Книга: Разоблаченный логотип, или Психогеометрия

Глава 6. Ромбические генералы

Глава 6. Ромбические генералы

Если идете в атаку ромбом, не забывайте о флангах!

Наставление рыцарям после Ледового побоища

Отступать дальше – значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину. Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослаблять нашу оборону. Мы должны остановить, а затем отбросить и разгромить врага, чего бы это нам не стоило.

Из приказа Наркома обороны № 227 августа 1942 года, известного более как приказ Сталина «Ни шагу назад!»

Уметь поражать и быть в том уверенным!

Непроизнесенная фраза генерал-фельдмаршала Мольтке

Ромбовидный наконечник копья если не убьет, то обязательно опрокинет!

Из боевого опыта фаланги

Центр – он равноудаленный или все же самый главный?

Козьма Прутков. Геометрические недоумения

Ромб на внедорожнике? Тогда держитесь!

На продвинутой «стрелке»

Ромб – это жесть. Но иногда без этого никак.

Автор изречения – Олюшкин…

На штыках не усидишь, но за ними можно спрятаться.

Запоздалое откровение Наполеона

Ромб однозначно жесткая фигура. Действительно, «жесть». Правда, гораздо крепче, нежели просто жестяная оболочка. Ромб больше напоминает заостренную и прочную стальную конструкцию, у которой нет сомнений перед нанесением поражающего удара. С мотивацией нападать, самомнением и выдающимся эго также все в порядке. В общем-то, фигура чрезвычайно интересная и. очень опасная. Для окружающей среды. Игнорировать людей и фирмы, которые предпочитают ромб, ни в коем случае не стоит. Прочитав эту главу, вы поймете почему.




Итак, что прежде всего бросается в глаза при взгляде на ромб? Его углы, два из которых чаще всего более острые, и явно нацелены на удар. Либо как вспарывающие острия при фронтальном столкновении. Тупые углы отлично держат оборону. Подступиться к ромбу напрямую с четырех сторон практически невозможно. Везде наткнешься на угол, и если повезет, то хотя бы на более тупой. Отметим, что углы у ромба расположены строго симметрично от центра и диаметрально противопоставлены. Наиболее уязвимыми окажутся лишь стороны ромба, расположенные близко к средине, точно так же, как и у квадрата. Но перед квадратом у ромба есть ряд преимуществ для нападения и обороны. Он может изменять свою конфигурацию. Сравните два ромба, одинаковых по площади (рис. 6.1 и 6.2). На рис. 6.2 верхний и нижний углы явно вытянуты и заострены. Ромб действительно вытянулся вдоль своей продольной оси. Назовем это перегруппировкой и концентрацией сил для удара по определенным направлениям. Первый ромб (см. рис. 6.1) смотрится куда более «уравновешенным». Второй рискует гораздо больше, но поражающая сила двух его осевых углов несравненно мощнее. И если кто-то на них напорется. Может быть, успеет пожалеть. У ромба поистине удивительная способность концентрироваться на главном направлении поражающего удара. Такова уж его суть. А затем перестраиваться на «мирную экономику». До следующей мобилизации. Которая может оказаться очень мощной и сконцентрированной в одном направлении. Посмотрите на рис. 6.3. Здесь конфигурация ромба явно изменена в пользу нижнего ударного угла. Как говорится, «все для фронта, все для победы!». Устоять перед его натиском будет ох как тяжело. Да и в защите такие ромбы чрезвычайно сильны. А уж упрямства отстаивать свои интересы им не занимать. Упорный какой-то ромб.

В Советской Армии для солдатского и сержантского состава были введены наградные значки «Отличник ВВС», «Отличник Советской Армии», «Отличник Службы». Все они ромбовидной формы, хотя вверху слегка смягченные, закругленные (об этом далее). Но вот наградной значок «Отличный пограничник» предельно жесткой формы типа ромба на рис. 6.3. Никаких компромиссов – граница всегда на замке. В июне 1941 году погранвойска не поддадутся панике, жестко отстаивая каждую пядь охраняемой земли. Именно из уцелевших пограничников уже в первые недели войны начнут формировать боевые подразделения СМЕРШа. Плененных пограничников (если таковые попадались) немцы расстреливали на месте.


У русских тяжеловооруженных витязей были большие, выше половины роста, ромбовидные щиты, закругленные сверху (рис. 6.4). Это уже не ромб, а скорее ромбовидная фигура. Верхушка смягчена и расширена полукругом, ведь такой щит должен был прикрывать грудь максимально. Он, так сказать, более синергичен для того, кто им пользуется. Такие щиты предназначались исключительно для фронтальной обороны в пешем строю на ратном поле. Воткнутые в землю острым концом, они представляли почти несокрушимую стальную изгородь, ощетинившуюся копьями и мечами ратников. Под Грюнвальдом в 1410 году тевтонцы так и не смогли проломить и смять смоленские полки князя Витовта, стоящие в центре объединенного польско-литовско-русского войска. Что и стало роковым для ордена.


Ромб чрезвычайно центричная фигура. Вы сразу же, на вскидку, можете поставить точку центра. Рука не ошибется. «Центричность» ромба гораздо выше, нежели у квадрата, и не уступает кругу. Ежели не более, в определенных аспектах. Проведите эксперимент. Поставить точку в центре круга все же сложнее, чем внутри ромба. Все дело в том, что ромб – строго рациональная фигура, а круг – некоторая замкнутая иррациональность со своими специфическими правилами. У ромба есть четко определенные диагонали, т. е. своего рода главные магистральные пути (рис. 6.5). И если у круга центр – сакральное вместилище главной идеи, то перекрестие диагоналей ромба – скорее всего, центральный штаб. Если уж хочется поиграть в титулы, то точку центра ромба можно смело именовать главнокомандованием. Как вам собственное величие властной мегаломании? Тем не менее так оно и было (см. ниже). То, что ромб стремится к тотальной власти, проявляется в его структуре. Углы во все стороны, которые могут сразу же сконцентрироваться на ударе, единый центр, легко превращающийся в командный со стратегическими каналами управления, и дополнительно к сему – полное, если не абсолютное, пренебрежение внешней средой.


Ромб – атакующая фигура, которая не нуждается в базисе. А внешние контакты – только нападение. В крайнем случае, если не повезет, – агрессивная защита. Точка соприкосновения со средой – всегда один из углов, предпочтительнее, если он будет острым. Таков ромб по сути. Он сам по себе в своем самовластии (рис. 6.6). В таком абсолютизме фигура совершенно органична и предельно целостна, как это ни парадоксально звучит. Ромб откровенно самодостаточен и очень силен, чтобы защитить свою самость и свою идеологию принуждения к власти, которую он олицетворяет. «Кто не с нами – тот против нас!» А еще лучше, более кратко, одним словом: «Покорись!» Поэтому держите удар ромба так крепко, как только сможете. Либо примите его идеологию единоличной власти и. подчинитесь. Да, если ситуация того стоит, ромб перегруппируется. Командный центр сместится вверх, в своего рода безопасную зону, в армии обозначаемую как «запасной командный пункт», а ударный угол еще более усилится (см. рис. 6.3). Тогда уж точно можно надеяться лишь на чудо и силу своего сопротивления против такого ромба. Лучше всего, опять же, фланговые удары, выдерживая при этом натиск мощнейшего острия.

Ромб, вообще-то, не только самодостаточная, но и производительная структура. Как и квадрат, основанная на «квадратичности», то бишь системном производстве внутри самого себя. Так что выносливости и упорства до поры до времени ему хватает. Почему лишь до поры? Ромб живет за счет захваченных ресурсов, которые затем использует. Своего рода самовоспроизводящий корабль-рейдер в отрыве от своих портовых баз. Квадрат осваивает, а ромб атакует, чтобы захватить, но остаться «при себе». Добавим сюда способность ромба видоизменяться. Так что фигура не только убедительно властная, но и еще достаточно живучая. Если, конечно, успеет адекватно среагировать на сопротивление внешней среды.


В случае поражений и жесткой необходимости ромб ляжет на бок. Это компромисс и сделка ради перемирия. Связь со средой активно расширяется, властный абсолютизм временно (надолго ли?) приостанавливается. Лежащий на боку ромб – новая разновидность параллелепипеда. Потому что приходится искать опору в базисе (рис. 6.7). И все же будьте осторожны – верхний правый угол решительно направлен для будущего захвата. Впереди должны быть успех и победа. И ромб накапливает для этого силы. Лежащий лев, который зализывает свои раны. Но он может встать.

Если же ударный угол повернут вспять, влево, то здесь кардинально иные проблемы (рис. 6.8). Прежде всего личные, непосредственно касающиеся прошлого и нажитых, но так и не реализованных идеалов. Такой ромб, по сути, атакует сам себя за допущенные промахи и, может быть, неверно выбранную стратегию самореализации. Своего рода отрицательный абсолютизм. Но еще есть привязка к среде (ромб ведь лежит!). Так что сохраняется шанс понять собственную философию бытия. В конце концов, есть от чего оттолкнуться. Возможно, так происходит возврат к истокам. Пусть не в той гармонии, как бы хотелось. Бой с собственной тенью может быть очень жестким. Особенно для такой абсолютно властной фигуры.

Ромбы на левом рукаве шинелей и кителей высшего командного состава РККА появятся после их введения 16 января 1919 года. Кстати, помимо сильно остроконечных звезд вверху, но о них речь пойдет несколько дальше. И звезды, и ромбы будут ярко-алого цвета. Командир бригады – один алый ромб. Начальник дивизии – два ромба. Командующий армией – три ромба. Командующий фронтом – четыре ромба. Позже появятся изменения (после 3 декабря 1935 года, при Сталине) уже в петлицах и на обшлагах рукавов. Командарм 1-го ранга – звезда и четыре ромба. Командарм 2-го ранга – четыре ромба. Комкор (командующий корпусом) – три ромба. Комдив – два ромба. Комбриг – один ромб. Одним словом, ромбы в Рабоче-крестьянской Красной Армии высоко котировались. Поражение «белых» полководцев – адмирала Колчака, генералов Юденича и Деникина. Блестящий обход Перекопа и разгром генерала и барона Врангеля в Крыму командармом Фрунзе. Взятие в упор дальневосточного Волочаевска командармом Блюхером и подавление Кронштадского мятежа пехотой по льду командармом Тухачевским. По ходу – крайне неудачный экспорт революции в Польшу с прицелом на Берлин. Тем не менее командующие группировками тех войск командармы Буденный и Егоров станут в 1935 году одними из первых Маршалами Советского Союза. Маршал Егоров позже, в 1939 году, будет расстрелян. Еще ранее, в 1938 году – Тухачевский и Блюхер. Крах «варшавского блицкрига» для идеологии ромбов очень типичен. Отрыв от баз снабжения, уязвимые фланги, чисто фронтальное наступление в расчете, что противник всегда будет слабее. Так не получилось. В итоге большой «котел», и паническое отступление, если не бегство. Уроков не сделали. Красная Армия должна быть только наступающей и всегда побеждать. Локальная война с японцами на Халхин-Голе в 1939 году это подтвердила. Растущий в своей карьере генерал Жуков – абсолютно типичный «красноромбный командарм». Других методов управления войсками он не признавал. Тяга к власти неимоверная, абсолютизм и жестокость тоже. Что и позволило ему остаться на командных постах в отчаянно кризисные дни 1941 года. Надо было хоть как-то держаться, невзирая на потери. Удалось. Ромбы упрямы и настойчивы в своих амбициях, а у немцев сил уже не было. Но апогей истинной ромбной стратегии и тактики – это все же весна и лето 1942 года. Ни одна из предпринятых военных наступательных операций успеха так и не принесла. Поражение под Харьковом, взятие немцами Севастополя и сокрушительный разгром советских войск в районе Феодосии и Керчи, захват Тамани, неудачные бои под Ржевом и гибель 2-й ударной армии генерала Власова, неудача деблокады Ленинграда. Потери советских войск были просто сокрушительны. В итоге прорыв вермахта к Сталинграду и высотам Кавказа. Дальше теми же методами воевать было уже нельзя. Пока будет длиться Сталинградская битва, Советская Армия коренным образом реформируется и научится воевать по-новому. Что и позволит ей дойти до Берлина и взять его. Изменится и военная форма. Погоны будут узаконены в РККА указом Президиума Верховного Совета от 6 января 1943 года «О введении новых знаков различия для личного состава Красной Армии». Но еще раньше, 9 октября 1942 года, в самый разгар сталинградских боев, будет ликвидировано всевластие военных комиссаров. Армия действительно начнет жить не по-ромбовски.

Да, ромбики о высшем образовании, выдаваемые выпускникам вузов СССР еще в брежневские времена, – уже почти дань традиции. Либо рецидив. На лацканах их при «дорогом Леониде Ильиче» точно не носили. Времена генералов от производства, как было при Сталине, отживали свой исторический срок. Но еще вынашивались планы по повороту рек, да и рукотворные моря до сих пор обезрыбливают наши реки. О выселенных в приказном порядке селах и городках почему-то не принято вспоминать. Монументы ветшают, зато химии в пище становится все больше и больше. Современную рекламу гуманной тоже язык не поворачивается назвать. Хотя истинно жесткой ромбовидности у нее, к счастью, пока еще нет. Что и хорошо.

РОМБ И ДРУГИЕ ФИГУРЫ. У ромба отличная коммуникация, но только внутренняя и исключительно для собственных потребностей. Внешний мир для ромба – пространство, которое он должен подчинить своей воле и абсолютизму своих идей. Ромбы просто идеальны для начала вооруженного конфликта и предельно жесткого противостояния. В бизнесе и политике такая тактика зачастую приносит тактический выигрыш, но очень часто губительна в долгосрочной стратегической перспективе. Ромбы не слушают чужого мнения и истово веруют в свои амбициозные планы. Могут, если надо, находить слабые стороны у противника и вовремя по ним ударить. Либо быстро и мощно подавить сопротивление жесткой фронтальной атакой.

Если только ромб не встретится с треугольником. Вот уж где острие против острия. Но у треугольника шансов выиграть больше. Его стороны гораздо менее уязвимые, что очень важно при единоборстве. Также отсутствует абсолютизм, но есть сплоченный командный дух. Как лучше драться, будут решать все вместо одного, как у ромба. Всевластие идеологического фанатизма треугольнику уж точно не грозит, он просто будет выполнять работу, которую пообещал сделать. Ну и еще один решающий момент – треугольник очень и очень независимая фигура. Для властного ромба это, как красная тряпка для разъяренного быка. Так что вместо тандема стопроцентно произойдет коррида. С непредсказуемым исходом. Но лучше все же ставить не на ромб. Свободные рейнджеры, рейтары и флибустьеры разного толка уж очень не любят жесткого и самовластного диктата над собой. Если подвернется – временный договор, но искренней симпатии все равно ожидать не следует.


С квадратом совершенно иное дело. Чем-то родственные души. Так что возможно даже полное слияние. Ромб более сильный в нападении, а квадрат отлично обеспечит ресурсами. Опять же, у обоих одно и то же единоначалие. Чем не союз? Во главе с ромбом. Конфликт может быть только из-за степени риска и абсолютизма ромба. Все же квадраты срослись со средой и у них нет подобной мегаломании. Они могут уйти в пассивный саботаж, но ромбы их в покое не оставят. Надо наращивать производство и могущество ромба. Особенно опасен в плане захвата власти ромб внутри квадрата (рис. 6.9). Фактически на производственной фирме есть «наполеоновская структура» во главе со своим лидером. Переворот и захват власти неизбежен, как и последующая «милитаризация» всего и вся. Дальше уже проблема среды, которая должна как-то ответить на вызов жесткой экспансии. Хотя до того фирма была вполне мирная и доброжелательная к партнерам.

С прямоугольником у ромба, пожалуй, может возникнуть проблем больше, нежели с квадратом. Ромб статичен в своем абсолютизме, хотя и может видоизменяться. Прямоугольник все время ищет перемен и куда-то движется. Воочию не совпадение. Опять же, прямоугольник довольно-таки мирный и не предполагает боя на марше. Ромб, наоборот, раскалывает среду. Интересно, на чем они могут сойтись, чтобы договориться об обоюдной пользе?


У ромба и круга очень разный подход к идеологии. Круг уповает на харизму, а ромб – на абсолютизм власти. Круг иррационален и мистичен, ромб, наоборот, жестко логически и системно прагматичен. Соединить их трудно, но иногда получается. Это когда внутри ромба будет некий тайный центр, у которого совершенно иные закрытые от среды задачи (рис. 6.10). Ромб своими углами будет очень надежно защищать и беречь тайны круга. Так и было в гитлеровском Рейхе. Снаружи милитаристское государство, затем партия национал-социалистов, еще глубже – структуры СС, которые прикрывали мистический орден. По большому счету, средневековые ордена строились по тому же принципу. Сейчас тоже ничего не изменилось. Очень удобно создать милитаризированную структуру по типу ромба, чтобы внутри нее разместить идеологический штаб со своей тайной миссией. Все же нельзя не процитировать небольшой отрывок из известной книги «Утро магов» Жака Бержье и Луи Повеля: «Ленин сказал, что Советская власть плюс электрификация всей страны есть социализм. Нацизм в своем роде – это магия плюс танковые дивизии» (цит. по изданию: М.: Миф, 1991).

NB! К Читателю. И Автор к самому себе. Анализируя логотипы и символику, не вносите туда политику и собственные проекции. Фигура несет лишь информацию в визуальном образе. Вот это психовизуальное воздействие надо прочувствовать и расшифровать. И будьте максимально корректными с любыми аналогиями. Перепроверяйте достоверность.

Капля с ромбом вряд ли будет дружить. Слишком разные ментальности. Более того, капля для ромба попросту опасна. Она существует миг, но в него вкладывает все. Для ромба это смерть. Он по-своему верит в вечность, которую можно рационально и жестко построить. Так что озарения капли для него будут чужды. Хотя именно в этом он и нуждается. Лед и вода могут понять и принять друг друга. Так что и здесь все, вероятно, возможно.

С овалом компромисс найти легче. Хотя бы потому, что у овала нет идеологического центра. Но фигуры совершенно разной природы. А потому овал попросту убежит от ромба. А вот ромб гораздо больше нуждается в овале. В качестве компенсаторики собственного абсолютизма, неподвижности и предельной жесткости. Хотите пример из жизни? Авторитарный рациональный муж и творческая жена.

А вот с овоидом будет посложнее. Никакой совместимости. У овоида своя идеология, специфическая динамика и в наличии достаточно прочности, чтобы попытаться сохраниться при силовом давлении извне. Овоиду ромб совершенно не нужен. Для ромба овоид – неподконтрольный мир, у которого иные ценности. В лучшем случае они просто разминутся.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.354. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз