Книга: Информационные операции в сети Интернет

Заключение

Заключение

Подводя итог сказанному, руководствуясь правилом, сформулированным в работе в приложении к информационным воздействиям: непонятность изложения материала компенсируется многократностью его подачи, еще раз повторим основные результаты.

Кнут, пряник, убеждение — эти средства управления на разном этапе развития общества имели разную значимость. Сегодня, в информационную эпоху, превалирует убеждение, производство которого поставлено на промышленную основу. Убеждают на примерах применения кнута и пряника. Настоящие это примеры или выдуманные, уже не имеет значения. Важнее другое — кто громче и выразительнее кричит. Новая информационная среда позволяет в промышленных масштабах генерировать, заставлять слушать и верить этим крикам (сообщениям) в пределах своего ареала распространения. Для информационного монополиста, планирующего передел мира, это уже даже не крик, а рычание готовящегося к прыжку хищника. Это предупреждение о намерениях. Наличие этого предупреждения является своего рода подсказкой выбранной жертве.

Но кто предупрежден, тот вооружен. Поэтому мониторинг того же Интернета на предмет выявления информационных угроз является составной частью мониторинга политической и военной безопасности. Однако мониторинг мониторингу рознь — можно смотреть и не видеть, можно слышать, но не понимать.

В работе предложен и обоснован подход к построению систем выявления информационных угроз. Чтобы понять угрозы, нужно понять механизм их создания. С этой целью был проведен анализ задач, решаемых в телекоммуникационных средах с помощью информационных операций, а затем — классификация информационного оружия в рамках следующих направлений применения:

— разведка;

— проведение информационных операций;

— планирование информационных операций, управление процессом их проведения и оценка результативности.

Именно эти три направляющих оси положены в основу структуры книги. И именно на эти оси и нанизаны основные результаты, к которым относятся следующие:

1. Проведено предварительное исследование новостных тематик, предшествующих вооруженному конфликту. Результатом этого исследования стал набор тем, рекомендуемых для мониторинга новостей.

2. Опираясь на оценку эффективности перепрограммирования субъектов информационного воздействия, предложен подход к получению вероятностных критериев оценки факта начала информационной операции на базе динамики новостных тематик.

3. Проведены исследования на макете и предложены удобные для восприятия формы отображения динамики изменения количества новостных сообщений по темам. Обосновано наличие необходимой, дополнительной и справочной информации.

4. Проведено исследование специальных действий, присущих информационным операциям в сети Интернет. Показано, что производство практически всех компонент информационной операции уже поставлено на промышленную основу: от вирусов, нацеленных на автоматизированные объекты военного и промышленного назначения, до генераторов сообщений в виде текстов, голосовых сообщений по заданной голосовой характеристике или видеосюжетов по заданной исходной «картинке».

5. Одним из наиболее сложных и затратных по времени является этап планирования информационной операции. В работе предложен подход, позволяющий частично автоматизировать этот процесс за счет использования типовых схем их проведения. Предложена формальная постановка задачи на планирование информационной операции.

К важным результатам работы относим полученную аналитическую зависимость количества «перепрограммированных» посетителей ресурса от качества подготовленного материала и частоты его подачи — формула 4.2.

В работе показано, каким образом возможна организация игрового тренинга по моделированию проведения информационных операций.

Изложенные в работе результаты относятся не только к информационному противоборству на межгосударственном уровне, но и на локальном уровне. На глобальном уровне уже сложился монополист, и именно он всегда делает первый ход, еще больше усиливая свою позицию. А вот локальные информационные конфликты — в первую очередь, конечно, местные выборы — еще пока не потеряли остроты, которую придает неопределенность подведения итогов.

Однако, несмотря на то что книга получилась в большей степени с практическим уклоном, все ж таки главным желанием было показать глубокую связь всех тех баталий, которые сегодня идут в сети, со сражениями в эмпирическом мире, более того, тенденцию смены ролей ведущего и ведомого между этими мирами. Когда-то утверждалось, что бытие определяло сознание, сегодня поставленные на конвейер образы сознания обрекают многих на жалкое бытие. Модели торжествуют, определяя поведение субъектов эмпирического мира. Современные модели легко переписывают историю.

Победил СССР Германию — и весь мир осудил фашистский режим, уничтоживший польских офицеров в Катыни. Победило НАТО в холодной войне над Советским Союзом, и российская дума осудила СССР за, якобы, расстрел всё тех же поляков.

Если вдруг в ходе дальнейшего информационного противоборства распадется США на много маленьких государств, как обещал И. Панарин[53], то уцелевшие поверят, что уничтожение башен-близнецов было на самом деле провокацией американских спецслужб, типа поджога рейхстага, сигналом к началу кровавого похода на устои старого мирового порядка.

Человек желает, верит, думает и делает. И если реальность бытия расходится с его модельными построениями, то человек, имеющий ресурсы, подправляет не модель, а эту самую реальность бытия. Например, согласись Россия и Китай еще два месяца назад осудить Сирию, не пришлось бы травить людей зарином ради нужных новостных сообщений, затребованных моделью информационной операции.

И последнее, если разница между миром и его желаемым представлением станет расти все больше и больше, то откроется пропасть, в которую и провалится вся наша цивилизация. Информационные войны работают против нас, они сносят тот фундамент, на котором стоит человеческая цивилизация. Если «надуваемой» модели нового мирового порядка понадобится себя подкрепить нужными новостями, то ради них в дело может пойти и ядерное оружие. Например, взбунтовались жители какого-то города и перекрыли трассу. И тут вдруг кто-то по этому городу наносит удар тактическим ядерным оружием. Кто? Конечно, злодеи! А кто злодеи? Злодеи — собственное правительство. А раз так, то всему мировому сообществу надо срочно принимать ответные меры.

Разве подобного еще не было?

Военная операция против Сирии возможна без санкции Совета безопасности ООН после того, как в этой стране было применено химическое оружие, заявил 26.08.2013 министр иностранных дел Великобритании Уильям Хейг.

Не правда ли, знакомая песня?

Оглавление книги


Генерация: 0.076. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
поделиться
Вверх Вниз