Книга: Основы международного корпоративного налогообложения

5.5. Международные налоговые соглашения в российском праве

5.5. Международные налоговые соглашения в российском праве

Понятия «международный договор» и «международное соглашение» равнозначно используются в Конституции РФ и иных правовых актах РФ, в том числе в Федеральном законе от 15.07.1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации»[631].

Понятие «международный договор», используемое в общем понимании в Конституции РФ и в законе № 101-ФЗ, означает международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами), с международной организацией либо с иным образованием в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его наименования[632].

Закон устанавливает, что «Положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно. Для осуществления иных положений международных договоров Российской Федерации принимаются соответствующие правовые акты»[633]. Как пишет А. А. Шахмаметьев[634], в данном случае можно сказать, что в российском праве используется традиционное деление международных договоров на самоисполнимые и несамоисполнимые. К первым относятся соглашения, которые могут действовать непосредственно, в то время как для применения вторых нужно принять внутригосударственный нормативно-правовой акт. Прямое действие норм международного права не означает их автоматического применения помимо национальной правовой системы. Конституция не определяет условий ратификации и иных специальных процедур внедрения международных договоров в российскую правовую систему, они регулируются законом № 101-ФЗ. В нем указаны требования, при соблюдении которых договор может быть отнесен к самоисполнимым. По смыслу данных положений налоговые соглашения РФ, как правило, подпадают под критерии самоисполнимых договоров. Официальное опубликование – одно из таких требований[635]. Кроме того, договор должен быть ратифицирован, если это необходимо для введения его в действие. В законе № 101-ФЗ предусмотрен перечень типов международных договоров, подлежащих ратификации. Это, в частности, договоры, исполнение которых требует изменить действующие или принять новые федеральные законы, а также договоры, устанавливающие иные правила, чем предусмотренные законом[636].

Пленум Верховного суда РФ в своем постановлении[637] обобщил признаки международного договора, с помощью которых суды при рассмотрении гражданских, уголовных или административных дел определяют, может ли такой договор применяться непосредственно (самоисполнимый ли он). Эти признаки следующие: договор официально опубликован; в нем нет указаний на обязательства государств-участников изменить внутреннее законодательство; он вступил в силу и стал обязательным для РФ; он не требует издания внутригосударственных актов для своего применения; положения договора способны порождать права и обязанности для субъектов национального права; договор ратифицируется, если это необходимо для введения его в действие. В п. 4 постановления специально отмечено, что применяется лишь тот вступивший в силу международный договор, согласие на обязательность положений которого выразила РФ в лице компетентных органов государственной власти посредством одного из действий, перечисленных в ст. 6 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации»[638].

Вопрос о месте норм международного права и об их соотношении с внутренним правом в российской правовой системе решается вполне однозначно. Конституция РФ прямо закрепляет в общей форме приоритет норм международного права: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора»[639]. В этом положении Конституции РФ указаны две категории международно-правовых источников: 1) общепризнанные принципы и нормы международного права и 2) международные договоры.

В упомянутом ранее постановлении Верховного суда РФ[640] говорится и о месте международных соглашений в иерархии норм правовой системы. Если Российская Федерация выразила в форме федерального закона согласие на обязательность действующего международного договора, то правила данного договора приоритетны в применении в отношении российских законов, что отражено в судебной практике[641]. Верховный суд РФ также высказал однозначную позицию на тему недопустимости превалирования судебных актов над международными договорами: «При осуществлении правосудия суды должны иметь в виду, что по смыслу ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации… неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации может являться основанием к отмене или изменению судебного акта. Неправильное применение нормы международного права может иметь место в случаях, когда судом не была применена норма международного права, подлежащая применению, или, напротив, суд применил норму международного права, которая не подлежала применению, либо когда судом было дано неправильное толкование нормы международного права»[642].

Международное право имеет прямое действие на территории государства с его санкции и как часть национальной правовой системы. Внутригосударственная правовая система воспринимает не международное право как особую подсистему, а лишь содержание его норм. В результате нормы международного права сохраняют свой статус, не изменяясь. В соответствии с ними создаются нормы внутреннего права. В этом и состоит суть инкорпорации (имплементации), т. е. включения норм международного права в право внутригосударственное. Как заметил по этому поводу профессор Р. Мюллерсон, «включение международных норм в правовую систему страны не означает, что лев становится котом»[643]. Международные нормы действуют как часть правовой системы государства и обеспечиваются присущим именно этой системе механизмом.

Известный российский исследователь О. И. Тиунов сформулировал данное положение следующим образом: «Войдя благодаря инкорпорации в систему российского национального права, они не теряют международно-правового качества, т. е. остаются частью международно-правовой системы»[644]. Данный взгляд, согласно которому международный договор в результате его утверждения (ратификации, простого опубликования) не переходит из одной системы (юридического состояния) в другую, не превращается во внутринациональный нормативный правовой акт и не утрачивает статус источника права, отражен и в ранее упомянутом постановлении Пленума Верховного суда РФ от 10 октября 2003 г. № 5. Это значит, в частности, что при применении международно-правовых норм должны учитываться и правила толкования, специфически присущие именно международным нормам.

В работах по международному налогообложению, опубликованных в России за последние годы, не осталась без внимания и классификация международных соглашений по налоговым вопросам[645]. А. А. Шахмаметьев предлагает такую классификацию[646]:

Общие соглашения, имеющие политический характер, содержащие условия сотрудничества государств и фиксирующие их принципиальные договоренности в решении проблем налогообложения, его условия и принципы[647].

Международные соглашения, определяющие условия экономической интеграции государств, включая налоговые вопросы[648].

Соглашения, главным образом регулирующие отношения государств по взиманию налогов. Сюда относятся соглашения об избежании двойного налогообложения и о предотвращении уклонения от уплаты налогов, а также соглашения, устанавливающие принципы и общие правила взаимодействия государств в налоговой сфере и налогового сотрудничества (могут условно быть обозначены в целом как «налоговые соглашения»).

Как пишет А. А. Шахмаметьев, наиболее многочисленны в последней группе соглашений общие налоговые договоры об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал (или имущество)[649]. Сюда же включаются специальные налоговые соглашения в области транспорта и международных перевозок[650] либо в отношении некоторых налогов, взимаемых с определенных категорий налогоплательщиков, например персонала авиапредприятий[651]. Существуют международные соглашения, включающие в себя нормы об освобождении от таможенных пошлин и налогов определенных товаров[652] и т. д. К этой же группе относятся многосторонние и двусторонние дипломатические и консульские конвенции и соглашения, освобождающие дипломатических и консульских работников, дипломатические и консульские миссии от налогов, сборов и пошлин на территории принимающей стороны[653]. Сюда также относятся соглашения о взаимоотношениях международных организаций со странами местонахождения этих организаций (представительств их органов), в которых определяются правила размещения и работы организаций на территории принимающей страны, предоставления налоговых льгот для организаций и их сотрудников, а также представительств государств при этих организациях[654]. Наконец, это могут быть международные соглашения о порядке предоставления участков территории государства одному или нескольким иностранным государствам, в которые включены нормы о действии налогового законодательства принимающего государства в пределах данных участков, о таможенном и налоговом режиме ввозимого на них имущества[655].

В России действуют две модельные налоговые конвенции: первая – об избежании двойного налогообложения доходов и имущества[656], вторая – о сотрудничестве и обмене информацией в области борьбы с нарушениями налогового законодательства[657].

Известный советский и российский ученый в области международного налогообложения В. А. Кашин предлагает разделить все соглашения, в той или иной форме регулирующие налоговые вопросы, на две группы. Он включает в первую группу общие налоговые конвенции, а также соглашения об административной помощи в налоговой сфере; по отдельным вопросам налогообложения (ограниченные налоговые соглашения – об устранении двойного налогообложения морских и воздушных перевозок, об авторских платежах и пр.); о налогах на наследство, о налогах по социальному страхованию. Ко второй группе отнесены прочие соглашения и договоры, в которых наряду с другими решаются и налоговые вопросы (соглашения об отношениях государств, например о недискриминации, а также дипломатические и консульские конвенции, торговые соглашения, договоры о базировании международных организаций)[658].

Оглавление книги


Генерация: 0.052. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
поделиться
Вверх Вниз