Книга: Интернет: Заметки научного сотрудника

58. Как закалялась сталь. Действие первое. Начало

58. Как закалялась сталь. Действие первое. Начало

Эта поучительная история произошла несколько лет назад. С ней связаны сообщения по радио, форменная паника в массах, профессиональное расследование, судебные иски и судебные заседания, многочисленные публикации в прессе, письма руководству с обвинениями в причастности судебного научного эксперта к КГБ и пыткам невинных советских людей в 1930-х и 1950-х годах. И опять публикации в прессе, и, наконец, безрезультатное закрытие судебного дела. Вся эта почти детективная история закручивалась вокруг стальной посуды фирмы Цептер. Уточняю: международной компании Цептер. С самого начала должен сделать заявление, что я никаким боком не отношусь и не относился к разработке, производству или продаже посуды Цептер или других кухонных принадлежностей этой фирмы, хотя мне они весьма нравятся – эстетически и функционально.

У моей жены есть целая коллекция посуды Цептер, и она ей очень довольна. Лично у меня есть штопор фирмы Цептер, сталь с голубыми вставками, и я им открываю бутылки почти ежедневно на протяжении уже шести лет, и сносу этому штопору нет. За это время я сломал – в гостях или в поездках по стране – не меньше пяти штопоров китайского производства, которые продаются за доллар или два в любой американской лавке. А коллекция длинных ножей в массивном деревянном блоке, подаренная мне фирмой Цептер после завершения истории, описанной ниже, вызывает восхищение гостей нашего дома. Это я к тому, что неравнодушен к продукции фирмы Цептер, она мне откровенно нравится.

Но мне не нравится, что продавцы посуды Цептер порой выдают откровенную дезинформацию, типа того, что кастрюли Цептер якобы обладают бактерицидными свойствами. Это не так. Это просто удобная, дорогая, красивая посуда. Роллс-ройс на кухне. Кто хочет – платит и имеет вещь. Кто не хочет – не надо.

Я, повторяю, никогда не был дистрибьютором посуды Цептер, и мысли об этом не было, хотя некий корреспондент газеты «Известия», видимо, по ошибке или по другим соображениям, написал, что я – дистрибьютор Цептера, продаю их посуду. На самом деле я просто был научным экспертом продукции фирмы Цептер в федеральном суде в Манхэттене, город Нью-Йорк. Основной вопрос моей экспертизы был: вызывает ли посуда Цептер раковые и прочие серьезные заболевания? Мой ответ был – нет. Если более детально, мой ответ был – это чушь, какую еще поискать надо. Это, конечно, было не настолько напрямую, но суть та же.

Итак, рамки моего повествования определены, перейдем к самому изложению.

Началось с того, что некто И.Е. Сосонкин, пенсионер и житель Бруклина, Нью-Йорк, а в прошлой советской жизни профессор и доктор медицинских наук из Караганды, в ряде выступлений по русскому радио и в газете «Новое русское слово» (НРС) выдвинул серьезные обвинения в адрес компании Цептер. Он сообщил слушателям и читателям, что нержавеющая сталь, из которой делают кухонную посуду фирмы Цептер, вызывает аллергические заболевания, а также рак. Судя по письмам, которые он разослал в различные инстанции, г-н Сосонкин затем резко расширил список болезней, которые, по его словам, вызывает (или может вызывать) посуда из нержавеющей стали – от болезни Альцгеймера до инфаркта миокарда и далее везде. Заявления нешуточные. Поднялась форменная паника. Некоторые владельцы элегантной посуды Цептер, по данным газет, понесли ее сдавать. Как многие помнят, даже в бывшем Советском Союзе подобные заявления в печати вызывали некоторую панику, а уж в США и подавно. Если уж профессорам медицины не верить, то кому тогда?

При рассмотрении публикаций по данной тематике в НРС у неискушенного читателя могло создаться впечатление, что единственный специалист по обсуждаемой теме – это именно И.Е. Сосонкин, по его собственному описанию – доктор, профессор, академик, обладатель звучных американских титулов. Все же остальные, кто пытаются что-то произнести, – дилетанты, которые, ясно, ничего не смыслят в этом деле, более того – сами не понимают, какому риску подвергают свое и чужое здоровье.

Автор этих строк вмешался в ситуацию и опубликовал статью в газете «Медицина и здоровье» (Нью-Йорк) в марте 1999 года. Статья потом была перепечатана в газете «Новое русское слово». А потом был суд, где истцом была Цептер, а ответчиком – Сосонкин. Прошло уже немало лет, но мысли время от времени возвращаются к той истории. И дело даже не в том, что некоего в прошлом профессора медицины занесло. То ли взыграло ретивое, то ли бес в ребро. Но история представляется показательной в том отношении, как амбиции и некритическое отношение к элементам науки в быту привели к напряжениям в определенном сообществе. И еще – что рассмотрение химического состава и свойств нержавеющей стали и ее составляющих может оказаться весьма полезным в том же быту.

Но давайте по порядку. Сначала по сути заявлений И.Е. Сосонкина. Потом о том, что на самом деле известно о действии на человеческий организм никеля и никельсодержащей нержавеющей стали (а именно, стали марки 18/10, из которой делают посуду фирмы Цептер). И в завершение – комментарии более общего характера, ситуационные, так сказать. С точки зрения научного сотрудника.

Автор надеется на понимание читателя, что это – научно-популярное изложение проблемы, которая должна интересовать немалую аудиторию, а именно какие неприятные сюрпризы могут нас подстерегать в повседневной жизни со стороны металлов, из которых мы едим, которыми мы едим, которые мы носим в виде украшений, в виде застежек, в том числе в непосредственной близости к телу, в виде браслетов, монет в кошельке и прочих изделий для каждодневного пользования. А также о том, как легко придумать страшилки по части тех же изделий, неквалифицированно путаясь в научных данных совсем «из другой оперы» или попросту выдавая желаемое за действительное. А почему и зачем «желаемое» – это уже вопрос к психологам и психиатрам, не ко мне.

Для начала приведем все опубликованные в НРС высказывания И.Е. Сосонкина по сути дела. Первые пять цитируются по статье Александра Гранта, последующие девять – по стенограмме беседы с И.Е. Сосонкиным, опубликованной сотрудником газеты В. Сандлером. Итак, начинаем:

(1)…еще в Караганде мы сталкивались с раком легких у шахтеров местного никелевого рудника, мы встречали у них случаи белокровия с повышенным содержанием никеля в крови. Поэтому у меня никель и хром вызывают обоснованно осторожную реакцию.

(2)…появились работы о канцерогенности никеля, и в связи с этим Европа переходит на посуду «никель-фри», без содержания этого металла.

(3) [цитата из приложения к журналу «Здоровье» в пересказе А. Гранта; по его словам, «Сосонкин повторил эти слова в своей радиопередаче»]…Запад охладел к посуде из нержавеющей стали после обнародования проведенных в середине 90-х годов исследований, которые показали: входящий в состав нержавейки никель – сильный аллерген, обладающий к тому же канцерогенными свойствами…В состав стали, из которой [посуда фирмы Цептер] изготовлена, входят хром и никель, причем в том же соотношении, что и у обычной нержавейки. Поэтому к ней нужно относиться с осторожностью.

(4)…у меня есть серьезные научные работы, которые доказывают злокачественность никеля и хрома.

(5)…никель может вызвать рак.

(6)…это [вероятно, никель. – А.К.] сильный аллерген, вызывает астму, язву желудка, экзему.

(7) За последние шесть – восемь лет ученые США, Германии, Франции, Китая, Сингапура, Индии, Испании провели исследования на эту тему [из контекста неясно, на какую именно тему. Похоже, что о металлической посуде вообще. – А.К.]. Американский институт рака не обошел проблему «Металлы и рак» и в 1997 году окончательно высказался, что канцерогенность, онкогенность хрома и никеля не вызывают никаких сомнений. Институт считает канцерогенность шестивалентного хрома и никеля доказанной.

(8) То, что хром и никель канцерогенны, доказывает наука передовых стран Европы и Америки, которые уже перешли на посуду без никеля.

(9) Научные исследования доказывают буквально: какой продукт сколько забирает из этой кастрюли никеля и сколько – хрома. Существует большой риск.

(10) Шестивалентный хром входит как раз в эту марку стали, он агрессивен для слизистых, он канцерогенен.

(11)…есть масса работ ведущих ученых мира, которые считают хром и никель онкогенными, доказывают переход этих элементов из посуды в пищу.

(12) Фирма врет, что эта сталь – медицинская. Нет медицинских сталей! (13)…я против хромо-никелевых сплавов 18/10, которые заложены в основе этой посуды.

(14)…весь мир… переходит на посуду никель-фри, потому что никель – катализатор, он ускоряет все процессы.

У-фф. Первая реакция – поражает амбициозность заявлений при полном отсутствии (или грубом искажении) фактического материала, относящегося совершенно к другому контексту или просто ложному. Неприятна манера грубого передергивания фактов в приложении поведения чистых металлов к нержавеющей стали. Для специалиста чтение этих «положений» вызывает почти физическую боль – как по фактам, так и по манере «подачи» материала.

Самое главное: почти все заявления И.Е. Сосонкина – об ИНДИВИДУАЛЬНОМ никеле и/или хроме. При этом, видимо, подразумевается, что это все автоматически относится и к нержавеющей стали, поскольку никель и хром входят в ее состав. Это – чистой воды передергивание. Не может быть, чтобы И.Е. Сосонкин не знал, что никель и хром, с одной стороны, и сталь – с другой, – совершенно различные вещи. Разница примерно та же, как между «государь» и «милостивый государь». Или, если взять химический пример, как между кислородом и водой, в состав которой кислород действительно входит. Но в воде тонут, а воздухом дышат. Нужно очень постараться, чтобы из воды отщепить молекулярный кислород. Пожалуй, не менее трудно отщепить никель от других компонентов нержавеющей стали, в первую очередь от железа. Из чистого никеля – пожалуйста. Из никельсодержащей стали – нет. Тем нержавеющая сталь и хороша.

Подробнее об этом ниже. А теперь взглянем еще раз на приведенные выше высказывания И.Е. Сосонкина. Действительно, почти все они относятся к никелю или хрому, а не к стали. Опять и опять повторяет И.Е. Сосонкин, что никель канцерогенен. Что он – аллерген. Все так, но сталь-то здесь при чем? При чем здесь посуда фирмы Цептер? Она ведь сделана вовсе не из никеля и не никелированная, то есть не покрыта слоем никеля.

Шестивалентный хром может быть канцерогенен, он может быть агрессивен для слизистых, но опять при чем здесь сталь? «Институт (рака) считает канцерогенность никеля и хрома доказанной», – сообщает И.Е. Сосонкин. Замечательно. В огороде бузина, а в Киеве дядька. Вот если бы были данные по канцерогенности нержавеющей стали, это был бы другой разговор. Но нет таких данных. И разговора соответственно нет.

«Я против хромо-никелевых сплавов 18/10», – заявляет И.Е. Сосонкин. Почему против? И почему против сплавов именно этой конкретной марки? Пояснений нет. Или это потому, что из стали именно этой марки делает свою посуду Цептер (да и многие другие фирмы в США и Европе)? Нет ответа.

В общем, разговор на эту тему можно было бы считать завершенным. Даже неинтересно. Не было оснований для ожидавшейся дискуссии. Автор позвонил было И.Е. Сосонкину (благо номер телефона оказался доступен через Интернет). Представился, сказал, что не буду касаться других вопросов, связанных с Цептером, кроме сугубо профессиональных. Вежливо задал пару научных вопросов по данной теме. И.Е. Сосонкин в дискуссию не вступил, бросил трубку. После этого уровень его компетентности стал в целом ясен. Наверняка Исаак Ехелевич в чем-то специалист. Но определенно не в вопросах канцерогенности и аллергенности нержавеющих сталей.

Но что-то мешает поставить окончательную точку в этом вопросе. Просто заявить, что И.Е. Сосонкин – не специалист по данной теме, и он либо передергивает, либо не понимает – это не есть окончательное решение проблемы. Вопросы-то ведь остаются. На них можно дать ответы. Хотя бы для тех читателей, которые хотят получить информацию из первых рук, а не в виде, преломленном приложением к журналу «Здоровье» в интерпретации (или в пересказе) И.Е. Сосонкина.

«Из первых рук» – значит от специалиста, причем со ссылками на конкретные цифры и факты. Ведь целый ряд вопросов остался здесь пока нераскрытым. Например, действительно ли никель аллергенен? Если не в посуде фирмы Цептер, то как насчет никелевых или никелированных сережек? Или никелированных браслетов? Наручных часов? Далее, а что если никель все-таки выйдет из нержавеющей стали, хоть чуть-чуть? Что тогда? Вредны ли следы никеля или хрома в продуктах питания? И есть ли они там – если не из посуды, то откуда-нибудь еще? И нужно ли этого опасаться? И что говорят об этом профессионалы-диетологи?

Действительно ли надо быть осторожными в отношении посуды из нержавеющей стали, в том числе лучших марок, как 18/10? И вообще, почему никелевая пыль канцерогенная (все-таки И.Е. Сосонкин работал много лет в этой области и факты знать должен)? И только ли никелевая? И действительно ли нержавеющая сталь совсем-совсем не канцерогенна? Неужели же И.Е. Сосонкин настолько безответствен, что позволил себе «загнать» в стресс массу людей? Или что-то в его «страшилках» все же есть? Ведь врач же, хоть и бывший, профессор и все такое? И есть ли все-таки официальный документ в США и/или Европе, действительно ограничивающий применение кухонной (или иной) посуды из никельсодержащих нержавеющих сталей? Ведь говорил же И.Е. Сосонкин, что в Европе переходят на посуду никель-фри. Неужели и здесь «загнул»? Вот ведь и «Здоровье» об этом написало. Так ли это на самом деле?

Вопросов много, и все они совершенно обоснованны. Перейдем к ответам. Ясно, что для подробных ответов пришлось бы писать целый трактат. Или серию статей. Поэтому отвечать придется сжато, по возможности с цифрами и фактами. Иначе нельзя. По пунктам.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.806. Запросов К БД/Cache: 3 / 0
поделиться
Вверх Вниз