Книга: Новые соединения. Цифровые космополиты в коммуникативную эпоху

Роланд Сун и будущее перевода

Роланд Сун и будущее перевода

Профессиональный исследователь СМИ Сун изучал размер и демографию массовой аудитории СМИ по всему миру и в 2003 году переехал из Нью-Йорка в Гонконг, чтобы проводить больше времени со своей престарелой матерью. Оказавшись в среде китайскоязычных СМИ, Сун почувствовал необходимость разобраться и быстро обнаружил, что китайскоговорящие и англоговорящие читатели получают разные новости.

«Многое из того, что интересно китайцам, в западных СМИ отфильтровывается или упрощается по различным причинам (культурные барьеры, потребности целевой аудитории, пространство, политическая предвзятость и т. д.). И вот я стал выискивать наиболее интересные материалы на китайском и переводить их на английский с тем, чтобы владеющие только английским читатели могли лучше понять различные проблемы и контекст, в котором они возникают».[191]

Сун размещает эти переводы на веб-сайте EastSouthWest-North, за скромным дизайном которого прячется весьма богатое содержание. На главной странице ESWN содержание разбито на три колонки новостей: Мировые, Большого Китая (на английском), Большого Китая (на китайском). В левой колонке появляются работы комментаторов и ученых, следящих за ситуацией в Китае и высказывающихся по более широким вопросам, в правой размещаются ссылки на материалы китайских СМИ, привлекшие наибольшее внимание в Китае. В средней колонке – наиболее заметны плоды тяжких трудов переводчика. Сун выбирает из китайских публикаций и переводит на английский язык несколько статей в день, иногда по тысяче слов, ежедневно уделяя этой работе от 30 минут до шести часов.

Причины, по которым он решает перевести ту или иную публикацию, могут варьироваться, но общий принцип работы таков: это материалы, имеющие важное значение для китайских читателей, но незаметные для остального мира.

«Это может быть история, за которой следит почти вся страна, но за пределами Китая о ней и не слышали. Причины могут быть культурные, политические (несоответствие западным представлениям), или материал может быть просто слишком сложным для восприятия, но я берусь его переводить, если считаю, что он рассказывает людям о том, что важно в Китае…Это может быть продолжение истории, которая сперва появилась в западных СМИ, однако последовавшие события уже не получили огласки на Западе. Сегодня информация имеет широкое распространение, однако многие материалы требуют доказательств, которые можно найти, только проведя расследование. Однако люди не любят, когда им говорят, что их с самого начала ввели в заблуждение».

Из разговоров с Суном становится ясно, что представление о далеком Китае, изолированном от остального мира «Великой информационной стеной», до обидного примитивно. Да, китайские цензоры вполне эффективно предотвращают распространение новостей о таких событиях, как политические выступления в Тунисе и Египте в начале 2011 года. Но куда больше усилий цензоры тратят на пресечение известий о коррупции в одной части огромной страны из-за опасений, что такие новости могут вызывать публичные демонстрации. Переводя эти истории на английский, Сун дает международным журналистам возможность разъяснять проблемы власти и управления в Китае своей аудитории…а иногда и китайским читателям.

Сун был одним из немногих источников информации на английском языке о волне протестов, которые в августе 2005 года начались в деревне Тайши, провинция Гуанчжоу. Попытка смещения коррумпированного председателя поселкового комитета Чена Джиншенга привела к голодовкам, сидячим забастовкам, арестам и жестокому избиению активиста Лю Бангли. Впоследствии на подавление 2 075 крестьян деревни был выслан отряд полиции специального назначения в тысячу бойцов. Весь сентябрь китайские СМИ широко освещали эту историю, а Сун переводил значительную часть этих статей. В начале октября события в Тайши стали широко освещаться в азиатских газетах, таких как South China Morning Post, однако крупнейшие американские издания о них по-прежнему молчали. Все изменилось, когда журналист Guardian Бенджамин Йоффе-Уолт отправился в Тайши вместе с Лу и, уже отправив репортаж, был задержан местными властями. Йоффе-Уолт передал сенсационный рассказ о том, как Лу подвергся избиению, и Guardian был вынужден дополнить ранее присланную статью. Непростая история Йоффе-Уолта и задержание Лу привлекли к себе внимание, и о двухмесячных протестах в Тайши узнали американские и британские читатели.[192]

В то время как бесчисленные американские комментаторы, и в первую очередь госсекретарь США Хиллари Клинтон, критиковали «информационную стену» и осуждали китайскую цензуру, мало кто обращал внимание на то, что в неподцензурных китайских новостях есть масса потенциально важной информации, которая никогда не доходит до англоговорящей аудитории. Подцензурная китайская пресса публиковала немало сведений о Тайши, по крайней мере на ранней стадии протестов. Сун перевел колонку из «Жэньминь жибао», официального печатного органа Коммунистической партии Китая, автор которой поддержал протест. «Это сродни официальному благословению центральным правительством», – пояснил читателям Сун. История Тайши – это жизнеутверждающий первый акт про вызов, брошенный работящими крестьянами, и печальный второй акт про государственное подавление протестов. Кроме того, это интересный и показательный пример происходящих в Китае перемен. Тот факт, что о Тайши почти ничего не знают за пределами Китая, говорит о недостатках западных СМИ больше, чем о китайской цензуре.

Устремление Суна раскрыть для международной аудитории важные для Китая проблемы приобрело сторонников. «Такие блоги, как ChinaSMACK и ChinaHush, освещают социальные проблемы, которыми я раньше много занимался», – говорит Сун, отмечая, что это дает ему возможность сосредоточиться на наиболее важных для него темах: точности публикуемых в СМИ сведений, проблемах этики и манипулирования общественным мнением. Его сайт продолжает ежедневно публиковать переводы статей объемом в тысячи слов.

В деле расширения доступа глобальной аудитории к СМИ на китайском к Суну присоединились и другие ресурсы. Tea Leaf Nation – это электронный журнал, который делают три друга, познакомившиеся в Гарварде: два китайца и один американец, выучивший китайский, работая волонтером Корпуса мира. Они переводят на английский связанные с политикой материалы из социальных медиа. Эллен Ли и Кейси Лау делают Weibo Today – еженедельный видеожурнал в YouTube, рассказывающий о последних трендах в китайских платформах микроблогов или weibos. Однако переводчиков на китайский, которые делают доступным англоязычный сегмент интернета более чем для 400-миллионной сетевой аудитории Китая по-прежнему несравнимо больше, чем перечисленных нами энтузиастов.

Интернет-предприниматель Чжан Лэй начал переводить статьи с английского на китайский по весьма личной причине: в 1996 году, когда Чжан приехал на учебу в Соединенные Штаты, его отец умер от лимфомы. «С тех пор я стал периодически отслеживать материалы об этой болезни и на китайском и английском языках, – говорит Чжан. – Больше всего меня поразило, что в английской литературе лимфома рассматривалась как болезнь излечимая, однако китайским пациентам это чрезвычайно важное обстоятельство было неизвестно. Это и побудило меня обсудить с друзьями возможные пути решения этой проблемы».

Вдохновясь такими проектами, как «Википедия», Чжан и двое его друзей принялись за создание портала совместной работы над переводами. В 2006 году был запущен Yeeyan – сайт группового перевода, и на фоне роста напряженности в отношениях между США и Китаем, предшествовавшей Олимпийским играм 2008 года, популярность ресурса заметно выросла. Наблюдая за американскими СМИ, китайские новости в которых не выходили за рамки строительства стадионов, проблем с правами человека в Китае и столкновений между уйгурами и китайской армией в Урумчи, западной части Китая, Чжан разглядел вполне конкретные причины, по которым китайские и американские читатели не понимают друг друга.

«Четкого плана у меня не было, – признался Чжан, выступая на конференции, посвященной исследованию китайского интернета, проводившейся в Университете Пенсильвании в 2009 году. – Но я знал, что мы можем переводить тексты». На сайте Yeeyan числится более 210 тысяч зарегистрированных переводчиков-волонтеров, они трудятся над переводом ключевых материалов англоязычной прессы на китайский язык. Все вместе они переводят в среднем тысячу публикаций в неделю. Содержание может варьироваться, но, как правило, на Yeeyan.org ежедневно публикуются переводы материалов крупных газет, таких как Guardian или New York Times, еженедельных новостных журналов Time или Newsweek (над еженедельным переводом материалов журнала Economist трудится Ecoteam – не связанная с Yeeyan команда волонтеров)[193] и ведущих сайтов – таких как ReadWriteWeb. Не так давно они взялись за перевод книг; так, после землетрясения в провинции Сычуань в 2008 году команда Yeeyan перевела «Руководство по поиску и спасению во время землетрясений» и «Руководство по безопасности во время землетрясений» Федерального агентства по чрезвычайным ситуациям США. По инициативе Чжана группа также перевела книгу под названием «Первые шаги в борьбе с лимфомой», которую скачали уже более 100 тысяч китайских читателей.

В долгосрочной перспективе Yeeyan, вероятно, столкнется со сложными вопросами авторского права, так как некоторые переведенные Yeeyan авторы не желают, чтоб их произведения публиковались на китайском, особенно если контент через Yeeyan начинает распространяться по китайским газетам и веб-сайтам. Однако есть и издатели, принявшие проект с распростертыми объятиями. В 2009 году Guardian начал давать ссылку на страницу Yeeyan как на свою официальную китайскую версию, впрочем, вскоре газета была вынуждена прекратить сотрудничество.

Однако главным препятствием в работе Yeeyan на сегодня является не проблема авторских прав, а цензура. В отличие от Суна, который переводит на английский язык статьи, уже опубликованные в Китае, некоторые из англоязычных источников Yeeyan регулярно блокируются в Китае. В декабре 2009 года правительственные чиновники закрыли сайт, обеспокоенные тем, что переводчики размещали контент, нарушающий местные законы. Законы эти быстро меняются и часто неоднозначны, однако их соблюдение – необходимое условие существования китайских медиакомпаний. В ходе непростых дебатов Чжан и его команда решили привести Yeeyan в соответствии с требованиями местной самоцензуры. Теперь команда просматривает переводы и отказывает в публикации материалам, которые могут привести к блокировке проекта. «Мы лично связываемся с нашими переводчиками, когда по тем или иным причинам их работа не может быть опубликована. Переводы сохраняются в качестве проекта на личной страничке переводчика. Такое положение, к сожалению, де-факто стало стандартным для сайтов ПК[пользовательского контента], работающих в Китае, поэтому было принято и членами нашего сообщества», – объясняет Чжан.

Какое бы воодушевление ни вызывал Yeeyan, успех проекта наводит и на грустные размышления: почему до сих пор не существует эквивалента такого портала на английском? 210 тысяч добровольцев считают, что китайским читателям важно знать, о чем говорят англоязычные СМИ, и эти добровольцы тратят собственное время на преодоление языкового барьера. Еще тысячи людей участвуют в более развлекательных проектах: переводят и снабжают субтитрами англоязычные фильмы и телевизионные шоу, размещая их на таких сайтах, как Yyets. com. Трудно поверить, что китайский сегмент интернета, примерно половина из более 400 миллионов пользователей которого активно пользуются платформами блогов или микроблогов, производит так мало контента, что все потенциально интересные англоязычной аудитории материалы может перевести Роланд Сун и несколько десятков других переводчиков.

Конечно, Yeeyan имеет преимущество над сходными англоязычными проектами, поскольку многие университеты в Китае требуют владения английским для получения диплома, значительно расширяя круг потенциальных переводчиков. Однако таких масштабных проектов, как Yeeyan, в Соединенных Штатах нет и на испанском, хотя многие школьники учат его в старших классах, более того, значительная часть населения США считает испанский родным языком и создает контент именно на испанском.

Удивляющую многих готовность переводчиков Yeeyan работать над проектом без финансового вознаграждения исчерпывающе объясняют специалисты, изучающие программное обеспечение с открытым исходным кодом и «Википедию». Обладающие большим опытом переводчики еще могут заработать себе на жизнь переводами в интернете, но куда больше тех, кто зарабатывает несколько центов, время от времени получая заказы через сетевые биржи труда, подобные запущенному компанией Amazon порталу Mechanical Turk. Для переводчиков Yeeyan, это скорее любимое хобби, нежели работа. Чжан говорит, что проявился и ряд других мотивирующих факторов. Переводчикам нужен опыт, который они могли бы применить уже на хорошо оплачиваемых работах. Кроме того, признание со стороны профессионального сообщества, чувство удовлетворения от профессионального роста и удовольствие от материала – все это хорошая мотивация. То есть в совместных переводческих проектах действует та же мотивация, что позволяет существовать и развиваться таким общественным инициативам, как программное обеспечение с открытым исходным кодом и «Википедия». Это культура дара, в которой чем лучше дар, чем полезнее перевод, тем выше статус. То есть положение утверждается актами дарения. В своем основополагающем труде «Сетевое богатство» Йохай Бенклер обозначил это явление как «состязательное дарение – то есть дарение, цель которого – показать, что человек, дающий больше, обладает более высоким статусом, нежели тот, кто дал меньше».[194]

Многие сообщества, добившиеся успехов на поприще онлайн-переводов, используют схожие модели. Аудитория конференций TED – Technology, Education, Design, – попасть на которые раньше можно было только по приглашению, значительно расширилась, выйдя за пределы тех нескольких тысяч энтузиастов, что предпочитают посещать их лично в Монтерее, штат Калифорния, когда в 2006 году медиапродюсер TED Джун Коэн начала публиковать видео лекций в интернете.[195] Спустя три года после размещения первого видео, Джун осознала, что лекции были бы интересны еще большей аудитории, если бы слушатели могли смотреть их с субтитрами на родном языке. Тогда она наняла фирму, делающую высококачественную стенограмму англоязычных лекций, и профессиональных переводчиков для создания субтитров на тагальском или турецком языках.

Вдохновившись в том числе успехом нашего ресурса Global Voices, который использовал добровольцев для перевода интернет-контента, Джун решила провести эксперимент: для перевода одних текстов она пригласила волонтеров, другие заказала профессиональным переводчикам, чтобы установить высокую планку качества. «Выяснилось, что качество переводов, сделанных волонтерами, ничуть не хуже, а то и лучше тех, что сделаны за деньги», – говорит Джун. «Мы были поражены». Переводчики TED не получают денежной компенсации за свою работу, однако их деятельность высоко оценивается сообществом, на сайте их имена стоят рядом с именами самих лекторов, а самых плодовитых и успешных переводчиков приглашают на конференции лично. Джун считает, что успех переводческого проекта имеет две основные причины: признание сообществом важности этой работы, и то обстоятельство, что переводчики сами могут выбрать материал для работы. «Перевод доклада, который вам интересен, – почти развлечение, скучный перевод – работа». Получается, что модель перевода на общественных началах лучше всего работает, когда цель – это работа над самым захватывающим материалом, а не перевод всего объема текстов.

Объемы волонтерского перевода уже весьма внушительны. Более чем часовую лекцию Альберта Гора о глобальном потеплении 2008 года перевели на 36 языков, а запись посмотрело 1,5 млн зрителей. За два года проекта переводчики TED сделали 18 000 переводов на 81 язык. В среднем лекция переводится на 24 языка в течение нескольких недель. Неанглийскими субтитрами пользуется лишь около 10 % зрителей TED.com, тем не менее это больше миллиона зрителей в месяц. Более того TED сотрудничает с Youku, китайским конкурентом YouTube, чтобы с китайскими субтитрами лекции TED могли посмотреть еще миллионы зрителей.

Добровольческие программы перевода – орудие мощное, но не быстрое. С их помощью говорящие на арабском смогут понять англоязычную лекцию, но им приходится ждать по несколько дней, а то и недель, пока арабский переводчик выполнит свою задачу. Кроме того, даже просмотрев лекцию с переводом, они не успевают участвовать в онлайн-дискуссиях, которые разворачиваются вскоре после размещения новых лекций на сайте. По-настоящему нам нужны переводы, которые, были бы такими же точными и передающими все оттенки, как те, что делают волонтеры TED или Global Voices, и производились бы так же быстро, как в Google-переводчике.

Проект Эда Байса Meedan.net – это онлайн-пространство, где арабские и англоязычные пользователи собираются в общей языковой среде, создаваемой как с помощью машинного, так и традиционного перевода. Слово «Meedan» по-арабски означает «городская площадь», и авторы проекта пытаются создать сетевое общественное пространство, где люди могли бы беседовать между собой на английском и арабском языках. Размещенные на сайте новостные материалы из онлайн-источников автоматически переводятся с арабского на английский и наоборот с помощью машинного перевода. Комментарии к новости можно писать на обоих языках, поскольку после отправки они также переводятся автоматически. При этом машинный перевод в сообществе Meedan считают лишь первым шагом; добровольцы просматривают новости и комментарии и «подчищают», а когда нужно, полностью переделывают уже опубликованный машинный перевод. Машинный перевод позволяет носителям разных языков поддерживать разговор в режиме реального времени. Традиционный перевод делает разговор более понятным, кроме того, создается постоянная запись беседы, которую впредь можно использовать как онлайн-ресурс.

Замысел Байса расширить арабо-англоязычный диалог с помощью перевода весьма амбициозен, однако и он бледнеет на фоне планов Луиса фон Ана, создателя платформы Duolingo. Фон Ан является профессором Университета Карнеги—Меллон иэкспертом в новой области «коллективно-распределенного мышления». Распределенное мышление использует навыки тысяч людей, работающих параллельно над решением проблем, непосильных компьютерам. Наибольшую известность фон Ан приобрел благодаря внедрению формы reCAPTCHA, которую вам, вероятнее всего, приходилось заполнять, чтобы оставить комментарий на веб-сайтах. Для заполнения формы вам нужно расшифровать два слова и таким образом продемонстрировать, что вы человек, а не компьютерная программа. В процессе вы помогаете расшифровывать сканы книг, каждый раз распознавая одно слово. В 2008 году объем текстов, расшифрованных с помощью reCAPTCHA, равнялся примерно 160 книгам в день,[196] а сейчас используется для исправления ошибок в Google Books – крупнейшем проекте Google по сканированию основных университетских библиотек.

Если люди могут расшифровать нечетко отсканированные слова и транскрибировать книги, почему нельзя использовать этот ресурс для перевода документов? Фон Ан поставил перед своим аспирантом Северином Хакером вопрос: «Как нам привлечь 100 миллионов человек к переводу веб-страниц на все ведущие языки, да еще и бесплатно?»[197] Так они придумали проект, который помогает миллионам людей в изучении второго языка. Зарегистрируйтесь на Duolingo, и вам предложат учить испанский, французский или немецкий. Сначала вы будете переводить простые, шаблонные предложения, но по мере повышения вашего языкового уровня вам начнут давать на перевод предложения с действующих веб-страниц.

Можно ли доверить человеку, только начавшему изучать испанский язык, переводить веб-страницы? Придуманные фон Аном алгоритмы помогают объединить варианты десятков неопытных переводчиков в результат, который, как он утверждает, не уступает по качеству работе профессионального переводчика. Его преимущество в масштабе: ежедневно 30 миллионов пользователей помогают решать поставленные перед reCAPTCHA задачи. Фон Ан убежден, что, даже если небольшой процент этих пользователей решит выучить новый язык, он сможет перевести все материалы английской «Википедии» на испанский менее чем за неделю.[198]

Оглавление книги


Генерация: 0.382. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз