Книга: UX-стратегия. Чего хотят пользователи и как им это дать

Глава 11. Заключение

Глава 11. Заключение

Итак, вперед по пути мудрости, бодрым шагом и с бодрым доверием! Каков бы ты ни был, служи себе самому источником опыта! Отбрось неудовольствие своим существом, прости себе свое собственное Я. От тебя зависит, чтобы все, что ты переживаешь, – твои искания, ложные пути, ошибки, разочарования, страсти, твоя любовь и твоя надежда – без остатка растворилось в твоей цели.

Фридрих Ницше. Человеческое, слишком человеческое

Некоторым продуктам не суждено увидеть свет, причем чаще всего по причинам совершенно неожиданным и вам неподвластным. Финансовые кризисы, разлад в командах, появление новых технологий, персональная мотивация, испорченные отношения – в игру вступают еще многие переменные, помимо UX-стратегии.

Программист, о котором я рассказывала в главе 1, переключился на модель B2B после наших экспериментов со страницей перехода и попытался вступить в прямые переговоры со страховыми компаниями. Но это было в 2013 году, когда вся система здравоохранения в США перестраивалась в соответствии с новым законом о доступном медицинском обслуживании. Когда я в последний раз говорила с ним, он сказал мне, что, по его оценке, изменение процесса конкуренции клиник в разобщенной отрасли займет годы. Неконтролируемых переменных было так много, что даже идеально спроектированный веб-сайт, UX или бизнес-стратегия этих проблем не решит. Бывший шахматный мастер с заметным русским акцентом полушутливо сказал, что я «убила его бизнес».

Для моих студенток Биты и Эны проект «Airbnb для свадеб» был курсовой работой, и его завершение ознаменовало конец работы над ним. У них были и другие личные и профессиональные мечты. Уверена, что они сейчас потрясают мир, где бы они ни находились. (А если вы захотите развить идею – она ваша.)

Что касается Джареда, я недавно провела день в его доме в каньоне Топанга и поговорила о том, как идут дела с TradeYa. Он потратил четыре года своей жизни и миллион долларов инвестиций на эксперименты, которые должны были объяснить, почему с обменом в Интернете возникает столько сложностей. Поколебать существующую ментальную модель оказалось очень сложно, и даже с 80 000 пользователей TradeYa в среднем проводит всего 10 успешных сделок в день. Компании предстоит пройти еще долгий путь, прежде чем она успешно покорит голубой океан экономики совместного потребления, как Airbnb. Тем не менее Джаред накопил большой опыт в отношении того, как работает механизм обмена в Интернете. Он теперь знает своих ключевых пользователей – к их числу относится малый бизнес, независимые подрядчики и зарождающийся класс креативных предпринимателей.

Я думаю, важно помнить, что в жизни существует множество рисков, как профессиональных, так и личных, и часто их невозможно разделить. Для примера возьмем моего деда по материнской линии, Алекса Циндлера. Он родился в 1907 году в Тарнополе, Польша (сейчас Тернополь, Украина). Его самое раннее воспоминание – воспоминание о погроме, во время которого их дом был разрушен. Во время одного из таких погромов погибли все его братья и сестры[63]. Его отец умер, когда ему было 6 лет. Затем началась Первая мировая война (1914–1918), к концу которой ему исполнилось 11 лет. Название его страны, язык и даже дорожные знаки менялись семь раз, пока германские, австрийские и российские войска проходили туда и обратно, накладывая на город свой отпечаток[64].

В 1923 году, когда Алексу было 16 лет, он со своей матерью Роней бежал из Польши, чтобы избежать дальнейших преследований. В поисках лучшей жизни они добрались поездом до Антверпена (Бельгия) и сели на корабль, отплывающий в город Квебек (Канада). К большому сожалению, на пути в Северную Америку Роня заразилась холерой и умерла. Убитый горем Алекс отчетливо помнил сцену похорон его матери в море.

Алекс прибыл в Квебек сиротой без гроша в кармане, он не знал английского и находился под угрозой депортации в страну, из которой он только что бежал. К счастью, священник на корабле поручился за него, и он смог остаться. Но Алексу пришлось выплатить стоимость проезда на корабле священнику, и он оказался в огромном долгу. Для этого он два года работал подмастерьем портного в Торонто. Вступив в пору юношества, он наслаждался свободой, завел много друзей и занялся боксом (рис. 11.1).


Рис. 11.1. Фотография Алекса Циндлера (справа) и его друга Ирвинга Рота в 1925 году

После нескольких лет тренировок от удара в лицо во время поединка в одном глазу развилась серьезная катаракта. После неудачной операции Алекс ослеп на один глаз, и у него остался всего один глаз, который видел плохо. Многие впали бы в отчаяние или ограничили свою жизнь из-за физического недостатка – но только не Алекс! Он женился, обосновался в Виннипеге (провинция Манитоба) и стал отцом троих детей. Чтобы поддержать семью, он более 25 лет работал гладильщиком в химчистке. В 1957 году в возрасте 50 лет Алекс пережил инфаркт и полностью ослеп. Через два года его жена умерла, и он остался в одиночестве воспитывать младшего сына.

Но мой дедушка Алекс не позволил новым трагедиям завести его в отчаяние и депрессию. Он боролся со своим страхом и пошел на курсы для слепых, чтобы иметь возможность самостоятельно путешествовать на автобусе. Он вступил в лигу боулинга для слепых и пошел на занятия в гимнастическом зале. Он убедил своего сына получить лучшее возможное образование, потому что знания были для него всем.

И все же самую большую свободу Алексу подарила технология. Он был истинным аудиофилом, покупал самое лучшее звуковое оборудование для записи звука и прослушивания своей огромной коллекции записей. Он стал ненасытным потребителем аудиокниг и залпом поглощал новейшие бестселлеры.

В 60-е годы благодаря некоммерческой организации владельцев звукозаписывающего оборудования Voicespondence Club социальная сеть Алекса расширилась. Члены клуба по всему миру использовали катушечные пленки (а позднее кассеты), чтобы обмениваться историями о своей повседневной жизни, мнениями о политике и даже нелегальными музыкальными записями. Клуб был чем-то вроде гибрида Facebook и Napster. При помощи кассет он также общался из Канады с моей семьей в Лос-Анджелесе. Мой дед умер в 1981 году в возрасте 74 лет. Но благодаря записям, которые я слушала ребенком, я никогда не забуду его польский акцент и поднимающие настроение истории.

Для основателя стартапа, директора продукта и даже UX-дизайнера построение цифрового продукта является глубоко личным делом, которое может казаться судьбоносным жизненным событием. Мы вливаем свои сбережения, здоровье и эмоции в предлагаемую ценность, которая, как мы надеемся, изменит жизни пользователей. Но мы как изобретатели должны смириться с тем, что провал может быть неотъемлемой частью пути нашего продукта к успеху, пусть даже с чьей-то точки зрения он кажется непреодолимым барьером. Мы должны быть такими, как мой дед – человек, который не позволял трудностям в своей жизни определить ее исход. Вместо этого он менял ориентиры, старался жить полноценной жизнью и даже нашел для этого подходящие технологические средства.

Уроки

• События не всегда развиваются так, как мы планируем. Мы должны действовать гибко и искать новые возможности двигаться вперед. Примите жизненные трудности; поддерживайте свой разум в активном состоянии.

• Не упускайте возможности нового и неожиданного применения повседневных технологий – они могут улучшить жизни пользователей и помочь в решении реальных проблем.

• В конечном счете мы отвечаем за наши жизни. То, как вы проживете свою жизнь, зависит от вас. НЕ РАСТРАЧИВАЙТЕ ЕЕ ПОПУСТУ.

Оглавление книги


Генерация: 0.096. Запросов К БД/Cache: 5 / 0
поделиться
Вверх Вниз