Книга: Применение технологий электронного банкинга: риск-ориентированный подход

5.2. Адаптация управления банковскими рисками

5.2. Адаптация управления банковскими рисками

Внедрение ТЭБ оказывается, как показывает практика, весьма нетривиальной задачей, которая хотя и имеет известные решения, но во многом отличается от базовой задачи автоматизации банковской деятельности, давно уже ставшей типовой, и обусловливается это во многом возникновением новых разновидностей компонентов банковских рисков. Основные проблемы при этом связаны не с внедрением каких-либо принципиально новых банковских автоматизированных систем, а с тем, что применение систем ДБО переводит предоставление банковских услуг в виртуальное пространство, скрывающее друг от друга кредитные организации и их клиентов, существующее лишь в отдельные кванты времени в конкретных электронных устройствах и линиях связи ИКБД и открывающее стороны их информационного взаимодействия для угроз, реализуемых через это пространство новыми, неизвестными ранее способами. Специфика этого пространства заключается и в его многообразии: Интернет, «эфир» (радиосвязь), кабельные соединения, компьютерные системы провайдеров кредитных организаций, входящих в ИКБД, и т. п. Несмотря на то что идея ДБО является общей для всех технологий такого рода, пока еще нельзя считать, что кредитные организации и их клиенты полностью осознают специфику разных вариантов реализации ДБО с учетом сопутствующих факторов риска и парирования их влияния.

Внедрение кредитной организацией любой ТЭБ и «выход» ее в мировую Сеть приводят к возникновению факторов риска, связанных с базовыми принципами, лежащими в основе применения открытых систем. Поэтому становятся необходимы анализ и оценка компонентов банковских рисков, принимаемых кредитной организацией в связи с использованием ДБО, адекватные сложности и особенностям каждой из таких технологий. Прежде всего требуется осознание того, что потоки данных, передаваемых, получаемых и хранимых в процессе банковской деятельности, представляют собой сведения о тех или иных информационных активах кредитной организации и об инструкциях, описывающих управление этими активами. Это означает, что виды угроз надежности банковской деятельности и способы их реализации радикально отличаются от своих аналогов в традиционной банковской деятельности (например, способы мошенничеств и хищения денежных средств, являющихся главным информационным активом современной кредитной организации, с помощью способов НСД, разновидностей сетевых атак и т. п.).

Все угрозы, ассоциируемые с ИКБД, должны учитываться при планировании, реализации и обеспечении внутрибанковских процессов и процедур; при этом целесообразно определять, какие из них являются внешними, а какие — внутренними, и приводить их описания в документах, регламентирующих процесс УБР и, возможно, процесс ОИБ (дублирование предпочтительнее, но тогда необходимо контролировать идентичность описаний). В число таких угроз входят мошенничества, вредительство, ошибки, сбои, отказы, аварии, катастрофы, НСД (проникновения и взломы) и т. п.

При оптимальном (с точки зрения автора) подходе к внедрению ТЭБ процесс УБР в кредитной организации необходимо пересматривать первым из всех внутрибанковских процессов, подлежащих адаптации. К сожалению, в российском банковском секторе этому процессу исторически не принято уделять серьезного внимания не только в связи с внедрением новых информационных технологий, но и, как показывает многолетнее практическое изучение организации банковской деятельности, независимо от каких бы то ни было информационных технологий вообще. Это и становится причиной непредвиденной реализации возникающих компонентов типичных банковских рисков, превентивный анализ возможностей возникновения которых не проводился перед вводом СЭБ в эксплуатацию (а лучше еще при выборе ТЭБ).

В то же время, как было показано в главе 2, методологию определения и анализа указанных компонентов до настоящего времени нельзя считать установившейся ни за рубежом, ни в нашей стране, а следовательно, отечественные кредитные организации вынуждены самостоятельно разрабатывать методические материалы для осуществления УБР на основе анализа принятой ими организации и условий банковской деятельности, вида ДБО, формирующегося ИКБД, АПО СЭБ, взаимодействия структурных подразделений и т. п. Результатом такого анализа становится (точнее, должно стать) определение зон концентрации источников компонентов банковских рисков для кредитной организации и ее клиентов и зон ее ответственности, что служит дополнением состава ролевых функций ее вышеперечисленных служб.

