Книга: Применение технологий электронного банкинга: риск-ориентированный подход

2.5. Изменение профиля правового риска

2.5. Изменение профиля правового риска

Повышение уровня правового риска приводит к возможным финансовым потерям, являясь следствием возможных нарушений кредитной организацией положений нормативно-правовых документов, которые регламентируют банковскую деятельность, и (или) законодательной неопределенности отдельных аспектов предоставления банковских услуг. Реализация компонентов этого риска имеет форму санкций, которые могут быть наложены на кредитную организацию за нарушение ею правил выполнения банковских операций, несоответствие требованиям ведения бухгалтерского учета и, как следствие, недостоверность банковской отчетности, за потерю значимых банковских данных, утечку конфиденциальной банковской и (или) клиентской информации, включая нарушение банковской тайны, возможную скрытую противоправную деятельность, в которую оказывается вовлечена кредитная организация из-за слабого контроля использования ее СЭБ, а также за недостатки, обусловленные несовершенством организационно-технического, аппаратно-программного или же программно-информационного обеспечения банковской деятельности, как самой кредитной организации, так и ее провайдеров, что может вызывать претензии со стороны клиентов ДБО.

Первой же задачей, подлежащей решению при внедрении кредитной организацией любой ТЭБ, становится серьезное усиление «общебанковских» функций управления и контроля с тем, чтобы особенности СЭБ, реализующей конкретную технологию, не вызвали сомнений у контролирующих органов в выполнении правил бухгалтерского учета и подготовке регламентной отчетности (в широком смысле). Кредитной организацией должна быть гарантирована фиксация в базах данных и правильная обработка всех ордеров клиентов, которые имеют отношение к этим процедурам, независимо от канала ДБО и информационных сечений между системами электронного банкинга и БАС кредитной организации. К отмеченному тесно примыкают проблемы обеспечения доказательной базы электронного банкинга и обеспечения юридической силы так называемых «электронных документов», которые в традиционной форме не существуют, а их распечатки также требуют удостоверения подлинности (эта проблематика еще будет подробно обсуждаться в других разделах, в том числе в плане организации последующей претензионной работы в части ДБО).

Далее целесообразно предусмотреть возможности нарушения непрерывности функционирования ИКБД (неожиданное прекращение сеанса ДБО) в плане вероятных правовых последствий реализации соответствующих компонентов операционного риска (еще одного варианта проявления взаимного влияния банковских рисков). Здесь возникает несколько основных вопросов, подлежащих рассмотрению специалистами кредитной организации:

— организация оперативного предоставления клиенту другого маршрута или варианта ДБО (в случае недоступности системы или прерывания сеанса, к примеру, интернет-банкинга это может быть другой web-сайт или вообще другая СЭБ);

— оперативная реализация соответствующего ситуации раздела плана действий на случай чрезвычайных (иногда говорят «непредвиденных») обстоятельств, для чего требуется наличие схем резервирования и резервных ресурсов, отработанное распределение обязанностей и т. п.;

— включение в текст договора с клиентом на ДБО положений, определяющих порядок действий сторон в форс-мажорных обстоятельствах, их обязанности, ответственность, порядок разрешения спорных ситуаций и компенсации потенциального ущерба интересам клиента и т. п.;

— организация оперативного восстановления массивов банковских и клиентских данных, целостность которых может оказаться нарушенной из-за прерывания сеанса ДБО, для чего требуется формирование и поддержание соответствующего архива и порядок его использования;

— включение в текст контрактов с провайдерами, от которых зависит непрерывность функционирования ИКБД, положений, устанавливающих порядок действий сторон в форс-мажорных обстоятельствах, их обязанности, ответственность, порядок разрешения спорных ситуаций и компенсации ущерба.

Точный перечень указанных вопросов, связанных с компонентами правового риска, как и для операционного риска, определяется специалистами кредитной организации с учетом специфики ее БАС, систем электронного банкинга, видов провайдеров, состава услуг, предоставляемых в рамках ДБО, возможных сетевых и вирусных атак, средств защиты от них и т. п.

Потенциальное влияние тех компонентов правового риска, которые сопутствуют компрометации банковских информационных ресурсов, обусловлено недостатками в обеспечении информационной безопасности кредитной организации. Они могут иметь место из-за новизны/ сложности ТЭБ или недостаточного освоения внедренной в ней СЭБ. На практике его причины кроются в неполноте предусмотренных моделей и сценариев развития угроз, предполагаемых для конкретного ИКБД, связанного с этой технологией. Одним из наиболее серьезных факторов риска при этом является квалификационный «разрыв» между специалистами подразделений ИТ и обеспечения информационной безопасности кредитной организации: первые отвечают за непрерывность и функциональность БАС и СЭБ и могут не располагать полным знанием сопутствующих последней из них угроз, последние же могут не полностью представлять технические механизмы реализации этих угроз. Результатом становятся «дыры» в периметре безопасности кредитной организации, который, кстати, в условиях электронного банкинга может приобретать весьма сложную форму — если эксплуатируется несколько разнородных систем ДБО и имеется несколько видов пользователей их и БАС.

Действие упомянутого разрыва проявляется не только в несоответствии квалификаций. Часто во избежание этого в условиях бюджетных и ресурсных ограничений практически все полномочия системного уровня вынужденно концентрируются в подразделении ИТ кредитной организации. Это относится к таким специализациям, как администрирование банковских автоматизированных систем и систем ДБО, локальных вычислительных сетей, баз данных и информационной безопасности. Тем самым создается опасность чрезмерной концентрации системных полномочий в руках очень небольшого контингента высококвалифицированных специалистов. Подобная ситуация осложняется тем, что контролировать возможные негативные проявления так называемого «человеческого фактора» при этом становится практически невозможно (в организации отсутствуют независимые специалисты с сопоставимой или более высокой квалификацией в области ИТ, чем у таких «супер-админов»), так что не может идти и речи о выполнении принципа «четырех глаз»[55]. В условиях осуществления банковской деятельности в виртуальном пространстве это может оказаться весьма серьезным фактором и операционного, и правового, и репутационного, а вслед за ними и стратегического рисков (а для клиентов такой организации, как следствие, — риска неплатежеспособности по их счетам в какой-то момент).

Проблемы организационно-технического плана, приводящие к реализации компонентов правового риска в условиях ДБО, также разнообразны и варьируются от невыполнения клиентом платежей из-за того, что, как говорят, «платежка не прошла», до невозможности оплаты покупок через POS-терминал или получения денег через банкоматы из-за неполадок в обеспечивающей их функционирование ЗВС, к последнему варианту относятся также разнообразные «банкоматные» мошенничества с пластиковыми картами и несвоевременное денежное подкрепление. Причиной возникновения перечисленных угроз надежности банковской деятельности является недостаточный контроль со стороны специалистов кредитной организации работоспособности или безопасности обслуживаемых ею удаленных специализированных банковских терминалов. В свою очередь изначальным фактором риска может быть отсутствие адекватного потребностям ДБО внутреннего порядка в кредитной организации или контроля его выполнения.

К проблематике правового риска могут примыкать прямые или косвенные санкции со стороны тех учреждений, которые контролируют отдельные стороны банковской деятельности, не имеющие непосредственного отношения к выполнению банковских операций и не связанные с возникновением компонентов правового риска до внедрения технологий ДБО. Имеется в виду, что для защиты трафика между клиентом и кредитной организацией используются разнообразные средства криптозащиты. Не касаясь вопросов их достоинств, недостатков и надежности, следует отметить, что их использование (включая распространение среди клиентов ДБО) требует получения специальных разрешений у компетентных органов и сертификации. В последние годы активность проверок по указанным вопросам выросла и они оказались связаны для кредитных организаций с новыми компонентами правового риска. То же самое относится к проведению проверок соблюдения требований Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».

Оглавление книги


Генерация: 0.285. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз