Книга: Взрывной рост: Почему экспоненциальные организации в десятки раз продуктивнее вашей (и что с этим делать)

Рабочие места и экономика

Рабочие места и экономика

Есть и другие, не менее важные вопросы, которые неизбежно возникают по мере вступления нами в эпоху ЭксО: «Какого рода экономику создаст мир ЭксО?», «Что произойдет, когда мы переведем на информационную основу бо?льшую часть процессов и продуктов?».

Как правило, при разговоре о полностью информатизированном мире мы склонны представлять антиутопический сценарий: роботы и другие формы искусственного интеллекта устраняют потребность в рабочих местах и обрушивают наш мир в кризис и социальный хаос. Влияние технологий на экономику давно волновало человеческие умы. В 1870-е жатка McCormick, в начале XX века первый конвейер, в 1950-е первый компьютер – все эти новые машины вызвали волну страхов и мрачных прогнозов. Марк Андриссен отмечает, что впервые разговоры о том, что роботы отберут у людей работу, начались в 1964 году, причем по терминологии и тону они ничем не отличались от тех, которые мы слышим в сегодняшних СМИ. Между тем в недавней дискуссии с Салимом Исмаилом авторитетный экономист Джон Молдин сказал, что он, как и Андриссен, не верит в игру с нулевой суммой. Он убежден, что экономика будет развиваться и создавать все новые виды деятельности, о которых мы раньше даже не могли подумать. (Тем не менее Молдин также считает, что по крайней мере в краткосрочной перспективе в экономике будут действовать две противоположные силы – правительства, дающие все более невыполнимые обещания относительно пенсионного обеспечения, здравоохранения и т. д., и растущая под влиянием технологий производительность.)

Молдин критикует экономистов за их склонность оценивать экономику на основе предположения о равновесии, указывая на то, что информационная революция неизбежно разрушит это равновесие. Вот что говорит по этому поводу известный экономист Брайан Артур: «Теория экономической сложности представляет собой иной способ экономического мышления, при котором экономика рассматривается не как система, находящаяся в состоянии равновесия, а как система, находящаяся в движении, постоянно "вычисляющая" саму себя и постоянно заново себя конструирующая. Там, где экономическая теория равновесия делает акцент на существовании порядка, предопределенности, дедукции и статики, теория экономической сложности фокусируется на роли случайных событий, отсутствии предопределенности, создании смыслов и открытости к переменам. Существует и другой способ сказать об этом. До настоящего времени экономическая наука основывалась больше на существительных, чем на глаголах».

Мы верим в оптимистический взгляд на мир Андриссена и Молдина. Вот лишь один пример: в 1980 году в США существовало всего 92 частные пивоварни. Когда отец нашего соавтора Майка Мэлоуна писал о пивоваренной отрасли в 1980-е годы, эти пивоварни рассматривались как «любительские», нацеленные на узкую потребительскую нишу и не способные поддерживать стабильное качество. Между тем в результате снижения стоимости технологий эта отрасль стала доступной для каждого, и мелкие пивовары-любители получили возможность запускать все более высококачественные, технологически продвинутые мини-пивоварни. Сегодня в США существует почти 3000 мини-пивоварен – рекордное количество за последние сто лет, – которые вместе создали 110 тысяч новых рабочих мест по всей стране.

Но это еще не все. Исследование, проведенное в 2010 году фондом Kauffman Foundation, показало, что за последние сорок лет крупные компании обеспечили нулевой чистый прирост новых рабочих мест. Весь рост новых рабочих мест на 100 % был обеспечен стартапами и предпринимателями. Изучив популярное Движение мейкеров, начатое Дейлом Доэрти, портал The Grommet обнаружил аналогичные результаты: начиная с 1990 года малые компании создали 8 млн новых рабочих мест, тогда как крупные компании сократили их на 4 млн.

Как мы уже писали в 5-й главе, демократизация технологий позволяет отдельным людям и небольшим командам заниматься делом, которое страстно их увлекает, будь то создание беспилотников, синтез ДНК или производство пива. Мы считаем, что сформированные вокруг некой Значимой трансформативной цели сообщества, использующие быстроразвивающиеся технологии, способны создавать новые экономические возможности, и в ближайшем будущем мы ожидаем увидеть появление множества новых видов занятости – путь даже очень сильно отличающихся от тех, которые мы привыкли видеть сегодня. В скором времени вопрос «Кем ты работаешь?» уступит место вопросу «Чем ты занимаешься?». Кембрийский взрыв «идет» полным ходом.

Оглавление книги

Похожие страницы

Генерация: 0.140. Запросов К БД/Cache: 5 / 0
поделиться
Вверх Вниз