рунета знает его под кличкой Хрюнечка и хохочет над каждым его шагом. Хрюнечка опозорился на физкультуре. Хрюнечка влюбился и покрылся прыщами. У Хрюнечки растут волосы, но запрет на компьютерную игрушку довёл его до слёз. Хрюнечка выклянчил денег на подарок девчонке, которая вам совершенно не нравится… Трудно вообразить, какие чудовищные бестактности позволяют себе родители от чистого сердца. Понять, что вы переступили границы, очень просто. Представьте, что это ваша мама сообщила всему свету – соседям, друзьям и начальству, – что вы наели толстую задницу, влюбились или наделали глупостей. Возмутительно, правда?

Не забывайте, пожалуйста, что с некоторого возраста ваш ребёнок имеет право на формирование собственного образа в Сети. И у него есть ехидные одноклассники. И какие-то любимые девушки или юноши (иногда несколько, и они друг о друге не знают). И ещё множество амбиций, которые вы понять не способны. Просто примите как факт, что это не ваш Хрюнечка, а отдельная личность, чью частную информацию вы не должны сливать в Сеть. То же касается и прочих ваших родственников и знакомых. Хотите поделиться чужой историей – замаскируйте ее так, чтобы даже сами участники себя не узнали.

Кроме прочего, ребёнок – это ваше самое уязвимое место. Насмешка над собственной внешностью может не задеть, а комментарий под детским фото о кривоногой дочке или жирном сыночке ударит в самое сердце. Ребёнка тоже, если он успеет прочитать.

Ваши враги могут напугать ребёнка – найти его в социальной сети, если он завёл аккаунт, и написать гадость, а то и попробовать с ним встретиться. Не думайте, что это страшилка, до членов семьи пытаются дотянуться достаточно часто, если вы заняты политикой или серьёзным бизнесом. Хотя тогда вы и сами всё знаете.

Обычные сетевые тролли, конечно, не полезут к ребёнку лично, но способны на гнусные выходки. Всем известна история одной светской блогерши, жены олигарха: как-то она выложила в журнале фотографии своего восьмилетнего сына. Богатая и успешная женщина вызывает огромное раздражение, поэтому на одном популярном сайте немедленно появились «фотожабы» – грубо отфотошопленные порнографические коллажи с её ребёнком. Влияния дамы хватило, чтобы с ресурсом «что-то случилось» – фото исчезли отовсюду, в том числе из кэша поисковиков, сайт подвергся DDoS-атаке.

Подумайте, пожалуйста, есть ли у вас серьёзные враги, сумеете ли что-то сделать в такой ситуации, есть ли возможность оградить ребёнка от негативных последствий вашей популярности или хотя бы объяснить ему, что ничего страшного в сетевом троллинге нет? В конце концов, мировые знаменитости спокойно показывают своих детей, и ничего ужасного не происходит. Но я должна была предупредить.


О ненависти мы поговорили, но что делать с любовью? Не думайте, что привязанность читателей принесёт сплошные бонусы и подарки. Люди в своей любви требовательны и слишком деятельны, они будут ждать от вас взаимности, личных отношений, внимания и общения. Предстоит научиться быть любезным и благодарным, но соблюдать дистанцию. Будьте готовы к тому, что желания сохранить своё приватное пространство вам не простят.

Бывают горячие поклонники, которые приходят со словами любви и безудержного восхищения, сильно смахивающего на лесть. В моём случае это выглядит так: поначалу мне навязывают звёздный статус, на который я не претендую, – это Филипп Киркоров звезда, а я блогер и писатель со средними тиражами; и я не властитель умов и почти не гений – так, скромный ретранслятор женского бессознательного. И вот, в полном понимании своего места в истории литературы, сижу и что-то тихо себе пишу. Чу! заколыхалась степная трава – это подкрадывается очередной льстец: «Вы гениальны и великолепны! Я видел Ваши афиши на Тверской! Позвольте засвидетельствовать!»

Я, конечно, позволяю, но появляется нехорошее сосущее чувство, будто видишь издалека пыльный предмет на асфальте и подозреваешь в нём мёртвую кошку. И точно.

Излившись комплиментами, мне начинают открывать душу. «Марта, пожалуйста, напишите мне что-нибудь ободряющее…»

Афобазол, пишу, помогает, если нет серьёзных нарушений психики.

А как иначе? Раньше отвечала «всё будет хорошо» и получала на шести листах объяснение, что не будет! не будет! не будет! А так – максимум полэкрана о том, что я, конечно, не услышала крик его души, но всё же.

А ещё раньше, где-то в районе первой – третьей книжки, даже соглашалась встретиться и поболтать. После единственного разговора в кафе получала статус маленькой подружки. По Сети бродят стада моих старых подруг, которых я видела однажды; рассказывают даже о бывшем любовнике, он всем показывает моё эсэмэс: «Задержусь на пять минут, прошу прощения» – и говорит: «Надо бы Марточке позвонить, заждалась».

Ну да, попила, дура, чаю.

Впрочем, даже если не сглупить и не сократить дистанцию, человек постепенно уничтожит её сам.

Чем дальше, тем глубже он чувствует бесконечную личную привязанность. Иногда в ночи рассказывает всю свою жизнь, приглашает в гости и подробно описывает, как ваш блог изменил его жизнь. «Спасибо большое», – немного подумав, отвечаете вы. Такую сдержанность можно понять – это он читает вас регулярно, прикипел душой и сроднился, а вы-то о нём ничего не знаете. Между тем вы стали его родственником, его привычкой и немного зоной ответственности. По праву любви он считает необходимым указывать на ошибки – не орфографические, за это всегда спасибо, а общечеловеческие. Внутри его копится раздражение от границ, которые вы отказываетесь сдвигать, поэтому он сам преодолевает их решительным прыжком. Комментарии меняются от снисходительного «молодец, неплохо-неплохо» до «что-то, милочка, ты стала много ныть, и текст какой-то скомканный» – да-да, он уже перешёл на «ты». А чего стесняться, родные же люди. Немного подумав, вы перестаёте ему отвечать – нельзя поощрять фамильярность. Любящий человек будто и не замечает, но тексты ваши для него становятся всё хуже, а тон комментариев всё возмущённей. «Прекрати это писать, это же пошлость!» – в конце концов взрывается он. Пожав плечами, вы его баните. «Испортилась и зазналась», – пишет он в своём блоге и начинает присматривать другой объект для восхищения. Цикл обычно длится около полугода, хотя некоторые справляются быстрей.

Вам позволено только с изумлением наблюдать, как человек переживает односторонние отношения с вами, и не вмешиваться.

Забудьте, пожалуйста, фразу об ответственности за тех, кого приручили. Вы ничего не должны, пока не взяли ни у кого денег. Можете писать. Можете не писать. Кстати, попробуйте помолчать пару недель – едва ли больше одного человека обеспокоится, почему вы пропали. Это должно избавить от чувства ложной ответственности. Никто в Сети вас особенно не ждёт, у каждого лента из нескольких сотен блогов, и она не пустует. Появились – хорошо, исчезли – мало кто заметит. Имеете право экспериментировать со стилем и темами – вы не обязаны оправдывать чужие ожидания. Если интересно писать то про котиков, то про политику, то про покемонов – не отказывайте себе в этом. Блог для вас, а не вы для блога, он не должен превращаться в повинность.

Постарайтесь не впадать в другую крайность – не думайте, будто читатели вам что-то должны. Вы пишете – они читают, в качестве платы смотрят рекламу или покупают вашу продукцию. Или не покупают, их право. Вы для них – один из многих в ленте, и точно так же читаете свою френд-ленту. Вы встроены в горизонтальную систему, где все френды между собой равны. Но некоторые популярные блогеры начинают играть в короля и его армию. В их головах возникает образ себя на троне и безликой любящей толпы внизу, которая по слову должна дать нужную реакцию или броситься на врага.

Я тщательно собирала свою ленту, и в коллекции ярких персон оказалось довольно много таких, которые на дух друг друга не переносят. Нельзя так просто похвалить в ЖЖ френда А, потому что для френда Б это нож вострый; В с прошлого года в контрах с Г, при этом В мне нравится заметно больше, но я не могу его поддержать, потому что, по моему скромному мнению, в прошлом году он был-таки неправ; совершенно посторонний юзер Д глуп, но с ним живёт любимейший френд Е; и я просто не успеваю отслеживать, с кем опять переспал друг Ё и как бы не навести случайно на след его Ж. И вот З написал ужасное про И, тот ответил, поэтому от всех общих френдов теперь ждут, что они займут какую-то позицию, а кто в течение трёх дней не определится и не принесёт вассальную клятву, будет облит презрением и удалён. Самое интересное, что точку зрения на их конфликт я скорее всего имею, у меня вообще полно мнений по всем животрепещущим вопросам современности. Но у меня ещё есть немного ума, такта и хорошего воспитания, и ближнему своему я не судья. И когда начинаются требования лояльности, возникает отчётливое впечатление, что меня пытаются втравить в богопротивное и душепагубное действо – нарушение собственного нравственного закона. А как вы понимаете, такого френда, из-за которого я могла бы на это пойти, не существует.

Печально наблюдать феодальные игры в популярных журналах: за мной, акшутвы[1], там Хозяйку вашу (или Хозяина) обидели! А почему это вы нам вдруг мамка или полководец? Эти люди – не ваши подданные, они всего лишь согласились вас читать. А вы согласились для них писать, точно так же, как для вас пишет ваша лента. Просто поучаствовать в скандальчике изредка даже приятно, но не стоит объявлять это священной войной со всеобщей мобилизацией.

Забавно, что чаще всего «прикрыть грудью» и «занять позицию» требуют те, от кого в аналогичной ситуации помощи особой не дождёшься. Приятно одним движением мышки направлять толпы на вражеские стены, но почему-то не видно ни малейшей готовности лезть на такую же стену за кого-то другого. Конечно, у них-то настоящие Убеждения и Враги, а у остальных так, ерунда какая-то – пошутил человек неудачно или пьяный был, не обращайте внимания… Чего скрывать, иногда хочется, чтобы братки встали широким фронтом на защиту и всех смели. Возьмёшь да и нажалуешься на кого-нибудь «под замком» с лицемерной припиской: «Только, пожалуйста, ничего там не пишите». Но это всё-таки не совсем то, что науськивать тысячи «вдрузьяху», правда? От желания получить поддержку до массовой травли есть некоторое расстояние, но следует сохранять здравый рассудок, чтобы хорошо его чувствовать.

А ещё бывает обидно, когда вроде бы друзья и вместе пили, а человек при этом френдится с каким-то паразитом, который через день пишет гадости в ваш адрес. И читая эти гадости, приятель либо скромно молчит, либо, что ещё хуже, снисходительно за вас извиняется – «ну, на самом деле человек он неплохой, просто имидж провокационный, а так ничего».

Может быть, прогнать такого друга? Но по сути это было бы то же требование лояльности, а круг людей, которым: а) вы имеете право его предъявить; б) имеет смысл его предъявлять, – исчезающе узок. В моём случае это ровно один мужчина, с которым я живу. Вот он-то не должен дружить с моими противниками (и я – с его), а все остальные уж как хотят. Помню, однажды я попросила мужа не общаться с человеком, который натурально объявил себя моим врагом. Речь, подчёркиваю, не про ЖЖ-игры.

– Но ты, между нами говоря, сама не очень-то с ним обошлась…

– А это уже значения не имеет. Раз он всерьёз пообещал навредить, кто будет меня защищать?

Он подумал-подумал и сказал, что хоть я и нахальная, как обезьяна, он всё-таки мой муж, поэтому придётся.

А больше рассчитывать не на кого. Друзья присягу не приносят, что уж говорить о френдах – они не обязаны. Так что если не уверены, постарайтесь с ними не напиваться и не откровенничать, а читать – почему бы и нет?


Но это не значит, что я хочу лишить вас радостей развиртуализации. Знакомиться с взаимными френдами нужно обязательно. Этих людей вы читаете ежедневно, наблюдаете за их жизнью, смеётесь их шуткам и сопереживаете неудачам, они заменяют вам утреннюю газету – неужели неинтересно посмотреть? В моем списке «могла, но не сделала», за который я себя упрекаю, значатся живые концерты Летова. Высокомерно полагала, что в нём интересна только музыка и мне достаточно записей, а толкаться в толпе придурков совершенно незачем. Когда умер, поняла, что в моей картине мира дыра – человек этот занимал столько места, а я его никогда не видела. И с тех пор решила, что нужно обязательно смотреть на людей, которые формируют мою реальность. Сейчас кажется, что они здесь навсегда и важны лишь тексты, фотографии, музыка. Когда они вдруг исчезают, их цифровой след тускнеет, и наполнить его может только личное воспоминание о человеке. Поэтому, когда старый френд приезжает из другого города или страны, приходите на него посмотреть. Это часть вашей жизни, полезно узнать, какова она. Виртуальный образ дополнится впечатлением от живого человека, после этого, как минимум, станет интереснее его читать, а как максимум – вы получите нового друга.

Более того, после развиртуализации у вас может возникнуть желание стать ещё чуточку ближе, например переспать. Действительно, при многолетнем чтении блога иногда складывается впечатление, что вы очень хорошо понимаете автора. Возникает иллюзия, будто вы уж точно сумеете дать ему нужное и он вам тоже вполне подходит. При встрече уверенность может пошатнуться. Кроме прекрасной души, у каждого человека есть голос, запах, манеры и ещё множество особенностей, которые не видны при виртуальном общении. Но даже если он устроит вас физически, вы сблизитесь и удачно переспите, впереди ещё много сюрпризов. Читая блог, вы привыкли быть на его стороне и смотреть на мир его глазами. А теперь вдруг вы – та самая женщина или тот мужчина, о которых столько читали. И признаться, хотели оказаться на их месте, стать объектом нежности и восхищения, только не упустить своё счастье, как они. Но вдруг выясняется, что кое-какие детали при описании были упущены. Никто же не напишет о себе «я скуповат, глуповат и неумел в постели» или «я слишком много болтаю, липну и устраиваю сцены ревности». Нет, ваш блогер писал, что женщины алчны или мужики козлы, и вы думали – нет, уж я-то не стану… А вот теперь вдруг платите за него в кафе или она залезает в ваш мобильный – об этом в блоге не предупреждали. Это не говоря о том, что и у вас есть какие-то недостатки, совершенно неожиданные для него или для неё. Кроме того, взаимное чтение довольно опасно: партнёр прошерстит ваши «подзамки» и приревнует ко всем бывшим, тщательно сравнит то, как вы писали о них и о нём. Каждый свежий пост неукоснительно примет на свой счёт. Написали о толстушках – женщина немедленно позвонит и срывающимся голосом спросит: «Ты считаешь меня жирной?» Отпустили шутку о размерах члена – ждите ночных разборок с вашим мужчиной. Пощебетали с кем-то в комментариях – ссора обеспечена.

Так что длительный роман со старым френдом – скорей счастливое исключение. Да и не все заинтересованы в долгих отношениях, я знаю одиночек, которые открывают френд-ленту как меню – так, кого сегодня жарим? Лёгкие связи могут доставить вам массу удовольствия, но следует помнить о репутации. Любовники иногда не молчат. Особенно если человек обожает описывать свои победы в блоге, странно рассчитывать, что для вас он сделает исключение. Женщины любят мыть кости своим бывшим в закрытых сообществах на несколько тысяч человек. А кроме того, люди всё видят. Даже если вы оба сама деликатность и отлично замаскировались, не забывайте, что Интернет прозрачен.

Я иногда забавляюсь, отслеживая задним числом любовные истории в ЖЖ. Допустим, узнаю, что у незнакомых мне А и Б недавно был роман. Я открываю её блог, и сразу видно, когда он только начал оставлять ей комментарии. Шутил довольно глупо, но ей нравилось. Она ему тоже что-то щебетала, переписывались вполне открыто, рискованно флиртовали – почему бы и нет, между ними не происходит ничего такого, что необходимо прятать. Потом впервые встретились вдвоём, не в компании, поужинали, и он вдруг начал выкладывать в дневнике смутные романтические пассажи, о чём – не понять, но какая-то «она» в алом платье, какая-то узкая рука, завитая прядь, тени на стенах и прочее, отчего у френдов волосы дыбом. Девочки, впрочем, в восхищении – «ты такой нежный», «ты изменился», – а она-то знает и рисует смайлик, который выразителен, как поставленная набок «Джоконда», столько в нём спокойствия и лукавства. А когда она выкладывает «смутные романтические пассажи», он ничего не отвечает, а просто шлёт эсэмэс: «Давай встретимся». И они встречаются. Потом некоторое время оба ничего не пишут.

Но однажды он возвращается и совершенно спокойно продолжает про свой футбол и машины. А у неё становится интересно. У неё нет ни футбола, ни машины, зато есть косметолог, шопинг и сальса, танго, фламенко или танец живота. Она всё время напоминает, как насыщена её жизнь, как культурен досуг, как прекрасен секс и как ей хо-ро-шо. (Он, я подозреваю, читает и думает: «Рад за тебя».) В этот период иногда происходит странное: посреди изящных постов о природе, музыке и книгах женщина вдруг начинает грязно шутить и буквально выкрикивать непристойности, потом успокаивается – и снова о театре и поэзии. Тут и сообщение – я сексуальна, у меня есть секс, – и призыв. (Не знаю, что он думает, может, всё ещё рад за неё.) Потом она срывается, пишет сначала непонятно-грустное, а потом просто – «мне плохо, мне плохо». Получает десятки поглаживаний от друзей, а от него – ничего. Прячет «под замок», оправдывается: «Всё хорошо». Удаляет ЖЖ, возвращается с извинениями.

Однажды «Семаджик» сообщает ему, что у неё день рождения, и он пишет: «Поздравляю, будь счастлива», – и среди пятидесяти комментов под её праздничным постом этот единственный остаётся без ответа. Но над его пустым полем она думает дольше всего, потому что ни «спасибо», ни смайл, ни «и ты», ни «пропади ты пропадом» не годятся.

И вы думаете, что френды, видя всё это, ни о чём не догадываются? Не моют кости? Они прекрасным образом всё обсуждают, создавая «подзамки», которые вам не видны, или сплетничают в других журналах, куда вам нет доступа. Иногда поисковик может принести вам следы этих разговоров или разведка донесёт, но просто поверьте на слово: вас видно.

Так что, если репутация имеет значение, заводите только те романы, которых никак не избежать – когда очень надо, – и не ввязывайтесь в мелкие интрижки. Иногда из блогеров всё же получаются отличные крепкие семьи.

Кстати, о «подзамках». В ЖЖ можно создавать группы с разным уровнем доступа, включая туда всех своих френдов или только самых близких. Но не стоит рассчитывать, что замок надёжно сохранит ваши тайны. Всё, что выложено в Сеть, может получить огласку. Только несколько вариантов: ваши френды вынесли и разгласили «подзамок», иногда просто под впечатлением, не желая навредить; близкие вашего френда прочитали с экрана, заглянув через плечо; вы забыли разлогиниться в интернет-кафе; оставили открытый ноутбук на столе; ваш журнал взломали. Вашу почту тоже могут вскрыть, поэтому не храните компрометирующие письма на сервере. Помните – вы публичная фигура, кто-то может нарушить вашу приватность просто из хулиганских соображений, даже если вы не заняты политикой и бизнесом. А если заняты? В Интернете регулярно выкладывают частную переписку самых разных людей, и даже самые «высокоморальные» граждане не стесняются её обсуждать.

Важно запомнить интернет-парадокс: «Позор в Сети длится три дня. Любое ваше слово может быть выкопано через годы».

Представьте самое худшее, что-нибудь одно или всё сразу: почта взломана и опубликована, вы попались на мелком жульничестве, любовница обнародовала интимный дневник с красочными описаниями (нелестными), в Сети есть видео. Жизнь вроде бы рухнула, но не спешите выходить в окно. Жена вас, наверное, бросит, с работы уволят, деньги придётся вернуть, но это не значит, что в Интернет вам теперь ни ногой. Дело в том, что через три, максимум через пять дней в Сети появится новый жулик или развратник или просто начнётся чемпионат мира по футболу, Новый год или премьера очередного «Дозора». И всё внимание переместится туда. Поэтому выжидайте с месяц и возвращайтесь спокойно – о вашем позоре все забыли.

И это не отменяет второй части парадокса – через десять лет безупречной жизни вам могут предъявить старый пыльный компромат. Обнажённые фото, которые вы давно удалили, опрометчивые высказывания, избыточные откровения. Из кэша можно достать всё что угодно, а ведь есть ещё люди, которые целенаправленно собирают скриншоты, просто из любви к сохранению данных.

Как с этим справляться? Разве что запомнить – зачастую в Сети о вас есть только то, что вы сами туда положили. Имя, семейное положение, место работы, адрес, телефон, политические убеждения и сексуальные предпочтения – этим прежде всего похвастались вы сами. Должно произойти что-то очень серьёзное, чтобы под вас начали копать, вытаскивая данные из реальных источников. А если до этого не дошло, недоброжелатели будут оперировать только сетевой информацией. Поэтому думайте буквально над каждым шагом своей «деанонимизации» – имя или псевдоним, указать ли город, аккаунт жены, а что написать на сайте знакомств? И не забывайте придумывать сложные пароли, это действительно важно.


Оглавление книги


Генерация: 0.533. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз