Книга: Алгебра аналитики. Секреты мастерства в аналитической работе

Этап 1. Выбор платформы

Этап 1. Выбор платформы

ШАГ 1. Оценка исходного уровня реальных «центров сил».

Согласно заявленным приоритетам началом стратегии развития страны при В. Путине должна быть компонента 1 (См. схему 2). На первых порах происходила переоценка ситуации, поэтому движение было на «низших уровнях». После выяснения вопроса, «Кто мы такие», «С кем Путину предстояло действовать», и, наконец, «Кто есть сам Путин?»[170] по позиции 1, следовало оценить потенциал сил, которые можно привести в действие.

Пояснение. С тем, чтобы стратегия не утрачивала характерной для центральной власти единства воли, сохраним монотраекторный характер тренда. Столь необходимые для превращения общих решений в конкретные действия «развилки» отнесём на низшие уровни и степени детализации. А основные вехи, события, в том числе и условия для принятия решения, обозначим отдельными «позициями».

ШАГ 2. «Создание механизмов защиты людей и корпораций».

Российская ментальность такова, что право что-то иметь, даже в случае «первородности», должно быть освящено дарением государства. В принципе, таковыми в российской истории являлись объекты собственности, например, дворянские имения. И даже пассионарное «честь имею» было сословным по происхождению.

Вовлечение в план возрождения «сильной России» её жителей предполагало, что государство берёт на себя защиту своих людей и корпораций, вне зависимости от территории их нахождения.

Особая коллизия в части имущественных отношений касалась крайних форм преобразования – революционных. В стране большим влиянием пользовались идеи социальной справедливости, которые грозили пересмотром итогов приватизации.

Пояснение к психологическому портрету В. Путина в концепции «Быть и иметь».

В. Путин всегда демонстрировал верность однажды взятым на себя обязательствам. Одним из обещаний, данных Б. Ельцину, было – «не пересматривать итоги приватизации».

В части личной свободы глобальным историческим вызовом оставалась знаменитая провокация, которую гениально вскрыл Ф.М. Достоевский. Страх российского человека перед сильным, подавляющим государством провоцировал бунт слабого, решившего стать сверхчеловеком: «Тварь я, или право имею».

В контексте концепции с ядром «Быть и иметь» предстояло решить сверхзадачу. С прерогативой государства на применение силы следовало сделать власть такой, чтобы она была не просто подконтрольной народу, а воспринималась людьми и корпорациями как своя[171]. При этом следует осознавать ту очевидную ловушку, в которую столь охотно попадает не только русский человек, но и всякая российская власть. Мы с лёгкостью возьмёмся решать сверхзадачу духовного единения власти, народа и бизнеса, но заниматься внедрением стандартов государственных услуг станем лишь под давлением обстоятельств.

Несмотря на жёсткую политику в отношении олигархии, оставалась и другая угроза, которая в логике модели обнажается явно. Стремление власти стать «своей» для нации, охотно может быть приватизировано отдельными группами через механизм коррупции.

ШАГ 3. «Централизация власти в рамках федеративной реформы».

Нет сомнения, что факт «децентрализации государства» являлся побудительным мотивом к централизации власти, предпринятой Путиным уже в первые годы правления. Но истинные причины были не во внешних обстоятельствах, а в сути происходящего[172].


Логика стратегии в терминах концептуальной модели вкратце такова. Выяснив, с кем и для кого предполагается построение сильного государства, В. Путин первым делом решился на централизацию власти в рамках реформы федеративного устройства (Компонента 3. Позиция 3).

Пояснение. К психологическому портрету В. Путина в концепции «Быть и иметь».

В. Путин всегда ценил однажды найденные решения. И в сходных ситуациях их повторял. Нередко он предлагал совершенно правильные решения даже противнику. Правда, делал он это с некоторым вызовом. Совет Украине ввести федерацию для сохранения целостности подвоха не содержал. Содержал загадку, которую власти Украины не разгадали. Власти ввели в регионы не федерацию, а войска. В сходной ситуации с Чечнёй Путин войска вывел.

ШАГ 4. «Стратегия повышения конкурентоспособности экономики».

Как прагматик, В. Путин понимал, что сильные позиции придётся защищать и иметь силу доказывать, как в сфере политики, так и в экономике, где Россию уже во многом считали объектом влияния, но не полноправным субъектом миропорядка.

Этап 1. Итоги.


Возвращение Чечни в правовое поле федерализма стало возможным в результате ряда «ходов» во внутрироссийской политике. На Кавказе была осуществлена типовая схема по разделению сфер влияния. Были отведены войска, из центра жёстко контролировалась стратегия. Действия местных властей, напротив, жёстко не направлялись, помня принцип «Восток дело тонкое». Первые успехи убеждали, что выбранная платформа и в дальнейшем будет основой стратегии.


Рост реальных доходов населения был настолько очевидным и выигрышным, что повлёк выбор ключевой компоненты в качестве вектора движения на последующий цикл. Следует пояснить, почему, хотя и важный, но, на первый взгляд, частный индикатор, мог обеспечить точную навигацию в стратегическом движении.

В действительности, реальные доходы населения обеспечивают целый ряд конкурентных преимуществ не только потребительскому сегменту, но и экономике в целом:

• Реальные доходы населения росли быстрее ВВП, а это означало, что сдерживались затратные процессы;

• Сохранение пониженного уровня затрат обеспечивало более высокую эффективность совокупного производства, а следовательно, при прочих равных условиях, лучшую динамику наращивания мощности экономики.

• К итогам завершения Этапа 1 уже была поставлена задача удвоения ВВП за десятилетие, но становилось ясно, что цель может быть достигнута раньше, уже к 2010 году.

Особенность момента заключалась в том, что нельзя было форсировать динамику, ориентируясь на приоритет внешних заимствований. Восстановление экономики предполагает преимущество «низкого старта», и следовало крайне осторожно относиться к перспективам роста.


Ситуация в реальном секторе оставалась проблемной. Инвестиции в страну в большинстве оставались спекулятивными. Исподволь раскручивался механизм «разогрева финансовых рынков», что на первых порах ослабляло ограничения и вызывало рост, и потому выглядело, как «экономическое чудо», но несло в себе риски последующего спада.

Индикаторы по компонентам «Человеческий потенциал» оставались тревожными.


Самое грозное в процессе сокращения «человеческого потенциала» состояло в том, что, будучи фундаментальным, «пассионарным» фактором, человеческий ресурс оставался «тайной», противоречащей логике либеральных рецептов. С ростом свободы процессы воспроизводства населения не обретали нужной активности, и это ещё как-то можно было понять. Парадоксально другое. Для большинства цивилизаций действует правило: чем беднее общество, тем выше рождаемость. В России правило работало «с точностью до наоборот».

Оглавление книги


Генерация: 1.105. Запросов К БД/Cache: 3 / 0
поделиться
Вверх Вниз