Поскольку указанные зоны заведомо не совпадают (руководство и специалисты кредитной организации не могут принимать меры, парирующие все угрозы, ассоциируемые со всеми источниками компонентов банковских рисков), необходимо четко определить, какие конкретно действия следует предпринимать в отношении угроз, источники которых находятся в пределах «досягаемости», а в отношении каких стоит принять меры хеджирования (предполагая возможное «понесение ущерба»). Такую классификацию было бы предпочтительно отразить в документах, относящихся к определению содержания процесса УБР, в сопоставлении с конкретными факторами возникновения источников компонентов банковских рисков. С некоторой долей условности ориентация внутрибанковских процессов управления и контроля показана на рис. 5.2, где для ДБО в варианте интернет-банкинга кружками отмечены основные зоны концентрации этих источников, а стрелками, направленными от «руководства» кредитной организации, — воздействия на эти источники в рамках УБР, применения ИТ, ОИБ, ВК и пр. (приведенная схема не полна: на ней не показаны почтовые сервера, демилитаризованные зоны (DMZ) и другие возможные элементы, но она вполне достаточна для иллюстрации последующего изложения; схема формирования DMZ будет приведена в параграфе 5.4).


Для эффективного управления и достижения стратегической цели кредитной организацией, использующей технологии электронного банкинга, ее руководству необходима оценка уровней принимаемых ею банковских рисков, адекватная сложности и особенностям каждой из таких технологий, а также мониторинг этих уровней, которые должны удерживаться в допустимых для кредитной организации пределах, устанавливаемых ее внутренними документами, за счет процесса УБР, реализуемого посредством своевременных и адекватных действий ее высших исполнительных органов, менеджеров разных уровней и исполнителей по предотвращению возникновения и реализации источников компонентов типичных банковских рисков. Действия эти регламентируются внутрибанковскими документами (на основе того же анализа), которые описывают модифицированный процесс УБР и связанные с ним процедуры в составе других внутрибанковских процессов, адаптируемых к применению ТЭБ (каждой, включая перспективные) для ДБО.

При модернизации процесса УБР и адаптации его содержания необходимо помнить, что любая схема измерения и мониторинга риска хороша лишь настолько, насколько верна, надежна и устойчива заложенная в ней методология выявления, оценивания и анализа рисков, ассоциируемая с составом и вариантами ДБО. Поэтому и возникает весьма серьезная методологическая проблема, обусловленная тем, что разным архитектурам и составу банковских автоматизированных систем свойственны разные наборы факторов и подмножества источников компонентов банковских рисков. Следовательно, руководство кредитной организации сталкивается с необходимостью формирования некоего универсального подхода, позволяющего конкретизировать управление банковскими рисками по отдельным направлениям ее деятельности на основе единой (или обобщенной) риск-ориентированной методологии. Методологией такого рода, вернее, одним из наиболее «удачных» по состоянию на настоящее время ее компонентов (пока) является подход к определению содержания УБР, изложенный в работе БКБН, называемой «Принципы Управления Рисками для Электронного Банкинга»[107].

В этом достаточно обширном материале отмечено прежде всего, что: «Электронный банкинг… ведет к возникновению новых бизнес-моделей, в которых участвуют банки и небанковские организации…», при этом «…профиль риска у каждого банка свой и требует применения такого подхода к снижению влияния рисков, который соответствует масштабу операций в рамках электронного банкинга, реальному влиянию… рисков, а также готовности и способности конкретного учреждения управлять этими рисками».

В связи с этим в рассматриваемом материале определены так называемые «14 базовых принципов» для того, чтобы, как сказано, «помочь банкам распространить существующие в них процедуры наблюдения за рисками на деятельность в области электронного банкинга». Эти базовые принципы разделены на три тематические группы:

Оглавление книги


Генерация: 0.235. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз