Книга: Коллективный разум. Как извлечь максимум из интеллектуального разнообразия, которое вас окружает

Определите свой стиль вопрошания

На способности задавать вопросы зиждется весь прогресс человечества.

Индира Ганди

Всю жизнь меня поражала связь между великими вопросами и открывающимися возможностями. В детстве меня научили, что верный путь заслужить похвалу – знать правильные ответы на вопросы. И я многого добилась в накапливании правильных ответов: в пятнадцать лет меня взяли в колледж, а в восемнадцать я начала обучение в докторантуре. Будучи по образованию клиническим психологом, я прекрасно умела отвечать на вопросы о болезнях и психических отклонениях. Но именно тогда я познакомилась с работами Милтона Эриксона, блестящего психиатра, известного своими новаторскими идеями в клинической гипнотерапии. В итоге у меня созрел вопрос: как люди вновь становятся здоровыми и нормальными? В то время как руководители моей клинической практики учили меня уделять большое внимание истории патологии, диагностике и классификации заболеваний, благодаря доктору Эриксону я узнала, как открыть свой ум, найти место удивлению, не бояться неопределенности и исследовать безграничный спектр возможностей.

Такие вопросы, как «Почему я до сих пор продолжаю этим заниматься?», «А вдруг я ошибся?», «Неужели мне никогда не суждено этому научиться?», могут навсегда и наглухо захлопнуть ваш ум и закрыть доступ к богатствам вашего интеллекта. Такие вопросы разделяют ваш ум надвое: хорошо/плохо, умно/глупо. Искусство вопрошания – постановки вопроса – раскрывает ваш ум и расширяет сознание. Благодаря ему вы начнете по-другому говорить сами с собой. Такие вопросы, как «Что сейчас важно для меня?», «Могу ли я работать эффективно?» или «Развиваю ли я свои способности?», откроют ваш разум и дадут вам возможность осознать, что вы испытываете, как вы влияете на других людей и какова ваша цель. Как отмечает Дэниел Пинк в своей книге «Человеку свойственно продавать», социологи доказали, что задавать такие вопросы самому себе эффективнее, чем бесконечно возвращаться к одним и тем же мыслям, не ставя их под сомнение.

Для того чтобы изменить способ постановки вопросов, вам не нужно специально учиться. Необходимо лишь неподдельное природное любопытство. Когда лауреата Нобелевской премии по физике Исидора Айзека Раби спросили, почему он стал ученым, он ответил: «Моя мать сделала меня ученым, сама того не ведая. Всех детей, когда они приходили из школы, спрашивали: “Что ты узнал сегодня?” Моя же мама говорила: “Сынок, ты сегодня задал учителю хороший вопрос?”» Миллиардер и основатель компании Spanx Сара Блейкли призналась, что своим успехом обязана отцу, который каждый день спрашивал ее, что и почему у нее не получилось. «Я никогда не считала неудачу чем-то плохим. Я училась рискуя», – рассказала она в одном интервью.

Вопрошание не требует сложных инструментов или методов – необходим глубокий сдвиг в вашем мышлении. В контексте рыночного мышления ценятся только те вопросы, на которые мы можем ответить быстро, решительно и уверенно. Нас учили мотивировать себя поиском правильных ответов. Такой подход часто приводит к развитию закрытого ума, решительного и высокомерного. Совместное мышление, в свою очередь, требует от вас способности постоянно подстегивать мыслительный процесс и стремление расти. Важность приобретает сам вопрос, а не правильный или вообще какой-либо ответ. Пребывая в неопределенности, вы укрепляете свои умственные мышцы. Рыночное мышление сфокусировано на получении ответа, а коллективное мышление – на изучении вопроса.

Швейцарский инженер Жорж де Местраль однажды пошел гулять в поле и вдруг заметил, что к его штанине намертво пристала колючка какого-то растения. Вернувшись домой, он задался вопросом: «Чему эта колючка может меня научить?» Так он изобрел застежку-липучку.

Главный тренер бейсбольной команды Oakland Athletics Билли Бин пересмотрел традиционную схему оценки таланта игрока. «Если бы у нас изначально не было готовых схем, какой метод мы сами избрали бы?» – этот вопрос он ставит в своей книге, ставшей бестселлером. Вопрос Бина не только подорвал проверенную временем систему менеджмента в бейсболе, но и стал первым шагом к успеху Oakland Athletics, которого они добились в 2000-х годах, несмотря на скромные по сравнению с другими командами финансовые возможности. Они также стали примером для других: работая по этой же схеме, Boston Red Sox выиграли чемпионат в 2004 году.

Каждая новая идея начинается с главного вопроса. Стратегия вопрошания – это искусство задавать главные вопросы. Обзаведясь таким навыком, мы развиваемся в трех важных направлениях: устанавливаем связь с нашим собственным разумом, выявляем мыслительные расхождения и находим точки соприкосновения, начинаем смотреть на вещи под другим углом, а значит, открываем для себя новые возможности.

Задавать вопросы – задача не из простых, особенно для тех, кто занимает руководящие посты. С раннего возраста нас приучили видеть определенную взаимосвязь между ответами и поощрением. В нашей культуре существует множество игр, в которых победитель тот, кто быстрее отвечает. В детском саду детей за правильные и быстрые ответы награждают медальками, в средней школе – хорошими оценками, в колледже – степенью бакалавра, на работе – повышением. Кажется, конец этому наступает только на пенсии. До этого же момента любые вопросы, оставшиеся без ответов, раздражают нас.

Таким образом, стратегия вопрошания требует прыжка с плота «я знаю» в реку «я не знаю». Да, в этой реке нам неуютно, непривычно, но на самом деле только так мы и можем учиться. Представьте себе, что в разгар споров и разногласий вы спрашиваете себя: «Чему я могу научиться прямо сейчас?» Это совсем не то же, что спросить: «Кто прав, а кто ошибается?» Первый вопрос – подход к ситуации с удивлением: только так может возникнуть нечто новое. Второй вопрос – возврат в ту точку, где вы застряли.

Оглавление книги


Генерация: 0.437. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
поделиться
Вверх Вниз