Книга: Алгебра аналитики. Секреты мастерства в аналитической работе

3.6. Методика моделирования

3.6. Методика моделирования

Исследование многих вопросов жизнедеятельности государства и общества может и должно осуществляться фундаментально. Их изучение роднит Аналитику с «чистой» наукой и связано с моделированием базовых социально-экономических и политических процессов, поисковым характером мышления, сознания и культуры человека.

Моделирование как элемент аналитической работы и важный элемент теоретического понимания позволяет:

1) охватывать большой массив исходных данных;

2) осуществлять более глубокий анализ причинно-следственных связей в реальных процессах;

3) рассматривать большое число прогнозных вариантов состояний изучаемых явлений, процессов и объектов и путей их достижения;

4) проводить расчёты на большой период упреждения;

5) повышать точность и достоверность расчётов за счёт испытаний на моделях и др.

Последовательность построения аналитической модели может быть следующей.

1. Фиксация выявленных элементов системы.

2. Отражение взаимосвязей между элементами внутри системы и с другими системами (построение структуры объекта).

3. Размещение элементов согласно иерархии в системе.

4. Отражение причинно-следственных связей и зависимостей.

5. Отражение функционального аспекта.

6. Фиксация противоречий (кризисных точек) по видам, группам и уровням и возможных вариантов их разрешения.

7. Фиксация зон пересечения интересов действующих субъектов («центров сил»).

Возможны и другие, вытекающие из конкретной задачи, аспекты моделирования.

При системном моделировании проблемных ситуаций (проблем) в модели представляются сущности, процессы, атрибуты и параметры через средства специализированного метаязыка и отражающие их знаки и символы.

Различают модели:

– вербальные;

– информационные;

– математические.

Системное моделирование проблем может идти пошагово:

• систематизация терминологии по проблеме, уточнение содержания ключевых понятий, выявление топологии и характера связей между понятиями одного иерархического уровня;

• логико-смысловое моделирование общего понятийного поля, формальное – по диаграммам (кругам) Эйлера, соритам и кладограммам понятий и онтологическое, включая семантический анализ и формирование тезауруса (с целью обеспечения терминологической строгости при описании разнообразных сущностей и феноменов, однозначного обозначения и понимания терминов (знаков) и понятий заданной предметной области);

• установление состава проблемной области (сферы) как системы, выделение ключевых элементов;

• установление конфигурации сущностных связей, их стратификация по типам отношений, иерархической распределенности и атрибуция (по наличию, направленности, симметричности, конфликтности отношений);

• логико-лингвистическое вербальное описание проблемы (текстовое и сценарное);

• графическое представление (опорные конспекты по методу В.Ф. Шаталова, структурно-функциональные схемы, рисунки, графы – древовидные, ориентированные, неориентированные, интеллект-карты);

• символьные методы представления (n-местные отношения формального аппарата теории множеств, теория матриц, линейные и дифференциальные уравнения);

• вскрытие системы субъект-объектных отношений для каждого эшелона модели.

Моделирование предметной области целесообразно осуществлять с использованием:

• логико-методологических понятийных схем и интеллект-карт;

• методов формирования количественных весов важности показателей качества, воздействующих факторов, критериев эффективности распределения и использования ресурсов объектами управления;

• построения результирующих шкал, сохраняющих адекватность и порядок предпочтительности оцениваемых объектов по неоднородным шкалам показателей.

Построение моделей, отражающих реальные ситуации, всегда производится с некоторой долей условности. Понятно, что модель не может отразить всех аспектов исследуемых проблем и выступает лишь как инструмент сосредоточения усилий аналитика на главных, сущностных характеристиках проблемы, деятельности анализируемых объектов. Сила моделей – в их наглядности и удобности оперирования при комплексном анализе обстановки и разработке управленческих решений.

В практической деятельности любого аналитика огромное значение имеет его методическая вооружённость и умение целеустремлённо и творчески применять в ходе занятий широкий диапазон новых и традиционных методов обработки информации. Однако в современной научной литературе ещё нет достаточно полного описания этих методов, нет и обоснования наиболее эффективных технологий анализа, позволяющих оптимально использовать те или иные методы в зависимости от целей исследования и других конкретных условий аналитической работы.

Причиной этого, в частности, служит то обстоятельство, что хороший аналитик, как и любой мастер, как правило, старается не распространяться о тайнах своего ремесла. Методические «изюминки», техника и приёмы работы с информацией накапливаются годами, их ценность сугубо индивидуальна и, естественно, легко может быть профанирована, если её вырвать из контекста конкретного аналитического исследования и всего комплекса аналитической работы на личном уровне. Можно по праву сказать, что личная методическая система препарирования информации у каждого аналитика является эзотеричной, закрытой по характеру и предназначенной только для узкого круга единомышленников[159]. Посмотрите, например, на публикации известных российских аналитиков – С.Г. Кара-Мурзы, И.В. Бестужева-Лады, С.С. Сулакшина, И.А. Николаева, В.А. Никонова, Ю.В. Громыко и др. В них содержится только выводная результативная часть и практически нет описания методологии и аналитических технологий, с помощью которых они пришли к тем или иным результатам.

Особенно это заметно у западных учёных и специалистов. Мне неоднократно приходилось слушать их публичные выступления и лекции на конференциях и симпозиумах. Крайне редко и неохотно они раскрывают именно методологическую сторону своей деятельности. Если у профессора есть своя «школа», то это его личное «ноу-хау», и раскрывать её детали никто не стремится, так тогда он просто будет не нужен. В последнее время такая же тенденция появилась у нас. В период обучения в Финансовой академии при Правительстве Российской Федерации я обратил внимание на достаточно странный для меня факт: на отдельных лекциях ряд преподавателей, понимая важность преподаваемого ими учебного материала, даже запрещали нам на занятиях пользоваться диктофонами и другими средствами фиксирования информации помимо традиционной ручки и тетрадки, так как опасались, что излагаемая ими информация могла быть использована в коммерческих целях.

Как бывший преподаватель ряда учебных заведений (Военно-политическая академия им. В.И. Ленина, МГУ им. М.В. Ломоносова, Академия ФСБ России, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, Дипломатическая академия МИД России, Российский университет дружбы народов) на основе обобщения личного опыта применения метода структурно-функционально го моделирования в преподавании общественных наук, хочу изложить некоторые принципиальные моменты, связанные с моделированием учебной информации. Глубоко убеждён, что данный метод является эффективным и надёжным методом развития творческих способностей будущих специалистов, усиливает индивидуальный подход в обучении, способствует совершенствованию самостоятельного мышления и созданию на занятиях атмосферы сотрудничества и сотворчества. Идея данного метода была заимствована мною у видного педагога из Донецка В.Ф. Шаталова[160], который создал свою оригинальную систему преподавания с помощью опорных конспектов. Система опорных конспектов, по сравнению с традиционной формой обучения, применяющейся в школе, имеет ряд преимуществ:

– гибкость (подвижность элементов структуры проблемного модуля, возможность дифференцирования и индивидуализации, интеграции содержания обучения; технологическая динамичность и взаимозаменяемость приёмов и методов обучения, системы контроля и оценивания достижений учащихся; возможность прогнозирования учебной деятельности с учётом особенностей учебного материала и специфики конкретного коллектива учащихся);

– концептуальная и организационная простота для учащихся и учителя, которая позволяет достигать реальных результатов в решении заданий учителя, переносе оперативных знаний, формировании компетентности;

– систематическая (от занятия к занятию, от темы к теме) самостоятельная деятельность учащихся при обучении, дифференцированная в парах, группах, индивидуально. Специально разработанные вопросы и задания проблемного, развивающего, логического характера развивают у учащихся потребность в систематической подготовке домашнего задания, изучения дополнительной литературы, что в конечном итоге формирует у них такие нравственные качества как ответственность, целеустремлённость. Итогом этой целенаправленной работы является общее развитие школьников. Следует отметить, что при традиционной системе обучения, в частности, на комбинированном уроке, элементы самостоятельной работы в различных видах её организации применяется эпизодически.

В процессе творческого обогащения и применения на практике идей и методик В.Ф. Шаталова мною был создан свой метод, который может применяться как в преподавательской, так и непосредственно в аналитической работе. Он носит название метод структурно-функционального моделирования и активно используется мною в ходе занятий в рамках проекта «Русская аналитическая школа». Смысл метода (а иногда, в зависимости от требуемого контекста и решаемой аналитической задачи его можно назвать и структурно-образным, и структурно-логическим) состоит в том, что преподавание учебного курса строится на активном использовании в процессе преподавания структурно-функциональных схем, в предельно сжатой конспективной форме раскрывающих содержание темы (вопроса), служащих исходными пунктами для организации самостоятельной работы и стимулирующих раскрытие творческих способностей слушателей.

Данная технология обучения позволяет наиболее полно учитывать психологические особенности обучаемых, их ведущие репрезентативные системы – аудиальную, визуальную, кинестетическую[161], добиваться эффективного преодоления барьеров восприятия.

В аналитической работе метод структурно-функционального моделирования также очень эффективен. Он позволяет наглядно представлять предметную область, незаменим для коллективного обсуждения проблем, ситуационного анализа, выработки управленческих решений, подготовки объёмных аналитических документов. Формами его практического использования являются «Аналитическая карта проблемного поля», «Карты рисков» («Риски взаимного влияния», «Риски воздействия», «Собственные риски»). Мысль передаётся образами и в этих образах как раз и существует взаимосвязь многих сфер человеческой деятельности. Образы позволяют сжимать семантические, т. е. словесные конструкции и расширять смысловые.

Основой структурно-функциональной схемы служат опорные сигналы[162] – ключевые понятия, цифры, наиболее сущностные элементы любой информации, выраженные в образной форме – схеме, графике, рисунке, которые являются составными частями модели, отражающей реальные жизненные ситуации, связи, отношения, проблемы и т. д. Данная модель носит системный характер, и её ключевыми характеристиками является структура и функции отражаемой ею системы. На этих принципах построена и аналитическая карта проблемного поля, о которой уже шла речь выше.

В нашей культуре доминирующим является словесно-логический способ описания Мира, дающий максимальную точность и глубину восприятия. Он является наиболее адекватным в научном познании. Второй же, наглядно-образный способ, обеспечивает по сравнению с первым максимальную скорость восприятия и доминирует в искусстве. Конечно, он применяется и в науке (например, та же Периодическая система химических элементов Д. Менделеева), но значительно реже. Методом структурно-функционального моделирования я пытался уравновесить эти два способа восприятия, сделать их равнозначными.

В процессе обучения слушатель должен «впустить в себя», освоить новую информацию, иначе обучение будет малоэффективным. Но существует механизм, не позволяющий это сделать. Обычно, слушая, человек старается понять то, о чём ему говорят. «Понять» – означает объяснить новое старыми переживаниями, понятиями и т. п., т. е. приспособить новое к уже имеющейся информации. Если приспособить новое к старому не удаётся, оно на уровне самосознания внутренне и негласно «объявляется» непонятным и отвергается. При этом никакого обучения не происходит, так как преодолеть барьер непонимания очень трудно.

С помощью структурно-функционального моделирования, которое фактически является одной из мыслетехнологий и предоставляет преподавателю удобные условия для многократного вариативного повторения материала, удаётся снимать барьер непонимания, увеличивать информационную пропускную способность слушателей, сформировать навык целостного восприятия предметов и явлений действительности.

Человеку присуще следующее свойство: как только он узнаёт новое слово, фразу, факт, то пытается эту «мёртвую» словесно-логическую информацию оживить содержанием непосредственного переживания. Не найдя такого в своём опыте, подключает фантазию, с помощью которой приписывает неизвестным словам известные переживания, иначе говоря, создаёт иллюзию субъективного знания. Многие опытные преподаватели знают, что в противном случае новое слово или фраза в сознании не задерживаются. Но коль новая информация всё-таки «зацепилась», значит, возникли какие-то переживания по её поводу. Этот процесс может происходить как на бессознательном уровне, так и быть осознаваемым.

Метод структурно-функционального моделирования учитывает принцип конструктивного упрощения, то есть сведения содержания текста к его смыслу и значению.

Естественно, каждая схема, модель – это упрощение. Практика показывает, что многие слушатели (студенты) не владеют навыками такого упрощения. Это – задача преподавателя! Пока обучаемые не владеют навыками «свёртки» содержательной стороны лекции, это должен делать преподаватель и постепенно учить этому слушателей (студентов).

Слушатели, прежде всего, обучаются приёмам выделения главных, смысловыхмоментов в любой новой информации и кодировке ихмаксимально кратким символом, семантический и функциональный объём которого задаётся в процессе обучения. Таким образом, в долговременной памяти слушателя фиксируются континуальные блоки смыслов, носящие субъективный характер. Как показала практика, данный код более легко усваивается в процессе обучения и не вызывает психологического напряжения в процессе формирования новых знаний.

Чтобы усилить самостоятельность в обучении, мне приходится часто подчёркивать роль самого слушателя. Например, я говорю, что сила не в учителе и не в учении, которое он излагает, а именно в ученике! От ученика зависит усвоение учебного материала, особенно в тех случаях, когда он встречается с неквалифицированными преподавателями, которые способны запутать самый простой учебный материал.

Каждый преподаватель знает, конечно, общие требования в отношении любого выступления или лекции, такие как:

1. Профессиональные знания по теме.

2. Ясность.

3. Наглядность.

4. Постоянная направленность.

5. Ритм.

6. Повторение.

7. Элемент внезапности.

8. «Насыщенность» рассуждений.

9. Рамки передачи информации.

10. Определённая доля юмора и даже в какой-то мере иронии.

Вышеперечисленное – это как бы теория. А практика? Повторение, например. Оно должно быть многократным и вариативным! Естественно, при сохранении основного содержания и смысла. Проще всего этого достигнуть, если перед глазами слушателей будет базовый опорный конспект, структурно-функциональная или иная теоретическая модель (схема, рисунок) излагаемого материала. Это помогает увязать части учебного материала в единую непротиворечивую картину и запомнить её.

Методика структурно-функционального моделирования – это, конечно, не панацея. Она должна быть составной часть всей методической системы преподавателя, аналитика, лишь одним из интеллектуальных инструментов. Непосредственно в информационно-аналитической работе эта методика имеет некоторые особенности. Аналитику приходится моделировать не учебный материал, а реальные и очень сложные процессы в различных сферах жизнедеятельности государства и общества.

Моделированию подлежат:

• общее проблемного поле;

• проблемная ситуация;

• структура проблемы (проблем);

• пути решения проблем.

Это минимальный набор, он может быть значительно расширен в зависимости от конкретных целей и задач Аналитики.

В целях наглядности в ходе преподавания мною был введён приём, получивший название принцип вертолёта. Суть его в том, что при исследовании какой-либо предметной области, явлений и процессов, происходящих в реальной жизни, крайне важно получить вначале общее целостное представление об объекте и лишь потом можно переходить к детализации. Аналогичные подходы применяются многими педагогами при изложении учебного материала, например, В.Ф. Шаталовым при разработке «опорных конспектов», используемых в процессе обучения школьников. В хорошо известной в России книге С. Кара-Мурзы «Манипуляция сознанием» хорошо показано, чем отличаются системы школьного образования у нас в стране и на Западе, где как раз учащимся специально не дают полноценной картины, фрагментатизируя её и делая упор на подачу узкоспециализированного знания. Как тут не вспомнить древнеиндийскую мудрость на эту тему. О получении Знания в «Агни-йоге» говорится так: «Можно давать целую чашу и можно ничего не давать, осколки же – ранят». Многим людям не хватает усидчивости и сосредоточенности внимания для познания сути различных явлений и процессов, они ограничиваются полузнанием, «частичным вмещением», лишь отдельными аспектами какого-либо вопроса. Аналитики же всегда должны мыслить системно, стремиться доходить до самой глубины понимания проблемы.

Наглядно принцип вертолёта можно изобразить в следующем виде (рис. 3-19). Суть данного принципа можно пояснить следующим образом – от простого сложного к простому составляющему. Этот подход, по моему мнению, более эффективен, чем устоявшийся и применяемый повсеместно в отечественной педагогике подход – от простого к сложному.

Принцип вертолёта удобно использовать при составлении аналитической карты проблемного поля, ситуационном и синергетическом анализе, в практической работе ситуационных центров.


Рис. 3-19. Графическое изображение принципа вертолёта

Применение принципа вертолёта помогает разобраться в разноплановом информационном поле, в котором «существует» любая проблема. Информация «растёт» снизу вверх, разрастаясь и ветвясь, как дерево, причём её смысловые конструкты могут «прятаться» в листве этого дерева – в обилии описательных характеристик деталей и иного несущностного «информационного шума», имеющего малое практическое значение. В большинстве даже блистательно структурированных информационных сообщений, ярко выражающих фактографическую сторону и реминисценции на какие-либо события или явления, как правило, превалируют описательные характеристики, а сущностно-смысловые и причинно-следственные зависимости в анализе проблем авторами показываются редко.

Современные геополитика, экономика, социология, общая и военная история, теория управления пополняются всё более любопытными исследованиями, методологией, фактажем, опровержениями сложившихся стереотипов. Их любопытно просматривать для общего ознакомления, однако ключевыми для интеллектуального прогресса всё же являются яркие личности, научные школы с большой степенью осведомлённости о закрытых внутренних процессах, методологически адекватные современности, обладающие большой интегрирующей ёмкостью. В их числе А.И. Агеев, И.В. Бестужев-Лада, О.И. Генисаретский, Ю.В. Громыко, В.Я. Дубровский, В.Л. Иноземцев, С.Г. Кара-Мурза, В.Е. Лепский, Г.Г. Малинецкий, Е.Н. Мельникова, И.А.Николаев, И.Н. Панарин, В.М. Розин, М. Силантьев, С.С. Сулакшин, П.Г. Щедровицкий, О.А Платонов[163]… Их метафизическая (концептуально-историософская) составляющая, взятая вне их частных инициатив и высказываний по отдельным поводам, весьма продуктивна, инструментальна в отдельных системных вопросах, востребована и широко представлена в публикациях.

Информационное поле в России постоянно покрыто малоструктурированной информацией, которую называют Белый шум. Есть несколько десятков псевдонаучных политологических сайтов, где вся информация такого рода связывается в некоторые псевдорационалистические симфонии. Всё во всём, трактовки, объективки, перекрёстные ссылки. Трудно сказать – кто и как, и для чего их финансирует, кто нуждается в этой информации и пользуется ею, однако некоторые соображения можно высказать.

Этот «Белый шум» по форме часто может совпадать с понятием «научной информации», но её истинный характер – рациональный или псевдорациональный из неё самой не следует в отрыве от целеполагания, поставленных или решаемых задач (которые часто носят закрытый и недекларируемый характер). Принципиально важно, что любой грамотный аналитик на основе этой открытой информации может сам вывести, найти, уточнить, понять существующее положение дел, хотя эта информация порой слишком всеобща, размыта, а порой просто абсурдна. Эти развёрнутые сайты характеризуются избыточной информацией, информационным хаосом и подменой понятий… Когда многие разнокачественные, разнонаправленные и разнозначимые явления в этой информации равноположены, то предлагаемая их рубрикация (структуризация) становится бессмысленной и имитирующей. И хотя прямая дезинформация не столь часта, в прессе нередко используются приёмы бухштабирования, когда из большого делают малое, а из малой мухи раздувают слона. Случайная оговорка в ином контексте, публикуемая в качестве заглавия меняет все акценты. Таким образом создаётся информационный продукт, который не усвояем и, по сути, абсурден, хотя ему и соответствуют некоторые социальные реалии, конкретные факты.

Удобным аналитическим инструментом для структурирования информационного поля путём визуализации мышления и создания графических образов смысла являются интеллектуальные карты (англ. Mind map[164]). Методика разработана известным писателем, лектором и консультантом по вопросам интеллекта, психологии обучения и проблем мышления Тони Бьюзеном. Суть методики состоит в изображения процесса общего системного мышления с помощью схем.

Диаграмма связей реализуется в виде древовидной схемы, на которой изображены слова, идеи, задачи или другие понятия, связанные ветвями, отходящими от центрального понятия или идеи. В основе этой техники лежит принцип «радиантного мышления», относящийся к ассоциативным мыслительным процессам, отправной точкой или точкой приложения которых является центральный объект (радиант – область небесной сферы, из которой как бы исходят видимые пути тел с одинаково направленными скоростями, например, метеоров одного потока). Это показывает бесконечное разнообразие возможных ассоциаций и, следовательно, неисчерпаемость возможностей мозга. Подобный способ записи позволяет диаграмме связей неограниченно расти и дополняться. Диаграммы связей используются для создания, визуализации, структуризации и классификации идей, а также как средство для обучения, организации, решения задач, принятия решений, написания статей. В интернете приводится огромное количество образцов интеллект-карт и описаний методик их составления. Дело за малым, товарищи аналитики: берите их на вооружение! Польза – несомненна! На рис. 3-20 – 3-22 приведены образцы интеллект-карт.


Рис. 3-20. Подготовка статьи


Рис. 3-21. Преимущества интеллект-карт


Рис. 3-22. Области применения интеллект-карт

Существуют различные разновидности карт.

Самый распространённый формат – дерево – представляет собой рисунок, где центральное звено – задача, а расходящиеся в разные стороны ветки – возможные решения. Ветки могут в свою очередь детализироваться на несколько ответвлений. К примеру, «дерево» можно использовать при написании статьи.

Второй вариант рисунка – цепочка с последовательностью действий. Как правило, левая точка описывает настоящее положение вещей, крайняя правая – желаемый будущий исход. Основная часть листа представляет собой цепочку последовательных шагов, соединяющих эти две точки. Такой рисунок хорошо подходит для описания пути к цели, мечте.

При «технарском» складе ума, когда человеку часто приходится использовать чертежи, схемы и прочее, можно разнообразить свои рисунки интеллекткартами третьего типа, блок-схемами, нарисованными цветными карандашами или фломастерами. Такие эскизы часто украшают значками-символами, разветвляют на условия, оформляют ромбиками, прямоугольниками и прочими «технарскими» атрибутами. С помощью этой карты можно решить логическую задачку, головоломку, или найти выход из противоречивой ситуации.

Есть ещё множество разновидностей карт, о которых говорится в книге Т. Бьюзена «Супермышление». Для творческих натур пособие станет хорошим другом. Ну, а для начинающих достаточно применять описанные форматы, ччтобы интеллектуально развиваться, достигать позитивных изменений в жизни, работе и учёбе.

Концепция интеллект-карт основана на особенностях восприятия информации человеческим мозгом. Всё дело в том, что нашему мозгу тяжеловато воспринимать линейную символьную информацию в виде текстов, списков и таблиц – то есть именно так, как принято представлять информацию в нашем мире. Сознанию намного проще переваривать информацию, которая:

• основана на ассоциациях;

• задействует иерархическое мышление;

• визуализирована, дополнена цветом и рисунками, которые вызывают дополнительные ассоциации.

Согласно этим принципам строятся интеллект-карты. Вокруг основной задачи (объекта, идеи) располагаются связанные с ней элементы, логически сгруппированные. В результате получается «дерево-звезда. Начинать построение карты предлагается с «хаоса идей», который создаётся путём мозгового штурма. Со временем, обдумывая какой-то проект, вы уже в голове начинаете выстраивать структуру карты и прикидывать элементы. Главное – создавая черновик, не бояться, что придуманная структура окажется недостаточно логичной. После создания карты нужно работать с ней, периодически уточнять ключевые понятия и связи между ними, помня правила построения соритов и кладограмм. И правильная структура получится естественным образом.

Для построения интеллект-карт можно использовать компьютерную программу FreeMind – это ни что иное, как способ автоматизировать рисование карт вручную. В неё можно встроить и более сложные функции вроде синхронизации с Outlook в MindManager, но базовыми всегда останутся инструменты для рисования и добавления элементов. Интерфейс FreeMind'a незамысловат и вполне интуитивно понятен. Через несколько дней активного использования в нём начинаешь легко ориентироваться.

Области применения Интеллект-карт могут быть самыми различными. Например:

Принятие решений:

• чёткое видение всех «за» и «против», имеющихся рисков;

• более взвешенное и продуманное решение.

Обучение:

• создание ясных и понятных конспектов лекций;

• максимальная отдача от прочтения книг/учебников;

• написание рефератов, курсовых проектов, дипломов.

Запоминание:

• подготовка к экзаменам;

• запоминание списков: что сделать/кому позвонить/…

Презентации

• вы за меньшее время даёте больше информации, при этом вас лучше понимают и запоминают;

• проведение деловых встреч и переговоров.

Планирование

• управление временем: план надень, неделю, месяц, год…

• разработка сложных проектов: нового бизнеса, организация мероприятий…

Мозговой штурм

• генерация новых идей, творчество;

• коллективное решение сложных задач.

В завершение несколько рекомендаций.

1. Интеллект карты – это фактически копилка идей. Если у вас возникла оригинальная идея, не стоит надеяться исключительно на свою память. Лучше при первой же возможности занести её в интеллект-карту именно на правах идеи[165]. Если кто-то из коллег высказывает мнение о необходимости или способах решения какой-либо задачи, это нужно добавить в карту. То, что не внесено в карту, почти гарантированно забывается. И задачи, попавшие в mindmap, намного сложнее игнорировать и задвигать в долгий ящик. Таким образом актуализируются нужные для дела идеи.

2. Интеллект-карты – отличное начало вашего дня. Многим людям обычно довольно сложно включаться в ритм рабочего дня, требуется время, чтобы психологически войти в рабочий настрой. Потратить это время с толком как раз помогает базовая интеллект-карта. Открыть свои перспективы, спланировать задачи для решения на день, выделить наиболее приоритетные, добавить новые, в том числе записать идеи, возникшие в нерабочее время – получается самобытная рабочая карта действий.

3. Интеллект-карты хороши для очень масштабных проектов, к которым непонятно, с какой стороны подступиться. Например, вам нужно организовать мероприятие или открыть новое направление разработки, но пока весь проект представляется вам в виде лишь Идеи. Смело разбивайте её на элементы, точки запуска отдельных направлений проекта, фиксируйте в интеллекткарте. Например, при организации мероприятия в интеллект-карте потребуется расписать докладчиков, целевую аудиторию, темы, возможные места проведения и т. п. Фронт предстоящих работ конкретизируется, и вам будет намного проще перейти к реализации.

4. Интеллект-карты спасут также в случаях, когда задач слишком много или наоборот, когда все задачи внезапно оказались решены (и такое бывает). Их преимущества в этом случае относятся ко всё тем же возможностям планирования, расстановки приоритетов и видения единой картины происходящего («проблемного поля»).

Оглавление книги


Генерация: 0.429. Запросов К БД/Cache: 3 / 0
поделиться
Вверх Вниз