Книга: Взрывной рост: Почему экспоненциальные организации в десятки раз продуктивнее вашей (и что с этим делать)

Социальные технологии

Социальные технологии


Концепция «социальных технологий» вошла в моду в последнее десятилетие и стала настоящим источником головной боли для директоров по информационным технологиям. Тем не менее появление этой концепции оказало видимый положительный эффект, способствуя трансформации старой аналоговой рабочей среды в более цифровое, динамичное пространство. Социальные технологии, традиционный эквивалент которых известен как «эффект водного кулера», создают горизонтальные взаимодействия в вертикально организованных компаниях.

Сегодня социальные технологии находят благодатную почву вследствие растущей диджитализации рабочей среды. Все началось с электронной почты, которая принесла с собой асинхронную коммуникацию. Потом появились корпоративные сети (интранеты) и вики, сделавшие возможным синхронный обмен информацией. Сегодня у нас есть инструменты, которые обеспечивают обновление информации в режиме реального времени по всей организации. По словам Марка Андриссена, «коммуникация является основой цивилизации и в будущем будет выступать главным катализатором и платформой для массовых инноваций во всех областях человеческой деятельности». Известный футуролог и эксперт по социальному бизнесу Тео Пристли подтверждает критическую важность социальных технологий, замечая: «Прозрачность – это новая валюта, а доверие – счет, по которому мы платим». Пристли выводит следующую формулу социального бизнеса: Коммуникация + Вовлечение + Доверие + Прозрачность[8].

Когда речь идет о развитии бизнеса, Дж. Рангасвами, глава исследовательского департамента в Salesforce, считает, что социальные технологии позволяют достичь трех основных целей:

1. Сократить дистанцию между получением (и обработкой) информации и принятием решений.

2. Перейти от необходимости искать нужную информацию к превращению ее в поток, поступающий в режиме реального времени.

3. Использовать коллективный креативный потенциал для генерации идей.

Мы считаем, что социальные технологии состоят из семи ключевых элементов: социальные объекты, ленты новостей, управление задачами, системы совместного использования файлов, телеприсутствие, виртуальные среды и эмоциональное зондирование.

Эти семь компонентов, будучи правильно реализованными, создают прозрачность и подключенность и, что самое главное, существенно уменьшают информационное запаздывание. Конечной целью является то, что консалтинговая компания Gartner Group называет организацией с нулевой задержкой, – то есть компания, где между генерацией идеи, ее принятием и реализацией нет никакой задержки по времени, что может привести к значительному повышению рентабельности инвестиций.

Насколько значительному? Компания Forrester Research оценила эффект от внедрения корпоративной социальной сети Yammer от Microsoft в одной крупной организации, насчитывающей 21 тысячу сотрудников. В течение периода окупаемости, составившего всего 4,3 месяца, и несмотря на то, что эта система использовалась всего третью сотрудников, компания достигла рентабельности инвестиций в 365 %.

Учитывая такие результаты, неудивительно, что на сегодняшний день Yammer насчитывает 8 млн платных подписчиков. Аналогичный продукт компании Salesforce под названием Chatter увеличил количество активных сетей с 20 тысяч в феврале 2011 года до 150 тысяч за следующие полтора года. Кроме того, данные Salesforce указывают на то, что в компаниях, внедривших ее платформу, уровень вовлечения сотрудников увеличился на 36 %, а доступ к информации ускорился на 43 %.

Управление взаимоотношениями с сотрудниками – это один из видов социальных объектов, который в последние годы перешел в информационную форму. К числу подобных объектов также относятся: рабочее пространство (рабочее место), многие физические объекты, идеи и знания, а также обновление информации (например, обновление данных о ценообразовании, товарно-материальных запасах, занятости помещений для совещаний и даже о пополнении запасов кофе). Эта информация теперь распространяется по всей компании через новостные ленты (ленты активности), на которые может подписаться каждый сотрудник.

Управление задачами также приобретает все более социальный характер. В прошлом управление задачами осуществлялось в основном при помощи «списков дел», но сегодня оно смещается в сторону более гибкого подхода наподобие гибкой методологии разработки (Agile). Современные системы для управления задачами обеспечивают метрики, которые дают командам возможность измерять продуктивность фактически в режиме реального времени. Компания Asana, основанная Дастином Московицем (соучредителем Facebook) и Джастином Розенстеном, предлагает замечательное программное обеспечение для повышения продуктивности, основанное на принципе: «Ваш список дел должен быть таким же увлекательным, как ваша стена на Facebook».

Совместное использование файлов – четвертый элемент социальных технологий, недавно получивший широкое распространение. Такие инструменты, как Google Drive, Box, Dropbox и OneDrive от Microsoft, обеспечивают общий доступ к файлам, возможности совместного редактирования и мгновенного обновления информации. Например, когда-то у Citibank было больше 300 различных баз данных о клиентах, которые потребляли ценнейшие вычислительные ресурсы, а также требовали огромных затрат на резервирование и поддержание избыточных мощностей. Такая финансовая и операционная нагрузка неприемлема для экспоненциальной организации – и, если на то пошло, для любой организации, которая хочет успешно конкурировать в XXI веке.

Технологии телеприсутствия существуют уже много лет в форме видеоконференцсвязи. Но если в прошлом видеоконференции были довольно непростым делом, то сегодня появились простые в использовании и доступные на любых устройствах инструменты, такие как Skype и Google Hangout. Телеприсутствие расширяет возможности для удаленной работы и позволяет сотрудникам активно взаимодействовать в глобальном масштабе, сокращая расходы на поездки и повышая их чувство благополучия. Так называемые роботы телеприсутствия, такие как Beam от Suitable Technologies или Double Robotics, выводят эту технологию на следующий уровень, позволяя человеку присутствовать в нескольких местах одновременно. Эти технологии могут оказать значительное влияние на способы работы и ведения бизнеса.

Если технологии телеприсутствия позволяют людям взаимодействовать в реальном мире, то технологии виртуальной реальности дают возможность осуществлять взаимодействие, сотрудничество, координацию и даже создание прототипов в виртуальном мире. Самый яркий пример такой среды – трехмерный виртуальный мир компании Филиппа Росдэйла Second Life. «О возможностях Second Life говорит хотя бы тот факт, что такая компания, как IBM, создала здесь свой бизнес-центр и проводит мероприятия, в которых участвуют тысячи человек со всего мира», – говорит Росдэйл. Хотя виртуальный мир Second Life не полностью оправдал ожидания клиентов (или инвесторов) и спустя несколько лет перестал расти, его по-прежнему ежемесячно посещает 1 млн человек, а оборот по сделкам превышает 600 млн долларов.

Чтобы обеспечить полное погружение в виртуальный мир, платформа High Fidelity, разрабатываемая новой компанией Росдэйла, использует аппаратные средства, такие как очки виртуальной реальности Oculus Rift, трехмерную камеру PrimeSense и устройство для управления жестами Leap Motion. Среда High Fidelity сократила задержку по времени между жестом и откликом системы почти до скорости человеческого восприятия, что фактически создает пользовательский опыт в режиме реального времени.

Эмоциональное зондирование – последний ключевой элемент социальных технологий, который основан на использовании сенсоров, таких как сенсоры для мониторинга состояния здоровья и нейросенсоры, в командах или группах сотрудников. Эти системы известны под названием «Измеримые сотрудники» или «Измеримая рабочая сила» (Quantified Employees и Qualified Workforce) и представляют собой аналог движения «Измерь себя» применительно к персоналу. Они дают сотрудникам возможность измерить аспекты своей работы и скорректировать их, чтобы предотвратить болезни, эмоциональное выгорание и стресс, а также улучшить командную работу, сотрудничество и продуктивность. Данная тенденция связана с растущим пониманием того, что качество работы сотрудника определяется не только его коэффициентом интеллектуального развития, но и его уровнем эмоционального духовного интеллекта.

Вышеописанная социальная парадигма дает ЭксО ряд критически важных преимуществ. Она помогает создать тесные дружеские отношения внутри организации, сводит к минимуму задержку при принятии решений, способствует распространению знаний и обучению, а также повышает способность к спонтанной креативности. Короче говоря, социальные технологии позволяют организации функционировать в режиме реального времени.

Наконец, социальная парадигма служит мощной гравитационной силой, которая удерживает организацию на орбите ее Значимой трансформативной цели и гарантирует, что она не распадется на части в погоне за конфликтующими целями.


Теперь мы можем сравнить характеристики традиционных линейных организаций (если вы помните, их список был приведен во 2-й главе) с характеристиками экспоненциальных организаций:


Теперь давайте еще раз вернемся к нашему определению ЭксО: «Экспоненциальная организация – это организация, которая оказывает несоизмеримо большое воздействие (или обладает несоизмеримо высокой продуктивностью) по сравнению с другими аналогичными организациями благодаря использованию новой организационной модели и быстроразвивающихся технологий».

Исследуя эту парадигму, мы обнаружили более 60 организаций, которые соответствуют этому определению и по тем или иным параметрам своей деятельности как минимум в 10 раз превзошли другие компании в своей отрасли. Вот 10 лидеров (в алфавитном порядке): Airbnb, GitHub, Google, Netflix, Quirky, Tesla, Uber, Waze, Valve, Xiaomi.

Может показаться странным, но суть современных экспоненциальных организаций очень точно отражена в одном физическом законе, выведенном почти четыре столетия назад. Это второй закон Исаака Ньютона F = , который гласит, что приложенная к объекту сила вызывает ускорение, обратно пропорциональное его массе, то есть объект с небольшой массой получает гораздо большее ускорение и может быстро изменить направление движения – именно то, что сегодня мы наблюдаем в случае ЭксО. Имея небольшую внутреннюю инерцию (благодаря минимальному количеству сотрудников, активов и организационных структур), ЭксО демонстрируют исключительную гибкость, что является критически важным свойством в сегодняшнем изменчивом мире.

Это замечательное свойство было хорошо продемонстрировано Netflix. Как уже говорилось выше, компания провела открытый конкурс (вовлечение) и вручила весьма приличную сумму (1 млн долларов) команде, сумевшей улучшить ее алгоритм рекомендации фильмов. Но мало кому известно, что Netflix так никогда и не воспользовалась этим алгоритмом.

Почему? Потому что к моменту завершения конкурса рынок уже изменился. Люди перестали брать напрокат DVD-диски, но в то же время бизнес Netflix по предоставлению потокового видео на основе подписки переживал взрывной рост. К сожалению, победивший алгоритм не работал в новых условиях. (Потоковое видео изменило пользовательский сценарий: если раньше люди брали напрокат DVD, чтобы в пятницу вечером собраться всей семьей перед телевизором и посмотреть кино, то теперь человек мог скоротать время ожидания в аэропорту за просмотром одной-двух серий какого-нибудь сериала.)

Теперь представьте, что Netflix разработала этот устаревший алгоритм своими силами, потратив на него 2000 часов (именно столько потратила команда-победитель). Учитывая эффект отвращения к потерям и давление со стороны компании, которая хотела бы увидеть отдачу от этих инвестиций (плюс самолюбие и амбиции самих разработчиков), велика вероятность того, что компания внедрила бы этот алгоритм независимо от рыночных условий. В результате Netflix не изменила бы свой курс и не переключилась на потоковое видео – что, как мы теперь знаем, было бы катастрофической ошибкой. Но, поскольку алгоритм был разработан внешней командой, эмоциональная привязанность к нему внутри компании (масса) была гораздо меньше, как и инерция (сила) в отношении его внедрения. Netflix приняла решение сменить направление и в конечном счете смогла превратиться в крупнейшего международного поставщика стримингового видеоконтента.

Ключевой вопрос для любой организации состоит не в том, «похожи» ли вы на экспоненциальную организацию, а в том, насколько вы «экспоненциальны». То есть насколько глубоко вы усвоили менталитет ЭксО? Выстраиваете ли вы свою повседневную операционную деятельность на принципах автономности? Используете ли социальные технологии? Насколько эффективно вы используете такие механизмы ЭксО, как дашборды и интерфейсы? Насколько вы открыты к риску, экспериментированию и даже к неудачам?

Эти вопросы вы должны задавать себе – причем не один раз, а каждый месяц и даже каждую неделю. Чтобы стать и оставаться экспоненциальной организацией, вы должны четко понимать, куда движетесь.

Ключевые уроки

• ЭксО управляют массивными потоками, генерируемыми пятью внешними элементами (SCALE), при помощи своей Значимой трансформативной цели и пяти внутренних элементов (IDEAS):

• интерфейсов;

• дашбордов;

• экспериментирования;

• автономности;

• социальных технологий.

• Чем больше у вас активов и рабочей силы, тем труднее вам менять стратегии и бизнес-модели. Чем больше информатизирован и отцифрован ваш бизнес, тем больше ваша стратегическая гибкость.

• Диагностический тест (смотрите в приложении A или на сайте www.exponentialorgs.com/survey) поможет вам измерить коэффициент экспоненциальности вашей организации.

• Интерфейсы обеспечивают гладкий переход между внешними и внутренними элементами ЭксО.

• Внешние элементы (SCALE) и внутренние элементы (IDEAS) интегративны и усиливают друг друга.

Оглавление книги

Похожие страницы

Генерация: 0.195. Запросов К БД/Cache: 5 / 0
поделиться
Вверх Вниз