Книга: Алгебра аналитики. Секреты мастерства в аналитической работе

1.6. США была нужна Большая Война, и она начата

1.6. США была нужна Большая Война, и она начата

100 лет назад тоже никто бы не поверил, если бы людям сказали, что будет мировая война, что она продлится несколько лет, что погибнет 20 миллионов человек. Сейчас всё аналогично. Пока на Украине спорят, какой язык лучше, отвлекаясь от главного. Даже животные в период большой угрозы (пожара, наводнения), прекращают враждовать! Огромное число людей не понимает, что нас всех вовлекли в патовую ситуацию, результатом которой будут лишь большие жертвы, выгодные врагам славянства (да и чужим расам тоже – на Земле осталось всего-то 8 % белого населения, негры, китайцы потирают руки втихую). Эх, братья-славяне…

Но давайте вернёмся к главному, к Аналитике. То, о чём я открыто и страстно говорю многие годы, в этот трудный период постепенно проникает в общественное сознание и всё больше находит поддержку. Кажется, трудно говорить яснее: стране нужна серьёзная системная аналитика, опирающаяся на государственную поддержку, которая сможет защитить жизненно важные интересы народа и государства. Давно стало очевидно, что система государственного управления нуждается в обновлении, инновациях, оптимизации за счёт позитивных изменений именно на уровне её аналитического обеспечения. В условиях нынешней практически тотальной интеллектуальной деградации эта задача становится приоритетной.

За последние годы в сферу управления пришли десятки тысяч молодых специалистов, мало знакомых с понятиями «Аналитика», «методология», «системный анализ». Их надо учить, а делать это, оказывается, некому. Аналитика остаётся сферой приложения усилий инициативных одиночек. Против этого тезиса – что подготовка кадров для аналитической работы в масштабе страны поставлена крайне слабо, иногда возражают. Приводят примеры, что кое-где она всё-таки ведётся. Например, в Военной академии Минбороны России и в Военном университете Минобороны России на кафедрах военного регионоведения. Направление подготовки в рамках федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС) третьего поколения называется «Анализ зарубежной военной информации» («информационно-аналитическое обеспечение военной деятельности»). Хотя эта специальность очень молодая – в 2014 году состоялся лишь седьмой выпуск лейтенантов аналитиков, но все они нарасхват. «Охотятся» за ними, то есть переманивают, и коммерческие, и государственные структуры.

Таким образом, ещё раз подчёркиваю важность и необходимость обучения основам аналитической работы в вузах, а может быть даже и в средней школе.

Своими книгами я хочу сфокусировать внимание как Важных Людей, так и обычных управленцев на феномене Аналитики. Было потрачено немало сил, чтобы развернуть и теорию, и панорамное описание ситуации с государственной аналитикой, а также со стратегическим планированием в стране именно в пользу прикладного использования разрабатываемой в рамках «Русской аналитической школы» теории.

Понятно, для США Большая война – это выход из кризиса с наименьшими потерями в экономике и финансах при сохранении порядка в обществе и удержании страны от развала. То же самое раньше происходило при смене империи, где никогда не заходит солнце, – в британском Содружестве наций. Поскольку капитал создаётся в реальном секторе экономики, а накапливается и распределяется в финансовом, это ведёт к надуванию финансовых пузырей в виде деривативов. Ограниченный возможностями устаревших технологий накопленный капитал не может быть вложен с прибылью в материальное производство и уходит в финансовый сектор. Капитал же, инвестированный в финансовую сферу, не только не производит материальных благ, но и не приводит к росту платёжеспособного спроса населения. Материальное производство не развивается и терпит убытки. Надёжным средством оживить производство, списать долги и обеспечить оборот финансов «через натуру» как раз выступает война.

Понимание этой логики событий даёт шанс России на успех собственной стратегии. Поскольку театров Большой войны может быть несколько, достойным манёвром будет заход в тыл противника при условии резкой активизации нашей аналитики, разведки, дипломатии. Можно спрогнозировать, что Украиной дело не закончится, в самом ближайшем времени западные участники большой геополитической игры попытаются взорвать обстановку в Центральноазиатском регионе, прежде всего в Казахстане и других государствах – республиках бывшего СССР. Технологии создания новой кризисной точки будут те же: подкуп части элиты, взращивание «пятой колонны» под видом демократической оппозиции и т. д.

Практика показывает: даже в стационарных социально-экономических условиях очень немногие управленцы способны принимать адекватные решения по междисциплинарным проблемам. Причин тому множество, наиболее весомыми из них являются сложившаяся в российских вузах традиция противопоставления гуманитарной и технической ветвей образования, а также снижение числа профессий, требующих от сотрудников низшего и среднего звена управления широты знаний, почти энциклопедической. В результате, человек, так и не осознавший неполноты своих знаний, занимает руководящий пост, обладая позитивным опытом практической (или научной) деятельности исключительно в своей весьма узкой отрасли, что не способствует системному видению проблем управления. Самое печальное то, что стимулом к самообразованию для такого «специалиста» может стать лишь серьёзный промах, как правило, уже венчающий славную карьеру.

Одним из важнейших последствий холодной войны (её окончание провозглашено в 1992 году) стала замена основополагающих принципов, десятилетиями служивших фундаментом системы международной военной и экономической безопасности. Одновременно с распадом СССР исчезла сила, сдерживавшая военную, экономическую и культурную экспансию США. Теперь это место отчасти занимает Китай. Для стран третьего мира и оппозиционных сил в иных государствах потеря оказалась и того большей – был утрачен единственный канал политического воздействия на их основного оппонента, что привело к усилению роли террористических организаций. Кроме того, был утрачен единственный пример мощного государства, построенного на принципиально иной идеологии и провозглашающего иные ценности, в результате чего представления о социальной норме резко изменились: произошло усечение социальных гарантий, снизилась мера ответственности государства перед гражданином, а ведь она-то и определяет для него ценность государственной системы. Иными словами, произошло кардинальное изменение условий выработки решений на всех уровнях бытия, резко выросла стратегическая неопределённость.

В результате остро встал вопрос о пригодности многих, ранее эффективных, стратегий управления. В такой обстановке государство, ставящее перед собой цель обеспечить своим гражданам условия для реализации материальных и духовных запросов, да и любая организация, стремящаяся к достижению своих целей, проводили интенсивную работу по подбору и обучению управленческих кадров, их расстановке с учётом профессионального опыта. Крайне важно, чтобы критерии карьерного роста и принципы осуществления кадровой политики были чётко сформулированы и доступны претендентам на замещение руководящих должностей, а также, чтобы существовали схемы не катастрофичного стимулирования управленцев к самостоятельному освоению смежных отраслей знаний. В деловых кругах эти положения уже воспринимаются как идеология разумной и бесконфликтной кадровой политики, в то время как на уровне государственного управления они по-прежнему воспринимаются как утопия.

Во многих литературных источниках по менеджменту, принятию управленческих решений, практически отсутствуют положения, связанные именно со скоростью принятия решений. Этот важнейший фактор имеет огромную значимость для практики. Проблема времени меня как учёного интересует давно. Сфера общественного сознания, обусловленность её процессов во многом зависят от определённых ритмов, пульсаций исторического времени. Рассматривая природу времени, я понял, что этот фактор имеет огромное значение для системного анализа политических процессов, их прогнозирования. Время многомерно, оно многоярусно и даже может быть отрицательным. Этому посвящена одна из моих ранних публикаций[28]. На поиск путей решения этой проблемы меня подтолкнула информация о том, что американские военные, примерно 10 лет назад, на заседании Объединённого комитета начальников штабов (ОКНШ) утвердили новый концептуальный подход – ускорение принятия управленческих решений у себя и всемерное замедление этой процедуры у противника, намереваясь именно таким способом выигрывать все войны будущего.

Через несколько лет, когда в российских системах управления на уровне Правительства РФ в результате административных реформ система принятия решений начала усложняться и в управленческих контурах и цепочках появились дополнительные элементы (федеральные агентства, службы), у меня закралась мысль – а не по западным ли рецептам это делается? Конечно, я могу ошибаться, но по многочисленным откликам сотрудников органов государственной власти, обучавшихся в период 2003 – 2008 гг. в РАГС при Президенте РФ, данные реформы значительно замедлили скорость принятия управленческих решений на всех уровнях, так как для различных согласований между ведомствами, и даже в одном ведомстве – но между различными его управленческими уровнями – потребовалось значительно больше времени, чем ранее. В результате эффективность госуправления снизилась.

К сожалению, эта практика в управленческой сфере продолжает сохраняться до сих пор. Лишь с неизбывной тоской можно смотреть на волокиту согласования и выработки единой позиции между ведомствами, как канцелярщина и бюрократизм процветают, как суть дела выхолащивается порой в угоду требованиям делопроизводства и штабной культуры. Эти требования, конечно, уместны и должны соблюдаться. Но просто нацеленность их должна быть другая – на ускорение, а не на замедление управленческого процесса.

Оглавление книги


Генерация: 0.315. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз